Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (28), 2008
К РАЗРАБОТКЕ ПРОГРАММЫ ДОЛГОСРОЧНОГО СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ: ПРОБЛЕМЫ ЭНЕРГЕТИКИ
Зверев П. Б.
Ответственный секретарь Межпарламентской Ассамблеи Евразийского экономического сообщества

Энергетическая безопасность – центральная проблема развития национальной и мировой экономики
В статье рассматриваются перспективные изменения в мировой энергетике, обусловленные развитием национальных нанотехнологических инициатив и организацией наноиндустрии. Дается характеристика современного состояния энергетики: мировых ресурсов нефти и газа и развития атомных энергетических станций. Особое внимание уделено проблеме «энергетической бедности» отдельных стран и итогам деятельности «Группы восьми» по вопросам глобальной энергетической безопасности
Ключевые слова: национальная энергетическая безопасность, международная энергетическая безопасность, энергетическая бедность, наноиндустриальная научно-техническая революция, инвестиционное сотрудничество, энергосбережение

Проблемы энергетической безопасности национальной и мировой экономики привлекают в последнее время все большее внимание, как ученых, так и политических деятелей.
Такое внимание к национальной и международной безопасности в области энергетики вполне оправдано.
Национальная энергетическая безопасность означает гарантированное обеспечение национальной экономики энергетическими ресурсами, необходимыми для ее устойчивого развития и модернизации. Это обеспечение зависит от целого ряда факторов: степени обоснованности государственной политики в развитии энергетики; общего состояния мировой экономики и ее энергетического сектора; уровня международного сотрудничества в энергетике.
Международная энергетическая безопасность характеризуется размерами и структурой энергетических ресурсов в мировой экономике, гарантирующими взаимное их использование на нашей планете и прогресс в создании устойчивой системы международного энергетического партнерства.
На протяжении второй половины ХХ века в мировой экономике сложилась ситуация, для которой характерным стало, с одной стороны, все более масштабное использование нефти и газа, с другой – стремление к активному развитию атомной энергетики.
Наступивший ХХI век, сохраняя ориентацию на дальнейшее использование традиционных энергетических ресурсов, вносит, однако, в решение проблем национальной и международной энергетической безопасности принципиально новые акценты. Современный этап глобализации характеризуется развитием наноиндустриальной научно-технической революции, коренным образом преобразующей технологические основы производства и, прежде всего, энергетики, так как нанотехнологии создают возможность применения в качестве энергетических ресурсов водорода и солнечной энергии.
Расширяющееся применение нанотехнологий, начатое принятием в США в 2000 году программы «Национальная нанотехнологическая инициатива» уже привело к организации наноиндустрии, позволяющей на качественно иной основе решать проблему экономного расходования невозобновляемых природных ресурсов и энергосбережения, проблему энергетической безопасности.
Однако, стремление внедрения альтернативных видов топлива (биотоплива, сжатого газа и т. д.) пока не приводят к снижению потребности в нефти как главного энергетического ресурса.
В этой связи Международный энергетический форум (МЭФ) предложил создать всемирную систему «Совместная инициатива в области данных о нефти». Уже реализуется организуемая Секретариатом МЭФ программа, предусматривающая обобщение информации о ситуации на мировых нефтяных рынках. В ней принимает участие и ОПЕК, и АТЭС, и Организация экономического сотрудничества государств Латинской Америки.
Вместе с тем, в мировой экономике наблюдается нарастающее истощение нефтяных запасов. По оценке Геологической службы США, остаточных запасов нефти при современном уровне ее добычи хватит еще лишь на несколько десятков лет. Отсюда и поиск заменителей нефтепродуктов – в первую очередь в автомобилестроении. Так, в Японии уже к 2010 году предусмотрен массовый выпуск электромобилей. Предполагается, что в 2012 г. он приобретет глобальные масштабы.
Более благоприятная ситуация прогнозируется с запасами, производством и потреблением природного газа. Его разведанные запасы позволяют использовать этот энергетический ресурс практически до конца ХХI века. Потребление природного газа быстро растет с учетом и того обстоятельства, что оно имеет более благоприятные экологические последствия, чем потребление нефти и угля. В мировом энергетическом балансе природный газ постепенно начинает вытеснять нефть (хотя последняя продолжает оставаться основным источником энергии). Например, в мировом потреблении первичной (природной) энергии в 1973 году на долю газа приходилось 16,2% всего ее потребления, а в 2003 г. – уже 21,2%, на долю нефти, соответственно, 45 и 34,4% *. При этом крупнейшими потребителями нефти и газа становятся страны Азии, на долю которых приходится свыше 1/4 мирового потребления энергии. Соответственно подготавливаются и решения по организации единого Евразийского энергетического пространства, в котором роль центрального звена, обеспечивающего соединение энергетических систем Европы и Азии, объективно принадлежит энергосистеме России *.
Обеспечение международной энергетической безопасности требует специального внимания к проблеме «энергетической бедности» отдельных стран, поскольку разведанные запасы энергоресурсов распределены по отдельным регионам мировой экономики крайне неравномерно. Так, в 2004 г. доля Евразии в мировых запасах природного газа составляла 35,6% (в том числе России – 26,6%), в запасах нефти – 11,7% (в том числе России – 6,2, Казахстана – 3,3%), доля Ближнего Востока в запасах природного газа – 40,1%, нефти – 61,9% (в том числе Саудовской Аравии – 22, Ирана – 11,5%), Латинской Америки в запасах природного газа – 3,9%, нефти – 8,6% (в том числе Венесуэлы – 6,6%), Африки в запасах природного газа – 8%, нефти – 9,5%, доля АТР в запасах природного газа – 8,3% (в том числе Китая – 1,3%), нефти – 3,4% (в том числе Китая – 1,3%), Северной Америки в запасах природного газа – 4,1% (в том числе США – 3%), нефти – 5% (в том числе США – 2,4%) *.
Именно поэтому и мирное использование атомной энергии приобретает все большее распространение как условие увеличения удельного веса электрической энергии в энергетическом балансе. В то же время на атомных электростанциях в США, Франции, Японии производится более половины мирового объема электрической энергии, а в пяти странах (США, Франция, Япония, Германия и Россия) – примерно 70% мирового ее производства. Неравномерность в энергообеспечении сохраняется.
Одной из причин расширения строительства АЭС является рост цен на нефть и газ, другой – то обстоятельство, что природная среда уже не в состоянии справиться с огромными выбросами в атмосферу вредных примесей от сжигаемого органического топлива, третьей – совершенствование технологических основ атомной энергетики, что делает ее более безопасной (за счет создания небольших плавучих АЭС, АЭС под землей, совершенствования реакторов, технологии обогащения урана, использования и хранения отходов атомных станций).
На современном этапе экономической глобализации обеспечение национальной и международной энергетической безопасности делает безусловно актуальной задачей создание системы международной специализации и кооперации в производстве ядерных реакторов нового типа. Это также одно из условий повышения безопасности атомной энергетики, предполагающее и всестороннюю оценку достижений отдельных стран в развитии атомного машиностроения.
Большим потенциалом располагает, в частности, атомная промышленность России, обладающая почти 30% мировых мощностей по сооружению АЭС. В 2007 г., например, была сдана в эксплуатацию построенная Россией Тяньваньская АЭС в Китае. По мнению экспертов, она имеет самую передовую систему безопасности. Всемирная ассоциация операторов АЭС признает, что по данному параметру атомные станции, сооружаемые Россией, отличает наиболее высокая рейтинговая оценка. Представляет значительный интерес и российский проект создания не имеющего прецедентов плутониевого реактора на быстрых нейтронах, который предназначен для Белоярской АЭС.
К тому же Россия обладает 40% всех мировых мощностей по обогащению урана и является главным его поставщиком для АЭС. По ее инициативе начинает действовать «Международный центр по обогащению урана» (МЦОУ), в который уже вступил Казахстан с его богатейшими урановыми запасами и акционером которого (или заказчиком продукции) может стать любая страна, развивающая ядерную энергетику.
Использование возможностей отдельных стран в создании АЭС и новых ядерных реакторов требует межгосударственных договоренностей, расширения сферы международного партнерства.
Роль государства в обеспечении энергетической безопасности возрастает.
Анализ мирового опыта позволяет утверждать, что характерные для некоторых исследователей выводы о негативном воздействии практики государственного регулирования на развитие национальной и мировой энергетики, по крайней мере, значительно преувеличены.
В энергетике, действительно, необходима приватизация значительной части объектов, находящихся в собственности государства, так как государство – не самый эффективный собственник. Но на этом основании приходить к выводу, что сама проблема энергетической безопасности порождена лишь вмешательством государства и таких организаций, как ОПЕК, в рыночные отношения, что она вообще – «фантом» (призрак), значит, по существу, не видеть реального положения дел на мировом энергетическом рынке.
Исполнительный директор Международного энергетического агентства К. Мандиль на встрече министров энергетики государств «Группы восьми» 16 марта 2006 г. с полным основанием заявил, что обеспечение глобальной энергетической безопасности требует сочетания рыночных и директивных регуляторов, что прогресса в этом отношении можно достичь, лишь используя государственное регулирование параллельно с действием рыночных механизмов. В частности, реализация инфраструктурных и инновационных энергетических проектов не может быть осуществлена только частными компаниями. Значительную часть риска приходится брать на себя государствам, принимающим обязательства и по осуществлению международных программ в области энергетики.
Знаменательным событием, подтверждающим правоту подобного подхода к мировым энергетическим проблемам, стали решения, принятые на саммите лидеров «Группы восьми» в июле 2006 г. в Санкт-Петербурге. По его итогам был разработан План действий «Глобальная энергетическая безопасность» в качестве совместного документа, определяющего стратегию мирового сообщества по безопасному развитию энергетики в первой половине ХХI века.
План действий предусматривает: повышение прозрачности, предсказуемости и стабильности ситуации на энергетических рынках; улучшение инвестиционного климата в энергетике; повышение энергоэффективности и энергосбережения; диверсификацию источников энергии; обеспечение безопасности энергетической инфраструктуры (прежде всего АЭС и трубопроводных систем); уменьшение масштаба «энергетической бедности» в странах, не имеющих больших энергетических ресурсов; решение экологических проблем, связанных с состоянием мировой энергетики.
Повышению предсказуемости в развитии мировой энергетики может и должно способствовать проведение согласованной политики в отношении спроса и предложения, эффективных режимов регулирования использования энергоресурсов, учитывающей и резолюции и санкции международных организаций, прежде всего ООН, МАГАТЭ, влияние на фьючерсный рынок (прежде всего нефти) спекулятивного спроса, результаты деятельности Международного энергетического агентства и Международного энергетического форума, в том числе по разработке единых стандартов отчетности о запасах различных энергоносителей.
По оценке «World Energy Outlook» (в 2006 г.), объем инвестиций в мировую энергетику в период 2005–2030 гг. может достичь более 20 трлн долл.
Необходимыми условиями для того, чтобы эти инвестиции были реально вовлечены в энергетические проекты, особенно в развивающихся странах, являются: снижение и устранение барьеров на пути инвестиционного сотрудничества в энергетике; создание условий, при которых компании стран-производителей и стран-потребителей энергоресурсов имели бы возможность осуществлять взаимные инвестиции, приобретать активы в сфере их добычи, разведки, переработки и сбыта в других странах; создание новых мощностей в нефте- и газопереработке и нефтехимии; меры, направленные на повышение надежности и эффективности электропередающих мощностей и энергосетей, а также на их соединение с системами других государств (развитых и развивающихся); меры по обеспечению национальной энергетики квалифицированным персоналом на долгосрочную перспективу и некоторые другие, включая развитие «энергетического диалога».
Один из приоритетов в государственной энергетической политике, как показывает опыт многих стран, – осуществление энергосберегающих мероприятий по экономному расходованию нефти, газа, угля, повышению эффективности конечного потребления энергии, развитию возобновляемых энергоресурсов (гидроэнергии, биомассы, солнечной энергии, энергии ветра и геотермальной).
Повышение уровня энергосбережения и энергоэффективности предполагает совместные усилия: по минимизации потерь нефти и нефтепродуктов при транспортировке, а также утечки газа из систем газоснабжения; по развитию трансмодальных и трансграничных перевозок и созданию транспортных средств, использующих водородные топливные элементы; по увеличению масштаба использования различных видов биотоплива и широкому использованию сжатого и сжиженного природного газа и синтетического жидкого топлива; по ускорению развития альтернативной и низкоуглеродной энергетики, расширению использования возобновляемых источников энергии, по разработке инновационных ядерных энергетических систем – при условии соблюдения «режима нераспространения».
Межгосударственное партнерство фактически уже стало важным условием защиты энергетических объектов и от возможных террористических акций и стихийных бедствий, поскольку направлено как на оценку рисков, связанных с терактами, так и обобщение передового опыта обеспечения безопасности энергетических систем и развитие международного научно-технического сотрудничества в целях совершенствования защиты объектов энергетической инфраструктуры (в том числе нефте- и газопроводов и линий электропередачи).
Для уменьшения размеров «энергобедности» государства «большой восьмерки» считают необходимым содействовать увеличению потребления первичной энергии в развивающихся странах в период до 2030 г. более чем в 2 раза, а электроэнергии – более чем втрое. Ими поддержана деятельность Японии (в партнерстве с Африканским банком развития) по реализации «Расширенной программы помощи частному сектору» в энергетических секторах экономики Африки и аналогичные планы Европейского союза. При этом подчеркивается, что решающую роль в преодолении энергетической бедности многих стран предстоит играть таким уже существующим организациям частно-государственного партнерства, как: «Энергетическая инициатива ЕС», «Средиземноморское партнерство по возобновляемым источникам энергии», «Партнерство в области возобновляемых источников энергии и энергоэффективности», «Глобальное биоэнергетическое партнерство», «Энергетическое партнерство «Глобальная деревня».
Глобальной проблемой энергетики является также снижение выбросов парниковых газов, угрожающих экологии нашей планеты. Энергетическая безопасность напрямую связана с экологической безопасностью.
Наиболее высокие темпы роста эмиссии двуокиси углерода (CO2) характерны для Китая и Индии. По прогнозу, Китай еще до 2010 года обгонит США, лидирующие в настоящее время по объему выбросов CO2 в атмосферу.
План действий «Группы восьми» в целях обеспечения экологической и энергетической безопасности в этой связи предлагает целый ряд решений: по разработке экологически чистых технологий сжигания органического топлива, повышению удельного веса в мировом энергобалансе ядерной энергии и возобновляемых источников энергоресурсов, по увеличению размеров энергосбережения, в первую очередь путем передачи энергосберегающих технологий развивающимся странам.
Энергетика давно стала и сферой не только экономики, но и большой политики. От политических, в том числе межгосударственных, решений в данной сфере во многом зависит успех становления инновационной экономики, разрешение противоречий экономической глобализации. Однако для этого необходимо преодолевать и сохраняющуюся ориентацию на обособленное, параллельное ее развитие.


Литература:
1.Глобальная энергетическая безопасность. Итоги председательства России в «Группе восьми». – М., 2006.
2.Миронов Н., Боженко Е. Диалог как ответ на угрозы //Мировая энергетика. – 2008. – №3.
3.Нефть России. – 2007. – №9
4.Бурлак Г.Г., Шеростюк Е.Н. Трансформация рынков нефти и газа. – М., 2005.
5.World Energy Outlook. – N.-Y, L, 2008.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия