Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (27), 2008
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Червонная И. И.
заместитель начальника Управления аппарата администрации Архангельской области,
начальник отдела по административной реформе


Формирование регионального трудового потенциала (на примере Архангельской области)
Статья посвящена формированию трудового потенциала Архангельской области в период перехода от индустриального общества планово-распределительной экономики к информационному обществу рыночной экономики. Исследуется процесс формирования количественной и качественной составляющих трудового потенциала Архангельской области. Особое внимание уделяется факторам, влияющим на воспроизводство трудового потенциала региона, возникшим при переходе к рыночной экономике. Проанализированы проблемы формирования трудового потенциала и предложены пути их решения
Ключевые слова: трудовой потенциал, трудовые ресурсы, индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП), профессионально-квалификационная структура персонала, рынок труда, региональная политика, структура занятости

Успешное развитие государства, региона не может быть осуществлено без наращивания человеческого потенциала. Мировой опыт показывает, что сам человек играет все более значимую роль в социально-экономическом развитии общества. В последние годы наблюдается повышенный интерес к проблемам повышения качества и эффективности использования человеческого потенциала и в научной среде, и в авторитетных всемирных организациях (Всемирный банк, ООН, ЮНЕСКО и др.). По данным Всемирного банка развития на долю средств производства и капитала приходилось в мировом валовом продукте приходилось 1/5 (21%), природных ресурсов – менее 1/7 (15%), на долю человеческих ресурсов – 2/3 (64%) (сто лет назад данное соотношение было прямо противоположным)[6].
Как показывает мировой опыт, наибольший эффект в темпах экономического роста наблюдается в тех странах, где многие годы реализуется политика, направленная на сбережение, целевое формирование и активное использование человеческого потенциала. И России, стремящейся быть в ряду динамично развивающихся и благополучных государств, необходимо иметь население, способное успешно решать экономические, социальные, технологические, управленческие и другие задачи.
Трудовой потенциал, являясь частью человеческого, характеризуется такими аспектами, как: психофизиологические возможности участия в общественно полезной деятельности, возможности нормальных социальных контактов, творческие способности, наличие знаний и навыков, необходимых для выполнения определенных обязанностей и видов работ, предложение на рынке труда. Приведенным аспектам соответствуют следующие составляющие трудового потенциала: здоровье, творческий потенциал, активность, образование, ресурсы рабочего времени и др. [1].
Формирование трудового потенциала как на уровне страны, так и на уровне региона происходит под воздействием целого ряда факторов, влияющих на количество и качество трудового потенциала: демографических, профессионально-квалификационных и социально-экономических.
Российский Север, как в дореволюционные, так и в советские годы, интенсивно заселялся. В районах Европейского Севера сформировалось сравнительно постоянное население. В советский период отличительной чертой демографической динамики на Европейском Севере были ускоренные темпы прироста населения, которые определялись, главным образом, миграционными процессами.
Сокращение численности населения в Архангельской области наблюдалось только в годы Великой Отечественной войны. В первые послевоенные годы численность населения ряда регионов (Республика Коми, Мурманская область) быстро возрастала за счет притока мигрантов, тогда как Архангельская область справлялась с демографическими потерями значительно хуже. По данным Госкомстата СССР численность населения области в 1950 г. составила 88% к уровню 1939 г. (для РСФСР – 94%). В период 1951–1990 гг. прирост населения составил около 55%.
С 1991 г. началось сокращение населения области. За 1991–2006 гг. численность населения Архангельской области сократилась на 19% и к началу 2007 г. составила 1280, 2 тыс. чел. Наибольшую долю в общем сокращении населения составила естественная убыль населения (60%), в то время как миграционная убыль – 40% .
В Архангельской области, как и в России в целом, 1992 г. – год депопуляции, связанной с интенсивным ростом смертности и снижением рождаемости. Суммарный показатель рождаемости (число рождений на 1 женщину на протяжении репродуктивного периода) остается в области весьма низким – составляет 1, 36, что намного ниже простого уровня воспроизводства населения – 2,14.
Серьезной проблемой и главной причиной депопуляции в области остается высокий уровень смертности. На высокий уровень смертности оказывает влияние процесс старения населения. Доля лиц пенсионного возраста в общей численности населения области постоянно увеличивается. Если в 1990 г. она составляла 15, 6%, то в 2006 г. – 18,6%. Доля детей, напротив, уменьшается: в 1990 г.– 26, 6%, в 2006 г. – 16, 7%.
Вызывает тревогу высокая смертность людей трудоспособного возраста. Смертность в этой группе в 2003 г. составила 38, 2% от числа всех умерших. В структуре смертности населения трудоспособного возраста первое место занимают умершие от несчастных случаев, отравлений и травм – 36,4%. В числе первых мест в структуре смертности от несчастных случаев, отравлений и травм – случайные отравления алкоголем: они составляют 20, 2% и самоубийства – 17, 8%. Доля умерших от болезней системы кровообращения – 34, 4%. Подавляющую часть (80,0%) умерших в трудоспособном возрасте составляют мужчины. Уровень мужской смертности почти в четыре раза выше уровня женской.
На сокращение трудовых ресурсов Архангельской области большое влияние оказывают миграционные процессы. Основными их характеристиками в последние годы в области является сокращение миграционного оборота и отрицательное сальдо миграции. В 70-х годах и в первой половине 80-х XX в. миграционный оборот составлял 13–15% от численности населения области, в 2002 г. – 5, 3%. В последнее время ежегодно из области их области выбывает порядка 5,5 тыс. чел. Гораздо интенсивнее область теряет население моложе трудоспособного и трудоспособного возрастов (80%), чем лиц пенсионных возрастов (10%), что влияет на старение населения, разрушая трудовой потенциал населения области.
Численность трудовых ресурсов в области с 1980 г. снизилась в целом с 900,5 тыс. чел. до 803,1 тыс. чел. в 2005 г., т. е. почти на 100 тыс. чел. (12%).
Благодаря рынку труда трудовые ресурсы участвуют в производстве и превращаются из потенциального ресурса в ресурс реальный. Известно, что эффективность использования трудовых ресурсов характеризуется занятостью населения, а уровень индустриального развития, тип хозяйственного механизма и способность к инновационному обновлению производства – профессионально-квалификационной структурой рабочей силы.
В результате форсированной военной индустриализации Россия с хозяйственным механизмом прямого продуктообмена в XX столетии быстро создала потенциал для индустриальной стадии развития [5]. Это хорошо видно на примере Архангельской области, где с 1930 г. по 1980 г. была сформирована новая профессионально-квалификационная структура. Из 900,5 тысяч потенциальных работников 800 тысяч (84%) было занято в экономике области. Из них 560 тыс. чел. были заняты физическим трудом (120 тыс. – машиностроители, 60 тыс. – транспортники, 50 тыс. – рабочие лесопромышленного комплекса, 40 тыс. – строители и др.). В среднем у рабочих уровень образования у рабочих был 9 классов. Умственным трудом были заняты 240 тысяч. В их числе 110 тыс. чел. – руководители, инженерно-технические работники, 72% которых имели высшее инженерное образование; 24 тыс. чел. – врачи, 35 тыс. чел. – преподаватели, учителя [2].
Среди занятых в сельском хозяйстве области наибольшую часть составляли рабочие массовых профессий (трактористы, трактористы-машинисты, комбайнеры – 78, 5%). Руководящие работники и руководители среднего звена составляли 5,7% и 5, 6% соответственно, а специалисты сельского хозяйства – 15,7%.
Как видно на примере Архангельской области, в период индустриализации была создана новая профессионально-квалификационная структура, и это был культурный прорыв, который кардинально отличал нас от развивающихся стран.
Переход к новому хозяйственному механизму показал полную непригодность как технологий индустриальной эпохи, так и соответствующей им старой профессионально-квалификационной структуры персонала. В 2002 г. из 890 потенциальных работников было занято во всех сферах 618 человек (70%). Профессионально-квалификационная структура имеющих высшее образование также кардинально изменилась: если раньше на 1 инженера мы имели 2 специалиста по технической специальности, то сейчас 7 и с принципиально новыми квалификациями: менеджер, юрист, экономист, банкир и т. д.
В исследуемом периоде существенные изменения произошли в распределении занятых по отраслям народного хозяйства и видам экономической деятельности. Изменилось соотношение занятых в производственных и непроизводственных сферах. Существенно сократилось количество занятых в промышленности (на 26 %), сельском хозяйстве (на 38 %), строительстве (на 45 %), транспорте и связи (на 18 %), что вызвано кризисным спадом производства. В период индустриализации промышленность в Архангельской области занимала ведущее место и имела ярко выраженную специализацию в виде лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной отраслей. До индустриализации Архангельская губерния имела 26 лесозаводов, на которых работало около 6 тыс. рабочих и около 4 тыс. административных работников [3]. Пик развития лесной промышленности наблюдался в период с 1955 г. по 1985 г. В период вхождения в рынок объемы данной отрасли упали и достигли уровня 1948 г. В то же время увеличилась доля работающих в торговле и общественном питании (на 29 %), здравоохранении (на 8 %), органах управлении (на 85 %).
Проводимый курс экономических реформ, направленный на разгосударствление экономики, вызвал трансформацию структуры занятости населения по секторам экономики. Если в 1994 г. в организациях государственной и муниципальной формы собственности работало 54, 9% занятого населения, то в 2005 г. – 49, 4%. Одновременно доля занятых в частном секторе возросла с 19, 5% до 41, 1%.
Противоречия между формированием и использованием трудового потенциала проявляются на рынке труда в показателях безработицы. За период с 1992 г. по 2005 г. уровень безработицы, исчисляемый по методике МОТ, вырос с 4, 9 до 8, 0%. За 2000–2006 гг. в органы службы занятости области обращалось в поиске работы ежегодно в среднем около 48 тыс. чел., более 30 тысяч из них были признаны безработными. Трудоустраивалось ежегодно около 33 тыс. чел. Уровень регистрируемой безработицы в среднем равнялся 2,3%. Коэффициент напряженности (численность зарегистрированных безработных в расчете на одну вакансию) в 2006 г. составил 2, 8 [7].
Каждый второй зарегистрированный безработный – сельский житель. Доля женщин от общей численности зарегистрированных безработных составляет около 64%. Около 47% зарегистрированных безработных имеют низкий образовательный уровень (среднее общее и неполное среднее образование). А рыночная экономика предъявляет повышенные требования к качеству рабочей силы, ее образовательному, профессиональному и квалифицированному уровню (более 50% занятых в экономике региона имеют высшее и среднее образование).
В последние годы обострилась проблема несоответствия имеющейся профессионально-квалификационной структуры необходимой структуре, а также дисбаланс между спросом и предложением рабочей силы на рынке труда. Отмечается недостаточный спрос на рабочую силу при одновременном ее дефиците на локальных рынках труда по причине несоответствия качества профессионально-квалификационной структуры кадров текущим потребностям экономики.
Анализ состояния в области предложения и спроса на профессии разной квалификации и направленности показывает возрастающий спрос на рабочие профессии (83% среди рабочих специальностей составляют продавцы). Среди вакансий для ИТР и служащих преобладали бухгалтеры, медперсонал, врачи, преподаватели, секретари, воспитатели, агенты. Невостребованными рабочими остаются телеграфисты, радиооператоры, проводники, животноводы; не хватает рабочих мест для служащих – контролеров, библиотекарей, ветеринаров. Предложение юристов, экономистов и менеджеров разного уровня образования превышает спрос на них. Ценность профессионального образования в большей степени стала зависеть не от реальной потребности в определенных специалистах и содержания их труда, а от его престижности.
Общая экономическая ситуация в Архангельской области в последние годы характеризовалась спадом производства продукции и обострением проблем в социальной сфере: финансовое положение большинства предприятий области было неудовлетворительным; наблюдалась низкая инвестиционная активность; основные фонды предприятий имели высокую степень износа; произошел разрыв сложившихся хозяйственных связей; ощущалась острая нехватка высококвалифицированных руководящих кадров, способных управлять в рыночных условиях; сельскохозяйственное производство свертывалось из-за отсутствия государственной политики поддержки села [4].
Развитие экономики и социальной сферы в субъектах Российской Федерации, входящих в Северо-Западный федеральный округе (СЗФО), сдерживается, тормозится тремя факторами:
– сдвиг структуры хозяйства Северо-Запада в сторону добывающих и перерабатывающих отраслей. В настоящее время для Архангельской области характерны слабая диверсификация экономики, низкие темпы модернизации производства, отсутствие благоприятных условий для развития малого и среднего бизнеса, недостаточная инвестиционная привлекательность;
– снижение качества человеческих ресурсов в субъектах Российской Федерации, входящих в СЗФО. В настоящее время индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП) является единым обобщающим показателем, признанным мировым сообществом. Архангельская область относится к числу регионов со средним ИРЧП, который имеет основная доля регионов России (36 % от общего числа всех субъектов Российской Федерации). В 2002 г. Архангельская область имела ИРЧП, равный 0,749 (заняла 35-е место из 89 субъектов РФ). На качество как человеческого, так и трудового потенциала в области оказывают сложившиеся факторы – такие как «африканская» смертность, «европейская» рождаемость, ослабление здоровья населения, «утечка» мозгов и молодежи в более благополучные регионы, неэффективность системы образования;
– малая эффективность региональной политики в ее нынешнем виде. В 2008 г. Архангельская область впервые приступила к разработке документа долгосрочного планирования развития региона – стратегии. На начальном уровне находится программно-целевое планирование – данным методом распределяются около 17 % бюджетных средств. Объем финансирования из областного бюджета социально-экономических программ на 2007 г. был утвержден в 4 раза больше, чем в 2004 г. Рост достигнут в основном за счет средств, предусмотренных в инфраструктурных программах (газификация, развитие жилищного строительства, модернизация объектов коммунальной инфраструктуры, развитие сети автомобильных дорог общего пользования). Слабость региональных программ заключается в том, что они не имеют прочной финансовой базы, не связаны жестко со стратегиями развития Российской Федерации и Северо-Западного федерального округа, среднесрочной программой развития Архангельской области, а также слабо учитывают новые тенденции в развитии экономики области, не опираются на зарождающиеся новые отрасли. И как следствие, эти программы очень трудно подкрепить соответствующей профессионально-квалификационной структурой персонала.
Проведенное исследование формирования трудового потенциала Архангельской области позволяет сформулировать ряд положений и сделать следующие выводы.
1. За годы реформ в регионе неуклонно снижались количество и качество трудового потенциала. В социально-экономическом развитии больше уделялось внимание развитию экономики. По нашему мнению, такая точка зрения ошибочна. В настоящее время в России задача по преодолению проблем формирования трудового потенциала должна быть одной из ключевых. В условиях интенсификации экономического развития для повышения качества аналитической работы необходимы новые методы и мониторинги эффективности использования трудового потенциала в регионе, что позволит анализировать его составляющие компоненты и вскрывать проблемы формирования и использования трудового потенциала.
2. Для решения первоочередных задач развития территорий и выстраивания стратегии развития ее трудового потенциала, для проведения мониторингов на региональном уровне, ранжирования регионов и муниципальных образований, диагностики несбалансированности развития, выявления слабых мест и концентрации ресурсов, наряду с количественными показателями, необходимо и целесообразно использовать комплексные. Однако, несмотря на все преимущества ИРЧП, следует продолжать поиск более совершенных индексов для оценки трудового потенциала [6].
3. Количественная составляющая трудового потенциала в Архангельской области, как и в целом в Российской Федерации, за период перехода из эпохи индустриализации в эпоху рыночных отношений катастрофически ухудшилась в связи с депопуляцией. Низкие показатели рождаемости недостаточны для необходимого уровня воспроизводства населения; сужение воспроизводственной базы населения области на фоне увеличения количества разводов и роста новорожденных в незарегистрированных браках требуют активных мер по пропаганде ценности семьи и брака.
В Архангельской области, кроме депопуляции, на количество трудовых ресурсов негативно влияют высокая смертность трудоспособного населения и миграционный отток преимущественно трудоспособных граждан. В перспективе Архангельская область вновь, как и в начальный период освоения, не сможет существовать за счет собственного воспроизводства населения (сокращение численности населения области будет продолжаться в среднем ежегодно на 1%) и будет нуждаться в демографической подпитке извне. Однако российское население не будет иметь для этого свободных демографических ресурсов, а значит, неизбежно возникнет дефицит трудовых ресурсов, который отразится на экономике области.
Таким образом, состояние демографических и миграционных процессов в Архангельской области требует незамедлительного вмешательства государства в процессы воспроизводства населения, в решение проблем снижения смертности, проблем в системе здравоохранения и экологии, в регулировании миграционных процессов и привлечении иммигрантов в область исходя из кадровых потребностей экономики области.
4. В переходный период в результате стихийной либерализации рынка труда, непоследовательной экономической политики и политики занятости населения ухудшилась качественная составляющая трудового потенциала (несоответствие существующей профессионально-квалификационной структуры требуемой, дисбаланс между спросом и предложением рабочей силы на рынке труда, несоответствие качества профессионально-квалификационной структуры кадровым потребностям экономики).
Рыночная экономика предъявляет повышенные требования к образовательному, профессиональному и квалификационному уровню трудового потенциала. Инвестиции в сферу образования являются долгосрочными вложениями. В стратегии развития образования в области приоритетами должны выступать: создание новых моделей непрерывного профессионального обучения и изменение менталитета населения (мотивация к непрерывному обучению в течение всей жизни). Содержание непрерывного образования должно рассматриваться с позиций мониторинга регионального рынка труда, учета географического положения, перспектив развития региона. Система такого образования в Архангельской области должна стать основой перманентного процесса воспроизводства трудовых ресурсов в связи с требованиями перехода к рыночной экономике, с учетом особенностей физического и психологического состояния личности, способностей и подготовленности к получению новых знаний и возможностей.
5. Административная экономика (прямого продуктообмена) показала свои неоспоримые преимущества в концентрировании ресурсов в экстремальных ситуациях (индустриализация, войны, гонка вооружений). В этих условиях из минимума ресурсов получали максимум продукции. Однако ее отрицательная сторона – производство ради производства и полное равнодушие к потребителю.
Анализ процессов, связанных с изменением структуры занятости, позволяет говорить о том, что регион, к сожалению, движется не к постиндустриальному обществу в соответствии с общемировой тенденцией, а в обратном направлении. В современных условиях формирования информационного общества для качественного роста региональной экономики и повышения ее конкурентоспособности на основе использования новых технологий принципиально необходима такая стратегия развития Архангельской области, основой которой выступает человек, его благосостояние, здоровье и образование.


Литература
1. Генкин Б.П. Экономика и социология труда. – М.: Норма, 2005. – С53.
2. Голубев А.Н., Кудрявцева Т.И. и др. Экономико-демографическая обстановка в Архангельской области. – Архангельск, 1982.
3. Хозяйство Севера. – 1929. – № 2. – С46–47.
4. Концепция развития трудового потенциала Архангельской области. Распоряжение главы администрации Архангельской области от 31. 01. 2005 N 75 р.
5. Овчинников О. В. Папаренко Я. В., Сметанин А. В. Северо-Западный федеральный округ: рождение макрорегиона. Архангельск, 2005. С 243–244.
6. Червонная И. И. Индекс развития человеческого потенциала как индикатор социально-экономического развития региона// Экономические и социальные проблемы развития Европейского Севера. Архангельск: АГТУ, 2006. C1 82.
7. Численность и естественное движение населения Архангельской области за 1990–2006 годы. Статистический сборник. Архангельск, 2007.
8. Путин В. В. Выступление на расширенном заседании Государственного совета «О стратегии развития России до 2020 года». 8.02.2008. Москва. Кремль. http://president.kremlin.ru/appears/2008/02/08/1542_type63374type63378type82634_159528.shtml.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия