Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (27), 2008
ЭКОНОМИКА АГРОПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА
Бражник М. В.
докторант кафедры менеджмента и маркетинга Уральской государственной сельскохозяйственной академии (г. Екатеринбург),
кандидат экономических наук


Особенности создания и функционирования органов хозяйственно управления районным звеном АПК
вторая половина 1980-х – начало 1990-х гг.
Настоящая статья посвящена изучению управления районным звеном АПК. Рассмотрен опыт работы применительно к разным регионам страны таких организационных форм как агропромышленные консорциумы, территориальные межотраслевые ассоциации и районные кооперативные агропромышленные союзы
Ключевые слова: консорциум, ассоциация, союз, регион, АПК

Помимо агропромышленных объединений типа АПО «Новомосковское», агропромышленных комбинатов типа АПК «Кубань» и агрофирм типа «Адажи», создаваемых на основе или с участием нескольких предприятий, в т.ч. на уровне административных районов, и получивших во второй половине 1980-х гг. широкое распространение [10, с. 34–35], на районном уровне активно организовывались и успешно функционировали также агроконсорциумы типа АК «Щапово», территориальные межотраслевые ассоциации и районные кооперативные агропромышленные союзы. Изучению предпосылок возникновения, особенностей построения, специфики функционирования, а также опыта работы последних и посвящена настоящая статья. Она логическим образом и завершает серию статей, состоящую из трех статей и посвященную вопросам создания и функционирования органов хозяйственного управления районным звеном АПК в период второй половины 1980-х – начала 1990-х гг.

Агропромышленные консорциумы (агроконсорциумы)
В литературе встречается несколько вариантов толкования термина «агроконсорциум», с той или иной степенью полноты раскрывающих его сущность.
Например, под агроконсорциумом понимают временное добровольное объединение различных предприятий (сельскохозяйственных, перерабатывающих, торговых, банковских, научно-исследовательских) агропромышленного комплекса для решения конкретных задач – реализации крупных целевых программ, в том числе строительных, научно-технических, природоохранных [1, с. 60]. Однако, поскольку агроконсорциумы могут объединять предприятия любых отраслей народного хозяйства, а не только агропромышленного комплекса, постольку данное определение не охватывает всего многообразия возможных предприятий-участников данного формирования. Предлагают считать, что «агроконсорциум… можно определить как кооперацию нескольких предприятий различных отраслей народного хозяйства страны, организаций и банков, полностью сохраняющих свою самостоятельность для совместного осуществления фондоемкой целевой программы или проекта по производству, переработке, хранению и реализации сельскохозяйственной продукции» [3, с. 46]. Более обобщенно: «агроконсорциум представляет собой… форму хозяйственной и финансовой кооперации предприятий и организаций различных отраслей народного хозяйства, направленной на развитие аграрного сектора» [2, с. 31; 7, с. 113].
В организационно-экономическом отношении это одна из форм вертикальной агропромышленной кооперации, позволявшая на хозрасчетной основе перераспределять капитальные вложения и материальные ресурсы в АПК из других сфер народного хозяйства для ускорения и улучшения продовольственного снабжения населения и в первую очередь – трудовых коллективов предприятий-учредителей. Участвовать в их формировании могли любые организации, имеющие свободные средства. При этом происходило фактическое сращивание банковского сектора с агропромышленным производством.
Опыт функционирования агроконсорциумов позволил выделить следующие принципы, на которых базируется организация и эффективная деятельность данных формирований:
• самоокупаемость и самофинансирование совместного производства и реализации готовой продукции;
• выгодность, эффективность партнерских отношений, построенных на хозрасчетном рыночном механизме;
• добровольность вхождения предприятий на основе общности социальных и экономических интересов;
• самостоятельность в хозяйственно-финансовой деятельности и равноправие участников совместного предприятия;
• демократическая система самоуправления в реализации стратегии и тактики всего формирования, использование средств только с коллективного одобрения;
• договорная система регулирования взаимоотношений между партнерами, распределение продукции пропорционально долевому участию в совместном производстве [3, с. 46].
В условиях агроконсорциума предприятия на взаимовыгодной основе выступали в качестве заинтересованных экономических партнеров при отсутствии какого-либо административного соподчинения, что создавало реальные предпосылки для экономических методов хозяйствования, раскрытия потенциала управленческой демократии [2, с. 32].
Вошедшие в агроконсорциум предприятия действовали на основе полной хозяйственной самостоятельности, кооперировались на наилучшем использовании имевшихся свободных ресурсов (не используемых ранее) для развития сельского хозяйства, рассчитываясь с государством с помощью налога (по нормативу) с прибыли, обеспечивая сочетание региональных и отраслевых интересов на экономической основе [2, с. 32; 7, с. 115].
Агроконсорциум выполнял все работы и оказывал услуги на договорных началах. Реализация продукции и услуг производилась по ценам и тарифам, устанавливаемым по договоренности сторон или советом учредителей [2, с. 32; 7, с. 114]. Агроконсорциум являлся юридическим лицом, имел самостоятельный баланс, печать и счет в банке [4, с. 97; 7, с. 114]. Он, используя закрепленные в его оперативном управлении или пользовании имущество, осуществлял производственно-хозяйственную деятельность в соответствии с планом, выполнял возложенные на него обязанности и пользовался правами, связанными с этой деятельностью. Деятельность агроконсорциума строилась на основе соблюдения интересов народного хозяйства, агроконсорциума и входивших в его состав предприятий и организаций. Агроконсорциуму предоставлялось право самостоятельно создавать межотраслевые производства, сельскохозяйственные, заготовительные, торговые, проектные, ремонтные, строительные, транспортные и другие предприятия, организации, научные подразделения, необходимые для нормального его функционирования, а также реорганизовывать и ликвидировать их. Кроме того, предусматривалось право пользоваться наравне с предприятиями и организациями государственного сектора (на договорной основе) результатами работ академических, отраслевых и других научно-исследовательских институтов и центров [7, с. 113–114; 2, с. 31].
Высшим органом управления агроконсорциумом являлся Совет учредителей, в состав которого входили руководители всех участвующих предприятий и организаций [3, с. 47]. В состав Совета было целесообразно избирать высококвалифицированных специалистов, крупных ученых с целью использования интеллектуального потенциала для решения неотложных задач эффективного развития агропромышленного производства [2, с. 33; 7, с. 116]. На Совет учредителей возлагалось утверждение договоров, внесение в них изменений; выборы председателя; формирование рабочих органов (правление, ревизионную комиссию и др.); решение вопросов о приеме в состав агроконсорциума и исключении из него участников; рассмотрение и утверждение сметы расходов на оплату труда органов управления и другие виды затрат; разработка, рассмотрение и утверждение планов, программ и отчетов о деятельности; распределение доходов между участниками (предприятиями-учредителями); определение нормативов отчислений в фонды агроконсорциума; решение вопросов о покрытии полученных убытков и прекращение деятельности агроконсорциума [3, с. 47; 2, с. 33; 7, с. 116–117]. Как показала практика, председателем Совета избирался руководитель ведущего предприятия-участника агроконсорциума [3, с. 47; 7, с. 116; 2, с. 33]. На председателя Совета возлагалась координация и направление деятельности рабочего аппарата агроконсорциума, принятие решений по вопросам, не отнесенным к исключительной компетенции Совета, представление агроконсорциума в отношениях с государственными органами, предприятиями, организациями и учреждениями [2, с. 33; 3, с. 47; 7, с. 116]
Текущей оперативной деятельностью в составе органов управления агроконсорциума занимался обособленный аппарат, численность и структура которого утверждалась Советом [2, с. 33; 7, с. 116].
На агроконсорциум возлагалось несение полной ответственности по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, включая основные средства. Государство и предприятия-учредители не несли ответственности по обязательствам агроконсорциума, агроконсорциум не нес ответственности по обязательствам предприятий-учредителей [3, с. 47; 7, с. 114].
Формирование основных и оборотных средств (уставного фонда) агроконсорциума осуществлялось путем прямого вложения денежных средств или безвозмездной передачи материалов, оборудования, сырья, оказания услуг (например, по строительству совместно сооружаемых объектов) с последующим зачетом их стоимости в долевом взносе на создание совместного предприятия [3, с. 46; 4, с. 97]. Имущество агроконсорциума формировалось за счет произведенной им продукции, доходов, полученных от ее реализации, выпуска акций и иной деятельности, кредитов банков [2, с. 33]. При финансировании конкретных проектов могли использоваться и личные сбережения с последующей выплатой процентов [7, с. 120].
Доходы агроконсорциума формировались за счет выручки от реализации продукции (работ, услуг). Из полученной выручки возмещались материальные затраты, выплачивались налоги, производились расчеты с банком; оставшийся валовой доход распределялся Советом учредителей [2, с. 33; 7, с. 116]. При этом определенная доля полученных доходов, после расчетов с бюджетом и банком, могла направляться на формирование неделимых фондов консорциума (оплаты труда и премирования; социального развития; развития производства, науки и техники; страхования), порядок использования которых определялся Советом, а оставшаяся часть – распределяться среди участников пропорционально вложенным ими средствам [7, с. 120–121; 4, с. 98]. Причем, получаемые каждым участником кооперации доходы от эксплуатации совместных предприятий направлялись в фонды экономического стимулирования трудовых коллективов и использовались по их усмотрению [3, с. 47; 7, с. 120–121; 2, с. 36]. При этом прибыль предприятия-участника агроконсорциума, полученная от совместной деятельности, не подлежала дополнительному налогообложению.
Распределение доходов происходило пропорционально паю, то есть исключительно в соответствии со взносом средств, что могло привести к занижению в будущих доходах консорциума доли сельскохозяйственных предприятий и завышенному участию в прибыли других его участников, прежде всего – банковских структур [4, с. 98].
Агроконсорциумы могли создаваться и для реализации крупных государственных и региональных целевых программ силами группы предприятий любой формы собственности. После выполнения поставленных задач консорциум прекращал свою деятельность или мог преобразовываться в другой вид объединения [3, с. 49].

Территориальные межхозяйственные ассоциации
Условия для образования агропромышленных объединений и комбинатов, имевших в отличие от РАПО вид хозяйственного, а не государственного органа управления, имелись не во всех районах, что было обусловлено, в первую очередь, различной подчиненностью предприятий и организаций АПК [7, с. 63–64; 8, с. 10]. В данной ситуации с целью укрепления взаимодействия сельскохозяйственных и связанных с ними предприятий и организаций, обеспечения максимальной интеграции и кооперирования, целесообразным явилось повышение роли и ответственности территориальных органов хозяйствования на основе создания территориальных межхозяйственных ассоциаций (ТМА) [8, с. 10].
ТМА представляла собой территориальный межхозяйственный комплекс, имевший право (при необходимости) создавать совместные предприятия с заинтересованными предприятиями и организациями, независимо от их ведомственной принадлежности [7, с. 65]. Ассоциация являлась юридическим лицом и осуществляла свою деятельность на принципах полного хозяйственного расчета и самофинансирования [7, с. 65].
Вхождение предприятий и организаций в ТМА происходило на основе добровольного согласия трудовых коллективов предприятий и организаций сельского хозяйства и связанных с ним предприятий и организаций других отраслей [7, с. 65]. Входившие в состав ассоциации предприятия и организации сохраняли хозяйственную самостоятельность и права юридического лица [7, с. 65]. По отношению к предприятиям и организациям, пользовавшимся правами юридического лица, ассоциация осуществляла функции вышестоящего органа хозяйственного управления [7, с. 65–66].
В условиях ТМА ведущая роль принадлежала сельскохозяйственным и другим предприятиям района, которые должны были сами решать вопросы интеграции агропромышленного производства [8, с. 11; 7, с. 78]. Она могла вести одновременно несколько видов деятельности (производственную, аграрно-промышленную, промышленно-торговую, промышленно-посредническую и др.).
ТМА могла создавать в установленном порядке предприятия и организации как на самостоятельном балансе и с правом юридического лица, так и без права юридического лица.
В ассоциации могли создаваться кооперативы по производству, переработке и реализации сельскохозяйственных продуктов, выпуску товаров народного потребления, расширению сферы обслуживания, улучшению условий труда, жизни и отдыха населения и другим видам деятельности. Создание обслуживающих и других кооперативов (по инициативе сельскохозяйственных предприятий), работавших на демократической, хозрасчетной, взаимовыгодной договорной основе, было ориентировано на избавление хозяйственной системы от административно-командных методов руководства, на более широкое применение экономических методов управления, новых форм производственных отношений [8, с. 11; 7, с. 78].
Отношения между предприятиями и организациями, входившими в состав ТМА, так же как и между ТМА и предприятиями и организациями, не входившими в ТМА, строились на основе хозяйственных договоров [7, с. 66].
Главными задачами ТМА являлись удовлетворение потребностей народного хозяйства и района в продуктах сельского хозяйства (работах, услугах) с высокими потребительскими свойствами и качеством при минимальных затратах, увеличение вклада в ускорение социально-экономического развития региона и повышение роста благосостояния трудовых коллективов предприятий и организаций, входящих в ТМА [7, с. 66].
Управление в ассоциации строилось на демократических и коллегиальных началах. Высшим органом управления ТМА являлся Совет представителей (руководителей предприятий или организаций, представителей советов трудовых коллективов) трудовых коллективов предприятий и организаций, входивших в ее состав [7, с. 67; 8, с. 15]. Совет ТМА созывался, как правило, не реже одного раза в квартал. Его заседания признавались правомочными при участии не менее 2/3 его состава. Решения Совета принимались большинством голосов, путем открытого или тайного голосования в условиях широкого обсуждения и с учетом интересов всех предприятий, организаций и подразделений ТМА [7, с. 67].
Для руководства повседневной деятельностью ассоциации Совет представителей трудовых коллективов мог избирать правление, заседания которого проводились по мере необходимости [7, с. 67]. Председатель Совета избирался советом представителей трудовых коллективов открытым или тайным голосованием [7, с. 68].
ТМА возглавлял начальник – первый заместитель председателя исполнительного комитета районного Совета народных депутатов, избираемый на должность и освобождаемый от должности сессией районного Совета народных депутатов [7, с. 69; 8, с. 15]. На начальника ассоциации возлагалась организация работы аппарата управления ассоциации и непосредственно подчиненных ТМА предприятий, организаций и подразделений без права юридического лица, несение полной ответственности за их деятельность; представление интересов ассоциации на всех уровнях, распоряжение имуществом управления ТМА, заключение договоров, выдача доверенностей, открытие в банках расчетных и других счетов [8, с. 15; 7, с. 69]. В целом обязанности, возлагаемые на начальника ТМА, были аналогичными обязанностям председателя РАПО [5; 6; 11] и директора агропромышленного комбината [12, с. 84–85].
Аппарат управления ТМА, содержавшийся за счет хозрасчетного дохода ассоциации, одновременно являлся аппаратом хозяйственного управления территориальным межхозяйственным комплексом и подразделением исполкома районного Совета народных депутатов по руководству подведомственной территориальной и производственной инфраструктурой [7, с. 65]. Руководство ТМА являлось структурой, подотчетной совету представителей трудовых коллективов. Периодичность отчета управления ассоциации устанавливалась советом, но не реже двух раз в год [7, с. 69; 8, с. 15].
В условиях ТМА взаимоотношения специалистов аппарата с хозяйствами строились на хозрасчетной договорной или кооперативной основе. Численность рабочего аппарата определялась советом ассоциации с учетом заказов хозяйств на выполнение тех или иных работ, на внедрение достижений науки и передового опыта, на оказание других видов услуг. При этом представлялось целесообразным введение в состав аппарата технологических служб не только высококвалифицированных специалистов-практиков, но и ученых. Хозрасчетные отношения специалистов ассоциации с предприятиями и организациями создавали предпосылки для повышения личной заинтересованности специалистов аппарата в хорошей работе конкретного производства [8, с. 13].
В случае включения в состав ТМА подразделения плановых, финансовых, статистических служб, упразднялось двойное планирование, финансирование, учет и отчетность, приводившие к параллелизму в работе и увеличению числа управленческого персонала [8, с. 13–14].
Исполнительным комитетом Совета народных депутатов осуществлялось доведение до ТМА контрольных цифр, государственных заказов, долговременных экономических нормативов и лимитов [7, с. 69]. Советом представителей трудовых коллективов осуществлялось рассмотрение и утверждение указанных показателей дифференцированно для каждого самостоятельного предприятия и организации, входивших в состав ТМА [7, с. 69–70].
Предприятия и организации, входившие в состав ТМА, самостоятельно разрабатывали пятилетние и годовые планы экономического и социального развития. На их основе и с учетом использования централизованных фондов экономического стимулирования по направлениям деятельности формировался сводный план развития ТМА [7, с. 70]. Расчеты с местным бюджетом по платежам из прибыли осуществлялись в децентрализованном порядке по долгосрочным стабильным нормативам раздельно предприятиями и организациями ТМА, находившимися на самостоятельном балансе. При этом норматив отчислений в местный бюджет от управления ТМА определялся с учетом выполняемой аппаратом управления части функций исполнительного комитета [7, с. 70].
Имущество ТМА состояло из основных и оборотных средств, фондов, резервов и другого имущества, закрепленного за управлением ассоциации. Имущество, закрепленное за самостоятельными предприятиями ассоциации, отражалось на балансах соответствующих предприятий, закрепленное за ТМА, на самостоятельном балансе управления [7, с. 73].
ТМА для решения стоящих перед ней задач производственного, научно-технического и социального характера, в порядке, установленном для вышестоящих органов управления, могла образовывать и использовать следующие централизованные фонды экономического стимулирования и финансовый резерв:
• фонд производственного и социального развития;
• фонд материального поощрения (или единый фонд оплаты труда);
• финансовый резерв [7, с. 73–74].
Отчисления для образования централизованных фондов и финансового резерва производились всеми планово-прибыльными предприятиями, организациями и подразделениями, входившими в состав ТМА [7, с. 74]. Средства централизованных фондов расходовались по смете, утверждаемой советом представителей трудовых коллективов по согласованию с соответствующим советом профсоюзов [7, с. 74]. Неиспользованные суммы централизованных фондов и резерва изъятию не подлежали и переходили на следующий год [7, с. 74]. В ТМА в установленном порядке мог создаваться централизованный валютный фонд [7, с. 74].
Основные функции региональной ассоциации сводились к следующему:
• координация деятельности всех предприятий и организаций, составляющих районный АПК;
• регулирование экономических взаимоотношений, организация научного обеспечения колхозов, совхозов и других предприятий на хоздоговорной основе, организация транспортного, ремонтно-технического обеспечения, строительства, переработки продукции, снабжения материально-техническими ресурсами и сбыта готовой продукции;
• обеспечение эффективной деятельности государственных контрольных служб (ветеринарной, землеустроительной, госсельтехнадзора, контроля за качеством и охраны окружающей среды) в регионе [7, с. 75; 8, с. 15].

Районный кооперативный агропромышленный союз
Создание рассмотренных ранее форм организации агропромышленного производства и управления на районном уровне было ориентировано на кооперацию и интеграцию предприятий и организаций района, а не первичных коллективов данных предприятий и организаций; кроме того, процесс специализации агропромышленного производства также ограничивался предприятиями и организациями [9, с. 41]. Такой подход, по мнению некоторых ученых, не способствовал «вовлечению в производство непосредственного производителя…». Вместе с тем, как показывает опыт, в процессе специализации агропромышленного производства эффективность общественного разделения труда в большей степени проявляется именно в первичных коллективах, специализирующихся на производстве определенной продукции. Достигая основного эффекта от специализации, данные подразделения могли добиваться кратного увеличения производства продукции и производительности труда. Такой подход потребовал ориентации управления всего хозяйственного механизма на первичный коллектив, где производилась продукция и создавался прибавочный продукт; на предоставление первичным коллективам права вступать в договорные отношения с заготовительным, перерабатывающим предприятием и обслуживающими службами района [9, с. 42].
Данный аргумент говорил в пользу того, что хозяйство (сельскохозяйственное предприятие) должно быть союзом первичных кооперативов, взаимодействующих на договорной основе, которым кооперативная форма собственности предоставляет большую самостоятельность. На уровне района это мог быть союз кооперативных хозяйств, предприятий [9, с. 42].
Организация кооперативных хозяйств должна была осуществляться путем разукрупнения колхоза или совхоза, существовавшего в рамках наиболее развитого населенного пункта, с дальнейшим кооперированием первичных коллективов и отдельных работников [9, с. 32]. В таком районном кооперативном союзе первичный кооператив (к примеру, по производству молока) мог лучше реализовывать свои права и обязанности при заключении договора не только с кооперативным предприятием (к примеру, с кооперативным предприятием по ремонтно-техническому обслуживанию), но и с первичным кооперативом по обслуживанию животноводческого оборудования этого же кооперативного ремонтно-технического предприятия [9, с. 42]. В результате обслуживающие производство коллективы транспортного, инженерного, снабженческо-сбытового, социального, научно-технического сервиса должны были работать по заявкам-договорам с первичными производственными кооперативами. Оплата труда работников обслуживающих кооперативов должна была осуществляться преимущественно за счет средств заказчиков и в меньшей мере – за счет общественных накоплений [9, с. 32]. Материальное обеспечение обслуживающих кооперативов хозяйства, включая и управление, должно было полностью зависеть от итогов работы производственных кооперативов, а оплата труда работников агросервиса должна была быть пропорциональна заработку членов первичных производственных кооперативов [9, с. 33]. На таких принципах в качестве эксперимента было образовано районное кооперативное агропромышленное объединение «Карымское» Карымского района Читинской области.
В районном кооперативном агропромышленном союзе (РКАС) государственная собственность распространялась на землю, водные и лесные ресурсы, а кооперативная – на основные и оборотные средства. Технику, оборудования, здания первичные кооперативы покупали. При недостатке средств первичные кооперативы могли получить с согласия совета кооперативного хозяйства или предприятия необходимый кредит в кооперативном банке [9, с. 44].
РКАС самостоятельно определял направления своей деятельности, объем и структуру производства и реализации продукции. Основная часть хозрасчетного дохода после уплаты налогов распределялась первичными кооперативами самостоятельно [9, с. 44–45]. Взаиморасчеты между кооперативными хозяйствами, предприятиями, первичными кооперативами строились на принципах товарно-денежных отношений (эквивалентности обмена, материальной ответственности и так далее) через внутрихозяйственные реализационные цены. Составной частью таких цен для взаиморасчетов между первичными кооперативами являлся условный прибавочный продукт [9, с. 45].
Заработная плата всех работников РКАС, от рабочего до председателя, определялась по остаточному принципу от хозрасчетного дохода. В течение года все руководители, специалисты, рабочие и колхозники получали аванс, а в конце года делался перерасчет в зависимости от полученного хозрасчетного дохода [9, с. 45]. Весь управленческий персонал нанимался первичными кооперативами, а оплата его труда зависела от хозрасчетного дохода первичных кооперативов. Кооператив оперативного управления (или кооператив оперативного обслуживания) включал 10 – 12 человек. Техническое обслуживание осуществлял кооператив научно-технического обеспечения в количестве 8–10 человек [9, с. 45].
Кооперативные хозяйства, предприятия, входившие в союз, сохраняли хозяйственную самостоятельность и права юридического лица. Основой регулирования их взаимоотношений служил хозяйственный договор, добровольно заключаемый каждой из сторон. В своей деятельности кооперативные хозяйства, предприятия и первичные кооперативы руководствовались утвержденными для них положениями и другими нормативными актами [9, с. 45].
Для реализации продукции совет хозяйства содержал специальную группу или создавал кооператив по реализации продукции. Деньги от продажи продукции направлялись через финансово-расчетный кооператив (ФРК) на лицевые счета первичных кооперативов [9, с. 28]. Доход хозяйства образовывался из перечислений первичных кооперативов за используемые ресурсы (основные средства, трудовые ресурсы), отчислений на развитие производства и других поступлений, установленных общим собранием или советом кооперативного хозяйства [9, с. 33].
Доход кооперативного хозяйства распределялся следующим образом:
• плата за производственные фонды, трудовые и природные ресурсы и другие отчисления в государственный и местный бюджет;
• уплата кредита и процентов за кредит;
• отчисления на содержание вышестоящей организации.
Из оставшегося в распоряжении хозяйства хозрасчетного дохода образовывались:
• фонд оплаты услуг специалистов кооператива оперативного обслуживания, кооператива научно-технического обслуживания, финансово-расчетного кооператива;
• фонд развития производства и резервы;
• фонд социального развития;
• фонд заработной платы [9, с. 33–34].
При временных финансовых затруднениях хозяйство могло взять кредит в банке. При недостатке средств у первичных кооперативов хозяйство могло выдать им кредит на определенный срок [9, с. 34].
Для регулирования экономических отношений между кооперативами в хозяйстве создавался финансово-расчетный кооператив (ФРК), работавший на принципах хозяйственного расчета [9, с. 34], в порядке, аналогичном финансово-расчетному центру агропромышленных объединений и агропромышленных комбинатов.
Хозрасчетный доход первичных кооперативов равнялся выручке от реализации произведенной продукции (государству, другим первичным трудовым кооперативам или иным потребителям) за вычетом затрат на производство продукции, включавших плату за предоставленные кооперативам ресурсы (труд, земля, фонды), материальные затраты, плату за научно-техническое обеспечение [9, с. 35].
Первичный кооператив через ФРК мог выполнять любые финансовые операции, не запрещенные законодательством (продажа или покупка средств производства, продажа продукции, предоставление или получение кредита). Все финансовые операции, включая услуги сторонних организаций, оплачивались по безналичному расчету [9, с. 36]. Он имел лицевой счет в ФРК хозяйства и самостоятельный баланс. Все финансовые операции заносились на лицевой счет первичного кооператива. Деньги с лицевого счета первичного кооператива можно было снять только по чеку, подписанному председателем первичного кооператива [9, с. 36].
Высшим органом кооперативного хозяйства являлось общее собрание (или конференция делегатов) всех первичных кооперативов, которое тайным голосованием избирало совет кооператива, кооператив оперативного обслуживания и председателя [9, с. 37].
Кооператив оперативного обслуживания хозяйства являлся исполнительно-распорядительным органом, руководившим всей организационной и производственно-финансовой деятельностью, отчитывающимся перед советом кооператива, а его функции определялись общим собранием [9, с. 37].


Литература
1. Агроконсорциум: Краткий словарь по управлению // АПК: экономика и управление. – 1991. – № 1. – С. 60.
2. Бойнович М., Посунько Н. Агроконсорциум – новая хозяйственная модель // АПК: экономика и управление. – 1989. – № 7. – С. 30 – 38.
3. Горемыкин В. Агроконсорциум – форма агропромышленной интеграции // АПК׃ экономика и управление. – 1991. – № 1. – С. 46 – 49.
4. Кононов И. Консорциум «Крюковский» // АПК: экономика и управление. – 1990. – № 1. – С. 97–99.
5. Об утверждении Типового положения о районном агропромышленном объединении. Постановление Совета Министров СССР от 25 ноября 1982. – № 1015 // Собрание постановлений Правительства СССР (Отдел первый). – 1983. – № 1. – Ст. 1.
6. Об утверждении Типового положения о районном агропромышленном объединении: Постановление Совета Министров СССР от 18 марта 1986 г. № 337 // Собрание постановлений Правительства СССР (Отдел первый). – 1986. – № 16. – Ст. 89 // Экономическая газета. – 1986. – № 27 (июль). – С. 9–10.
7. Посунько Н.С. Управление агропромышленным производством. – М.: Росагропромиздат, 1989. – 191 с.
8. Посунько Н.С. Управление агропромышленным производством в новых условиях хозяйствования // Организация труда и управления в системе АПК в новых условиях хозяйствования: Сб. науч. тр. – М.: Изд-во МСХА, 1990. – С. 10–16.
9. Стадник А.Т. АПК: экономические интересы. – Новосибирск: Новосибирское книжное издательство, 1989. – 96 с.
10. Стародубцев В.А., Письменная Д.Н., Смышляев В.С. Агропромышленные объединения. – М.: Знание. – 1990. – 64 с. – (Новое в жизни, науке, технике. Сер. «Сельское хозяйство»; № 12).
11. Типовое положение о районном агропромышленном объединении (По просьбе читателей) // Экономическая газета. – 1986. – № 27 (июль). – С. 9–10.
12. Типовое положение об агропромышленном комбинате. Утв. Госагропромом СССР по согласованию с Госпланом СССР, Минфином СССР, Госкомтрудом СССР, Минюстом СССР, Госбанком СССР // Экономика сельского хозяйства. – 1987. – № 5. – С. 82 – 95.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия