Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (28), 2008
ЭКОНОМИКА, УПРАВЛЕНИЕ И УЧЕТ НА ПРЕДПРИЯТИИ
Войтоловский Н. В.
заведующий кафедрой экономического анализа эффективности хозяйственной деятельности
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук

Аппакова Н. Д.
заведующий Пойковским филиалом Тюменского государственного университета,
кандидат социологических наук

Христофорова Л. В.
стажер кафедры экономического анализа эффективности хозяйственной деятельности Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов

Структура и классификационные аспекты категории «субконтрактинг»
В статье рассматривается структура категории «субконтрактинг». Выделяются и исследуются восемь ее структурных элементов. Дан анализ классификационных аспектов категории и изучены предлагаемые в литературе подходы к классификации. Проанализированы японская и американская модели субконтрактации
Ключевые слова: субконтрактинг, субконтрактные отношения, организация промышленности, классификация

В странах Европейского Сообщества уже в начале настоящего века до 65% общего числа малых фирм работали по субконтрактным схемам. В процессы субконтрактации было вовлечено 293 тысячи предприятий, что обеспечивало рабочими местами более четырех миллионов человек. Уже в то время до 15% ВВП Евросоюза (около 350 млрд евро) производилось по субконтрактам [4]. За период 1998–2004 гг., объемы субконтрактных сделок, заключенных в сфере проводных телекоммуникаций и сетей, выросли почти в четыре раза, в производстве компьютерных сетей – в два с половиной, в автомобильной промышленности – почти в пять раз, а в среднем по остальным производствам – почти втрое.
Такова общемировая тенденция, и хотя в российской промышленности она менее заметна, исследование явления субконтрактинга с перспективной точки зрения необходимо и поэтому актуально.
1. Основные структурные элементы понятия субконтрактинга.
В экономической теории нет единства мнений по вопросу о структуре категории субконтрактации. Ниже мы приводим перечень явлений, которые, на наш взгляд, наиболее полно отражают содержание понятия субконтрактации. Данный перечень отражает «объектный список» минимально необходимых и достаточно универсальных элементов, выявление которых требуется для последующего анализа внутренних и внешних взаимодействий между ними.
1. Промышленная фирма – контрактор. Этот элемент имеет безусловно базисный характер для всей категории в целом, поскольку субконтрактинг возникает, осуществляется и развивается только из потребностей промышленного контрактора. В качестве базового элемента выбрана фирма – контрактор, а не ее потребности, поскольку значительное количество факторов внутренней и внешней среды предприятия может существенно модифицировать конкретное содержание его потребностей, а для построения структуры понятия требуется достаточно постоянное представление о содержании его элементов.
2. Характер производства на предприятии-контракторе. Под этим термином мы понимаем те основные характеристики, которые традиционно определяют любую производственную систему и которые достаточно полно отражены в специальной литературе. Для примера отметим, что в зависимости от того, имеет ли контрактор массовое, серийное или локально-индивидуализированное производство, могут в значительной мере существенно изменяться его представления и о полезной субконтрактации, и о целевой ориентации, о финансово-экономических характеристиках, приемлемых для контрактора. По нашему мнению, характер производства может быть выявлен в отношении использования таких систем его организации, как «Just in time», «Шесть сигм» и иных подобных подходов, которые в той или иной мере рационализируют производственную схему, обеспечивая в общем случае повышение ее эффективности.
3. Особые представления о стратегических и тактических задачах фирмы в целом и их влиянии на производство. Стратегия фирмы определяет ее отношение к промышленной кооперации в целом и к таким ее формам, как аутсорсинг, субконтрактинг, кластерный подход и т.п. Реализующие стратегию тактические задачи могут, в свою очередь, накладывать отпечаток на представление фирмы о субконтрактинге, его роли в решении производственных задач. Так, попытка не допустить серьезных конкурентов на свою рыночную территорию, как правило, требует изменения политики фирмы в отношении субконтрактинга, стимулирует заключение соглашений с наиболее значимыми и имеющими хорошую репутацию партнерами. Контрактор в этом случае стремится не столько обеспечить эксклюзивность своих поставок, сколько получить определенные преференции.
4. Информационное пространство субконтрактации, в рамках которого обеспечиваются информационные потоки, опосредующие субконтрактинг и вносящие в него элементы определенности, способствующие увеличению возможности выбора, определяющие потенциальные опасности. Центры контрактации в этих условиях приобретают функцию центров информационного пространства, ответственных за сведение вместе контрактора и субконтрактора и за эффективность такого рода связей. В то же время, современный активный субконтрактинг сам формирует достаточно многомерное поле такого рода информации.
5. Внешняя среда субконтрактации, в рамках которой прямо или косвенно задействованы различные ассоциации крупных производителей и малых промышленных предприятий, банки, органы региональной и муниципальной власти, обслуживающие и инфрастуктурные организации. Зачастую именно такая внешняя среда мощнейшим образом влияет не только на субъекты субконтрактинга, но и на организацию, осуществление и эффективность этих процессов в целом.
6. «Набор субконтракторов». Этим условным термином мы определяем все те промышленные предприятия, которые в рамках заданных контрактором условий могут более или менее эффективно выполнять заказы. Состав этих предприятий влияет на процесс субконтрактинга, а во многих случаях достаточно четко определяет даже и модель субконтрактации.
7. Конкретный субконтрактор. Эффективность субконтрактинга напрямую зависит от конкретных особенностей его субъектов, что определяет необходимость формирования системы оценки и отбора субконтракторов.
8. Юридические основания субконтрактинг. Юридические нормы служат основанием для составления договоров на выполнение заказов, они опосредуют процессы субконтрактации с точки зрения их законности и соответствия правовым и нормативным документам, действующим в данной социально-экономической системе. Отметим, что уровень развитости контрактного права является не только важной характеристикой хозяйственного права в национальной экономике, но и безусловным основанием уровня эффективности субконтрактинга.
Таким образом, отношения субконтрактации могут быть определены в широком контексте экономических отношений. Конкретные особенности субконтрактных отношений зависят от масштабов деятельности их участников, при этом рост объема субконтрактных операций неизбежно ведет к усложнению самой модели субконтрактации. Масштаб операций, естественно, не влияет на состав элементов приведенного выше перечня, но может существенно изменить характер взаимодействия между элементами и их относительную значимость.
2. Классификационные основы субконтрактинга.
Классификационные основы субконтрактинга нельзя считать едиными потому, что они опосредуются разными элементами категории. Каждый из элементов может стать в той или иной мере основанием конкретной классификации. Более того, как будет показано ниже, нередки случаи, когда определенные составляющие, лежащие внутри того или иного элемента, окажутся основаниями для построения той или иной классификации.
Если принять высказанную выше точку зрения, то, безусловно, следует поставить достаточно очевидный вопрос: можно ли совместно рассматривать, анализировать и оценивать классификации, в основе которых лежат различные классификационные признаки, и насколько полезен будет такой анализ? На наш взгляд, на этот вопрос можно дать положительный ответ, поскольку анализируя каждую из этих классификаций и сопоставляя их между собой, мы не ставим задачу определения и разграничения правильных и неправомерных классификаций. Задача состоит в другом: следует определить, каким образом каждая из рассматриваемых классификаций углубляет и систематизирует наше представление о категории в целом и ее отдельных элементах.
Обратим, прежде всего, внимание на ту классификацию субконтрактных отношений, которая встречается у некоторых авторов, но в наиболее развернутом виде представлена в работе К.А. Белокрылова [1]. Автор отмечает, что по экономическому содержанию следует выделять два типа субподрядов: комплектующий и конкурирующий. При этом отмечается, что к комплектующим следует относить специализированные субподряды, получившие развитие в современных условиях. Главная задача специализированных субподрядов состоит в обеспечении конечной сборки продукции необходимыми компонентами. Здесь не следует понимать этот термин как чисто производственный, поскольку совершенно те же субподрядные отношения имеют место в исследованиях и разработках, когда речь идет, например, о субподряде на конструирование отдельных частей будущего изделия. То же самое имеет место и в том случае, когда в качестве отдельного субподрядного блока выделяются логистические операции, опосредующие продажу промышленной продукции.
В отношении конкурирующего субподряда автор классификации отмечает, что здесь имеет место своего рода двуединый процесс. С одной стороны, субподрядчики привлекаются в периоды пиковых нагрузок и усиления влияния сезонных факторов, а с другой стороны, по мере снижения уровня деловой активности, те же операции производит сам контрактор. Именно поэтому данный вид субподряда получил название конкурирующего: контрактор так или иначе конкурирует с субконтрактором в рамках тех или иных компонент или операций производственного процесса.
В рамках указанного подхода выделяются и такие виды субконтрактинга, как производительный (конъюнктурный) и специализированный (структурный) субподряды. Первый рассматривается в виде механизма, амортизирующего конъюнктурные колебания (высокая конъюнктура – масштабный субподряд, и наоборот). Что касается специализированного субподряда, то он имеет место практически на постоянной основе, и в гораздо меньшей мере зависит от внешних колебаний.
Оценивая предложенную классификацию, следует отметить, что в ней, с точки зрения приведенной выше схемы элементов, особую роль играет внешняя среда и намерения контрактора, которые определяются характером его производства и некоторыми привходящими факторами. Тем не менее, подчеркнем, что данная классификация – тип простейшей группировки субконтрактных отношений. Гораздо более убедительно выглядит классификация, предложенная в свое время UNIDO [5]. Здесь выделяются следующие группы субконтрактных отношений.
• Общепроизводственная субконтрактация, которая охватывает почти 60% всех субконтрактов в мире и касается достаточно традиционных условий выполнения субконтрактных работ. Речь идет о долгосрочном спросе на продукцию, которую выпускает контрактор, и о ситуации, когда ему выгоднее передать отдельные детали и компоненты на внешний субподряд при жестких требованиях соблюдения условий использования его же технической документации и методов контроля качества. Внутри этой классификационной группы UNIDO выделяет три типа субконтрактации: объемный (производство аналогичной продукции на чужих мощностях), видовой (расширяется ассортимент за счет изделий субконтракта) и технологический (используется более совершенная технология для тех изделий и операций, которые в этом смысле хуже выглядят у контрактора).
• Специализированная субконтрактация, в рамках которой действует более 30% мировых субподрядов и которая предполагает наличие у субконтрактора специализированного оборудования, отсутствующего у контрактора.
• Субконтрактация на основе перемещения производства. Этот вид особенно интенсивно развивается в современных условиях, поскольку перемещение производств из стран с более высокими издержками в страны, например, с более дешевой рабочей силой практически имеет общемировой характер. Однако, в данной системе отношений субконтрактор полностью контролируется контрактором, начиная от сырья, материалов и технических условий и заканчивая продажей готовой продукции.
• Субконтракты на основе использования сырья, поставляемого контрактором. Этот вид достаточно понятен из самого названия и, по существу, является как бы встроенным в те виды субконтрактации, которые описаны выше.
• Субконтрактация на основе использования специальных инструментов и оборудования, поставляемого контрактором.
• Субконтрактация, предусматривающая выполнение научно-исследовательских работ или оказание различных видов услуг.
Оценивая приведенную выше классификацию UNIDO, следует отметить ее крайне прагматический характер и достаточно очевидное нарушение общеизвестных принципов классификации. Например, здесь одновременно использованы такие признаки, как: отношения, связанные с внешними, конъюнктурными факторами; объемно-видовые и технологические характеристики; характеристики, связанные с эффективностью, например, межстрановой кооперации, и чисто технологические факторы в рамках цикла «исследование – производство».
Сами по себе эти нарушения традиционных основ классификации не были бы столь сомнительны, если бы классификация UNIDO давала некий конструктивный выход, например, обеспечивала бы более глубокое понимание категории, способствовала рационализации построения субконтракта, выявлению существенных связей внутри субконтрактных отношений. Рассматриваемая классификация формально может быть признана классификацией так называемого смешанного типа, но, на наш взгляд, она остается практически бесполезной, если рассматривать ее с точки зрения организации и управления процессами субконтрактации.
Примеры классификации субконтрактации можно встретить и в учебной литературе. Так, в учебном пособии, подготовленном в издательстве «Альянс-Медиа» [2], предложены несколько классификационных признаков, которые и позволяют, на наш взгляд, достаточно продуктивно подойти к группировке субконтрактных отношений. Рассмотрим эту классификацию более подробно. Прежде всего, выделяются формы организации субконтрактных отношений, и все они делятся на три большие группы, которые названы соответственно: линейными, иерархическими и смешанными.
Линейная модель субконтрактации предполагает наличие множества связей контрактора с самыми разными субконтракторами. Эти связи имеют прямой характер и непосредственно выводят каждого из субконтрактных исполнителей на непосредственного заказчика. Из специальной литературы хорошо известно, что этот вид субконтрактных отношений в значительно большей мере характерен для так называемой американской модели субконтрактации.
В иерархической модели при контрактор имеет связи лишь с несколькими наиболее крупными субконтракторами первого уровня, а уже те, в свою очередь, формируют вокруг себя контракторов более низких уровней. Такой тип субконтрактных отношений в значительно большей мере соответствует японской модели.
Далее авторы рассматриваемой классификации представляют классификацию UNIDO, но в более широком контексте, чем это имело место в приведенном выше материале. В частности, здесь добавлены, прежде всего, классификация по периодичности отношений, а также классификация, подразумевающая наличие особых отношений. В первой группе выделяется временная и долгосрочная субконтрактация, а во второй – уже рассмотренная нами подгруппа, характеризующая субконтрактацию в рамках цикла «исследование – производство».
Рассмотрим в заключение еще одну классификацию, предложенную французским исследователем Ж.Валентином и подробно проанализированную в работе В.Игнатьева [3]. Ж. Валентин классифицирует субподряд на основе технических и экономических критериев и различает специализированный и обычный субподряд. При этом французский автор полагает, что в обычном субподряде могут иметь место достаточно ординарные работы, даже полуквалифицированные и неквалифицированные, в то время как специализированный субподряд практически охватывает особый спектр работ, требующих существенно более высокой квалификации, специальной технологии и иных, того же вида специфических ресурсов. В экономическом плане в данном исследовании выделяется комплектующий и конкурирующий субподряды, которые уже подробнее разбирались нами выше.
Не рассматривая далее менее значимые примеры классификаций, отметим, что все они в той или иной мере повторяют рассмотренные выше. Следует, однако, отметить, что гораздо чаще используются простейшие классификации, которые иногда определяются, как субконтрактация на основе производственных мощностей и субконтрактация на основе специализации. Поскольку выше мы достаточно подробно прояснили существо каждой из них, то здесь нет смысла останавливаться на уже отмеченных особенностях.
3. Американская и японская модели субконтрактинга
На наш взгляд, «классификационное пространство», которое было очерчено выше, следует дополнить двумя важными модельными построениями, которые имеют значение для прогнозирования тенденций развития российского субконтрактинга. Речь идет об особенностях американской и японской модели. Но прежде чем непосредственно перейти к изложению этого материала, дадим одно замечание общеметодического свойства.
Говоря о двух упомянутых моделях, мы ни в коем случае не ставим вопрос таким образом, что они также являются некими классифицирующими целостностями. Речь идет о другом: анализируя эти модели, в которых национальные особенности субконтрактации поданы предельно сжато и схематично, мы, получаем достаточно адекватное представление о плюсах и минусах каждой из них. Таким образом. Оказывается возможным поставить и вопрос о применимости этих моделей к российским реалиям, к организационно-управленческим характеристикам нашей промышленной системы, а также, что особенно важно, вопрос о соответствии ментальности российских руководителей и исполнителей логике указанных конструкций.
Американская модель, как и отмечалось, в значительной мере основана на взаимодействии большого числа контракторов и субконтракторов и, естественно, предполагает наличие развитого рынка этих отношений, и большого числа малых предприятий, способных выполнять определенные субконтрактные заказы. При этом американская модель – в высшей степени конкурентный тип отношений, и на первое место здесь выходит борьба субконтракторов между собой за снижение цены. В этом отношении контрактор выступает скорее как фирма, обеспечивающая выполнение конкретного заказа и отнюдь не претендует на некие долгосрочные отношения. Так, например, одна крупная фирма – производитель автомобилей – имеет порядка двух – двух с половиной тысяч субконтракторов, которые, как правило, формируют до 60% поставляемых комплектующих, и при этом каждый из субконтракторов может быть для следующего заказа заменен другими конкурирующими малыми фирмами.
Японская модель построена принципиально иначе, на основе иерархического принципа. В японской системе субконтракторы первого уровня формируют далее набор субконтрактных фирм более низких уровней. При этом основой взаимодействия является не цена, а качество, техническая совместимость и надежность партнеров. Японцы в принципе отказались от идеи снижения цены путем борьбы между субконтракторами в пользу исключительно прочных и долговременных партнерских отношений, причем эти отношения базируются на целом комплексе активных мероприятий разного рода. Совершенно справедливо отмечается, что японский контрактор не только и не просто поддерживает эффективные связи со своим субконтракторами, а те, в свою очередь – с нижележащими, но заказчики активно участвуют в освоении производства комплектующих, в повышении контроля качества, а также предоставляют партнерам различного рода техническую, технологическую и финансовую помощь.
В этой связи Г. Мельничук [4] совершенно справедливо констатирует, что именно японская модель позволяет сформировать реальный промышленный кластер, поскольку именно в долговременность связей и наличие системы взаимной поддержки, совместного обучения и постоянного стремления к нововведениям является основой создания, формирования и развития кластера.
Завершая этот сжатый анализ приведенных выше моделей, можно констатировать, что наиболее предпочтительной выглядит японская модель субконтрактации. В этом отношении показателен пример автомобилестроительных компаний. Хотя американцы и поставили в основу своего подхода конкуренцию на базе цены, тем не менее, по общему мнению экспертов, японские автопроизводители именно за счет грамотного построения субконтрактных отношений выигрывают в затратах на каждый автомобиль равного класса 300–600 долларов. И это уже само по себе является достаточно надежным показателем эффективности японской модели. Другой вопрос – насколько она реализуема в российских условиях.


Литература
1. Белокрылов К.А. Субконтракция как институт обеспечения доступа малого предпри-нимательства к бюджетным заказам. http://www.subcontract.ru
2. Введение в субконтрактинг. – М.: Альянс-Медиа, 2004.
3. Игнатьев В. Природа, сущность и развитие контрактных и субподрядных отношений в сравнительном законодательстве. http://www.subcontract.ru/Docum/Docum Show Docum IG 135.html
4. Мельничук Г. Промышленная субконтрактация. Справочник экономиста. – Киев, 2004.
5. Субконтрактация (субконтрактинг): общая информация // Региональный центр суб-контрактации. Методическое пособие для руководителей региональных центров суб-контрактации. – М., 2004.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия