Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (28), 2008
ФИНАНСОВО-КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА. БЮДЖЕТНОЕ, ВАЛЮТНОЕ И КРЕДИТНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКОНОМИКИ, ИНВЕСТИЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ
Беккин Р. И.
старший научный сотрудник Института Африки РАН (г. Москва),
доктор экономических наук, кандидат юридических наук


Сомалиленд: беспроцентная финансовая система
По мнению автора, сфера микрофинансов могла бы успешно реализовывать социальные функции исламских финансов. Анализ экономики Сомалиленда показал, что отсутствие исламских финансов в стране связано с неразвитостью финансового сектора. Исследованы кредитная, страховая и налоговая сферы экономики Сомалиленда
Ключевые слова: микрофинансы, банки, групповой кредит, индивидуальный кредит, хавала

Как показывает опыт многих стран, чем крупнее масштаб финансового института, тем сложнее ему соблюдать баланс между вызовами рынка и требованиями шариата.
Несмотря на богобоязненность его сотрудников, любой исламский банк при прочих равных условиях рискует нарушить не букву, но дух шариата в большей степени, чем среднестатистический потребительский кооператив, использующий в своей работе исламские методы финансирования.
Как известно, большинство клиентов исламских банков — городские жители, которые в отличие от своих единоверцев, проживающих в сельской местности, в среднем не обладают столь же высоким уровнем религиозности. Испытывая потребность в различного рода финансовых услугах, горожанин зачастую готов принять компромиссный вариант в виде не противоречащего формальным требованиям шариата банковского продукта, особенно если на нем прямо указано, что он халальный. При этом его мало волнует, что большинство предлагаемых исламскими банками и исламскими «окнами» продуктов являются слегка модифицированными аналогами давно существующих традиционных. Такой компромисс устраивает и банк, и клиента: банк получает новые средства, а клиент — возможность воспользоваться услугами, одобренными членами шариатского совета банка.
Для сельского жителя такой компромисс часто неприемлем, поскольку у него больше свободы отказаться от пользования сомнительными услугами. Тем не менее и на селе остро ощущается потребность в кредитовании. К сожалению, микрофинансовые институты, работающие в сельской местности в мусульманских регионах, крайне редко используют исламские методы финансирования.
На наш взгляд, именно сфера микрофинансов позволяет в большей степени раскрыть важную социальную функцию исламских финансов без изобретения уловок с целью обхода порою непреодолимых препятствий. В этом смысле большие перспективы для исламских финансов существуют в слаборазвитых регионах Азии и Африки, куда не спешат проникать крупные транснациональные финансовые институты со своими стилизованными под шариат продуктами. В качестве примера можно приве­сти успех первого в мире исламского банка — «Мит Гамр», учрежденного в маленьком провинциальном городе в Египте в 1963 г. Уже в первый финансовый год (1963/64) число вкладчиков банка достигло 17 560 человек, а в последний финансовый год (1966/67) — 251 152 человек. В первый финансовый год банку удалось привлечь депозитов на сумму 40 944 египетских фунтов, а в последний финансовый год данный показатель составил 1 828 375 фунтов *.
Главной целью банка была мобилизация местных сбережений и других ресурсов и использование их для кредитования на основе исламских методов финансирования проектов в сфере малого и среднего бизнеса. Деятельность банка по перераспределению ресурсов в соответствии с требованиями шариата позволила создать новые рабочие места в регионе и увеличить благосостояние большого числа граждан. В 1967 г. по политическим причинам банк де-факто прекратил свое существование как исламский финансовый институт. В 1971 г. на базе «Мит Гамр» был учрежден государственный «Насер Соушл Бэнк», использующий и по сей день в своей работе исламские методы финансирования.
Однако не только политические причины могут препятствовать развитию исламских финансов. В некоторых регионах в силу целого ряда экономических факторов еще не созрели предпосылки для учреждения исламских финансовых структур, например — в традиционных обществах, где отсутствует развитый финансовый сектор. Там, где пока не созрели условия для создания исламских финансовых институтов, необходимо поощрять беспроцентные методы финансирования.
Некоторые исследователи ошибочно ставят знак равенства между исламской и беспроцентной экономикой. Однако это утверждение некорректно. Об исламской экономической модели можно говорить лишь там, где применяются исламские методы финансирования. Существование же беспроцентной финансовой системы, как правило, обусловлено неразвитостью финансового сектора. По мере его развития беспроцентный характер экономики исчезает.
Вместе с тем не будет преувеличением сказать, что беспроцентная модель финансирования в большей степени соответствует шариату, чем некоторые сомнительные «халальные» продукты, придуманные банками и другими финансовыми структурами с целью привлечения клиентов-мусульман.
Ярким примером беспроцентной экономики в масштабе всей страны является территория Сомали. В октябре 2007 г. автор провел ряд полевых исследований на севере Сомалийского полуострова в непризнанном государстве Сомалиленд, чей финансовый сектор в целом можно охарактеризовать как беспроцентный.
В 1991 г. перестало де-факто существовать единое государство Сомали. Начавшаяся тремя годами ранее гражданская война привела к распаду страны на три государственных образования: Сомалиленд, Пунтленд и собственно Сомали. Первые два так и не были признаны мировым сообществом, хотя де-факто являются государствами, в то время как юг Сомали представляет собой совокупность разрозненных территориальных единиц, управляемых различными кланами.
Между Сомалилендом и Пунтлендом существует тлеющий пограничный конфликт. Реальная причина конфликта — спор за территории, где обнаружены запасы нефти, а также экономическая борьба за получение доходов от таможенных пошлин и портовых сборов между портом Босасо — столицей Пунтленда и Берберой — крупнейшим портом в Сомалиленде.
В 1991 г. назвать бывшую британскую колонию, а затем провинцию Сомали Сомалиленд государством можно было лишь условно. Это была голая территория с уничтоженной войной инфраструктурой.
Мировое сообщество не спешило признавать новое государство, и мало кто тогда, в 1991 г., вызвался бы предсказать новому государству долгую жизнь. Но прошло 17 лет, а Сомалиленд продолжает существовать как государство, несмотря на международную политическую изоляцию, слабость центральной власти и отсутствие значительных природных ресурсов, если учесть, что территории, где обнаружены запасы нефти, оккупированы соседним Пунтлендом.
Главный источник благосостояния жителей Сомалиленда — не международная помощь, а деньги, присылаемые родственниками из-за рубежа. В условиях неразвитости финансового сектора операторы денежных переводов фактически взяли на себя функции банков.
Банки. На сегодняшний день в Сомалиленде сложилась парадоксальная ситуация с банковским сектором. Формально в стране существует два банка: Банк Сомалиленда (Bank of Somaliland) и Коммерческий банк Сомалиленда (Commercial Bank of Somaliland). Парадокс заключается в том, что первый, формально являющийся Центробанком, скорее выполняет некоторые функции коммерческого банка, в то время как Коммерческий банк Сомалиленда представляет собой в большей степени государственное казначейство, чем полноценный коммерческий банк.
Основные задачи, стоящие перед Банком Сомалиленда, — поддержание национальной валюты и борьба с инфляцией. Для этого Банк проводит валютные интервенции, скупая значительные суммы в местной валюте — шиллинге — за доллары. Нередки случаи, когда управляющий (Governor) Банка брал кредиты для осуществления валютных интервенций под свое имя.
Одной из своих главных заслуг на посту управляющего Банка Сомалиленда ‘Абд ар-Рахман Дуале Мохамуд считает снижение уровня инфляции в стране. Курс шиллинга к доллару на черном рынке и государственный курс практически сравнялись: что в банке, что у менял (саррафов) на улице доллар стоит около 6 000 шиллингов *. Государство в лице Банка Сомалиленда не препятствует деятельности частников — саррафов, рассматривая их на данном этапе развития валютного рынка как помощников, а не как конкурентов.
Управляющий Банка в беседе с автором этих строк неоднократно подчеркивал, что ему практически единолично удается поддерживать экономику Сомалиленда. Он добился от президента права проводить независимую политику в вопросах, касающихся его непосредственной компетенции.
Банк Сомалиленда имеет 10 отделений в разных городах страны, в том числе 4 — в столице — Харгейсе. Там же располагается и головной офис. У Банка Сомалиленда 3 банка-корреспондента: Commercial Bank of Ethiopia (Эфиопия), Banque pour le commerce et L’industries (Джибути), CommerzBank AG Frankfort (Германия).
Несмотря на деятельность по укреплению национальной валюты, Банк Сомалиленда выступает прежде всего как коммерческий банк. В банке можно открыть текущий и сберегательный счета. Оба вида счетов являются беспроцентными. Однако это не означает, что Банк Сомалиленда работает в соответствии с исламскими методами финансирования. Причина «халальности» банковских депозитов проста: банк не имеет достаточного капитала для открытия и ведения счетов, предусматривающих выплату процента.
Главная проблема для банковского сектора страны — отсутствие достаточного капитала и гарантий. Если банкам потребуется капитал, Банк Сомалиленда не сможет предоставить его. Неэффективность системы регулирования банковской деятельности выражается прежде всего в отсутствии специального законодательства. В настоящее время в Сомалиленде готовится Закон о банковской деятельности (Banking Act). С принятием данного закона связываются определенные надежды на приход в страну иностранных банков.
Пока же в Сомалиленде нет полноценных коммерческих банков, и значительная часть банковских услуг предоставляется операторами денежных переводов, прежде всего крупнейшим из них — «Dahabshiil».
«Dahabshiil», созданный еще в 1970 г., — самая богатая финансовая структура не только в Сомалиленде, но и на всей территории бывшего государства Сомали. Формально «Dahabshiil» — система денежных переводов, большинство клиентов которой — представители сомалийской диаспоры за рубежом (отправители платежей) и сомалийцы, живущие на исторической родине (получатели платежей). Но на деле именно «Dahabshiil», а не Банк Сомалиленда является подлинным центральным банком в государстве.
Министерства, а также многие неправительственные организации, работающие в Сомалиленде, имеют счета в «Dahabshiil». Через него же осуществляется большинст­во банковских операций, в частности «Dahabshiil» предоставляет своим клиентам возможность открыть текущие и сберегательные счета. При получении денежного перевода получателю предлагается снять всю сумму целиком или только ее часть. В последнем случае на имя получателя открывается счет, по которому проценты не начисляются.
Другие хаваладары также предоставляют своим клиентам услуги по открытию и ведению текущих и сберегательных счетов. Например, хорошо известный на Западе «ал-Баракат», чьи активы были надолго заморожены США после событий 11 сентября.
В отличие от своего конкурента «ал-Баракат», «Dahabshiil» скорее выиграл, чем пострадал от последствий событий 11 сентября. Причиной для обвинений компании в финансировании терроризма послужил обнаруженный среди бумаг одной из подозреваемых в сотрудничестве с «ал-Ка‘идой» благотворительных организаций номер телефона офиса «Dahabshiil» в Пакистане. Однако «Dahabshiil», имеющему официальный статус в 40 странах, удалось доказать свою непричаст­ность к совершенным терактам. Значительная часть клиентов «ал-Баракат» после заморозки счетов данного оператора хавалы перетекла в «Dahabshiil». Это позволило «Dahabshiil» упрочить свое положение в качестве крупнейшего финансового института на всей территории Сомали.
В настоящее время именно «Dahabshiil» является локомотивом не только финансового сектора, но и всей экономики Сомалиленда. «Dahabshiil» не ограничивается оказанием банковских услуг, участвуя в проектах по созданию банков. Несколько лет назад в Сомалиленде при активном участии «Dahabshiil» была предпринята попытка создать первый исламский банк в стране. Партнером «Dahabshiil» по проекту выступил йеменский «Банк Саба ал-Исламий» (Saba Islamic Bank). Предполагалось, что вновь учрежденный исламский банк будет называться «Dahab Saba» — по названиям двух главных его учредителей. Но власти посчитали, что создавать исламский банк на тот момент нецелесообразно. В результате данный проект перекочевал в Джибути, где встретил поддержку руководства страны и лично президента.
В беседе с автором этих строк ‘Абд ар-Рахман Мохамуд отметил, что на сегодняшний день Банк Сомалиленда не заинтересован в развитии исламских банков. Если такой банк будет создан, это подорвет существующий баланс: люди начнут изымать вклады из банков и квазибанков, не выплачивающих процентов, и понесут их в исламский банк, который будет предоставлять пусть и не гарантированную, но прибыль. Иными словами, Банк Сомалиленда в лице его управляющего, рассматривая исламские банковские структуры как своего конкурента, демонстрирует поведение, свойственное скорее коммерческому, чем центральному банку.
Что касается кредитов, то потребность в них в Сомалиленде удовлетворяется прежде всего за счет ближайших родственников, членов того же клана, друзей.
Прочные корни в стране имеет потребительское кредитование на кооперативной основе. Люди, не имеющие достаточно средств для совершения крупных покупок, объединяются в группу (иногда по половому признаку) и вносят регулярно определенную сумму в общий фонд. Из своей среды они выбирают казначея — управляющего фонда. После того как набирается определенная сумма, ее предоставляют одному из членов данного кооперативного общества, затем следующему и т.д., пока не будет погашена потребность всех членов общества в кредитах.
Еще одним источником для получения кредитов являются микрофинансовые организации. Строго говоря, в Сомалиленде существует всего одна структура, которая специализируется исключительно на предоставлении кредитов малому бизнесу, — «Amaah Kalkaal» (в переводе с сомалийского — «Кредитный помощник»). Для других организаций, микрофинансирование — неосновной (побочный) бизнес.
В 1998г. общество «Amaah Kalkaal», созданное на средства от гранта, предоставленного Европейским союзом, было зарегистрировано в Банке Сомалиленда и Министерстве планирования. По своему статусу «Amaah Kalkaal» является некоммерческой организацией и потому не облагается никакими налогами. Общество работает только в г. Харгейсе. Всего, по данным на 01.11. 2007г., в обществе зарегистрировано 76 групп, 2300 клиентов (включая тех, кто взял повторный кредит), в том числе 30 человек, которым были выданы индивидуальные кредиты.
«Amaah Kalkaal» выдает два вида кредитов:
1) групповые и
2) индивидуальные.
И групповые, и индивидуальные кредиты предоставляются для развития уже существующего бизнеса, а не для открытия собственного дела с нуля.
1) Групповые кредиты предоставляются группе, куда входит не менее 30 человек и 10 ячеек. Таким образом, в каждой ячейке должно быть минимум 3 человека. Каждый из этих трех выступает поручителем за двух других членов ячейки. В то же время группа, куда входит несколько ячеек, не нуждается в какой-либо гарантии.
Члены группы выбирают из своего числа председателя, казначея, секретаря и комитет по кредиту (loan committee).
Одно из важных условий при предоставлении кредита состоит в том, что каждый из членов ячейки должен иметь свой небольшой бизнес. В качестве начальной гарантии платежеспособности каждый член ячейки должен вносить 1 доллар в неделю в течение первых 8 недель, то есть всего 8 долларов *. Только по истечении данного срока он может получить свой первый кредит. После погашения первого кредита заемщик может претендовать на последующий и т.д. В случае невозврата кредита одним из участников группы все депозиты всех ее членов остаются в собственности «Amaah Kalkaal».
Если заемщик не может погасить свой долг вовремя то с него не взимается никаких штрафов за просрочку платежа. Если же, в конечном счете, он оказывается не в состоянии вернуть долг обществу, оно подает на него в суд. Даже если «Amaah Kalkaal» удастся взыскать долг с несостоятельного заемщика, его ячейка никогда больше не сможет получить кредит.
В первый раз можно получить лишь 500 долларов. В случае возврата заемщиком суммы кредита полностью и вовремя он может претендовать на заемную сумму в размере 1000 долларов. При возврате этой суммы, заемщик может получить уже 1500 долларов, и т.д.
По предоставленным кредитам заемщиком выплачивается процент. Позиция «Amaah Kalkaal» заключается в том, что это не запрещенный исламом ростовщический процент (риба), а фиксированная комиссия за предоставленные услуги. К примеру, свои первые 500 долларов заемщик может получить под 9 % на полгода (18 % годовых).
2) Индивидуальные кредиты. В настоящее время данный вид кредитов не предоставляется, поскольку, по мнению совета директоров общества, его суть противоречит идее ликвидации бедности — главной цели «Amaah Kalkaal». Однако общество продолжает работать с заемщиками, которые успели ранее получить индивидуальные кредиты.
Требования к платежеспособности заемщика при получении индивидуального кредита строже, чем при получении группового. Заемщик должен обладать определенным имуществом, которое бы подтверждало его платежеспособность (дом, автомобиль и т.п.). Поэтому число получателей индивидуальных кредитов сравнительно невелико — 30 человек (0,76 % от общего числа заемщиков).
Сумма кредита составляет от 1 000 до 11 000 долларов. По индивидуальным кредитам процентная ставка составляет 16 % годовых. Так же, как и в случае с групповыми кредитами, на заемщика не налагается никакого штрафа за просрочку плаежа.
Один из ключевых принципов работы компании — готовность самим идти к клиенту, а не ждать, когда клиент придет к ним. К числу конкурентных преимуществ «Amaah Kalkaal» следует также отнести сравнительно простой механизм получения кредита. Отсутствие сложной бюрократической процедуры является визитной карточкой большинства микрофинансовых учреждений по всему миру. Вплоть до недавнего времени в обществе работало пять сотрудников, но из-за увеличения расходов на персонал, произошло сокращение штата до трех человек.
Основные технические проблемы, с которыми сталкивается общество при взыскании долга, это:
1) отсутствие системы адресов (в Сомалиленде нет названий улиц и номеров домов), что иногда усложняет поиск недобросовестного заемщика;
2) неразвитость системы идентификации личности. Только около 4 000 человек в стране имеют паспорта Сомалиленда. В то время как в одной лишь Харгейсе проживает почти 1 млн человек, большинство из которых имеет паспорта различных государств: от Эфиопии до США *.
Вместе с тем далеко не все готовы воспользоваться кредитом в компании. Для страны со 100%-м мусульманским населением тот факт, что компания берет за свои услуги процент, имеет принципиальное значение. В беседе с автором этих строк представитель компании сослался на мнение некоторых богословов, не считающих фиксированную комиссию за услуги процентом. Очевидно, что данная аргументация не выдерживает никакой критики, — равно как и утверждения представителей «Amaah Kalkaal» о том, что деятельность общества находится где-то посередине между халал и харам.
Справедливости ради следует отметить, что в целях увеличения клиентской базы «Amaah Kalkaal» предприняла попытку положить в основу кредитования исламские методы финансирования. Обществом были приглашены мусульманские правоведы из Кении, перед которыми была поставлена задача разработать соответствующий требованиям шариата механизм кредитования. Однако предложенные правоведами схемы не устроили общество, поскольку нарушали один из главнейших принципов в работе «Amaah Kalkaal» — упрощенную систему получения кредита без лишней бумажной волокиты.
В настоящее время обновленная рабочая группа мусульманских правоведов проводит дальнейшую работу по созданию эффективного механизма использования договоров мурабаха и мудараба при предоставлении кредитов малому бизнесу.
Иными словами, несмотря на наличие микрофинансовых учреждений, предоставляющих кредиты на процентной основе, можно охарактеризовать финансовую систему Сомалиленда с рядом оговорок как беспроцентную.
Страхование. Страховых компаний в настоящее время в Сомалиленде нет. Роль страховщика выполняет клан, племя, состоятельные родственники, друзья. Таким образом, не выплачивая регулярных страховых взносов, член клана или племени может претендовать на возмещение. Впоследствии при наличии возможности он должен вернуть сумму компенсации «страховщику» — коллективному или индивидуальному.
Имеет место и взаимное страхование в его изначальной форме. Люди объединяются в группу, и каждый участ­ник данной группы вносит определенную сумму. При наступлении страхового случая потерпевшему члену группы выплачивается компенсация.
Вакуфная собственность. Формально вакуфная собственность в Сомалиленде отсутствует. Однако нередки случаи, когда состоятельные люди предоставляют землю и средства под строительство мечети. Главное неудобство, что учредителю вакфа (вакифу) зачастую приходится выполнять функции другой стороны договора вакфа — управляющего (мутавалли’), поддерживая в надлежащем состоянии переданное в вакф имущество. Ремонт, перестройка и реконструкция возведенной на вакуфной земле мечети, как правило, осуществляется за счет учредителя вакфа.
Таким образом, институт вакфа в Сомалиленде используется исключительно для возведения мечетей, и пока не нашел применения для решения важный социально-экономических задач.
Налоги и сборы. Основные доходы, получаемые страной, поступают за счет портовых сборов и таможенных пошлин, а также въездных и выездных пошлин. Например, при прохождении паспортного контроля в аэропорту каждый въезжающий в страну обязан обменять 50 долларов США на местные шиллинги. При этом курс, по которому производится обмен, в два раза ниже рыночного. Иными словами, с въезжающих независимо от гражданства фактически взимается въездной аэропортовый сбор в размере 25 долларов. Кроме того, при выезде из страны каждый должен заплатить 32 доллара. Любопытно, что в свидетельстве об уплате данного сбора почему-то указывается лишь сумма в 30 долларов.
Что касается других налогов и сборов, то их взимание затруднено слабостью фискальной системы и отсутствием отработанного механизма налогообложения. В частности, размер подоходного налога зачастую определяется произвольно и может быть снижен на основе устного соглашения между налогоплательщиком и государством. По данным на 2003 г., доходы государства, полученные от использования собственности, составили 1 787 593 158 шиллингов (510 741 дол. США *), доход от прямых налогов — 113 052 506 351 (32 300 716 дол. США), доход от предоставления различных услуг — 1 942 500 (555 дол. США), доход с собственности — 5 966 371 514 (1 704 677 дол. США), дополнительные доходы — 122 148 688 176 (34 899 625 дол. США) *.
Отсутствие единой налоговой системы в стране сказывается на сборе и распределении такого важного исламского налога, как закят. Закят не является государственным налогом в Сомалиленде и смешивается в сознании лиц, выплачивающих его, с единовременной добровольной милостыней (садакой). Получателями милостыни, как правило, выступают многочисленные родственники, неимущие и нуждающиеся члены того же клана, к которому принадлежит плательщик закята-садаки.
Зачастую ассоциируется с садакой и другой исламский налог, разновидность закята, — закят ал-фитр. По окончании поста в месяц Рамадан большинство состоятельных граждан подают милостыню нуждающимся членам клана, ближайшим родственникам, друзьям.
Анализ состояния экономики Сомалиленда позволяет сделать вывод, что отсутствие исламских финансовых институтов — результат слабости и неразвитости финансового сектора в стране.
Отсутствие нормативно-правовой базы и позиция Центрального банка (Банка Сомалиленда) свели на нет попытку создания первого исламского банка в стране.
Вместе с тем, как показывает опыт функционирования банковских и кредитных учреждений в Сомалиленде, население пытается избегать отношений, связанных с взиманием и выплатой ссудного процента. В частности, крупнейшее микрофинансовое учреждение в стране — «Amaah Kalkaal» — вынуждено было прибегнуть к помощи мусульманских правоведов для разработки соответствующего шариату механизма кредитования малого бизнеса.
Судьба других институтов исламской экономики также находится в прямой зависимости от ситуации в соответствующем сегменте финансового сектора. Начинающаяся в настоящее время работа по подготовке необходимого законодательства будет, безусловно, способствовать приходу исламских и иных финансовых институтов из-за рубежа. Пока же главным источником поступления средств для жителей страны являются денежные переводы по системе хавала от сомалийцев, проживающих за рубежом.
Развитая система родственных отношений внутри клана, племени позволяет обходиться без услуг страховых компаний и системы государственной социальной защиты.


Работа выполнена при финансовой поддержке гранта РГНФ № 07-02-02020а «Денежные переводы мигрантов в стратегии формирования положительного образа России: сравнительный анализ».

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия