Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (28), 2008
ЭКОНОМИКА, УПРАВЛЕНИЕ И УЧЕТ НА ПРЕДПРИЯТИИ
Алиев Ш. И.
соискатель Балтийской академии туризма и предпринимательства (Санкт-Петербург),
кандидат экономических наук


Анализ нестратегических барьеров входа новых компаний на рынке нефтегазопродуктов
Автором анализируются перспективы развития конкурентной ситуации на рынках нефтегазопродуктов, дается классификация ключевых барьеров входа на этот рынок для новых компаний. Объектом специального анализа является содержание нестратегических барьеров, автором приводится объяснение механизма их действия с учетом конкретных условий функционирования российских нефтедобывающих компаний
Ключевые слова: входной барьер, нефтяной рынок, конкуренция

Разгосударствление экономики, приватизация и развитие предпринимательства призваны создать конкурентную среду, которая способствует снижению цен и повышению качества товаров и услуг. Монопольное положение одной или нескольких доминирующих фирм на рынке однородной продукции ведет к сокращению потребительского выбора. Максимизация прибыли монополистов достигается за счет сокращения объема продаж и назначения более высокой цены за свою продукцию, чем это происходит в условиях конкуренции. В условиях монополии общество, как правило, недополучает основные экономические ресурсы. Товарный дефицит советской экономики происходил из-за отсутствия конкурентной среды, несмотря на установление жестких заданий по увеличению выпуска продукции [3, С. 89].
Однако, как показала российская практика последних десятилетий, механическая смена форм собственности не порождает сама по себе конкурентную среду. Институт частной собственности может быть использован монополией как средство создания эффективной преграды от потенциальных конкурентов. Существует множество барьеров, стоящих на пути развития предпринимательства в перспективных, с точки зрения получения прибыли, отраслях российской экономики. Ограничимся анализом перспектив развития предпринимательства на примере рынка транспортировки и сбыта нефтегазопродуктов.
Сложившаяся в настоящее время ситуация в России, при которой в структуре экспорта преобладают нефтегазопродукты, позволяет предположить, что организация новый фирмы в этой отрасли будет крайне выгодна. Действительно, сама по себе эта отрасль является такой, где норма прибыли высока, а в связи с ростом цен на энергоносители привлекательность этой отрасли возрастает. Однако, и барьеры входа в данную отрасль экономики довольно высоки.
Структуру возможных барьеров, с которыми столкнется предприниматель, пытающийся заняться бизнесом в нефтегазовой отрасли, можно условно разделить на стратегические и нестратегические. К числу нестратегических барьеров можно отнести ограничения спроса (емкость рынка); преимущества в уровне затрат; состояние инфраструктуры рынка; административные барьеры и степень криминализации экономики. Значение имеют и объемы первоначальных инвестиций, необходимых для входа на товарный рынок.
Стратегические барьеры в значительной мере определяются действиями работающих в отрасли компаний и включают ограничивающее вход ценообразование, объем дополнительных инвестиций в оборудование, степень дифференциации продукта и характер долгосрочных контрактов с третьими лицами.
Ограничения спроса (емкости рынка) – достаточно важный нестратегический барьер входа новой фирмы на рынок. Осуществив первоначальные инвестиции и понеся значительные необратимые издержки, предприниматель может обнаружить, что потенциальные покупатели уже нашли своих продавцов, и дополнительный товар некому продавать. Можно увеличить объем предложения нефтегазопродуктов на мировом рынке, но для того, чтобы его продать, придется снизить цену до уровня, не перекрывающего первоначальные издержки. Индикатором отсутствия отграничения спроса может служить тот факт, что рынок рос в последние годы и что он будет расти в ближайшем будущем. Цены на нефть, в частности, марки Brent, которая добывается в России, росли, и на середину 2008 г. достигли своего исторического максимума в 140 долл. за баррель. При определенных условиях цена товара растет только в том случае, когда она установлена ниже равновесной. Следовательно, поскольку цена растет такими темпами, и в течение длительного времени, можно предположить, что на рынке существует дефицит на данный товар. Отсюда видно, что емкость рынка в последние годы либо постоянно росла, либо оставалась постоянной, но имелся неудовлетворенный спрос, который и компенсировался растущей ценой.
По прогнозам International Energy Agency (IEA), в будущем году мировой спрос на нефть вырастет на 1,1 млн баррелей в день, из которых 670 тыс. будут компенсированы странами, не входящими в ОПЕК. Крупные западные компании увеличивают добычу всего на 2–3%, поэтому существенная часть этого объема будет произведена российскими компаниями [10]. Таким образом, гипотетически емкость рынка, в том числе и той части его, которая приходится на российские кампании, не составляет барьера для входа, поскольку есть достаточно существенный запас, в который могли бы вписаться новые компании, прежде чем им придется столкнуться в конкурентной борьбе с компаниями, доминирующими на отечественном рынке.
Анализ показывает, что некоторые российские компании по темпам роста идут впереди отрасли в целом. Например, органический прирост добычи нефтепродуктов с начала года у Сибнефти составил 28%, у Юкоса – 18%, а у Сургутнефтегаз – 11,7%. Но, с другой стороны, такие крупные, но привязанные к старым истощившимся месторождениям компании, как Татнефть и Башнефть, не могут показать столь впечатляющих результатов и объем добычи не увеличили. Тем не менее, приходится признать, что хотя теоретически место для развития предпринимательства в нефтегазовом секторе есть, воспользоваться данной возможностью будет достаточно трудно, поскольку имеются барьеры, связанные с вхождением в отрасль по уровню затрат.
Барьеры, основанные на преимуществе в уровне затрат. Абсолютные преимущества в уровне затрат означают, что функция долгосрочных средних издержек уже действующих в отрасли фирм расположена на всем своем протяжении ниже функции издержек компании, входящей на рынок, так что цена, необходимая для возмещения инвестиций, окажется выше, чем средняя цена отрасли, что затрудняет вход новой компании в отрасль.
Из каких показателей складываются средние издержки крупных нефтегазовых компаний? В основном компании, транспортирующие и сбывающие нефтепродукты, являются вертикально интегрированными и контролируют весь процесс работы, начиная с добычи и кончая доведением нефтегазопродуктов до потребителей. Их средние издержки складываются, в основном, из трех составляющих: средние издержки разведки и разработки месторождений, средние издержки на добычу и транспортные издержки. Транспортные издержки стоит рассмотреть как комплексный показатель, состоящий из издержек доставки, таможенных пошлин, налогов, транспортных тарифов, устанавливаемых государством и взимаемых некоторыми государственными организациями (например, Транснефть).
Ставки единого налога на добычу полезных ископаемых и экспортных пошлин увеличиваются прямо пропорционально росту цен на нефть. В результате недавнего изменения шкалы налогов в бюджет изымается примерно 90% прибыли от превышения цены нефти Urals порогового значения 15 долларов за баррель, но если цена указанной нефти Urals опустится ниже 15 долларов за баррель, ставки налога резко понижаются. Расходы российских компаний на нефтедобычу обычно низки, но к ним добавляются транспортные тарифы, налоги, экспортные пошлины, и другие платежи. В результате, по оценке Standart&Poors, полные издержки к моменту доставки продукции достигают: при цене нефти 18 долларов за баррель – порядка 10 долларов, при 25 долларов за баррель – 13,5 долларов, а при цене в 30 долларов за баррель издержки составлют порядка 18 долларов в расчете на единицу продукции. Ясно, что таких высоких транспортных издержек новая компания не может себе позволить.
Участие в конкурентной борьбе в области средних издержек на разведку и добычу нефти также представляется проблематичным, поскольку создать мощный нефтяной вертикально интегрированный агрегат и претендовать на самостоятельную доставку нефти потребителям новая компания не сможет.
Рассмотрим разработку новых перспективных месторождений. Допустим, что затраты на разведку и разработку новых месторождений для всех компаний примерно одинаковы. Такое допущение логически возможно, так как будь то уже существующая или вновь созданная компания, если она захочет разрабатывать новое месторождение, то она также будет покупать лицензию, проводить разведывательные работы и т.д. Конечно, при более детальном исследовании, не стоит забывать о ряде преимуществ уже сложившихся компаний. Это и их гудвил, что может помочь при получении лицензии, и связи, и опыт, и необходимые финансовые ресурсы и активы, но для простоты анализа воспользуемся предпосылкой о равенстве средних издержек разведки и разработки месторождений. Таким образом, основная конкурентная борьба ждет новую компанию в области затрат на добычу нефти.
На российском рынке нефти сегодня действует целый ряд компаний – ЛУКОЙЛ «Нефтяная компания», Сургутнефтегаз, Сибнефть, Тюменская НК, Татнефть, Славнефть-Мегионнефтегаз, Оренбургнефть, Роснефть-Пурнефтегаз, Башнефть и Варьеганнефтегаз.
По информации вестника НАУФОР, затраты на добычу нефти распределяются следующим образом (см. рис. 1).
Рис. 1. Затраты крупнейших российских компаний на добычу нефти
Таким образом, лучшими оказываются показатели у компании «ЮКОС», а худшими – у компании «Татнефть». Эти данные подтверждает и исследование проведенное компанией Standart&Poors (см. табл.1).
Таблица 1
Рейтинг нефтяных компаний по данным агентства S&P
Зная нынешние затраты компаний на добычу нефти и про­гнозы затрат на будущее, можно получить своеобразный «затратный коридор», в котором новая компания должна действовать, «полом» которого являются средние издержки добычи компании «ЮКОС», а «потолком» — средние издержки добычи компании «Татнефть». Как утверждают аналитики, в нефтяной отрасли наблюдается тенденция к росту затрат. Это связано с двумя основными причинами: с введением единого налога добычу природных ископаемых и укреплением рубля.
На российском нефтяном рынке абсолютные преимущества в издержках появляются, в основном, за счет того, что уже существующие фирмы имеют доступ к более дешевым и качественным источникам ресурсов. Как отмечает В.Ю. Силкин, «открытыми для конкуренции остались в основном только слабо освоенные территории, где преобладают мелкие месторождения с трудноизвлекаемыми запасами и неразвитой инфраструктурой. Освоение такого класса месторождений и нефтеносных площадей связано с крупными затратами и высоким финансовым риском, что также является довольно серьезным барьером, особенно для небольших компаний (как российских, так и иностранных)» [5]. Те абсолютные преимущества, которые имеют действующие компании, будут всегда реализовываться. Но это еще не значит, что наша компания должна будет уйти. Мы вполне можем иметь относительные преимущества.
Относительные преимущества фирм возникают в связи с тем, что они способны достигать большего объема выпуска, чем может освоить их потенциальный конкурент. В этом плане возможности уже существующих компаний значительно шире, чем у начинающих. Как известно, крупнейшие нефтеносные провинции уже открыты и поделены между игроками нефтяного рынка. Таким образом, на долю вновь созданных компаний изначально приходятся меньшие по территории и менее нефтеносные районы. На рис. 2 приведены данные о распределении добычи нефти между крупными и мелкими компаниями.
Рис. 2. Распределение добычи нефти между крупными и мелкими компаниями
Источник: [4].
Однако по мере исчерпания лучших месторождений и перехода ко все более сложным и более выработанным объектам постепенно утрачивается эффект экономии масштаба. Степень выработки запасов категорий А, В и С достигла 54%. Высокопродуктивные залежи выработаны на 70-93%. Обводненность запасов на сегодня достигает 85%. Основные нефтеносные провинции вышли на поздние стадии разработки с падающей добычей. За последние 15 лет дебит новых скважин снизился в Западной Сибири более чем в 10 раз, в целом по России в 5 раз. Запасы вновь открываемых месторождений снизились с 53 млн т до 1,5 млн т. Доля трудноизвлекаемых запасов достигла 55–60%. Стремительно растет удельный вес средних и мелких месторождений. В 2007 г. доля малых и средних месторождений в числе разрабатываемых и подготовленных к освоению составляла 74%, в числе разведанных – 82%.
Снижение эффективности операций в старых нефтедобывающих районах приводит к объективной смене приоритетов у крупных компаний. Основной стратегией становится перенесение геологоразведочных работ в новые регионы (например, Тимано-Печора, Прикаспий, Восточная Сибирь) с перспективой дальнейшего освоения и разработки открываемых там месторождений, на которых они могут в полной мере реализовать свои преимущества. Естественные необратимые изменения сырьевой базы в рамках отдельных нефтеносных провинций определяют объективную неизбежность эволюции организационной структуры нефтяного сектора в направлении постепенного ослабления роли и значения крупных вертикально-интегрированных компаний. Эта тенденция постепенного перехода к конкурентному рынку характерна для всех нефтедобывающих стран.
Барьеры, основанные на состоянии инфраструктуры рынка.
Существует прямая зависимость между развитием инфраструктуры и конкуренции на рынке транспортировки и сбыта нефтегазопродуктов. Разветвленная инфраструктура приводит к множественности поставщиков и потребителей, а следовательно, и к усилению конкуренции. В то же время, стремление вертикально-интегрированных компаний к монополии на природные ресурсы (месторождения, перспективные нефтеносные площади) и фактический контроль всей региональной технологической инфраструктуры, ведут к ограничению конкуренции в нефтедобыче с их стороны.
Важной проблемой является концентрация инфраструктуры в руках государства. Почти все магистральные нефтепроводы в России принадлежат государственной акционерной компании «Транснефть», а газопроводы – «Газпрому». Исключением стала лишь труба Каспийского трубопроводного консорциума, построенная на деньги иностранных и российских частных компаний для доставки казахского сырья в порт Новороссийск. Принятый в 1999 г. законопроект «О магистральном трубопроводном транспорте» и вовсе запрещал работу негосударственных магистральных трубопроводов. Российские нефтяники уже пытались безуспешно реализовать несколько проектов, разрушающих монополию государства на экспорт нефти и газа. Так, «ЮКОС» совместно с китайской госкомпанией CNPC планировал построить магистраль Ангарск – Дацин стоимостью 1,7 млрд долл., но правительство предпочло этому варианту проект «Транснефти» по строительству трубы Ангарск – Находка с ответвлением на Дацин.
Другой нефтепровод стоимостью 3,4—4,5 млрд долл. из Западной Сибири в Мурманск планировали вместе строить «ЛУКОЙЛ», «ЮКОС», ТНК, «Сибнефть» и «Сургутнефтегаз». Но по российскому закону не может быть частных магистральных нефтепроводов. Это означает, что любая перевозка должна быть согласована и стоит немалых денег. Начинающая компания просто не может предложить государству выгодный проект экспорта нефтегазопродуктов, а это значит, что предпочтение будет отдано государственным или крупным нефтяным компаниям. Более того, даже имеющие преимущества крупные компании не могут в полной мере использовать свои мощности, так как реально существующей инфраструктуры явно недостаточно. Пока эти проблемы можно решить перевозками нефти по железной дороге и воде.
При отсутствии новых трубопроводов, «ЮКОС» наращивает железнодорожные поставки в Китай, ТНК – в Вентспилс (от которого отказалась «Транснефть»), а «ЛУКОЙЛ» простроил терминал в Высоцке (Баренцево море), тоже в обход существующей инфраструктуры «Транснефти». Однако перевозки железнодорожным транспортом рентабельны лишь при ценах от 17 долларов за баррель. Если новая компания, допустим, начнет деятельность в 2008 г., то разработка месторождений займет некоторое время. Средняя цена на нефть в 2009 г. составит 136 долл./барр., в 2010 г. – 120 долл., в 2011– 2012 гг. – 90 долл. Такой прогноз дал глава Минфина РФ Алексей Кудрин [11].
В случае подтверждения этого прогноза, новая компания вполне может использовать более дорогой железнодорожный транспорт. Кроме того, новая компания может выбрать перспективную шельфовую зону, откуда легче осуществлять транспортировку нефти за рубеж. Важные месторождения нефти открыты на шельфах Охотского, Баренцева, Балтийского и Северного морей. Можно вполне договориться с перспективными странами-импортерами российской нефти – Турцией, Китаем, Южной Кореей и Японией. Кроме того, новая компания может заняться на первых этапах исключительно добычей нефти или газа, тогда все проблемы транспортировки будут переложены на плечи компаний-покупателей.
Административные барьеры. Это барьеры, создаваемые органами власти на всех уровнях. Естественно, что таких барьеров множество.
Прежде чем разрабатывать месторождение, нужно получить на это право и заключить договор между Российской Федерацией и компанией. В соответствии с законом «О недрах» (ст. 10.1), до заключения подобной сделки компании необходимо выиграть аукцион, выиграть конкурс и найти удовлетворяющее указанным условиям месторождение.
Барьер разового платежа, благодаря которому выигрывается право на аукционе на добычу полезных ископаемых.
Действие этого и следующего барьеров целесообразно продемонстрировать на примере. Предположим, на аукционе фирме предстоит предложить наибольший размер разового платежа. Данный платеж будет экономически обоснован, если у компании уже имеется разведанное месторождение нефти или газа. В соответствии с законом «О недрах», компания может заключить договор на добычу разведанного месторождения, а уже потом участвовать в аукционе по разработке месторождения.
Лицензирование.
После заключения договора между РФ и компанией, для которой устанавливаются условия пользования участком, а также некоторые другие обязательства, фирма получает лицензию на добычу полезных ископаемых на определенный срок. В соответствии с законом, «лицензия является документом, удостоверяющим право ее владельца на пользование участком недр в определенных границах в соответствии с указанной в ней целью в течение установленного срока при соблюдении владельцем заранее оговоренных условий» [1, Ст. 11]. За выдачу лицензий на пользование недрами взимается определенная плата. Сумма сбора определяется исходя из стоимости затрат на подготовку, оформление и регистрацию выдаваемой лицензии. Кроме того, компании необходимо произвести дополнительные платежи. Они приведены в ст. 39 указанного закона. К их числу относятся разовые платежи за пользование недрами при наступлении определенных событий, оговоренных в лицензии и регулярные платежи за пользование недрами.
Кроме того, пользователи недр уплачивают другие налоги и сборы, установленные в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.
Новая налоговая система не предусматривает дифференциации налогов в зависимости от качества добываемого сырья, что свидетельствует о ее несовершенстве. Она не дает стимула производителям принимать во внимание качество сырья, а наша нефть, как известно, и так не высшей марки. Отсутствие в законодательстве стимулов к интенсивному развитию нефтедобывающих компаний привело к тому, что доля налогов в доходах компаний выросла с 47% в 2007 г. до 86% в 2008 г. и продолжает расти. Аналитиками признается, что отрицательная сторона налога на добычу полезных ископаемых заключается в том, что он привязан к цене мировых цен на нефть – чем они выше, тем этот налог больше. При нынешних ценах на нефть, эта налоговая нагрузка особенно велика, в то время как эксперты еще в 2004 г. считали «текущий уровень налоговой нагрузки на отрасль предельно допустимым». Получается, что значительная часть доходов, которые имеют компании, выплачиваются в виде налогов.
Впрочем, нет никаких гарантий, что если бы государство оставляло деньги у компаний, они пошли бы на развитие отрасли, а не на покупку яхт и футбольных клубов. Прогнозы развития этой отрасли различны – сценария масштабного сворачивания производства, до предположений о том, что в ближайшие годы начнется бурная экспансия со значительным увеличением добычи нефти. Анализ, проведенный Аналитическим центром «Эксперт» [2, C. 21–22] показывает, что реализация того или иного варианта развития зависит от решений достаточно ограниченного круга вопросов, находящихся как в компетенции правительства в области налогов, курсовой политики строительства новых нефтепроводов, так и от мировой конъюнктуры в целом и рынка энергоресурсов, в частности.
Существующая система налогообложения нефтяной отрасли является серьезным барьером для входа новых игроков на рынок нефтегазопродуктов. И без того невысокий уровень конкуренции в отрасли будет снижаться дальше. Высокие цены на нефтегазопродукты при новых налогах скажутся на дальнейшем развитии нефтяной отрасли. Во-первых, крупные нефтяные компании, у которых на экспорт уходит более 60% объема добычи, отдают в виде налогов 95–100% дополнительных доходов, полученных благодаря высоким ценам. Во-вторых, при сохранении высоких цен, производители-аутсайдеры вынуждены будут сливаться с сильными компаниями. В-третьих, новые независимые производители (иностранные фирмы и т.д.) при такой налоговой системе будут вкладывать деньги только в быстроокупаемые проекты, следовательно, рынок монополизируется еще больше.
Получается, что даже высокие цены на нефть не являются таким сильным стимулом для входа на рынок, как это можно было предположить.
Барьеры капитальных затрат или объемы первоначальных инвестиций, необходимых для входа на товарный рынок.
В настоящее время хорошо освоенные месторождения, где нефть добывать легко, поделены между крупными нефтяными компаниями типа «ЛУКОЙЛа», «Татнефти», ТНК и т.д., поэтому открытыми для конкуренции остались в основном только слабо освоенные территории, где преобладают мелкие месторождения с трудноизвлекаемыми запасами и неразвитой инфраструктурой. Освоение такого класса месторождений и нефтеносных площадей связано с крупными затратами и высоким финансовым риском, что также является довольно серьезным барьером входа на рынок, особенно для небольших компаний (как российских, так и иностранных).
Кроме того, нефтяной комплекс создавался во времена централизованной системы управления, поэтому все сервисные работы и услуги были подчинены цели обслуживания добываемой нефти в рамках одной системы, которая, естественно, не предполагала наличия рыночной конкуренции. Вся производственная инфраструктура перешла, в результате проведенных реформ, в руки самых больших компаний этой отрасли. Так, в состав вертикально-интегрированных компаний входят до ста и более обслуживающих подразделений и структурных единиц, напрямую не связанных с основным видом деятельности – добычей нефти.
Возникает вопрос, как подсчитать величину барьеров, с которыми столкнется компания, входящая на рынок? Попытаемся дать косвенную оценку, используя бухгалтерский баланс предприятий нефтяной отрасли. Конечно, эта оценка не будет точной, зато она даст общее понятие о масштабах необходимых для бизнеса средств. Попробуем оценить те средства, которые необходимы, как говорится, с «нуля», чтобы стать такой огромной компанией, как, например, ОАО «Сургутнефтегаз». Эта предпосылка, в общем-то, обоснованна, поскольку среди экспертов нефтяной отрасли бытует мнение, что малые компании либо не выживают в этом бизнесе, либо исчезают в процессе слияния.
«Сибнефть», как известно, выиграла два открытых аукциона на право разведки и добычи углеводородного сырья на Среднетаймуринском участке в Красноярском крае и Зимнем участке на юге Тюменской области. За лицензию на разработку Среднетаймуринского участка компания заплатила 27,5 млн руб. (более 1 млн долл.). Объем геологических ресурсов данного участка составляет 166,9 млн т нефти и 429,7 млрд м3 природного газа.
Объем извлекаемых запасов Зимнего участка, расположенного в непосредственной близости от трубопроводных сетей ОАО «Транснефть», составляет 8,66 млн т (категории С1 + С2 + СЗ). Ресурсные запасы участка оцениваются в объеме 6,94 млн т. «Сибнефть» заплатит за лицензию 828 млн руб. (более 29,8 млн долл.), что эквивалентно цене 0,47 долларов за баррель. запасов или 0,26 долларов за баррель извлекаемых ресурсов [9]. «Сегодняшние приобретения представляют собой нечто гораздо больше, чем просто пополнение ресурсной базы компании, – отмечал президент «Сибнефти» Евгений Швидлер. – Оно демонстрирует стремление расширить географию деятельности «Сибнефти» за счет приобретения активов в новых перспективных регионах» [7, С. 17–18].
При самом скромном варианте разработки Среднетаймуринского участка, затраты компании на новом месторождении составят 7,5 млн руб. При этом общая налоговая нагрузка на компанию составляет 35, 2 млрд руб., что в пересчете на 1 рубль максимально возможной прибыли составит 69 коп.
Кроме того, первоначальные инвестиции «Сибнефти» были произведены в покупку оборудования, линий и т.д. Валовая величина этих инвестиций, по нашим оценкам, составляет 585 млрд руб. Именно данная величина дает ориентиры первоначального капитала для входа новой компании в нефтяную отрасль.
Криминализация.
Это барьер, связанный с необходимостью нелегально платить (регулярно или единовременно) частным лицам или организациям за возможность функционирования фирмы на рынке. В состав нелегальных платежей обычно входят платежи так называемой «крыше», взятки чиновникам, и другие подобные незаконные явления. В условиях российской экономики проблема коррупции стоит особенно остро, так как издержки по преодолению такого барьера могут оказаться запретительно высокими. Для того чтобы фирма могла начать свою деятельность на рынке, необходимо получить достаточно большое количество всевозможных «справок» и разрешений. На каждом этапе получения необходимых документов можно предвидеть ситуацию, когда чиновник будет требовать взятку за соответствующее разрешение. Скромных средств молодой фирмы может не хватить на то, чтобы преодолеть такой барьер.
Найти достоверную информацию, которая давала хотя бы приблизительные оценки преодоления такого барьера практически невозможно. Можно лишь указать на то, что возможность возникновения такой ситуации возникает на этапах получения лицензии, выдачи разрешения от экологической службы и получения доступа к сети трубопроводов и нефтеперерабатывающим заводам.
Нельзя также забывать о недобросовестной конкуренции: уже существующие фирмы могут сопротивляться появлению нового игрока на рынке, используя в том числе, и нерыночные методы борьбы.
Приведенный выше анализ нестратегических барьеров для входа новой компании в нефтегазовую отрасль дает не только приблизительные оценки капиталовложений и трудностей, стоящих на пути развития предпринимательства в данной, очень важной для России, сферы экономики, но показывает в целом состояние отрасли и перспективы ее развития в будущем. Кроме нестратегических барьеров существуют еще и стратегические. Но это тема для отдельной статьи.


Литература
1. Закон РФ «О недрах» от 21.02.1992 N 2395-1.
2. Ашихман О. Рынок все отрегулирует сам // Топливный рынок: Аналитический журнал. – 2008. – Март.
3. Вурос А., Розанова Н. Экономика отраслевых рынков. – М., 2006.
4. Коммерсант. – 2008. – 28 июня.
5. Силкин В.Ю. Формирование конкурентной среды в российском нефтяном секторе: нерешенные проблемы и основные тенденции. Сектор Экономических проблем развития ЗСНГК, ИЭ и ОПП.
6. Татнефть, Башнефть – вечные аутсайдеры? // Вестник НАУФОР. – 2004. – Март.
7. Швидлер Е. Сибнефть идет в разведку. // Топливный рынок: Аналитический журнал. – 2008. – Июль.
8. http://www.naufor.ru
9. http://neft.tatcenter.ru/news/26606.htm≠26606.
10. http://www2.atm/ru/rus/equities/meap.stm.
11. http://www.top.-r.ru/jornal/a8804.htmtl?print=Y

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия