Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (27), 2008
НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ
Егоров С. А.
президент Международной ассоциации экономических партнеров,
соискатель кафедры государственного и муниципального управления Санкт-Петербургского государственного инженерно-экономического университета


Промышленный кластер как развитая форма производственной кооперации
Главным субъектом хозяйствования и интеграции финансовых потоков в условиях глобализации становятся мезоэкономические структуры – межотраслевые хозяйственные объединения – кластеры, осуществляющие стратегическое управление технологическими цепями – от добычи сырья и разработки новой продукции до ее производства и оптовой или розничной продажи. Автор уделяет внимание основной особенности этих структур – трансформации отношений между их участниками на организационно-плановой основе
Ключевые слова: промышленный кластер, высокотехнологичные услуги, логистические услуги, маркетинговые услуги, финансовые услуги, конкурентное преимущество, антикризисное управление, промышленная политика, инновационный потенциал

При переходе к постиндустриальной информационной экономике рынок производителя превращается в рынок потребителя, который с помощью современных информационных технологий получает возможность выбрать способ удовлетворения своих запросов с помощью различных видов продукции, технологий, брендов и т.д. Маркетинг в данном случае направлен не на поиск новых каналов продажи уже существующего товара, а на подготовку производства новых товаров, которые лучше смогут удовлетворить быстро изменяющие потребности.
Основным мезоэкономическим звеном такой экономики становится уже не отрасль, а кластер – сгусток, пучок, блок, пакет взаимосвязанных предприятий и организаций, включающий специализированных поставщиков товаров и услуг, производителей конечного продукта технологической цепочки и сервисные организации, обеспечивающие его доставку потребителям и их обслуживание. В состав кластера входят научные, образовательные и финансовые учреждения.
Теории экономических кластеров в последние годы посвящено большое число зарубежных монографий и других публикаций. Основываясь на работах А. Вебера и Й. Шумпетера, опубликованных еще в первой трети ХХ в., они исследуют генезис кластеров как межотраслевых комплексов, порожденных развитием кооперирования при переходе к постиндустриальной информационной экономике. Кластеры рассматриваются как основная организационная форма современного экономического развития, структура информационного века, обусловленная глобализацией экономики. Кластеризация рассматривается как важное конкурентное преимущество национальной экономики, обеспечивающая реальный синергетический эффект
Одним из первых роль кластеров в современной экономике выявил М. Портер, проанализировав конкурентные позиции более 100 отраслей различных стран (химическая и полиграфическая промышленность Германии, текстильное машиностроение и фармацевтика Швейцарии, машиностроение Швеции, программное обеспечение компьютеров, производство медицинских инструментов и кинофильмов в США, керамика Италии и др.). При этом в кластер он включал как вертикальные (покупатель – поставщик), так и горизонтальные (общие клиенты, технологии, посредники и т.д.) взаимоотношения при организации экспорта и его финансирования.
Следует интегрировать два подхода к анализу природы кластеров – инновационный и логистический. Соединение теории кластерного механизма с современными концепциями инновационного развития еще в 70-х гг. было предпринято в работах К.де Брессона и других зарубежных авторов с использованием матрицы «затраты-выпуск» или контактам между отраслями, связанными отношениями поставок и приобретения, которые ведут к образованию кластеров. Наиболее жизнеспособные кластеры инновационной активности формируются на основе диверсификации.
В 80-х гг. на базе концепции инновационной среды, разработанной группой ГРЕМИ (Group de Recherchй European sur les Milieux Innovateurs), были проведены исследования инновационной активности экономически развитых, а затем – отстающих и слаборазвитых регионов ЕС. Под кластером инновационной активности понимается совокупность базисных нововведений, сконцентрированных на определенном отрезке времени и в определенном пространстве.
Инновационный кластер – это объединение различных организаций (промышленных компаний, исследовательских центров, научных учреждений, органов государственного управления, профсоюзов, общественных организаций и пр.), которое позволяет использовать преимущества внутрифирменной координации и рыночного механизма – для более быстрого и эффективного освоения новых знаний и эффективного освоения новых знаний. При этом инновации распространяются по сети взаимосвязей в общем экономическом пространстве, облегчая комбинацию факторов производства. Вертикальная специализация дает возможность выделить инновационно-инвестиционный проект в отдельную финансовую систему, углубляя тем самым разделение труда и разнообразие внутренних связей.
Таким образом, кластер представляет собой систему распространения новых знаний и технологий на базе формирования сети устойчивых связей между всеми участниками кластера, технологической сети. Роли кластеров в создании национальной инновационной системы, их преимуществам и проблемам развития посвящены работы С.В. Матвиенко и ряда других авторов. Обобщен опыт формирования региональных и межрегиональных кластеров в Норвегии, Германии, Шотландии, США, Финляндии, проведено международное сравнение кластеров.
Кластерный анализ базируется на оценке инновационного потенциала данного региона и создании бизнес-сетей, участники которой проявляют высокую творческую активность, соединяя конкурентные преимущества и защиту интеллектуальной собственности с сотрудничеством в международных коллективах.
В публикациях последних лет обращается особое внимание на успешный опыт кластеров Силиконовой долины, Бостона, Китая (биотехнологии), Ирландии (информатика), Израиля (венчурное финансирование), в основу развития которых были положены высокие технологии. Это подтверждает анализ биотехнологических кластеров, машиностроительных и электротехнических кластеров Китая, Тайваня и Японии.
Инновационный подход был положен в основу моделирования эволюции кластеров (на примере ФРГ и других стран), а также обоснования региональной политики и создания особых экономических зон (ОЭЗ).
Для Северо-Западного ФО особый интерес представляет опыт стран Скандинавии, в частности, Финляндии, которая согласно исследованиям Мирового Экономического форума (World Economic Forum) занимает первые места в рейтинге текущей (Microeconomic competitiveness Index) и перспективной конкурентоспособности (Growth competitiveness Index), обогнав такие ведущие индустриальные державы, как Япония и Великобритания.
Как отмечают финские исследователи, основой устойчивой конкурентоспособности Финляндии стало развитие промышленных кластеров – сети независимых производственных и/или сервисных фирм (включая их поставщиков), создателей технологий и ноу-хау (университеты, НИИ, инжиниринговые компании), связующих рыночных институтов (брокеры, консультанты) и потребителей, взаимодействующих друг с другом в рамках единой цепочки создания стоимости.
Кластерный подход к анализу структуры экономики Финляндии был использован для разработки промышленной политики этой страны. Он стал базовым аналитическим инструментом для построения национальной инновационной системы с учетом кластерной природы конкурентоспособных производств.
Второй, логистический подход к анализу природы кластеров связан с формированием цепочек приращения стоимости. Эти цепочки позволяют создавать диверсифицированные, а не моноспециализированные кластеры, ориентированные на удовлетворение данного класса потребителей широким ассортиментом продуктов.
Критерием для выделения базовой компании кластера является ее способность производить продукцию, конкурентоспособную на мировом рынке. Кластер в целом, как показано М.В. Николаевым, должен обладать следующими отличительными признаками:
– его доля на рынке соответствующей продукции (национальном и мировом) превышает среднюю долю экономики региона (ВРП) на этом рынке;
– темп прироста продукции кластера превышает средний темп прироста ВРП;
– конкурентоспособность кластера с учетом удельных затрат и качества продукции не уступает соответствующим секторам экономики других стран и регионов;
– устойчивое кооперирование отраслей, входящих в кластер, формирование на этой основе агломерационных проектов, ВИК и сетевых форм организаций;
– развитие информационных и маркетинговых связей между предприятиями кластера на основе современных технологий, формирование в рамках межрегиональной экономической интеграции недостающих звеньев цепочки создания стоимости, общих стандартов производства, поставок и управления, активное развитие кластерных брендов.
Однако в структуре экономического кластера М.В. Николаев не выделяет финансовый центр, планирующий и контролирующий финансовые потоки и прирост добавленной стоимости в цепочке «маркетинг – разработка – производство – сбыт – потребление». В итоге структура кластера приобретает следующий вид.
В результате кластер представляет собой комплекс взаимосвязанных секторов экономики, включающий базовую (профилирующую) отрасль, отрасли-поставщики и отрасли-потребители ее продукта, а также производителей соответствующего оборудования и услуг, в первую очередь, научно-образовательных и высокотехнологичных, логистических, маркетинговых и финансовых.


Литература
1. Портер М. Международная конкуренция. – М., 1993.
2. Мингалева Ж., Ткачева С. Кластеры и формирование структуры региона. //МЭ и МО. – 2000. – № 5. – С. 97–102.
3. Матвиенко С.В. Формирование и развитие региональных и макрорегиональных инновационных систем: финансовое, кадровое и организационное обеспечение. – СПб.: СПб ГИЭУ, 2007. – С. 103–132.
4. Сутырин С.Ф., Филиппов П.Н. Кластеры конкурентоспособности Финляндии. //Вестник СПбГУ. Сер. 5. – 2004. – № 1. – С. 71–78.
5. Николаев М.В. Организационно-экономические формы межрегиональной интеграции в условиях глобализации. – СПб.: СПб ГИЭУ, 2004. – С. 87–95.
6. Каплински Р. Распространить положительное влияние глобализации: анализ «цепочек» приращения стоимости // Вопр. экономики. – 2003. – № 10.
7. De Bresson Ch. (ed). Economic Interdependence and Innovation Activity. An Input-Output Analyses. Cheltenham, UK, 1996.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия