Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (28), 2008
ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
Дежкина Т. Г.
декан факультета международного менеджмента и туризма Санкт-Петербургского института управления и права,
кандидат экономических наук


Теоретические основы государственного предпринимательства
В статье проведен анализ теоретических основ предпринимательства в целях государственного регулирования экономики. Основной формой такого участия является государственное предпринимательство. Раскрыта роль и значение маркетинга в системе государственного предпринимательства, возможности использования заказчиком технологий маркетинга
Ключевые слова: предпринимательство, государственное регулирование, маркетинг, госзаказ, рынок

В современной экономике регулирование рынков осуществляется преимущественно экономическими методами. Особой формой его участия в этом процессе является государственное предпринимательство (ГП). На микроуровне государство становится деловым партнером частного бизнеса. Действия экономических агентов государства на рынках материальных благ и услуг подчиняются хозяйственному законодательству. Такое понимание участия государства в экономической жизни сложилось не сразу. Проблема ГП в контексте проблемы государственного регулирования экономики является одной из самых сложных и дискуссионных в экономической теории и практике вопросом.
Дж.С. Милль в своем труде «Основы политической экономии» в середине XIX века писал: «Наиболее оживленно обсуждаемым в настоящее время вопросом политической науки и практики государственного управления является вопрос о разумных пределах функций в сфере деятельности правительств; ни один другой вопрос не вызывал в наш век столь жарких споров …» [1, с. 145]. При этом он указывает на то, что этот вопрос не допускает универсального решения и предусматривает два вида вмешательства государства — директивное и рекомендательное. Первое касается предписаний о запретительно-разрешительном характере отдельных производств, а второе — связано с выдачей рекомендаций и предоставление обширной информации или свободы действий в достижении общественной пользы наряду с созданием собственного органа для тех же целей, например, государственной фабрики или почтового ведомства [см. 1, с. 339]. Характерно, что такой яркий представитель капиталистической политической экономии, приходит к выводу о том, что «частное ведение дела в действительности мало чем отличается от действий государственных чиновников; все, что при частной инициативе может быть выполнено только акционерными компаниями, ... все это может быть также хорошо, а порой и лучше выполнено государством». Автор так поясняет свою мысль: «Несмотря на то, что в поговорку вошла недобросовестность, небрежность и неэффективность ведения дел правительством, тем же страдает и управление акционерных предприятий; у частных директоров, также как и у государственных чиновников, причитающаяся им доля выгоды от хорошего ведения дел не равняется выгоде, какую они могли иметь от плохого ведения» [1, с. 363]. В данном случае Дж.С. Милль соглашается с тем, что проблема экономической неэффективности не определяется исключительно формой собственности предприятия и носит более общий характер.
Приведенные высказывания свидетельствуют о том, что государственное предпринимательство теоретически и практически имеет такое же право на жизнь, как и частное предпринимательство, а вопрос о его эффективности является отдельной проблемой, решение которой во многом зависит от использования государственными агентами адекватных подходов к организации дела. Одним из них на современном этапе технологического развития является маркетинг.
Исходим из предпосылки, что маркетинг присущ любой предпринимательской деятельности, независимо от ее вида, формы собственности предприятия и других особенностей субъекта предпринимательства. Возникает вопрос: можно ли относить к сфере ГП деятельность государственного заказчика или область государственных закупок, что по своей природе является нерыночным механизмом административного управления?
Существуют разные подходы к определению сущности ГП. Традиционный подход заключается в том, что ГП связывают преимущественно с деятельностью государственных предприятий. В качестве основного отличия ГП от частного бизнеса специалисты называют особую мотивацию и социальную направленность миссии субъектов ГП, когда прибыль не является основной целью деятельности.
Многие исследователи выделяют специфическую роль государственных предприятий как «инструмента регулирования экономики», «встроенного стабилизатора рынка», «средства для преодоления последствий отраслевых, структурных и циклических кризисов», «орудия правительства для осуществления национальной политики, достижения общенациональных целей».
Специалисты Европейского центра ГП (ЕЦГП), созданного в 1961 г., возлагают на ГП следующие функции [2, с. 13]:
— обеспечение деятельности тех отраслей, которые, будучи малорентабельными, не представляют интереса для частного капитала, но развитие которых определяет общие условия воспроизводственного процесса (прежде всего отраслей инфраструктуры);
— «оздоровление» отраслей, переживающих кризисы, которое осуществляется различными способами, включая концентрацию производства, его кооперацию, диверсификацию, субсидирование госпредприятий вплоть до их национализации;
— помощь жизненно важным отраслям экономики в целях обеспечения нужного уровня экономической жизнеспособности государства, ускорения НТП и укрепления на этой основе позиций страны в мировом хозяйстве (науко- и капиталоемкие отрасли);
— индустриализация отсталых районов через проведение соответствующей региональной политики — строительство промышленных предприятий, создание дополнительных рабочих мест, переподготовка кадров в целях сглаживания социально-экономических противоречий и диспропорций;
— охрана окружающей среды путем внедрения безотходных технологий, строительства очистных сооружений, устранение предпосылок возникновения техногенных катастроф и проведения других мероприятий экологической политики.
Любая из вышеперечисленных функций связана с распределением государственных ресурсов. При формировании экономической политики правительство рассматривает альтернативные варианты использования бюджетных средств и принимает решения, которые должны отвечать национальным интересам. Иными словами, в сфере государственных финансов правительство, подобно коммерческой фирме, решает задачи экономического выбора. Эффективное решение задач выбора и оптимизации с применением методологии стратегиче­ского планирования невозможно без создания механизма, обеспечивающего достаточную полноту исходной и прогнозной информации. В основе такого механизма должен лежать экономический мониторинг, маркетинговые исследования, системный анализ, экспертиза, обеспечивающие выработку рациональных стратегий бюджетной политики.
М. Клинова, исследовав тенденции развития ГП в странах ЕС, пришла к выводу о его прогрессирующем характере. Она пишет: «Сфера государственной предпринимательской деятельности постоянно изменяется, появляются новые формы, старые наполняются новым содержанием» [2, c. 7].
Узкое понимание ГП, как области управления казенными заводами и учреждениями, постепенно уступает место его широкой трактовке, когда к ГП относят деятельность госкорпораций на мировых рынках, управление государственными пакетами акций. Речь идет о государственных инвестиций и государственных закупок, о деятельности государственных агентов, выступающих от имени государства в качестве участников рыночных отношений. Дело идет об использовании государственных ресурсов с позиций максимизации общественных выгод при достижении экономических целей государства.
Как имманентную часть рынка рассматривает экономическую деятельность государства В. Папава. Он убежден, что экономическая способность государства является «пятым фактором производства наряду с землей, капиталом, трудом и предпринимательской способностью людей», и именно это является «сутью движения к новой парадигме экономической науки». По его мнению, признание экономической способности государства фактором производства позволило бы косвенным налогам на прибыль придать статус государственной прибыли по аналогии с предпринимательской прибылью; уровень такой государственной прибыли определяется уровнем соответствующих налоговых ставок. «Чтобы государст­ву вписаться в рынок, — делает вывод В. Папава, — оно должно “перенять” взаимосвязи между производителями и потребителями частных благ в отношении производ­ства и потребления общественных благ» [3, с. 28].
Дж.Ю. Стиглиц отмечает, что границы между тем, что является государственным учреждением, и тем, что таковым не является, часто не вполне ясны. Приводя примеры из американской экономики, он добавляет, что «государ­ство может владеть более капитала 50% фирмы, но при этом может дать ей возможность функционировать, как если бы она была целиком частной» [4, с. 17].
Современная экономическая теория рассматривает государственный (общественный) сектор как совокупность экономических ресурсов, находящихся в распоряжении государства. В этой совокупности государственная собственность составляет лишь одну, хотя и весьма важную компоненту. Ресурсы, которыми распоряжается государство, — это не только организации, находящиеся в его собственности, но и доходы, и расходы бюджета. Соответственно, общественный сектор не тождественен совокупности государственных предприятий и учреждений, он функционирует также в формах налогообложения и программ общественных расходов. Экономика государственного сектора в настоящее время уделяет главное внимание бюджетным проблемам [5]. Именно качество государственного менеджмента, как вопрос эффективности государственной экономической политики, становится главным в контексте глобализации экономической жизни.
Синтетический взгляд на ресурсы, формы и результаты деятельности государства, сквозь призму производ­ства и обмена экономическими благами, стал общепринятым лишь в последние два десятилетия (R. Boadway, D. Wildasin, С. Brown, P. Jackson, J. Stiglitz).
Непосредственная поставка товаров на рынок является хотя и важной, но все же не основной формой участия государственного (общественного, публичного) сектора в экономической жизни. Роль и масштабы этого сектора наиболее концентрированно выражаются не его долей в совокупном капитале или товарной массе, производимой для реализации, а скорее, удельным весом государ­ственных доходов и, особенно, расходов в национальном доходе, валовом внутреннем продукте [4].
Примечательно, что удельный вес общественного сектора в экономике развивающихся стран, как правило, значительно ниже, чем в Западной Европе, США и Японии. Для последней группы стран характерно, что в общественный сектор вовлекается от 30% до 60% ресурсов экономики, причем дифференциация во многом определяется национальными традициями и структурными факторами. В 1970-х гг. в ведущих странах в целом преобладала тенденция повышения доли государственного сектора в ВВП, позднее эта доля стабилизировалась, а в 1980-е гг. в некоторых странах, например, Швеции, она стала несколько сокращаться. Однако независимо от этих колебаний фактические данные показывают, что в высокоразвитой рыночной экономике общественный сектор вполне сопоставим по своим масштабам с частным, тогда как при более низком уровне развития один из секторов занимает явно доминирующие позиции.
По мере становления промышленного капитализма доля государства в национальном доходе в целом уменьшалась, но позднее, с усложнением структуры хозяйства и быстрым увеличением расходов на образование, здравоохранение, науку, социальное обеспечение и оборону эта доля, как правило, вновь увеличивалась. В Великобритании в течение XIX века она сократилась примерно с одной четверти до одной десятой национального дохода, но на протяжении ХХ века выросла вчетверо.
Вместе с расширением общественного сектора в экономике наблюдается рост ГПа, важнейшей задачей которого является создание общественных благ. Общественные блага, включая такое «чистое» общественное благо как «национальная оборона», создаются с использования механизма государственных заказов.
Отдельные авторы рассматривают госзаказ и ГП как две формы государственного хозяйствования [6]. При этом они исходят из необходимости разделения централизованного финансирования на «сметно-бюджетное финансирование государственных предприятий и других организаций» и «контрактное финансирование государственных заказов». Существенные основания для такого разделения имелись и в начале российских рыночных реформ. В условиях относительной финансовой стабильности госзаказы перестали быть «своеобразной формой натурального налога для предприятий» и стали экономически привлекательными, а планирование бюджетного финансирования общественных нужд на федеральном уровне все больше опирается на принципы программирования и прогнозирования. Финансово-экономический аспект различий между госзаказом и ГП постепенно нивелируется. Современная трактовка ГП (government entrepreneurship) заключает в себе «экономическую деятельность государства, регулируемую действующим законодательством и подзаконными актами, а также практикой общенационального хозяйствования, выражающуюся в соответствии с государственным регулированием в непосредственном участии государства в создании национального богатства, укреплении благосостояния нации и национальной безопасности» [7, с. 888].
В настоящее время законодательство США и других промышленно развитых стран Запада рассматривает ГП как главную экономическую функцию государства и его ведомств, которым делегировано это право. Заказы на закупку продукции и услуг для государственных нужд, как форма сотрудничества правительства с предприятиями любых форм собственности, широко применяются в США, Великобритании, Франции, Германии и в других странах.
В США систему федеральных заказов возглавляет Управление политики в области федеральных закупок, которое входит в состав Административно-бюджетного управления — самого влиятельного органа в исполнительном аппарате при Президенте США. Этот орган подчиняется правительству и Конгрессу. Он координирует хозяйственную политику гражданских и военных ведомств в области экономики договорных отношений. Управление по пересмотру правительственных контрактов осуществляет координацию и контроль за выполнением федеральных заказов. Важной частью системы федеральных заказов является размещение в 10 регионах и во всех 50 штатах США сети региональных управлений по контролю за заказами федерального правительства. Аппарат представителей государства по управлению заказами представлен также во всех крупных исследовательских центрах министерств обороны, энергетики, здравоохранения, НАСА, а также в крупных компаниях, университетах и других учреждениях, выполняющих заказы государства. Согласно американской Конституции, предпринимательская деятельность государства в США трактуется как государственное хозяйствование для реализации целей национального развития, обеспечения экономического роста и национальной безопасности [7, с. 87]. Неотъемлемой частью ГП рассматривает государственные закупки федеральное законодательство США, трактуя их как государственно-хозяйственную деятельность, «содействующую развитию экономики, эффективности и хозяйствования путем приобретения товаров, имущества или услуг, осуществляемых федеральным правительством» [8].
Термин «федеральные контракты на товары и услуги» (Federal procurement system, Government contracting) означает такие формы ГП, как приобретение частной собственности или личных услуг (в том числе строительство), на основе покупки, ренты или займа, включая земельную собственность, заключение контракта или бартерной сделки (обмен).
Сложившаяся к началу XXI века мировая практика показывает, что государственное хозяйствование (ГП) включает в себя следующие формы деятельности [7, c. 862]:
— финансирование, организацию и управление государственными заказами (программами) на товары и услуги для нужд государственного потребления;
— программирование развития стратегических отраслей экономики;
— управление, аренду и эксплуатацию государственной, частной и смешанной собственности;
— финансово-кредитную и банковскую деятельность, налогообложение, займы, услуги, льготы, страхование;
— социально-экономическую деятельность (образование, сохранение и воспроизводство рабочей силы, охрана среды обитания, здравоохранение, пенсионное дело и т.д.).
Национальные хозяйства США, стран ЕС, Японии и др. опираются на мощные государственные товарные рынки, являющиеся неотъемлемой частью общенациональных рынков этих стран. Общенациональные рынки обслуживают общенациональные потребности (совокупный спрос), а государственные рынки продукции и услуг удовлетворяют государственный спрос — нужды и потребности государственного потребления.
Государственный сектор промышленно развитых стран Запада (вне зависимости от форм собственно­сти компаний), как правило, охватывает стратегические сферы экономики. Сюда входят: сельское хозяйство, ТЭК, транспорт, связь и телекоммуникации, оборонные и научно-технические комплексы, здравоохранение и социальная сфера, космос и Мировой океан. Этот сектор, обслуживающий государственные потребности, включает те отрасли экономики, которые имеют либо стратегическое, либо общенациональное значение, где необходимы, громадные долгосрочные капиталовложения и велик экономический и научно-технический риск. Сюда же входят сферы хозяйственной деятельности, имеющие особое социально-экономическое значение (сельское хозяйство, здравоохранение и т.п.).
Исходя из общественных интересов, государство в странах Запада сохраняет и даже расширяет свою активную регулирующую роль в вышеперечисленных сферах экономики, выступая главным выразителем общенациональных интересов, являясь основным заказчиком, а зачастую и основным потребителем производимыми этими отраслями продукции и услуг. Современное государство вкладывает в экономику гигантские денежные суммы, активно стимулируя производство и научно-технический прогресс, в первую очередь, на стратегических направлениях. Государственно-хозяйственная деятельность ведет к росту эффективного совокупного спроса, стимулирующего расширение производства. Не вызывает сомнений, что эта деятельность будет намного эффективней, если ее строить на принципах маркетинга.
Воздействуя на экономику, государственные заказы помимо прямого стимулирующего эффекта оказывают особый «вторичный» — кумулятивный эффект. Его сущность состоит в том, что в процессе осуществления программ государственного хозяйствования в их орбиту «втягивается» и привлекается в порядке кооперации капитал частного сектора.
Значение государственных заказов, как инструмента макроэкономического регулирования и весьма привлекательного сегмента предпринимательской деятельно­сти, неуклонно возрастает. В 1993 г. был создан единый европейский рынок госзаказов, как часть общего экономического пространства стран Европейского Союза (ЕС). Статистика свидетельствует, что объем закупок госсектора, включая инвестиции и текущие закупки, равняется примерно 15–20% ВВП ЕС, что составляет ежегодно примерно 600 млрд экю (с учетом военных расходов и заказов государственных предприятий). В наукоемких отраслях (аэрокосмическая промышленность, информатика, электроника) на долю госзакупок приходится до 40–50% общих объемов производства, а в строительстве — 25% [9].
Сегодня в ЕС общепризнанно, что открытие государст­венных рынков выигрышно в средне- и долгосрочном плане как для покупателей, так и для продавцов. Комиссия ЕС оценивает потери от закрытости государственных рынков в 20 млрд экю в год. Создание единого рынка госзаказов означает либерализацию национальных рынков стран-участниц, чтобы все заинтересованные предприятия ЕС могли на равных конкурировать за получение подрядов. Для этого, как считается, необходимо выполнение двух главных условий: свободы доступа на рынки госзаказов и открытость процедур заключения контрактов. Несмотря на все трудности, возникающие на пути создания единого европейского рынка государственных заказов, эта разновидность ГП неуклонно развивается.
О назревшей на рубеже XXI в. необходимости открытия государственных рынков продукции и услуг пишут международные эксперты ООН и ВТО профессора С. Арроусмит и А. Девис. Их анализ показывает, что новые геополитические условия глобализации мировой экономики, конец «холодной войне» выдвигают на первый план не военно-прикладную направленность государст­венного потребления, а иные приоритеты: вложения в человеческий капитал, в стабильное экономическое развитие, в глобальную конкуренцию [10].
В настоящее время еще нельзя говорить о полном изменении направленности государственных закупок с военного на гражданское потребление в связи с появлением такого общего для мировой цивилизации врага, как международный терроризм. Тем не менее, тенденция к повышению роли ГП, интернационализации государственных рынков, усложнению структуры и форм госзакупок сохраняется. Подчеркнем, что хотя закупочная деятельность государственного заказчика и не направлена на получение прибыли в ее обычном понимании, и, казалось бы, поэтому не должна считаться предпринимательской, такой подход отражает узкий, устаревающий взгляд на понятие ГП. В данном случае речь идет не о бухгалтерской прибыли, а об экономиче­ской выгоде общества.
Экономической целью государственного заказчика является максимизация полезности приобретаемых им товаров с точки зрения общегосударственных интересов. При этом эффективность закупок может выражаться как величиной экономии финансовых средств при достижении требуемых значений количественно-качественных показателей, так и величиной полезного эффекта, полученного в рамках плановых бюджетных расходов.
Экономически эффективное использование выделяемых государственному заказчику бюджетных средств достигается путем оптимизации экономических выборов при планировании и размещении госзаказа, правильной организацией контроля его выполнения. Это относится к деятельности любого государственного заказчика, включая заказчика военной продукции [11]. Отметим также, что для экономики общественного сектора характерен «скорее микроэкономический, чем макроэкономиче­ский взгляд на взаимодействие государства с другими участниками экономического процесса» [5].
В экономической теории государство принято рассматривать в виде некого «совокупного» хозяйствующего макросубъекта, что обусловлено не более чем удобством макроэкономического анализа. С точки зрения размещения госзаказов, государство не является агрегированным субъектом рынка. Государственные закупки реализуются через внутренний рынок госзаказов, на котором взаимодействуют две основные группы его участников: государственные заказчики (субъекты государства, закупающие продукцию или услуги) и исполнители госзаказа (фирмы, продающие необходимую государственному заказчику продукцию или выполняющие научно-технические и другие услуги).
На российских и других национальных рынках независимо друг от друга действует множество агентов государства (госзаказчиков), в роли которых выступают специализированные органы или отдельные представители министерств и ведомств, государственные предприятия, учреждения, которые наделены правом заключения государственных контрактов. Это означает, что отдельный государственный заказчик может рассматриваться как субъект микроанализа, который подобно обычному покупателю стремится максимизировать полезность закупаемой им продукции при наличии финансовых ограничений. Для достижения общественных целей, ради которых такой экономический субъект участвует в рыночных обменах, ему необходимо знать способы рационального рыночного поведения, включая маркетинговые методы, чтобы использовать их с учетом законодательных и иных нормативно-правовых актов, регламентирующих сферу деятельности государственного заказчика.
О. Третьяк, затронувшая проблему применения маркетинг-менеджмента в сфере госзаказов, пришла к выводу, что «именно на рынке госзаказов наиболее целесообразно самым интенсивным способом развивать маркетинг как целостную систему рыночного управления; именно сюда необходимо направить ресурсы для формирования необходимых атрибутов маркетинговой системы» [12].
Осуществляя государственные закупки, государст­венный заказчик находится в зоне пересечения макро- и микроэкономики. Рассматривая место и роль государст­венных закупок в системе индикативного планирования, В. Дудкин и Ю. Петров, отмечают, что главным условием нормализации положения в этой сфере является укрепление государственных финансов, обеспечение полного и своевременного финансирования государственных закупок. Авторы выделяют несколько направлений осуществления бюджетных закупок, обеспечивающих нормальное функционирование государства и удовлетворение общественных потребностей [13]:
— закупки для нужд обороны и безопасности страны вооружений и военной техники, автотранспорта и спецтехники, горюче-смазочных материалов, продовольствия, медтехники и медикаментов; работы по возведению зданий и сооружений оборонного характера, осуществление строительно-монтажных работ (СМР);
— закупки для госучреждений и бюджетных организаций вычислительно-телекоммуникационного оборудования, мебели, полиграфической продукции, канцелярско-офисных товаров, возведение зданий и сооружений, осуществление СМР и строительно-ремонтных услуг;
— закупки в порядке строительство государственного жилья;
— закупки и поставки продукции в государственные резервы; создание мобилизационных запасов; закупки для ликвидации стихийных бедствий и техногенных катастроф;
— поставки товаров для экспорта в порядке выполнения межгосударственных обязательств России;
— закупки и поставки товаров для реализации государственных целевых программ, частично или полностью финансируемых за счет бюджетных средств.
Данный перечень можно было бы расширить, однако, на наш взгляд, он в достаточной степени характеризуют масштабы государственных закупок. Наибольший удельный вес в структуре государственных закупок занимают закупки на федеральном уровне, а в их составе — военные закупки.
В настоящее время, как считают Ф. Рыбаков, Г. Алпатов и А. Литвиненко, исполнительная власть России «адекватно оценивает роль государственных закупок в экономике страны» [14]. В то же время, в основных направлениях бюджетной политики констатируется, что процедуры государственных закупок, включая конкурсные, по-прежнему оставляют значительные возможности для дискриминации потенциальных участников торгов, а также для завышения бюджетных потребностей и сохранения неэффективных бюджетных расходов. Государст­венные закупки могут стать инструментом повышения технологического потенциала российской промышленности. С этой целью экономисты рекомендуют создавать замкнутые системы по типу «научные исследования и разработки — производство наукоемкой продукции в российских компаниях — крупномасштабные закупки этой продукции государством».
В качестве другого направления ученые предлагают стимулировать приток иностранного капитала к производству наукоемкой продукции и осуществлять государст­венные закупки этой продукции.
Говоря о российской практике государственных закупок, специалисты констатируют постепенное вступление государственных заказчиков в цивилизованные отношения с бизнесом, но в то же время отмечают отсутствие достоверных данных о системе государственных закупок в России, которые позволили бы с научной точки зрения корректно оценить ее эффективность. Это происходит вследствие ряда причин: не все государственные заказчики предоставляют требуемые сведения; ряд сведений носят закрытый характер; статистические наблюдения содержат ошибки и неточности, они не раскрывают ряда существенных аспектов государственных закупок [14].
Материалы официальной статистики Госкомстата России позволяют сделать следующий вывод. Объем госзаказа ежегодно растет, что делает его более привлекательным для предпринимателей. Учитывая значительные объемы государственных закупок, их сущест­венное влияние на экономический рост, специалисты выработали пять основных принципов экономической политики в этой сфере:
— эффективность — бюджетные средства должны направляться на закупку эффективной с точки зрения общественных потребностей продукции и услуг, то есть на приобретение товаров с оптимальным соотношением цены и качества, учитывающим долгосрочные перспективы и политику государства;
— экономность — издержки на проведение закупочных процедур должны быть минимальными и выгодными;
— равенство — государственные заказчики не должны допускать дискриминацию поставщиков в зависимости от их организационно-правовой формы, места регистрации компании, формы собственности; требования к продукции для государственных нужд и критерии отбора поставщиков должны быть одинаковыми для всех претендентов на госзаказ;
— открытости — государственные заказчики должны обеспечить возможность участия в закупочной компании всем желающим организациям, работающим в данной области; информация о проводимых закупках, их процедурах и результатах должна быть открытой; действия государственных заказчиков при выборе варианта размещения госзаказа должны документироваться и предоставляться в установленных пределах по официальным запросам участников закупок;
— ответственность — государственные заказчики должны нести ответственность за правильную организацию закупочной деятельности, за принятые в ходе закупок решения и результаты выполнения контрактов.
Приведенные принципы носят явно выраженный нормативный и в целом универсальный характер. Ведущим является принцип эффективности государственных закупок. Именно он определяет конечную результативность деятельности государственных заказчиков. Принципы экономности, равенства, открытости и ответственности направлены на обеспечение эффективности государст­венных закупок.
Специфика военных закупок в определенной степени ограничивает действие принципов равенства и открытости, но не изменяет общую логику оптимизации государственных закупок как таковых.
Оптимизация сводится к осуществлению рациональных экономических выборов по критерию эффективности на всех стадиях госзаказа — от его планирования до реализации. Поскольку государственные закупки осуществляются путем рыночных обменов, в форме подписания государственных контрактов, эффективность государственных закупок зависит от того, насколько государственный заказчик знает и применяет в интересах государства на практике правила рыночного поведения, определяемые теорией и практикой маркетинга.
Возможности и пределы использования государственным заказчиком технологий маркетинга определяются его особенностями, как субъекта рыночных отношений, а также особенностями функционирования рынка госзаказов.


Литература
1. Милль Дж.С. Основы политической экономии / Под ред. А.Г. Милейковского. Т.2. — М.: Прогресс, 1980.
2. Клинова М.В. Государственное предпринимательство в странах европейского сообщества. — М.: Наука, 1988.
3. Папава В. Роль государства в современной экономической системе // Вопр. экономики. — 1993. — № 11. — С. 24–32.
4. Стиглиц Дж. Экономика государственного сектора. — М.: ИНФРА-М, 1997.
5. Якобсон Л.П. Экономика общественного сектора. — М.: Аспек-пресс, 1996.
6. Виссарионов А., Хрусталев А. Формы государственного влияния на экономику. Госзаказ // Экономист. — 1991. — № 3. — С.73–82.
7. США: Федеральная контрактная система и экономика: Механизм регулирования / В.А. Федорович, А.П. Патрон, В.П. Заварухин. — М.: Наука, 2002.
8. Code of Federal Regulations. Title of 48 Fed. Acquisition Regulations System. 1997.
9. Улыбышева Е. Либерализация рынков государственных заказов в ЕС // Международная экономика и международные отношения. — 1995. — № 12. — С. 126–132.
10. Arrowsmith S., Davies A. Public Procurement: Global Revolution. — N.Y., 1998.
11. Кныш В.А. Государственный оборонный заказ в плановой и рыночной экономике // Система связи и АСУ ВС РФ: экономические проблемы развития в современных условиях. Вып.1. — СПб.: ВУС, 1999. — С. 12–24.
12. Третьяк О.А. Маркетинг: взаимосвязь производства, торговли и потребления. — СПб.: Изд-во СПбГУ, 1992.
13. Дудкин В., Петров Ю. Индикативное планирование — механизм координации деятельности государственных и негосударственных субъектов управления экономикой // Рос. экон. журн. — 1998. — № 7–8. — С. 43–67.
14. Экономическая политика России: федеральный и региональный аспекты / Под ред. Ф.Ф. Рыбакова и Г.Е. Алпатова. — СПб.: ОЦЭиМ, 2002.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия