Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (28), 2008
ФИЛОСОФИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ
Волович В. Н.
профессор кафедры экономической теории
Национального минерально-сырьевого университета «Горный» (Санкт-Петербург),
доктор экономических наук


Отчуждение как условие формирования нового рабочего класса в постсоветской России
В статье рассматривается философская категория «отчуждение» в контексте ее применения к современному положению рабочего класса в постсоветской России. На основе классового подхода показано резкое социальное расслоение российского общества, в котором вследствие существующей системы противоречий между трудом и капиталом сложилось реальное экономическое и общественно-политическое отчуждение рабочего класса
Ключевые слова: отчуждение, рабочий класс, классовый подход, труд и капитал, собственность

Философская категория «отчуждение», как и всякая другая научная категория, отражает объективную реальность в той или иной сфере общественной жизни. В сфере экономической жизни отчуждение означает, прежде всего, отчуждение непосредственных производителей от вещественных условий производства (средств производства), и, следовательно, от результатов своего труда.
В условиях частнокапиталистической собственности, которая реставрирована в современной России, участники производства (в первую очередь непосредственные производители) становятся объектом эксплуатации со стороны собственников средств производства, то есть со стороны индивидуальных и совокупных капиталистов. Как справедливо пишут современные авторы И.К. Смирнов и Г.М. Маннапов: «Основой свободной хозяйственной деятельности является свободный труд. Свободный труд – это, прежде всего труд без эксплуатации, труд на себя. Сложнее решается эта проблема в обществе наемного труда. На ранних этапах развития этого общества, когда работники лишены средств производства и вынуждены продавать только свою рабочую силу, они неизбежно становятся объектом эксплуатации» *.
Все это, строго говоря, как раз и вписывается в понятие экономического отчуждения, которое реально проявляется в экономической жизни нынешней России. Однако, объективности ради необходимо отметить, что отдельные элементы отчуждения в той или иной форме могут проявляться и в рамках социалистических производственных
Распад СССР, крушение экономической и социальной систем в бывших социалистических странах Европы наряду с ярко выраженными субъективными причинами были обусловлены и объективными причинами – в первую очередь, экономическими.
Важнейшей экономической причиной указанного распада является (как это ни странно может показаться) имевшее место в условиях социализма отчуждение непосредственных производителей (как и других членов социалистического общества) от собственности на средства производства и на продукты труда. Подобное явление было связано, в первую очередь, с противоречиями, которые возникли в процессе обобществления социалистического производства в рамках так называемого формального и реального обобществления. Дело в том, что для формального обобществления производства достаточно было юридического оформления (закрепления) социалистической собственности за членами общества, что и было сделано в бывшем СССР и в других социалистических странах. Для реального же обобществления необходимо было обществу создать такие экономические и социальные условия, при которых бы совместное присвоение (в рамках социалистической общественной собственности) средств производства и предметов потребления было направлено, прежде всего, на удовлетворение индивидуальных экономических и социальных интересов и потребностей человека. Как раз этого и не произошло. Будучи формально сособственниками средств производства, непосредственные производители, а также другие члены социалистического общества оказались реально отчужденными от них. Это нашло выражение в том, что средства производства, как материальные условия производства, воспроизводились и распределялись не в полной мере с учетом воли, желания, а также интересов непосредственных производителей. То же самое происходило с воспроизводством и распределением предметов потребления – основы воспроизводства и развития непосредственных производителей. Последнее осуществлялось по воле основного собственника – государства, интересы которого не всегда совпадали с интересами не только отдельного индивида, но и трудового коллектива.
Отчуждение как социально – экономическое явление связано, во – первых, с отчуждением самой деятельности человека, во – вторых, с отчуждением результатов его труда, что наиболее полно проявляется в условиях частнокапиталистической собственности, – в условиях атомизации общественного производства. Однако, как уже было сказано, подобные формы отчуждения в определенной степени могут проявляться и при социализме, поскольку здесь также имеется хозяйствующий субъект (в лице государства), который стоит над непосредственным производителем. При капитализме же, как известно, эту функцию выполняет индивидуальный или совокупный капиталист, как собственник материальных условий производства. При социализме абсолютным собственником средств производства и результатов труда является государство. Вот почему и в первом, и во втором случаях между непосредственными производителями и хозяйствующими субъектами (собственниками) возникает отчуждение, которое можно изжить только в результате передачи средств производства и результатов труда в руки самих производителей путем персонификации государственной или коллективной собственности на средства производства и результаты труда. Как раз этого и не произошло, что и явилось одной из причин крушения социализма в европейских странах и в бывшем СССР. Тем не менее, говоря об отчуждении при социализме и капитализме, необходимо, во-первых, иметь ввиду, что отчуждение при капитализме носит всеобщий характер, а не частичный, – как это имеет место при социализме. При социализме объективно не может быть отчуждения самой деятельности человека, поскольку она осуществляется в рамках социалистической кооперации труда, где отсутствует не только атомизация производства, но и как таковое обособление непосредственных производителей. Во-вторых, совершенствуя формы обобществления производства и труда при социализме, имеется реальная возможность ликвидации отчуждения, в то время как при капитализме это произвести невозможно, поскольку здесь требуется коренное изменение его экономической основы, то есть отмена частнокапиталистической собственности на средства производства. Последнее как раз является залогом того, что становление и формирование нового рабочего класса в нынешней капиталистической России объективно неизбежно, поскольку основу рабочего класса в любой промышленно развитой стране составляют непосредственные производители материальных благ, как люди наемного труда в собственном смысле слова. Это по существу и есть производственный рабочий класс, а по старой терминологии – фабрично-заводской рабочий класс. Всякие рассуждения о якобы устарелости классового подхода в современной России являются социальной демагогией ибо удельный вес людей наемного труда в структуре самодеятельного населения России составляет около 90%.
Ныне в России уже сформировался новый класс буржуазии с его ярко выраженными экономическими интересами. Объективно складывается и формируется его антипод – класс наемных работников, – основу которого составляет производственный рабочий класс. Именно, прежде всего производственный рабочий класс, лишен и де-факто, и де – юре собственности на средства производства, а, следовательно, именно он является объектом эксплуатации со стороны капитала. Современный производственный рабочий класс России выживает и воспроизводится только за счет продажи такого специфического товара, как рабочая сила.
Все это говорит о том, что классовый подход был и остается главным методологическим принципом при характеристике социальной структуры современного российского общества. В данном контексте не только не устарело, а наоборот, получило свое новое звучание классическое ленинское определение классов. С позиции же характеристики социальной структуры современной России, важным является не только простая констатация факта, что классы – это …. «большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью, закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства», но и то, что «классы, это такие группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства» *.
С учетом того, что в современной экономической структуре России около 90% уже приходится на частный экономический уклад, а весьма узкий слой населения (по некоторым данным 2–3%) является собственником чуть ли не половины основных средств производства, то становится очевидно, – поле для эксплуатации одним классом (классом буржуазии) другого класса – (прежде всего производственного рабочего класса) весьма широкое. Ярким доказательством подобной эксплуатации является быстрый рост числа долларовых миллиардеров в России, совокупный доход которых уже превысил величину государственного бюджета, в то время как средняя заработная плата в России, по меньшей мере, в 10 раз ниже, чем в высокоразвитых рыночных странах. К тому же, как показывает опыт хозяйствования высокоразвитых стран, в частном секторе их экономики очень высока почасовая оплата труда – до 15 долл., в то время как в частном секторе экономики России она едва превышает один доллар в час.
В России происходит открытое занижение уровня заработной платы, ее значительное отставание от стоимости товара рабочей силы, в то время как норма прибыли отечественных нуворишей в 2–3 раза выше, чем у западных капиталистов. Отсюда и неимоверно высокая степень эксплуатации капиталом наемного труда. В России она в разы выше, чем в странах так называемого «золотого миллиарда».
Необходимо отметить, что в постсоветский период рабочий класс не только не осознал себя как класс, противостоящий капиталу и его персонифицированному слою – классу буржуазии, но он по существу смирился со своим положением, будучи не только экономически, но и морально дезориентированным и подавленным. Как справедливо пишет В. Трушков: «Рынок труда, куда насильно впихнули трудящихсэ нашей страны, разрушает не только главную производИтельную силу общества, но и ведет к духовно-нравственной деградации рабочего класса» *. Подобное явление объективно усиливает степень отчуждения рабочего класса, поскольку, наряду с отчуждением непосредственных производителей от средств производства и продуктов труда, имеет место и отчуждение самого труда, как специфического вида деятельности индивида. Если же эту проблему рассматривать с позиции классового самосознания, то современный рабочий класс России выступает, как класс «в себе», а не как класс «для себя», что также полностью вписывается в проблему отчуждения. Последнее связано с тем, что данное явление характеризует степень зрелости рабочего класса.
Будучи классом «в себе», нынешний рабочий класс России не только не осознает своих интересов – в первую очередь, экономических, но по существу он не способен противопоставить свои интересы как класса – интересам современного класса буржуазии.
Подобное поведение российского рабочего класса привело к тому, что он оказался не способен реально отстаивать свои классовые интересы. Он не в состоянии включиться даже в такую уже испытанную и опробированную на Западе рабочим классом форму классовой борьбы, – как экономическую борьбу, не говоря уже о политической или идеологической формах классовой борьбы. Более того, современный рабочий класс России порабощен не только экономически, но и духовно – идеологически. Будучи оболваненным буржуазной пропагандой, он в большинстве своем оказался носителем не пролетарской, а мелкобуржуазной идеологии. Если указанную проблему рассматривать в историческом плане, то здесь на поверку ничего нового нет. Подобное поведение рабочего класса наблюдалось там, где на смену того или иного способа производства приходил капиталистический способ производства. Имея ввиду данное обстоятельство К. Маркс писал:… «Экономические условия превратили сначала массу народонаселения в рабочих. Господство капитала создало для этой массы одинаковое положение и общие интересы. Таким образом, эта масса является уже классом по отношению к капиталу, но еще не для себя самой» *.
Именно с подобной ситуацией и столкнулся рабочий класс в нынешней постсоветской России, где произошел переход от социалистического способа производства к капиталистическому.
Что касается превращения нынешнего рабочего класса в класс «для себя», то этот процесс, на наш взгляд, длительный и противоречивый. С позиции отчуждения здесь важное значение имеет осознание рабочим классом, прежде всего, своего экономического положения в капиталистической системе современной России; осознание того, что рабочий класс, как уже было сказано, объективно является при капитализме объектом эксплуатации и поэтому он не может на равных выступать с капиталистами в экономической структуре российского общества. В этом смысле всякого рода рассуждения о партнерских отношениях между трудом и капиталом, по меньшей мере, являются наивными.
Превращению рабочего класса России из класса «в себе» в класс «для себя» должно способствовать развитие так называемых институциональных форм защиты рабочего класса – прежде всего становление и функционирование в нынешней России профсоюзов нового типа. «Профсоюзы, – писал В. И. Ленин, возникли из капитала, как средство развития нового класса. Класс есть понятие, которое складывается в борьбе и развитии» *. Так называемые независимые профсоюзы, которые хронологически перешли из Советской социалистической России в нынешнюю капиталистическую Россию, оказались, образно выражаясь, прислужниками новых капиталистов. Они не способны решить, как это делают профсоюзы на Западе, ни одной серьезной экономической задачи в пользу рабочего класса. Хотя и в России есть некоторые положительные примеры. Например, активная работа рабочих профсоюзов «Защита», а также активные действия профсоюзов докеров, авиадиспетчеров и железнодорожников. Эти профсоюзы вынудили работодателей – капиталистов пойти на некоторые экономические уступки при заключении так называемых трудовых соглашений.
Конечно, с позиции отчуждения, важное значение имеет внесение в сознание рабочего класса идей социализма, формирование у него научной идеологии. Эту задачу, как известно, призван решать авангард рабочего класса – коммунистическая партия. Несмотря на то, что в постсоветской России формально возникло и функционирует несколько коммунистических партий, однако, как показывает практика рабочего движения, в нынешней России серьезного влияния, как это ни парадоксально, указанные партии на рабочий класс не оказывают. Более того, существует даже определенное отчуждение рабочего класса по отношению к данным партиям, хотя должно быть наоборот.
Известно, что в структуре рабочего самосознания В. И. Ленин выделял три этапа (формы его становления и формирования):
1. Основным средством (формой) улучшения своего положения у рабочего класса является его борьба с хозяевами (капиталистами);
2. Интересы рабочих всей страны одинаковы, поскольку рабочие составляют особый класс;
3. Для достижения своих целей рабочий класс должен оказывать свое влияние на государственные дела, добиваться своего влияния в осуществлении политической власти *.
Подобную идеологическую задачу должна на себя взять, прежде всего, коммунистическая партия, как авангард рабочего класса. Иного, как говорится, не дано!
Когда же мы говорим о рабочем классе с позиции или отчуждения, или в целом как об одном из основных классов нынешней буржуазной России, то очень важным, на наш взгляд, является разграничение таких понятий как рабочий класс в узком смысле слова и рабочий класс в широком смысле слова. В узком смысле слова рабочий класс – это производственный рабочий класс, это те непосредственные производители, которые заняты в сфере материального производства и результатом труда которых являются так называемые вещные потребительные стоимости (материальные блага).Именно указанные непосредственные производители являются носителями производительного труда. Именно они создают не только необходимый, но и прибавочный продукт, который в форме прибавочной стоимости присваивается нынешним классам буржуазии. Несмотря на резкое сокращение за последние пятнадцать лет объемов промышленного производства, (более чем в два раза) в целом и в нынешней России около 30 миллионов человек приходится на производственный рабочий класс.
Когда же мы говорим о рабочем классе в широком смысле слова, то имеем ввиду всех людей наемного труда, которые заняты не только в сфере материального производства, но и в сфере услуг (сфере нематериального производства). Известно, что в современных развитых странах в сфере материального производства занято 1/3 самодеятельного населения; в сфере услуг – 2/3. Подобная картина наблюдается и в нынешней России.
В любой стране всех людей наемного труда можно назвать пролетариями, поскольку они, выражаясь языком Ф. Энгельса, добывают «средства к жизни исключительно путем продажи своего труда» *. Однако люди, занятые в сфере услуг, как известно, не создают ни необходимого, ни прибавочного продукта, что их по существу и отличает от непосредственных производителей, занятых в сфере материального производства. Вот почему производственный рабочий класс составляет основу класса наемных работников (пролетариев).
С другой стороны, в класс наемных работников попадает и категория высокооплачиваемых служащих, а также часть интеллигенции, которые как по уровню оплаты труда, так и по своему менталитету тяготеют к классу буржуазии. Безусловно, эту категорию людей наемного труда было бы абсурдно причислять к классу пролетариев. Это особый социальный слой со своим специфическим экономическим статусом и соответственно экономическими воззрениями. Поэтому можно сказать со всей определенностью, что к классу пролетариев относятся те люди наемного труда, источником существования которых является не просто труд как таковой, но и уровень оплаты труда, который нередко сравним с величиной прожиточного минимума. Его хватает только на воспроизводство рабочей силы человека наемного труда.
Говоря о рабочем классе в узком и широком смысле слова, считаем нужным высказаться и о таком классе, как «средний класс». В условиях современной России – это аморфная категория, призванная затушевать реально существующие противоречия между капиталом и наемным трудом. Объективно, – никакого среднего класса не может быть, поскольку при его характеристике отсутствует основной признак класса – его место в системе общественного производства. Когда говорят о среднем классе, то имеют ввиду не сферу производства, а сферу распределения, то есть оценка экономического статуса субъекта предлагается по его доходам, а не по его месту в системе производства. Поэтому в структуру среднего класса могут попасть и высокооплачиваемые рабочие, служащие, представители интеллигенции, а также представители средней и мелкой буржуазии. Очевидно, что само понятие среднего класса – это надуманное, эклектическое понятие, не имеющее никакого отношения к социальной (классовой) структуре общества. В заключение необходимо подчеркнуть, что в нынешней буржуазной России также, как и в любом капиталистическом обществе, были и есть два основных класса: класс буржуазии (крупной, средней, мелкой) и рабочий класс в узком и широком смысле слова. Именно на пути отчуждения объективно произойдет (да и уже происходит) не только становление, но и формирование нового рабочего класса в постсоветской России.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия