Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (28), 2008
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ
Хоботова С. Н.
доцент кафедры торгового дела Омского института (филиала) Российского государственного торгово-экономического университета,
кандидат экономических наук


Глобализация розничной торговли и ее воздействие на экономику принимающих стран
В статье анализируется воздействие процессов глобализации и сетевой модернизации розничной торговли на экономику принимающих стран. В работе широко используются результаты зарубежных исследований проблем формирования конкурентной среды и поведения местных торговых сетей. Обосновывается актуальность проблем глобализации розничной торговли в связи с высокой привлекательностью российского рынка для глобальных сетевых операторов
Ключевые слова: глобализация, сетевая розничная торговля, глобальный сетевой оператор

Существенной чертой современных международных экономических отношений является процесс розничной глобализации, который тесным образом связан с концентрацией и транснационализацией торгового капитала. Одним из эффективных методов управления таким капиталом являются сетевые технологии. В целях расширения своего бизнеса и получения экономии от масштаба деятельности в розничной торговле сетевые операторы выходят на зарубежные рынки. Так, по мнению экспертов компании ACNielsen, продажи за пределами родных стран в перспективе будут занимать все большую долю в общем объеме продаж крупнейших международных торговых сетей. За прошедшее десятилетие западные сети, например, начали доминировать в торговле продуктами питания и напитками на рынках Центральной и Восточной Европы, расширять свое присутствие на азиатских и латиноамериканских рынках. В этих странах степень концентрации розничной торговли постоянно растет.
В то же время следует отметить, что влияние глобальных торговых сетей на экономику принимающих стран воспринимается учеными неоднозначно. Как показывают зарубежные исследования, с одной стороны, появление зарубежного ритейла, который работает по самым современным стандартам, способствует привлечению в страну новых технологий в области торговли. С другой стороны, вхождение крупных зарубежных сетевых структур на потребительский рынок страны создает мощную конкуренцию местным национальным компаниям и предприятиям, вытесняя их с внутреннего рынка принимающей страны и не давая развиваться. Нередки случаи скупки местных предприятий не для реорганизации, а для свертывания производства, особенно в слабо- и среднеразвитых странах. Существует множество примеров того, как целые отрасли экономик стран Восточной Европы не выдерживали конкурентной борьбы со стороны зарубежных ТНК.
Как показывают исследования зарубежных экономистов, специализирующихся в области анализа транснационального ритейла, последнее десятилетие XXI века характеризуется ускоренным ростом притока прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в развивающиеся страны Восточной Азии, Центральной и Восточной Европы и Латинской Америки со стороны небольшой группы торговых сетей продовольственного и непродовольственного секторов из стран Западной Европы и, в меньшей степени, Северной Америки. Последствия этого процесса оказывают существенное воздействие на экономику принимающих стран. При этом розничная глобализация влияет не только на усиление конкурентной среды, но и серьезно корректирует инфраструктурные, институциональные и регулирующие отношения в местах оперирования транснациональных торговых сетей. В данной статье мы подробнее остановимся на последствиях розничной глобализации с позиции формирования транснациональными сетями конкурентной среды в странах оперирования.
В конце 90-х годов ХХ века произошел коренной сдвиг в интенсивности притока ПИИ в сектор розничной торговли развивающихся стран Восточной Азии, Центральной и Восточной Европы и Латинской Америки. Только что зародившаяся к тому времени группа транснациональных торговых корпораций, преимущест­венно из стран Западной Европы (за исключением Североамериканских компаний Wal-Mart и Costco), быстро увеличила масштаб своей сетевой торговли на указанных развивающихся рынках, одновременно с этим создав большие и жестко управляемые региональные и глобальные сети поставок [5, с.1578]. Такой ускоренный рост притока ПИИ был обусловлен консолидацией западных розничных рынков с жестким регулированием и появлением на них ведущих компаний, которые увеличили свою капитализацию и долю основного рынка страны базирования. Это позволило им направить имеющийся в наличии свободный капитал в страны с развивающимися рынками для создания возможностей долгосрочного роста [14, c.128]. Развитию этого процесса способствовали доступ к недорогим источникам капитала, а также политика полной или частичной либерализации ПИИ в сфере розничной торговли во многих развивающихся странах. Приток ПИИ, в свою очередь, привел к быстрой консолидации и транснационализации современного рознично-торгового сектора развивающихся рынков.
Существенный интерес в этой связи представляет выделение особенностей поведения ведущих транснациональных розничных корпораций (ТНРК) на зарубежных рынках. Объемы и динамика их зарубежных продаж представлены в таблице 1.
Таблица 1
Ведущие транснациональные розничные корпорации на 2007 г.
Источник: Dawson, J. Scoping and conceptualizing retailer internationalization // Journal of Economic Geography. — 2007. — № 7. — P. 377.
Большая часть данных компаний, за исключением мебельного ритейлера IKEA и Pinault Printemps-Redoute, французского рознично-дистрибьюторского конгломерата со значительной долей нерозничной торговли в общем объеме продаж, относится к группе продовольственных ритейлеров. Наибольшее влияние на экономику развивающихся стран оказали ПИИ со стороны таких корпораций, как Carrefour, Wal-Mart, Metro, Tesco, Casino и Auchan [6, с.134]. Представляет интерес также деятельность двух «региональных» ритейлеров второго эшелона: компании Dairy Farm, базирующейся в Гонконге, и компании Shoprite, осуществляющей свои операции в Южной Африке.
Как показывает таблица 1, к 2007 г. объем зарубежных продаж каждого из транснациональных ритейлеров первого эшелона превышал 11.775 млн дол. в год, составляя от 20% до 90% общего объема продаж. Практически у всех из представленных в таблице транснациональных операторов зарубежные продажи как процент от общего объема продаж продолжали расти с конца 90-х гг. Тем не менее, количество стран оперирования ведущих транснациональных ритейлеров увеличилось незначительно, а в некоторых случаях даже сократилось.
Вместо того чтобы и далее расширять географический масштаб своих операций после главной волны экспансии в конце 90-х гг., некоторые транснациональные торговые компании первого эшелона предпочли следовать стратегии рыночной консолидации, сфокусированной на увеличении доли рынка в тех странах, где они занимают доминирующую рыночную позицию. По мнению N. Wrigley, в результате этого получили развитие два альтернативных процесса: участие транснациональных ритейлеров в стратегическом зарубежном обмене активами с конкурирующими корпорациями или их уход с рынка принимающей страны [14, с.137]. В своей работе Dawson [7] подтверждает существование данной тенденции. Проводя анализ 100 крупнейших мировых ритейлеров, автор отмечает, что с конца 90-х гг. крупнейшие торговые компании начали концентрировать свои усилия на ограниченных рынках и увеличивать свою рыночную долю на этих рынках, в то время как компании, занимающие нижнюю половину таблицы TOP 100 мировых ритейлеров, напротив, продолжают осваивать все новые страновые рынки, что существенно увеличивает их долю продаж, осуществленных посредст­вом зарубежных операций [7, с.389].
Для достижения конкурентоспособности на рынках развивающихся стран международные розничные операторы вынуждены встраиваться в систему принимающих стран (в местную культуру потребления, недвижимость и плановую систему земельного пользования, а также в систему снабжения). Перед транснациональными розничными компаниями встает острая необходимость инвестирования в территориальную систему страны оперирования, чтобы учесть национальные особенно­сти в правовой, экономической, социокультурной областях и выстроить конструктивные отношения с органами вла­сти. Внедрение в такую «территориальную систему» для транснациональных розничных корпораций является очень важным условием достижения успеха на рынках развивающихся стран, однако в этой связи корпорации сталкиваются с двумя основными препятствиями.
Первое препятствие состоит в том, что защита интеллектуальной собственности для транснациональных компаний существенно затрудняется попытками имитации ключевых составляющих конкурентных преимуществ со стороны местных ритейлеров. Второе препятствие связано с наличием местных правовых ограничений для деятельности иностранных компаний и политического влияния местных должностных лиц.
Выясним, каким образом лидеры международной розничной торговли встраиваются в экономику принимающих стран, и какие ответные меры принимают в этой связи местные ритейлеры.
Во-первых, выход на зарубежные рынки ТНРК связан с прямым иностранным инвестированием (ПИИ), которое сопровождается экспортом различных организационных инноваций (новые форматы, реорганизация логи­стической системы, радикальное улучшение качест­ва обслуживания, стандарты гарантии качества и т.д.), что приводит к ужесточению конкуренции на местном рынке и ускоренной модернизации сектора розничной торговли страны-реципиента. По мнению Goldman, приток ПИИ и ответная реакция местных розничных сетей на конкуренцию со стороны ТНРК уже привели к быстрому расширению, консолидации и транснационализации «современного» сектора розничной торговли во многих развивающихся странах вместе с постепенным уменьшением доли рынка, приходящейся на традиционные, неформальные розничные каналы [8, с.286].
Последствия вышеописанной тенденции таковы, что рыночная доля сетевого сектора розничной торговли резко возросла за последнее десятилетие. К 2005 г. эта доля достигла 50–60% в странах, которые, по словам Reardon, затронула первая волна экспансии ТНРК (Южная Америка, север Центральной Европы и Восточная Азия, кроме Японии и Китая), 30–50% эта доля составила в странах «второй волны» (Мексика, части Центральной Америки, Южная Африка, большая часть юга Восточной Азии и юг Центральной Европы) и до 10% эта доля составила в странах «третьей волны» (Восточная Европа, Китай, Индия, другие части Центральной Америки и юг Восточной Азии) [9, с.411]. К тому же, доля сетевого сектора розничной торговли, контролируемая пятью крупнейшими розничными сетями (зачастую ТНРК), возросла до 70–80% в большинстве стран Латинской Америки как результат интенсивной конкуренции и консолидации розничного сектора [10, с.519].
Указанный процесс сопровождается несколькими четко выраженными тенденциями, происходящими на розничном рынке принимающих стран. Основная тенденция заключается в продвижении транснациональными розничными корпорациями новых магазинных форматов (гипермаркет, супермаркет, дискаунтер и «магазин у дома») с их исконных ниш в крупных городах, где они обслуживали потребности в основном покупателей с высоким и средним уровнем дохода, в провинциальные города и сельские местности, где проживают покупатели с низким уровнем дохода. Эта тенденция сопровождается уменьшением доли традиционных небольших магазинов и неформальных розничных каналов. Стоит отметить, что, по мнению Reardon, такая диффузия «современных» розничных форматов магазинов идет параллельно с включением в операции ТНРК помимо продаж готовой продукции и полуфабрикатов еще и продаж свежих продуктов. Это является не только результатом экономии от масштаба, полученной ТНРК еще в ходе продаж готовой продукции и полуфабрикатов, но и результатом сформировавшейся культуры потребления, при которой «ежедневные покупки свежих продуктов лишь незначительно уступают место менее частым покупкам и хранению продуктов в холодильных установках» [11, с.267]. В таких условиях крупные местные розничные сети, которые появились задолго до основного притока ПИИ в сферу розничной торговли этих стран, быстро и успешно скопировали некоторые из организационных инноваций либо у ТНРК «первой волны» (таких как Carrefour), либо у ведущих ритейлеров США и Западной Европы. К примеру, сеть Lotus в Таиланде, впоследствии приобретенная Tesco, изначально основывала свои си­стемы дистрибуции, логистики и менеджмента на опыте Wal-Mart [4, с.269]. Иногда местные розничные сети достигают достаточно большого рыночного масштаба, который служит защитой от конкуренции со стороны ТНРК (например, сеть E-Mart в Южной Корее).
Говоря о сопротивлении местных розничных сетей экспансии со стороны ТНРК, следует отметить, что весьма показательным в этой связи является пример Чили конца 90-х — начала 2000-х годов и закончившиеся неудачей попытки сетей Ahold, Carrefour и Home Depot утвердиться на рынке этой страны и составить мощную конкуренцию крупнейшим местным сетям (D&S и Cencosud, специализирующиеся на продаже бакалейных товаров, и Sodimac, специализирующийся на торговле товарами для дома). По мнению Bianchi, причиной фиаско ТНРК на рынке Чили стала комбинация следующих факторов: способности местных ритейлеров разрабатывать свои способы противостояния источникам конкурентных преимуществ ТНРК; неспособности ТНРК достичь масштаба деятельности на местном рынке, достаточного для получения устойчивого преимущества в местной сети снабжения; и неспособности ТНРК «вписать» свою деятельность в институциональные и социальные рамки принимающей страны [3, с.157]. Примеры недавнего ухода таких крупнейших ТНРК, как Carrefour и Wal-Mart, с рынка Южной Кореи рассматриваются исследователями как следствие тех же ошибок, что и в примере с рынком Чили. Единст­венная ТНРК, сумевшая закрепиться на рынке Южной Кореи, — это Tesco, которой удалось встроить свой стиль деятельности в «территориальную систему» страны и создать стратегически важный союз с местным конгломератом Samsung [5, с.1589].
Другим фактором, который играет существенную роль в противостоянии местных ритейлеров экспансии ТНРК, является доступ к недорогим источникам капитала. Так, Reardon отмечает, что ТНРК имеют доступ к инвестиционным фондам, состоящим из их собственной ликвидности, и к международному кредиту, который намного дешевле кредитов, доступных местным ритейлерам [12, с.425].
Как следствие, правительство принимающих стран стремится финансово поддерживать местные розничные сети. В противном случае, местным сетям не остается ничего другого, как прибегнуть к созданию совместных предприятий с ТНРК, чтобы улучшить свой доступ к капиталу. Reardon приводит пример правительства КНР, которое предоставляет займы своим ведущим розничным сетям. В подтверждение существования этой государст­венной практики исследователь Faiguenbaum отмечает пример предоставления займов национальным банком Чили местной сети D&S в целях затруднения доступа ТНРК на местный рынок [13, с.467]. Таким путем местные сети используют инструмент лоббирования своих национальных правительств, чтобы добиться эффективности правовой защиты своей конкурентной позиции.
В противоположность этому, в Бразилии ведущая продовольственная сеть CBD была вынуждена прибегнуть к созданию совместного предприятия с французской розничной сетью Casino, и укреплению данного сотрудничества с тем, чтобы получить средства, необходимые для своего расширения.
Что касается мелкомасштабных розничных предприятий, опыт зарубежных стран показывает, что участники традиционного/неформального сектора розничной торговли также оказывают сопротивление приходу ТНРК на местный рынок. Например, в странах Латинской Америки мелкомасштабные ритейлеры в последнее время демонстрировали удивительную устойчивость к конкуренции со стороны ТНРК и крупнейших местных сетевых операторов. Humphrey связывает такую устойчивость традиционных розничных каналов с рядом трудностей, которые большие сети супермаркетов (как ТНРК, так и местные) испытывают в отношении проникновения на рынок покупателей с низким доходом, особенно это касается сферы розничной торговли свежими продуктами питания, где формат уличной торговли по-прежнему сохраняет популярность среди потребителей и удерживает существенную долю рынка [15, с.137]. В этой связи для ТНРК становится необходимым изучение опыта местных розничных компаний, которые специализируются на работе с целевой аудиторией с низким доходом с тем, чтобы отыскать возможные способы адаптации к низко-доходной группе покупателей.
Одним из направлений в решении данных проблем является практика создания альянсов ТНРК с местными ритейлерами.
Попытаемся в данной части статьи проанализировать имеющуюся на сегодняшний день информацию о стратегической кооперации ТНРК с местными розничными сетями как одном из наиболее эффективных способов адаптации ТНРК к институциональным, культурным и регулирующим особенностям рынка принимающей страны.
Опыт Tesco в области создания альянсов с местными розничными сетями в Восточной Азии (с CP Group в Таиланде, с Samsung в Южной Корее, с Sime Darby в Малайзии и с Ting Hsin в Китае) доказывает, что такие альянсы являются очень действенным механизмом для встраивания ТНРК в «территориальную систему» стран оперирования и достижения в этих странах «организационной законности». Несмотря на волну резкого спада доли местных розничных сетей в таком альянсе, когда спад следует сразу за образованием альянса (по прогнозам, к 2011 году доля CP Group сократится с 25% до нуля, а Samsung — с 19% до планируемого 1%, в то время как Ting Hsin — уже оказалась в позиции меньшинства к концу 2006 г.), руководство Tesco утверждает, что данное сотрудничество было для их сети необходимым условием достижения существующей позиции на этих рынках [12, с.1087]. В особенности Tesco указывает на знания, приобретенные в условиях местной культуры потребления, местной правовой среды и норм регулирования бизнеса. В противовес этому, неспособность Tesco найти подходящего местного партнера для своего вхождения на рынок Тайваня, по мнению исследователей, лежит в основе ее ухода с рынка Тайваня в 2005 году.
Таким образом, нами был рассмотрен конкурентный аспект воздействия розничной глобализации на экономику принимающей страны. Как показывают зарубежные и отечественные исследования, конкуренция на рынках развивающихся стран реципиентов, вызванная приходом ТНРК, имеет серьезные последствия для их экономики.
Во-первых, для того, чтобы выстоять в конкуренции с иностранными сетевыми компаниями, местные ритейлеры используют прямое копирование зарубежного опыта в области развития организационных, маркетинговых, логистических и других технологий и в ряде стран имеют поддержку государства при получении льготных кредитов и регулирующего воздействия. С одной стороны, это приводит к развитию «современного» сектора розничной торговли, работающего по передовым стандартам. С другой стороны, уменьшается доля традиционного «неформального» сектора розничной торговли в форме открытых рынков.
Во-вторых, экспансия ТНРК имеет своим результатом возрастающую консолидацию и транснационализацию розничного рынка страны. Как следствие, процессы слияний и поглощений получили небывалый масштаб развития в развивающихся странах в последнее время. С экономической точки зрения, усиливающаяся консолидация рынка розничной торговли принимающей страны приводят к доминированию на рынке ограниченного числа торговых операторов, обладающих монопольной властью. И если ТНРК удается завоевать большую часть розничного рынка страны-реципиента и занять лидирующие позиции, то это может иметь серьезные последствия для всех субъектов розничного рынка и для экономики страны в целом. Последствия эти имеют не только внутренний, но и внешний характер, определяющий место страны в системе мирохозяйственных связей.
Согласно отчетам консалтинговой компании A.T. Kearney, Россия в настоящее время занимает второе место в рейтинге привлекательности развивающихся рынков для глобальных торговых сетей после Индии. Именно поэтому иностранные торговые компании все тщательнее исследуют российский рынок. На сектор розничной торговли и общественного питания уже пришлось 21% из 142,9 млрд долл. накопленных в России на конец 2007 г. иностранных инвестиций [2]. По данному показателю этот сектор российской экономики занимает второе место после обрабатывающей промышленности.
Наметился активный выход международных торговых сетей на рынок России. В этой связи становится актуальным дальнейший анализ рассмотренных вопросов для понимания последствий розничной глобализации для экономики России и выработки соответствующей государственной политики по поддержке российских участников розничной торговли


Литература
1. Путин В.В. Минерально-сырьевые ресурсы в стратегии развития российской экономики / Открытая экономика: информационный портал. — http://www.opec.ru
2. Основные социально-экономические показатели РФ /Федеральная служба государственной статистики: Официальный сайт. — http://www.gks.ru
3. Bianchi, C. An institutional perspective on retail internationalization success // International Review of Retail, Distribution and Consumer Research. — 2004. — № 14. — P. 149–169.
4. Biles, J. Globalization of food retailing and the consequences of Wal-Martization in Mexico. — New York: Routledge, 2006. — P. 350.
5. Cое, N. The internationalization/globalization in retailing, towards an economic-geographical research agenda // Environment and Planning A. — 2007. — № 36. — P. 1571–1594.
6. Dawson, J. Towards a model of the impacts of retail internationalization. — London: Routledge Curzon, 2004. — P. 210.
7. Dawson, J. Scoping and conceptualizing retailer internationalization // Journal of Economic Geography. — 2007. — № 7. — P. 373–397.
8. Goldman, A. Barriers to the advancement of modern food retailing formats: theory and measurement // Journal of Retailing. — 2002. — № 78. — P. 281–295.
9. Reardon, T. «Proactive fast-tracking» diffusion of supermarkets in developing countries: implications for market institutions and trade // Journal of Economic Geography. — 2007. — № 7. — P. 399–431.
10. Reardon, T. Agrifood sector liberalization and the rise of supermarkets in former state-controlled economies: a comparative overview // Development Policy Review. — 2004. — № 22. — P. 515–523.
11. Reardon, T. The supermarket revolution in developing countries: policies to address emerging tensions among retailers and between retailers and suppliers // European Journal of Development Research. — 2006. — № 4. — P. 234–324.
12. Palmer, M. International retail restructuring and divestment: the experience of Tesco // Journal of Marketing Management. — 2004. — № 20. — P. 1075–1105.
13. Faiguenbaum, S. The rapid rise of supermarkets in Chile // Development Policy Review. — 2002. — № 20. — P. 459–471.
14. Wrigley, N. The globalization of retail capital: themes for economic geography // Journal of Economic Geography. — 2006. — № 6. — P. 124–145.
15. Humphrey, J. Globalization and supply chain networks: the auto industry in Brazil and India // Global Networks. — 2005. — № 3. — P. 123–145.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия