Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (28), 2008
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ
Василенко Д. В.
заместитель начальника Управления международного сотрудничества Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов

Стратегия Российской федерации в отношении Алжирской народной демократической республики на европейском рынке природного газа
В статье рассматриваются вопросы сотрудничества Российской Федерации и Алжира на рынке природного газа Европейского Союза. Несмотря на наличие собственных добывающих мощностей, ЕС в значительной степени зависит от импорта природного газа. В ближайшей перспективе страны ЕС столкнутся с дефицитом природного газа. Необходима координация действий по расширению добычи и поставок природного газа на европейский рынок среди основных поставщиков — России, Алжира
Ключевые слова: Европейский Союз, интеграция, рынок природного газа, газовый потенциал, Газпром

Последние десятилетия характеризуются постоянным ростом потребления природного газа в Европей­ском Союзе (ЕС) (рис. 1). Прирост потребления природного газа в странах ЕС составляет в среднем 2–3% ежегодно. В 2007 году потребление природного газа в ЕС (в составе 27 государств) сократилось на 1,6% (513 млрд кубометров). В то же время число конечных пользователей газа выросло на 1% и составило 110,2 млрд кубометров.
Несмотря на то, что газовые рынки стран, входящих в ЕС, сильно различаются, тенденцию к сокращению потребления можно объяснить общеевропейскими причинами. Во-первых, 2006–2007 годы стали одними из самых теплых за всю историю наблюдений. Во-вторых, быстрый стабильный рост цен на нефть повлек за собой рост цен на газ. В ряде стран (Великобритания, Чехия, Венгрия) в области энергетики дорогой газ не выдержал конкуренции с дешевым углем. Негативные тенденции могут продолжиться и в дальнейшем, так как аномальные погодные условия позволяют европейским потребителям закачивать излишки газа в хранилища и использовать их в начале следующего года.
Рис. 1. Потребление натурального газа в ЕС в 1999–2007 гг. [1].
Основными потребителями природного газа в ЕС являются Великобритания, Германия, Италия, Франция и Нидерланды, на долю которых приходится 72% всего европейского газа (349 млрд кубометров. в 2006 г.). На долю развивающихся рынков ЕС приходится 25% всего потребляемого газа, однако, с переходом в ближайшие годы быстрорастущего испанского рынка в категорию крупных, их доля уменьшится до 17–18%. Малые рынки ЕС потребляют около 12 млрд кубометров газа, что составляет 2.5% от всего европейского потребления. В некоторых странах небольшой объем потребления природного газа связан с относительно малой численно­стью населения и объемами производства (Люксембург), в некоторых с правительственной политикой отказа от использования газа в энергетике (Швеция [2]).
В конце 70-х гг. стало ясно, что Европа не обеспечена природным газом в долгосрочной перспективе. Безусловно, ряд стран имеющих непосредственный доступ к месторождениям Северного моря (Великобритания, Нидерланды, Дания) смогут покрывать почти 100% своих потребностей до 2020 года, но большинство стран Европы зависит от внешних поставщиков.
Рис. 2. Добыча природного газа в ЕС в 1999–2006 гг. [3].
Рис. 3. Добыча природного газа в ЕС в 2000–2025 гг. [4].
С 2003 года в Европе отмечается ежегодное падение добычи газа (рис. 3). Только в 2006 добыча упала на 4.9%. Основной вклад в добычу газа в ЕС вносят Великобритания и Нидерланды (3/4 всего газа). Любая положительная динамика в прочих странах (Австрии, Испании, Франции и Венгрии) компенсируется падением добычи газа в Великобритании и Нидерландах.
Рост добычи в 2004 и 2007 годах стал результатом расширения ЕС. Если до 2003 года имел место стабильный рост добычи, то в дальнейшем динамика приобрела негативный характер (рис. 2). Из всех стран ЕС только Великобритания, Нидерланды и Дания покрывают 90% спроса за счет самостоятельно добываемого газа. Половина стран ЕС (Австрия, Венгрия, Польша, Франция, Германия) могут покрыть за счет собственной добычи от 1% до 25% спроса, но большую часть природного газа приходится импортировать. Остальным приходится импортировать 100% необходимого газа (Бельгия, Греция, Прибалтийские республики, Португалия). В 2007 году основными поставщиками ЕС остались Россия (24%), Норвегия (17%) и Алжир (10%).
В настоящее время большинство стран ЕС зависят от импорта газа. В наименее выгодном положении находятся страны, исторически подключенные к газовой сети СССР, и имеющие в лице России единственного поставщика (Литва, Латвия, Эстония, Польша). В то же время ряд стран (Австрия, Венгрия, Греция, Словакия, Финляндия) ориентированы именно на импорт из России в силу того, что страна доказала, что может обеспечить бесперебойные поставки сравнительно недорогого газа. Вместе с тем, эти же государства заключили страховочные контракты, поскольку в отличие от первой группы стран, имеют выход в западноевропейскую газотранспортную систему. Страны Западной Европы имеют, как правило, достаточный выбор среди поставщиков газа, поскольку газотранспортная сеть на севере выходит к месторождениям Северного моря, а на юге — к месторождениям Северной Африки. В настоящее время природный газ в ЕС поступает двумя способами: 84% — по международным наземным и подводным газопроводам по долгосрочным контрактам, 16% — в виде поставок сжиженного природного газа, причем в настоящее время только семь стран импортируют сжиженный природный газ.
Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что с учетом роста потребления газа и падения его добычи, зависимость ЕС от импорта будет расти. К 2010 году общая внутренняя добыча и возможный объем импортированного газа не будут покрывать спрос (рис. 4). В целях преодоления дефицита, Европейскому Союзу необходимо искать новых, альтернативных поставщиков природного газа.
Рис. 4. Прогноз потребления газа ЕС-27
Основные поставщики природного газа для ЕС — Россия и Алжир, могли бы покрыть возможный дефицит. В так называемой «Зеленой Книге» [5] Европейская Комиссия определила приоритетные задачи в области энергетики, в том числе проведение единой внешней энергетической политики. Принципы диверсификации источников и энергетической безопасности подталкивают ЕС к работе с теневыми поставщиками, к которым относятся страны Средней Азии и Северной Африки. Государства Средней Азии Казахстан и Туркменистан имеют большой экспортный потенциал (24 млрд м3 и 100 млрд м3 соответственно), но для получения газа из этих стран ЕС придется не только принять участие в разработке месторождений, но и лоббировать политическую идею транспортировки газа в обход России. Кроме того, ЕС придется взять на себя многомиллиардные издержки по строительству новых газопроводов.
Понятно, что эти действия направлены в первую очередь против Алжира и России. На их долю приходится 35% европейского импорта газа. Европейский Союз связан с Россией и Алжиром долгосрочными контрактами Инфраструктура преимущественно направлена на импорт из этих двух стран. Важно понимать какую позицию следует занять России в отношении Алжира на европейском рынке газа, для достижения оптимальных политических и экономических результатов в условиях добросовестной конкуренции.
Торгово-экономическое сотрудничество с Алжиром берет свое начало в 1963 году и регулируется межправительственными соглашениями о развитии торговли и об экономическом и техническом сотрудничестве. Совет­ский Союз предоставил ряд крупных кредитов и реализовал на территории страны более 70 крупных промышленных проектов в таких ведущих отраслях экономики, как черная и цветная металлургия, энергетика, нефтяная и газовая промышленность, промышленность строительных материалов, подготовка национальных кадров.
Следствием сильнейшего экономического и политического кризиса 80-х годов стал военный переворот в 1992 г. и последующее вооруженное противостояние властей и экстремистских исламских группировок, в ходе которого за эти годы погибло более 100 тысяч человек. В такой ситуации российские компании были вынуждены свернуть проекты сотрудничества и покинуть Алжир. К моменту стабилизации обстановки в стране российские организации полностью потеряли выход в традиционные сферы деятельности. Более того, воспользовавшись уходом России, британские, американские и французские организации полностью вытеснили российский бизнес из нефтегазовой промышленности, трубопроводного транспорта, металлургии. В настоящее время сложились условия, при которых российские компании получили возможность вновь выйти на внутренние рынки Алжира.
Будучи крупнейшими экспортерами газа, Алжир и Россия имеют значительные интересы в области его добычи и экспорта, а также в координации своих действий на мировом рынке. На Конференции стран ОПЕК в сентябре 2000 г. на встрече министров энергетики России и Алжира стороны договорились координировать свою политику в области добычи и экспорта газа во избежание неоправданной конкуренции среди стран-экспортеров газа и снижения цены на него.
В 2006 году Россия и Алжир договорились о списании алжирского долга на сумму 4,7 миллиарда долларов в обмен на заключение контрактов на поставку россий­ского оружия [6]. Алжир до последнего момента отказывался от подписания таких крупных контрактов (7,5 млрд долларов). Согласованная схема урегулирования долга предусматривает полное списание задолженности АНДР только после осуществления алжирской стороной платежей в пользу российских поставщиков на сумму, равную сумме долга Алжира перед Россией.
Основным направлением сотрудничества стала энергетика. Стратегической задаче наших компаний является занятие позиций американских компаний. Алжир, несмотря на обещание изменить закон об углеводородах в пользу иностранных компаний, принял решение сохранить за государственной добывающей компанией Sonatrach контрольный пакет акций месторождений нефти и газа.
В январе 2007 был подписан меморандум о продолжении экономического сотрудничества в области совместных действий Газпрома и алжирской Sonatrach на европейских рынках и совместном освоении месторождений в Центральной Африке. Газпром предложил нефтегазовой компании Sonatrach четыре актива в России. Взамен Газпром хотел получить долю в одном из двух заводов Sonatrach по производству сжиженного природного газа в Алжире, а алжирская сторона могла получить возможность принять участие в строительстве производств по сжижению газа в России. Газпрому жизненно важно получить технологии сжижения газа, которые позволят компании в полной мере использовать запасы природного газа в Баренцевом море (10000 млрд м3) и выйти на развитый в ЕС рынок сжиженного природного газа. Газпрому не удалось получить технологии сжижения газа ни у Shell, ни у ConocoPhillips, ни у Chevron Corp. Покупка технологий у Алжира гораздо более выгодно для России. Кроме того, технологии могут быть получены в обмен на списание государственного долга.
Отношения с Алжиром достаточно сложны. Алжирские энергетики вынуждены вести большую игру. С одной стороны, страна не может пойти на отмену закона об углеводородах в пользу США, чтобы не потерять контроль над недрами, что приводит к оттоку американского капитала из Алжира. С другой стороны Алжир не получит доступа на рынок сжиженного природного газа США, если не предоставит режим наибольшего благоприятствования именно американским компаниям. В то же время, занимая третье место по объему поставок газа в ЕС, Алжир заинтересован в позитивном имидже надежного поставщика.
В этом плане совершенно иначе выглядит объявление добывающей компании Sonatrach о прекращении действия соглашений с Газпромом на основании того, что подписание меморандума «не привело ни к чему конкретному». Разрыв меморандума о сотрудничестве из-за отсутствия конкретных результатов не является неожиданным. В прошлом компания уже расторгала многообещающие контракты с RoyalDutch/Shell и Statoil по той же причине. Несмотря разрыв официальных отношений между Sonatrach и Газпромом, российский монополист открыл в июне 2008 года свое представительство в алжирской столицей. Задача этого подразделения Газпрома — координировать новые совместные проекты в третьих странах. В заявлении Газпрома говорится о совместном выходе на европейский, азиатский и американский рынки.
Алжир будет поддерживать сложившееся равновесие на газовом рынке ЕС. Для России политически важно не только присутствовать в нефтегазовом секторе Алжира, но принимать участие в его европейских проектах. Этого можно достичь, восстановив сотрудничество Газпрома и Sonatrach. В рамках данного проекта следует добиваться двух целей: получения технологии сжижения газа, обмен активами с целью получения долей в алжирских экспортных газопроводах, получение технологии сжижения природного газа.
Газпром может теоретически установить частичный контроль над экспортом алжирского газа в ЕС, если вступит в переговоры с нидерландской компанией Газюни (доля в газопроводе «Северный поток» в обмен на долю в BBL), договорится об обмене активами с французской компанией GDF, испанской Cepsa или итальянской Enel. В частности, необходимо добиваться доли в строящемся газопроводе Galsi. Это направление является наиболее перспективным, во-первых, потому, что Италия станет одним из основных газовых узлов ЕС, а, во-вторых, потому что в консорциуме Galsi помимо итальянского концерна Enel присутствует один из основных европейских партнеров Газпрома — немецкая Wintershall (совместное предприятие Wingas).
В целом договоренность Sonatrach и Газпрома может преследовать совершенно иную цель, нежели повышение цен на газ. Позиция Sonatrach по вопросу энергетической безопасности Европы является комбинацией подходов России и ЕС. С одной стороны Алжир заявляет, что безопасность гарантируют надежные поставщики, а с другой призывает Европу обратить внимание на альтернативные российским источники газа, т.е. Алжир. Возможный выход Алжира на восточноевропейский рынок газа противоречит интересам Газпрома, поэтому документ о сотрудничестве, возможно, призван закрепить разделение рынков сбыта в ЕС между партнерами.
Одним из инструментов давления на Алжир является разработка газовых месторождений в Ливии. Россия готова списать долг в $4,6 млрд в обмен на заключение оружейных и энергетических контрактов. ЕС рассматривает Ливию как один из новых, альтернативных источников ресурсов. Добыча газа в Ливии быстро растет и по причине ограниченности внутреннего потребления газа ожидается выход Ливии на внешние рынки. Газпром старается ускорить реализацию подписанного ранее соглашения с ливийской корпорацией National Oil Company по добыче, транспортировке и переработке углеводородов, а также долевом участии в них российской компании. Кроме того, Газпром может профинансировать строительство нового газопровода из Ливии в южную Европу. Впрочем, ливийский проект Газпрома имеет и слабые стороны. Во-первых, никто не может гарантировать, что Ливия не предпочтет работать с ЕС без российских посредников после того, как инфраструктура, оплаченная Россией, будет сдана в эксплуатацию. Во-вторых, нельзя не рассматривать возможность заключения соглашения между Алжиром, Ливией и Египтом о создании газового «халифата», совместная работа которого снизит долю Газпрома на рынке ЕС. В-третьих, какова бы ни была доля Газпрома в энергетическом секторе Ливии, ее всегда могут скорректировать США, пригрозив авторитарному режиму новыми санкциями.
Алжир испытывает серьезные экономические, социальные и политические проблемы, в стране растет безработица, стремительно увеличивается население, экономика зависит от экспорта топливно-энергетических ресурсов. Вопрос, возникающий в связке с исламистским террором, это проблема независимости Западной Сахары. Бывшая испанская колония в настоящее время оккупирована вооруженными силами Марокко. Алжир считает независимость Западной Сахары ключевым для обеспечения собственной безопасности. Россия, как постоянный член Совета безопасности ООН, может оказать помощь Алжиру при решении проблемы Западной Сахары в обмен на новые энергетические проекты.


Литература
1. BP Statistical Review of World Energy, // Energy BP p.l.c. — 2008. — С. 27–29.
2. The Natural Gas Act (2000:599)
3. BP Statistical Review of World Energy, // Energy BP p.l.c. — 2008 — С. 30–31.
4. Natural Gas Information 2008 // International Energy Agency. — 2008.
5. Green Book: Green Paper: A European Strategy for Sustainable, Competitive and Secure Energy {SEC(2006) 317}// Commission of the European Communities. — Brussels. — 2006.
6. Федеральный закон от 06.06.2006 № 79-ФЗ «О ратификации соглашения между Правительством Российской Федерации и правительством АНДР о торгово-экономических и финансовых отношениях и об урегулировании задолженности АНДР перед Российской Федерацией по ранее предоставленным кредитам и протокола к нему».
7. Khelil: ‘Il risque d’avoir une impact negative sur l’Algerie // Liberte (Algiers), 7 января 2006, www.liberte-algerie.com
8. France Supports Moroccan Autonomy Proposal for Western Sahara // African Press Agency, April 18, 2008.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия