Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (28), 2008
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Марков М. М.
профессор кафедры финансов и банковского дела Санкт-Петербургского государственного инженерно-экономического университета,
кандидат экономических наук,


Экономика партнерских отношений
Исследование основано на предположении о возможности синергетического взаимодействия субъектов экономики и их составляющих: государства (в лице федеральной, региональной и муниципальной власти), предпринимательства (в виде крупного, среднего и малого бизнеса) и домашних хозяйств. Синергетические эффекты, возникающие между субъектами экономики, по мнению автора, способны сформировать дополнительный источник экономического роста на основе механизма партнерства
Ключевые слова: экономика партнерских отношений, синергетика, субъект экономики, экономический рост, предпринимательство

1. Симптомы исчерпания источников экономического роста в России в 2008 г.
Российская экономика, находясь на переломном этапе своего развития, требует ускоренного продвижения по пути перехода от догоняющего к инвестиционно-инновационному типу развития. Однако высокие мировые цены на нефть привели экономику России к «голландской болезни», мешая структурной перестройке народного хозяйства и, как следствие, к замедлению темпов экономического развития страны. Эффект восстановительного роста, наблюдавшийся в стране в течение ряда лет после кризиса 1998 г., заканчивается.
Прогнозные данные на ближайшие три года, представленные недавно Министерством экономического развития, говорят о том, что период экономического «бума» уходит в прошлое (табл. 1).
Таблица 1
Основные макроэкономические показатели РФ на 2008-2011гг.
Составлено по: [7].
За семь месяцев 2008 г., по данным Росстата, темпы роста инвестиций по сравнению с тем же периодом прошлого года замедлились в 1,7 раза, промышленный выпуск – почти на треть, темпы ввода жилья – в 7 раз. По прогнозам Минэкономразвития в ближайшие три года темпы экономики сократятся на треть: с 8,1% в 2007 г. – до 5,4–6,2% в 2011 г. Опережающими темпами растет только инфляция (c начала 2008 г. по 18 августа этот показатель вырос на 9,5%), а по итогам прошлого года – на 11,9%. В июле индекс цен производителей составил рекордные 33,7% (к июлю 2007 г.), вдвое превысив уровень потребительских цен и втрое – свой собственный уровень годовой давности. В результате, растущие издержки съедают прибыль, инвестиции сокращаются, рост экономики тормозится.
Из-за нехватки ресурсов происходит замедление основных фактора роста экономики – инвестиционного и потребительского спроса. Торговля за семь месяцев почти не снизила обороты (рост наблюдался на уровне на 15,2% против 15,4% за январь – июль 2007 г.), но с апреля темпы ее роста также стали замедляться, отставая от прошлогодних на 1,7-2,4 п.п. Сокращаются источники, питающие потребительский спрос. Покупательная способность зарплат снижается: с учетом инфляции их рост замедлился на треть (12,7% против 17,1%). Замедляется рост предоставления кредитов физическим лицам: за пять месяцев, по данным Центрального банка, рост валютных кредитов составил всего 1% против 13,7% за такой же период годом ранее, но ухода в рублевые кредиты при этом не произошло. Динамика предоставления таких кредитов почти не изменилась, продемонстрировав рост на 19,1% против 19,3% в прошлом году.
Четыре года назад 42% роста экономики обеспечивали растущие цены на сырье, а прогноз их динамики на следующие три года, подготовленный Минэкономразвития, обещает стабилизацию их вклада на уровне 20-26%. Сырьевой экспорт больше не сможет поддерживать рост: почти не будут расти объемы добычи нефти (0,8-2% в год) и физические объемы ее экспорта (2-4%), мировые цены на нефть и газ снизятся. Теперь рост экономики должны поддержать инвестиции, указывает министерство.
На сегодняшний день незначителен уровень инвестиций в экономику, прежде всего в обрабатывающие отрасли и инновации. В докладе С.Миронова, председателя Совета Федерации РФ, на международном конгрессе промышленников и предпринимателей указывается, что доля наукоемкой продукции в ВВП России оценивается в 0,3% (в США – 20%, в Китае – 30%), а наибольшую часть прироста отечественного ВВП (свыше 67%) дает сырьевой сектор [9].
Российская экономика слабо адаптирована к нововведениям на всех ее уровнях. Например, российские предприниматели не считают внедрение инноваций достойной помощью в конкурентной борьбе. Это следует из опроса 250 компаний среднего бизнеса (с количеством персонала от 100 до 499 человек), проведенного Grant Thornton International. Только 39% российских респондентов назвали инновации одним из факторов конкурентного преимущества, тогда как в среднем по миру этот показатель составляет 46% [1]. Кроме того, в последнее время характерными для России стали такие явления, как постоянный рост инфляции, кризис ликвидности банковской системы, постоянный рост импорта, усиливающееся социальное расслоение общества и ряд других проблем.
Все это требует нового подхода к решению проблемы обеспечения стабильного и быстрого экономического роста. В современных условиях ускоренное развитие экономики можно обеспечить только при помощи таких факторов, которые сами обладают способностью генерировать (обеспечивать) дополнительную энергию развития, и именно таким фактором, на наш взгляд, выступает синергия взаимодействия основных субъектов экономики (государства, предпринимательства, домашних хозяйств).

2. Новые факторы экономического развития в постиндустриальную эпоху и потенциал механизмов экономического партнерства
Необходимость нового подхода к управлению экономической системой на макроэкономическом уровне определяется особенностями последней стадии развития постиндустриального общества. В отличие от индустриального, постиндустриальный мир характеризуется изменением процесса взаимодействия между субъектами экономики. Типичными становятся субъектно-объектные отношения. Субъекты экономики, постоянно взаимодействуя, меняют структуру и характер общественного производства. Это вызвано главным образом процессом глобализации и уже видимым процессом завершения формирования единой мировой экономики вследствие реализации интеграционных процессов. Отсюда вытекает главенство макроэкономического подхода к управлению экономикой в отличие от господствовавшего еще недавно отраслевого или микроэкономического подхода. Подтверждением этого факта явился, в частности, отказ органов статистики от отраслевого подхода к оценке результатов функционирования народного хозяйства и переход с 2004 г. на ведение статистического учета в разрезе видов экономической деятельности.
В настоящее время ключевыми источниками развития экономики являются не столько результаты конкретного производителя (прибыль, амортизационные отчисления и т.д.), сколько характер взаимодействия ее субъектов: государства в лице федеральных, региональных и муниципальных властей, предпринимательства (крупного, среднего и малого), домашних хозяйств (населения), имеющих доходы разного уровня. Это связано с тем, что в обозримом будущем завершится процесс формирования мировой экономики, которая по отношению самой к себе становится все более замкнутой. К тому же подходят к исчерпанию традиционные ресурсы производства – природные и трудовые, быстро устаревают материальные и нематериальные активы. На первый план выходит такой фактор производства как человеческий капитал, знания.
Описывая перспективы развития бизнеса в недалеком будущем, американский профессор Уильям Халал в своей последней книге «Обещание Технологии: Экспертное знание о Трансформации Бизнеса и Общества», например, утверждает, что корпорации превращаются в коалицию инвесторов, служащих, клиентов, поставщиков, дистрибьюторов и потребителей. Организация становится своеобразной «корпоративной общиной», в которой все эти люди необходимы для успеха предприятия. Целью этой общины является создание все большего количества различных ценностей, предстающих как общественное благо, лишь частью которого выступает прибыль инвесторов [6]. В той же книге, говоря о перспективах развития человеческого общества, он утверждает, что мир станет одной системой, состоящих из разных стран, которые действуют сообща, а все люди будут считать себя гражданами мира.
Человечество в настоящее время стоит перед необходимостью нахождения новых факторов экономического развития. Главным из них могут оказаться синергетические закономерности, качество и продуктивность взаимосвязей в экономической системе. Поэтому мы согласны с теми экономистами, которые утверждают, что в настоящее время мировая экономика вступает в новый этап своего развития – «синергетический тип глобализации» [3, с. 5]. Особенно ярко синергетические эффекты в экономике проявляются при использовании различных экономических механизмов взаимодействия предпринимательских структур, таких как предпринимательские сети, кластеры, слияния и поглощения предприятий, стратегические альянсы, долгосрочные контракты и договоренности и др. Такие механизмы позволяют снижать трансакционные издержки, внешние и внутренние риски, повышать инновационность и конкурентоспособность предпринимательских структур.
В условиях глобализации развитие мировой экономики характеризуется двумя взаимосвязанными процессами. С одной стороны, происходит рост экономической интеграции экономических субъектов, чему в немалой степени способствует деятельность международных финансовых организаций (МВФ, мировой банк, ЕБРР и др.), Всемирной торговой организации (ВТО), специализированных экономических организаций ООН (ЮНИДО, ЮНКТАД, ЮНСИТРАЛ и др.). Одновременно нарастает процесс образования и расширения региональных экономических союзов (ЕЭС, НАФТА, МЕРКОСУР, АТЭС, АСЕАН, ШОС, СНГ и т.д.). Тем самым расширяется открытость национальных экономик, деятельность все большего числа крупных национальных предпринимательских структур становится транснациональной. Растет число транснациональных корпораций (ТНК) и транснациональных банков (ТНБ), усиливается их влияние на мировую экономику.
Все это происходит на фоне роста массового использования информационно-коммуникативных технологий и Интернета во всех сферах человеческой деятельности, что ведет к углублению экономической интеграции. Однако, с углублением интеграционных процессов растет степень «замкнутости» мировой экономики как единого целого, что приводит к возрастанию экономических взаимосвязей и взаимозависимостей субъектов мировой экономики. По мере распространения тенденций глобализации процесс нарастающего взаимодействия между субъектами мировой экономики приобретает всемирный характер.
Степень взаимосвязи национальных экономик можно показать на примере двух стран: США и Китая. Так, по мнению экспертов МВФ, падение темпов роста ВВП в США на 1% приводит к снижению объема китайского экспорта на 4%, и к снижению темпов роста китайского народного хозяйства на полпроцента. Если случится замедление роста экономик этих двух мировых лидеров, то это неизбежно скажется на всем мире. Другой пример. Из-за тесной экономической взаимозависимости Европы и России стали невозможными европейские санкции против российской экономики в связи с событиями в Южной Осетии.
Транснациональные предпринимательские структуры вынуждены довольствоваться ограниченными ресурсами внутри мирового хозяйства, обеспечивая свое развитие перераспределением уже существующих мировых ресурсов путем слияний и поглощений, заключением стратегических соглашений с другими субъектами хозяйствования. Успешная деятельность, одних компаний все чаще выступает условием успешной деятельности других, и наоборот. Тем самым, на наш взгляд, создаются предпосылки для образования нового типа экономики – экономики партнерских отношений, предусматривающей равное соблюдение экономических интересов взаимодействующих сторон, поскольку выбор других контрагентов становится все более трудным, а иногда и просто невозможным.

3. Партнерские отношения в системе межбюджетных отношений: постановка проблемы
Возрастающая эффективность партнерского взаимодействия, в противовес противостоянию экономических агентов, становится отличительной чертой постиндустриального мира. Жесткая конкурентная борьба может привести к разрушительным и негативным последствиям для конкурирующих сторон. Становится ясным, что даже с экономической точки зрения более выгодным является «дружеское» поглощение одной компании другой в противовес «недружескому», иначе говоря, взаимодействие сторон необходимо даже в таком деликатном случае. Сопротивление акционеров, менеджмента и персонала поглощаемого предприятия может многократно увеличить издержки поглощения, привести к саботажу и другим негативным явлениям. Отсутствие синергетического эффекта при объединении фирм повышает издержки производства, ведет к дефициту кадров, что зачастую делает само поглощение бессмысленным. В мировой практике такие случаи не единичны, что подтверждается неоднократными последующими продажами только что поглощенных предприятий. Примером может служить покупка крупнейшей европейской страховой компанией Allianz банка Dresdner Bank и его последующая продажа через несколько лет в 2008 г.
Декларируемый нами принцип партнерских отношений между субъектами экономики, необходимый для перехода экономики на синергетический путь развития, должен соблюдаться не только между самими ее субъектами (государством, предпринимательством и домашними хозяйствами), но и внутри субъектов, поскольку сами они представляют собой достаточно сложные экономические системы.
Так, государство имеет три уровня управления: федеральный, региональный и муниципальный, и соответственно, партнерские отношения должны осуществляться между этими уровнями на условиях соблюдения принципа Парето-оптимальности. И в настоящее время экономика каждого из этих уровней представляет собой отдельную подсистему.
На федеральном уровне представлены органы управления и предприятия федерального подчинения, содержащиеся или поддерживаемые из средств федерального бюджета, а также производственная и социальная инфраструктура и др.
Регионы представляют собой десятки различных единиц в лице субъектов РФ, каждая из которых имеют свою специфику, проявляющуюся в размере территории, численности населения, особенностях природно-климатических характеристик, имеющихся природных ресурсов. Однако главной характерной чертой того или иного региона по-прежнему остается его статус как депрессивного региона или региона-донора. Депрессивные и отсталые регионы не в состоянии сформировать свой бюджет на основе собственных финансовых ресурсов. Поэтому без финансовой государственной поддержки в виде дотаций эти регионы функционировать не могут. То же относится и к муниципальным образованиям, с тем отличием, что на местном уровне, с учетом действующей системы межбюджетных отношений и распределения налогов, проблемы проявляются в более острой форме. У муниципальных образований фактически отсутствует собственная финансовая база, при этом дотационных муниципалитетов в стране более 80%.
На недостатки существующей системы межбюджетных отношений указал в недавнем интервью РИА Новости руководитель Счетной палаты РФ Сергей Степашин. По его словам, межбюджетные отношения центра и регионов, включая муниципалитеты, в плане распределения налоговых платежей следует подвергнуть серьезным коррективам. Пока что регионы-доноры в соответствии с действующим законодательством вынуждены более 60% собираемых у себя налогов отчислять в федеральный бюджет. По мнению Степашина, чтобы регионы перестали просить дотации из центра, они должны иметь возможность оставлять у себя 50% от всех собираемых на данном уровне налогов.
Он отметил также, что в таком положении муниципальные власти теряют доверие местного населения, которому трудно пояснить их положение, когда у них есть полномочия, но нет финансов для их исполнения. И здесь надо отметить важное утверждение руководителя Счетной палаты о том, что в целом дисбаланс, к которому привела действующая система межбюджетных отношений, никому не идет на пользу [9]: страдают все уровни власти: и федеральные, и региональные, и муниципальные. Таким образом, мы видим, как отсутствие партнерских отношений между субъектами государственной власти, подразумевающие согласование их экономических интересов, приводит к негативным последствиям во всей системе государственного управления.
Методы и результаты осуществления партнерских отношений между субъектами государственной власти с разной наполняемостью бюджетов будут сильно различаться. поскольку дотационных регионов и муниципалитетов в Российской Федерации еще значительное количество.
В случае дотационных регионов ведущую роль в решении проблем согласования экономических интересов будут играть федеральные власти, которые должны решать эти проблемы с учетом существующих и будущих интересов данной территории, а не только интересов центра. Регионы-доноры, напротив, имея собственные доходы, могут осуществлять относительно самостоятельную политику в экономической и социальной области. Ясно, что экономические интересы центральной и региональной власти не всегда совпадают. Однако здесь стоит другая проблема: экономические интересы этих регионов не должны противостоять интересам центральной власти и носить центробежный характер.
Осуществляемая сейчас политика «централизованного федерализма», основанного на управлении регионами как филиалами центра, предоставлении субсидий и субвенций с последующим отчетом о проделанной работе и расходовании выделенных средств, фактического назначения руководства субъектов Федерации из Кремля вряд ли способствует тому, что экономические интересы этих субъектов реализуются в полной мере. Это приводит к иждивенческой политике регионов, так как получается, что в ряде случаев выгоднее быть дотационным регионом, чем донором [5, C.47].

4. Механизм экономического партнерства в сфере взаимодействия предпринимательства, государства и домашних хозяйств
Экономическая эффективность и синергетический эффект от предпринимательства в целом могут быть обеспечены при условии эффективного взаимодействия всех его видов (крупного, среднего и малого), которое возможно только в случае обеспечения Парето-оптимальности, т.е. соблюдения в равной степени экономических интересов каждого из них. Отсутствие равных условий экономической деятельности (например, для малого и среднего бизнеса по сравнению с крупным, как в нашей стране) делает всю систему предпринимательства разбалансированной. Это приводит к тому, что не обеспечивается полностью экономическая эффективность как малого и среднего, так и крупного предпринимательства, а значит, и всего предпринимательства в целом.
Мировой тенденцией развития бизнеса становится обеспечение такого сочетания крупного, среднего и малого бизнеса, которое порождало бы синергетический эффект, дающий дополнительные конкурентные преимущества его участникам и, в конечном счете, всей экономике. Страна, в которой процветает какой-то один или даже два вида бизнеса, становится неконкурентоспособной, поскольку не имеет такого эффекта. У государства будут дополнительные возможности обеспечения экономического роста только в случае существования возможности получения синергетического эффекта от комплексного использования всех субъектов экономики.
В нашей стране, где по-прежнему руководство страны традиционно уделяет особое внимание развитию крупного, прежде всего государственного предпринимательства, обеспечение высокой эффективности функционирования совокупного бизнеса является большой проблемой. Это приводит к снижению экономической эффективности всего бизнеса и национальной экономки в целом, поскольку при этом не достигается синергетический эффект. А значит, не могут быть в целом обеспечены конкурентные преимущества ни всего бизнеса, ни экономики, а значит, исчезают и предпосылки для ликвидации экономического отставания всей страны.
Вместе с тем, в последнее время в преддверии вступления России в ВТО в политике нашего государства наметилась тенденция усиления внимания к развитию крупных государственных предприятий. Это обусловлено стремлением государства путем укрупнения повысить конкурентоспособность российских компаний на мировых рынках. Для этого были созданы корпорации: авиастроительной, судостроительной и атомной промышленности, корпорация по нанотехнологиям «Роснанотех», переданы в оперативное управление Рособоронэкспорту Автоваз, Газпром получил Сибнефть, энергетические активы РАО ЕЭС и угольные активы, Роснефти достались активы Юкоса, на базе 40 предприятий ВПК, машиностроения, металлургии и ряда других отраслей создана госкорпорация «Ростехнологии». Предполагается создание крупного станкостроительного холдинга и целого ряда других крупных производств. Аналогичный процесс начался на региональном уровне, где также стали создаваться местные госкорпорации.
Интерес государства к крупным предприятиям понятен. Укрупнение предприятий позволяет государству решать целый ряд важных проблем, таких как наполняемость государственного бюджета, улучшение управляемости стратегических отраслей, повышение их конкурентоспособности, а также решение проблемы занятости, особенно в моногородах, путем поддержки градообразующих предприятий, повышения эффективности решения внешнеэкономических и внешнеполитических проблем и т.д.
Однако при всей значимости крупных предприятий, необходимо исходить из двойственности характера современной экономической системы любой страны. С одной стороны, существует крупный бизнес, придающий конкурентоспособность экономике в целом, с другой, – малый и средний бизнес, роль которого заключается в обеспечении гибкости, мобильности и устойчивости экономической системы, поддержании ее рыночного характера, социальной направленности. При правильном взаимодействии они образуют устойчивую экономическую систему, обладающую совместными достоинствами, могущими привести к получению синергетического эффекта. Последнее имеет особое значение в условиях существующей неустойчивости мировой экономики и мировых финансовых рынков. Поэтому в настоящее время по-другому должен проявляться механизм взаимодействия разных видов предпринимательства, причем предпочтительной является тенденция повышения степени его упорядоченности.
Ярким примером потребности в системном подходе явились недавние события, связанные с металлургической компанией «Мечел», которая отказывалась заключать долговременные контракты с российскими компаниями и продавала им коксующийся уголь по завышенным ценам. В результате компания была оштрафована и заключила с российскими фирмами долгосрочные контракты. Особо ценным в этой истории является, на наш взгляд, вывод в форме пожелания, который сделал премьер В.Путин – о необходимости замены ручного управления (которое по своей сути является чисто советским методом) системным регулированием.
Предпринимаемые в последнее время в нашей стране меры по поддержке среднего и особенно малого предпринимательства носят до сих пор точечный и несистемный характер, обеспечивающий лишь частичное решение проблем.
При благополучных общих макроэкономических показателях достигнутых в последние годы, Минэкономразвития отмечает недостаточное качество роста, нерешенную проблему диверсификации производства, низкую конкурентность рынков и недостаток длинных денег в экономике. Последние два ограничения являются ключевыми. Чтобы их снять, министерство планирует снижать административные барьеры для бизнеса и налоговую нагрузку на него. Поддержка инноваций, малого и среднего бизнеса, улучшение условий для внешнеэкономической деятельности предприятий, развитие человеческого капитала также оказывается в числе приоритетов работы экономического ведомства. Многие проблемы нуждаются в комплексном, системном подходе в управлении предпринимательством в рамках всей страны, особенно в условиях глобализации. Может быть, для этих целей стоит организовать специальную структуру по системному управлению предпринимательством – агентство или, по примеру других стран, даже министерство предпринимательства.
Как нам представляется, при выборе путей перестройки российской экономики и решении проблем экономической безопасности страны ее руководством несколько переоценивается роль крупного, особенно государственного, бизнеса и соответственно недооценивается роль малого и среднего предпринимательства в системе функционирования всего национального предпринимательства. Вопрос стоит не о противопоставлении этих форм бизнеса, а об их рациональном сочетании и равном к ним отношении со стороны органов управления экономикой и государством. Это есть требование и одновременно проявление сущности процесса глобализации. Иными словами, основным путем такой перестройки является такое сочетание различных форм бизнеса (крупного, среднего и малого), которое приводит к повышению конкурентоспособности и синергетическому эффекту для всего национального предпринимательства. А это станет возможным в случае ускоренного развития малого, а также среднего предпринимательства, структурной перестройки крупного бизнеса и обеспечения их рационального сочетания в России.
Особую роль играет взаимодействие государства и частного бизнеса. Развитие этого взаимодействия также стало проявлением потребности в партнерских отношениях между субъектами экономики. Стало ясно, что при помощи только бюджетных средств нельзя решать все общественно значимые проекты в стране. Тем более, что как мы теперь знаем, бюджетных средств, получаемых от продажи углеводородов, будет все меньше. Инструментом такого взаимодействия выступает частно-государственное партнерство, осуществляемое в виде государственных контрактов частным компаниям, соглашений о разделе продукции, арендных отношений государства с частным бизнесом, концессий, образования частно-государственных предприятий и т.д.
Синергетический эффект содержится и во взаимодействии домашних хозяйств. В зависимости от уровня доходов всех их условно можно разбить тоже на три группы: богатые, средние (тот самый средний класс) и бедные. Взаимодействие между этими группами должно быть таким, чтобы базовым элементом, т.е. основным держателем национального дохода в обществе, выступал средний класс, а не богатые семьи. В развитых экономиках именно в его руках сосредоточены основные денежные средства в виде различного вида доходов, которые посредством финансовых посредников инвестируются в экономику. Он же выступает основным плательщиком налогов в стране. Незначительна и разница между доходами богатых и бедных. Как правило, коэффициент дифференциации доходов не превышает 6-8.
В нашей стране имущественный разрыв между богатыми и бедными постоянно растет вместе с ростом доходов россиян, что приведет впоследствии к торможению экономического роста. Например, по данным Росстата, коэффициент дифференциации доходов населения России постоянно возрастал. Причем темпы увеличения этой дифференциации в последние годы увеличились. Так, разница в доходах между 10% самых богатых и 10% самых бедных жителей страны в 1992 году составляла 8 раз, в 2000 году – 13,9, в 2006 году – 16, а в 2007 году уже 16,8 раз. Еще более чудовищных размеров эта разница имеет в столице. По данным Мосгорстата, проанализировавшего данные за январь-март 2008 года, доходы самых богатых москвичей в 34,5 раза превышают доходы беднейших [4].
О негативном влиянии этого явления на экономику страны говорит и известный российский предприниматель О. Дерипаска, когда утверждает, что бедность парализует экономический рост [2, С. 62-63]. Причем проблема ликвидации бедности, как совершенно справедливо указывается некоторыми авторами [3, C. 369-370], не может быть решена в рамках обычного линейного макроэкономического роста без использования синергетического подхода. В противном случае этот процесс будет бесконечным.
Известно, что в переходных состояниях экономики (войны, послевоенное восстановление народного хозяйства, экономическая интеграция и т.п.) объективно возрастает роль государства. Этот процесс особенно усиливается и в условиях глобализации. Но проявление этого явления в разных странах происходит по-разному.
Следует отметить, что в российских условиях, где традиционно сильна роль государства в проведении экономических реформ, существует возможность «возврата» к ранее использовавшимся методам централизованного экономического управления экономикой. Координатором и генеральным исполнителем, обеспечивающим синергетическое взаимодействие между субъектами экономики, может быть только государство во взаимодействии с общественными и научными организациями. Само собой разумеется, что процесс интеграции в рамках партнерства должен осуществляться с учетом предыдущего (хорошего и плохого) исторического опыта. Думается, что в данном случае наш предыдущий опыт хозяйствования может превратиться из недостатка в дополнительное преимущество по сравнению с западными странами, которые рано или поздно будут вынуждены идти таким же путем.
Таким образом, в настоящее время существуют объективные предпосылки для перехода российской экономики от догоняющего типа развития к экономическому развитию на основе использования синергетического взаимодействия субъектов экономики при активной роли государства.


Литература
1. Ведомости, 31 июля 2008 г.
2. Дерипаска О. От бедности к богатству // Эксперт. – 2003. – №17 (13 мая).
3. Евстигнеева Л.П., Евстигнеев Р.Н. Экономический рост: либеральная альтернатива. – М.: Наука, 2005.
4. Российская газета. – 2008. – 15 августа.
5. Эксперт. – 1999. – 22 февраля.
6. Washington ProFile. – 2008. – 8 августа.
7. http//www.economy.gov.ru
8. http//www.icie.ru
9. http://news.mail.ru/economics/1888733

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия