Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (28), 2008
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Гимбатов Ш. М.
научный сотрудник Института социально-экономических исследований Дагестанского научного центра РАН (г. Махачкала),
кандидат экономических наук


Этнорегиональные аспекты формирования миграционных процессов в контексте социально-экономического развития региона
В статье исследуется этнорегиональная специфика и характер миграций населения. Описаны основные тенденции развития миграционных процессов в Республике Дагестан. Большое внимание уделено этнической природе миграций в контексте региональной специфики экономического развития. Приводится характери­стика миграционного поведения населения полиэтничного региона в условиях нестабильной социально-экономической ситуации
Ключевые слова: миграционный процесс, переселение, экономические мигранты, вынужденные мигранты, полиэтничность, трудоспособное население

Закономерности развития миграционных процессов определяются воздействием факторов различной природы — социальных, экономических обусловленных исторически сложившейся территориальной, а порой и этнической спецификой региона. Именно поэтому изучение миграционных процессов в этнорегиональном контексте — одно из необходимых условий исследования данного процесса. Практически все определения миграционного процесса подчеркивают его двойственную природу. С одной стороны, это процесс перемещения, а с другой — переселение.
Миграция представляет собой перемещение через границы тех или иных территорий и является неотъемлемой частью миграционного процесса в целом. По нашему мнению миграционный процесс — это совокупность разнородных социальных процессов и причинно-следственных связей, возникающих по поводу пространственно-временного перераспределения людей, которые в свою очередь приводят как к количественным, так и к качественным изменениям во взаимодейст­вующих социумах. При этом различие социумов обычно выражается в различии уровней доходов и культурно-бытовых традиций, этносоциальных структур и отраслевых структур производства. То есть миграционный процесс как социально-экономическое явление существует при условии, когда имеются несколько обособленных территорий, имеющих различные этнические, социальные и экономические характеристики, и миграционные связи между ними приводят к изменению численности населения, его социальной структуры, а порой и экономиче­ского положения. Более наглядно миграционный процесс представлен на рис. 1.
Рис.1. Миграционный процесс
В целом среди факторов, воздействующих на миграционные установки населения, можно выделить объективные и субъективные. Объективные факторы влияют на миграционные процессы опосредованно, так как основной движущей силой миграции является предрасположенность индивидуумов к переселению; именно она играет решающую роль при принятии решения о переезде в тот или иной регион. В этом случае ключевыми являются субъективные факторы, а именно психофизиологические потребности человека и его ценностные ориентации, естественно находящиеся под непосредст­венным влиянием таких объективных факторов, как возраст, пол, этническая принадлежность и социальное положение индивидуума.
Исторически в Дагестане проблемы, находящиеся в плоскости социально-экономических и политических аспектов жизни региона, иногда напрямую, а иногда опосредованно, обусловлены специфической этнической и региональной структурой населения республики. Если еще совсем недавно существенное влияние оказывали деструктивные факторы, такие как военные конфликты и отток русского населения, в связи с чем люди покидали обжитые места целыми семьями, то теперь, когда миграционные процессы в Дагестане в большей степени связаны с причинами экономического характера, мигрируют в основном отдельные члены семьи.
Если рассматривать миграционные потоки сквозь призму их воздействия на социально-экономическую ситуацию в республике, то за последние 10–15 лет можно выделить следующие тенденции и направления:
1. Отток населения Дагестана за пределы республики (в 2006 г. миграционный прирост населения республики составил минус 7061 чел. на фоне 35152 тыс. чел., выехавших за пределы региона).
2. Отток высококвалифицированного русскоязычного населения.
3. Появление большого количества экономических мигрантов из соседних стран СНГ (по данным миграционной службы РД в прошлом году государственную границу России со стороны Дагестана пересекло около 500 тыс. человек).
4. Приток вынужденных мигрантов. С 1992 по 2003 г. на территории республики Дагестан насчитывалось, по официальным данным около 6659 чел. К 2006 г. число вынужденных мигрантов, не зарегистрированных на территории Республики Дагестан, сократилось до 936 чел.
5. Миграции по линии город-село (около 21 тыс. чел. в 2006 г. участвовало во внутриреспубликанских миграциях). В 2006 г. как на сельских, так и на городских территориях результаты миграционного обмена во внутриреспубликанских миграциях уравновешиваются. И село, и город испытывают потери в результате внешних миграционных связей.
Для Дагестана характерна крайняя степень полиэтничности. На ее территории проживают представители более 30 народностей, идентифицирующие себя в рамках единого дагестанского этноса. Следует также отметить такой фактор, как предрасположенность тех или иных этносов к миграциям. К примеру, около четверти представителей даргинской национальности живут за пределами республики, тогда как аварцев и кумыков — по 18%. Лакцы же очень активны во внутренних миграциях — 62% из них живут в городах. У других народов доля горожан составляет: у кумыков — 47%, лезгин — 38,0, аварцев — 31,8, даргинцев — 31,5%. По результатам проведенного нами исследования выявилось, что даргинцы и аварцы — два наиболее близких по этносоциальному признаку народа Дагестана — различаются, тем не менее, по степени предрасположенности к миграционной активности. На вопрос «Есть ли у Вас желание выехать за пределы Республики Дагестан на длительный срок?» 60% респондентов даргинской национальности ответили положительно, ТВ то время как среди аварцев такое желание изъявили всего 36% опрошенных. При этом аварцы, которые все же хотели бы выехать за пределы Дагестана, в большей мере склонны к скорому возвращению на родину. Так, на вопрос о том, на какой срок они хотели бы уехать, более 70% респондентов указали период от 1 года до 3 лет. Желающих же уехать на 10 и более вообще не оказалось. Представители даргин­ской национальности наиболее часто указывали период от 3 до 10 лет (около 40%), на 10 и более лет хотели бы уехать 25% из их числа.
На примере дагестанских народностей можно сделать вывод о том, что принадлежность к тому или иному этносу оказывает значительное влияние на характер миграционного поведения населения республики.
Несмотря на крайнюю полиэтничность Дагестана, существуют общие для коренных народностей республики черты, присущие всем дагестанцам. Представитель дагестанского этноса — это, прежде всего, ярковыраженный «носитель» так называемого кавказского менталитета (менталитета «горца»), который исторически формировался как под влиянием местных обычаев (адатов), так и под сильным воздействием мусульманских этических норм. В течение последних 100 лет данный менталитет, под влиянием русской культурной традиции, трансформировался в особый тип — евразийский менталитет, который одновременно впитывает в себя ценности западноевропейской культуры и по-новому осмысливает ценности мусульманской культуры. Этнопсихологические особенности дагестанцев оказывают влияние на миграционные процессы. Особенности миграционного поведения дагестанцев прослеживаются в социально-экономическом, пространственно-временном и социокультурном аспектах жизнедеятельности человека.
Неотъемлемой чертой представителей дагестанского этноса, играющей немаловажную роль в формировании этносоциального стереотипа дагестанца (образ, с которым отождествляется у большинства населения тот или иной тип взаимоотношений, присущий какой-либо определенной общности людей), можно назвать семейственность и клановость. Дагестанец не мыслит себя вне рамок родственных уз, зачастую довольно тесными бывают отношения между так называемыми дальними родственниками. В этой связи возвращение на родину после долгих лет пребывания на «чужбине» — довольно частое явление для жителей Дагестана. Да и сами миграции совершаются в основном с целью удовлетворения на том или ином жизненном этапе возникших временных потребностей социокультурного или экономического плана (учеба, поиск работы, отдых). Зачастую участником миграционного процесса становится только один из членов семьи (обычно — мужчина). Все вышеперечисленное, естественно, сказывается на характере связей дагестанца-мигранта со своими близкими и родными, который старается поддерживать культурные и бытовые отношения со своей родиной и обеспечивать постоянную материальную поддержку родных.
Для дагестанцев не характерно создание анклавов, с обособленной от внешнего мира субкультурой. В целом — это процесс интеграции, впитывания норм и стандартов поведения, присущих коренным жителям новой среды проживания мигрантов. Но это не означает, что представитель дагестанского этноса в новой среде полностью теряет ценности, исторически ему свойст­венные. Надо учитывать также и то, что интеграция дагестанцев на новом месте, как и мигрантов других этносов, является все-таки неполной, промежуточной между состоянием действительной интеграции и осознанием себя в рамках своего исторического этноса, вследствие культурной дистанции между мигрантом и принимающим населением, которая «обусловлена особенностями социализации и приобретенными в результате навыками поведения. Это дистанция между сельскими жителями и горожанами, жителями маленьких городков, привыкшими к плотным сетям межличностных контактов, и жителями мегаполисов, в которых царит анонимность...» [4].
Как считает А. Левинсон [3], с точки зрения демографического уклада существуют «общества “многодетные” (к которым еще относится дагестанское общество — прим. автора) и “малодетные”. В одном случае в приоритете ценности родовые (сохранение этноса), в другом — индивидуальные». С этим нельзя не согласиться, учитывая тот факт, что довольно часто наблюдается практика создания дагестанцами землячеств, целью которых служит оказание поддержки и содействия своим землякам.
Следует также отметить, что в новой среде у даге­станцев реже встречается так называемая квалификационная нетерпимость, выражающаяся в нежелании у себя на родине заниматься тем или иным видом трудовой деятельности даже при относительно высоких денежных вознаграждениях. Согласно нашим исследованиям, подавляющее большинство опрошенных положительно ответили на вопрос о том, согласились бы они на «непрестижные» работы после миграции при условии, что их удовлетворил бы размер заработной платы.
Среди наиболее крупных по численности коренных народов с повышенной мобильностью, направленной за пределы Дагестана, отмечаются даргинцы (–540 чел.), кумыки (–524), лезгины (–316), табасаранцы (–314) и аварцы (–171 чел.). В динамике наблюдается тенденция к увеличению численности выбывающих из республики, причем с 2000 г. эта тенденция более или менее сглажена, и мы наблюдаем плавное уменьшение рассматриваемого показателя.
По результатам наших социологических исследований можно сделать вывод относительно портрета среднестатистического гражданина Республики Дагестан, имеющего миграционные намерения. Это очень молодые люди обоих полов, в возрасте от 14 до 35 лет. Они имеют нуклеарную семью или же ведут холостой образ жизни. По их субъективной оценке, они имеют достаточно стабильный доход, зачастую за счет предпринимательской деятельности, вполне удовлетворяющий первоочередные потребности. В целом у них обычные для региона жилищные условия и удовлетворительное финансовое положение, которое, по их мнению, должно улучшиться. Такой вывод может показаться в некоторой степени парадоксальным. Но это лишь на первый взгляд. Миграция довольно серьезный социальный шаг, который требует затрат экономических и социальных ресурсов и решиться на него могут люди с активной жизненной позицией.
Другой составляющей формирования миграционной мозаики в Республике Дагестан является относительная экономическая отсталость региона, одной из характеристик которой является трудоизбыточность региона. В силу ряда объективных (демографическая и экономическая ситуация в регионе) и субъективных причин (неудовлетворенность населения условиями и уровнем жизни в республике, стратификационные диспропорции в регионе) нынешняя молодежь республики практически не видит сколько-нибудь позитивных перспектив своего будущего существования на территории родного края.
С 2001 г. по 2006 г. удельный вес трудоспособного населения Дагестана в общей численности населения республики увеличился практически на 7%. Очевидно стабильное увеличение притока внутренних трудовых ресурсов. Этот и другие факторы обусловливают высокую миграционную активность мобильной части трудоспособного, преимущественно сельского населения, которое вынуждено выезжать за пределы республики в поисках работы. В каком-то смысле в Республике Даге­стан миграционные процессы являются неотъемлемой частью экономической деятельности, именуемой «отходничество», которая исторически сложилась на базе хозяйственного уклада различных этносов, населяющих Республику Дагестан. Отходничество стало традиционной формой решения целого ряда социально-экономических проблем в малоземельном и трудоизбыточном регионе, каким является Республика Дагестан.
На фоне того факта, что у подавляющего числа граждан республики существуют более или менее налаженные связи с другими регионами России, благодаря переехавшим родственникам и знакомым, в ближайшие годы республика столкнется с увеличением миграционных потоков трудоспособного населения, направленных за пределы Дагестана. В этих условиях становится необходимым предпринимать шаги к реализации существующего миграционного потенциала с целью ослабления негативных проявлений стихийного характера. Выходом может стать перевод миграции в организованное русло, а именно сознательное стимулирование миграционного оттока, нацеленного на краткосрочное или среднесрочное пребывание мигранта за пределами региона в поисках заработка. Это сыграло бы роль позитивного фактора, способного снизить напряженность на рынке труда региона, снизив тем самым общую социальную напряженность в дагестанском обществе.


Литература
1. Ахмедуев А.Ш., Сагидов Ю.Н., Цапиева О.К. Проблемы экономических трансформаций в Дагестане. — Махачкала: Издательство «Юпитер», 2003. — 236 с.
2. Колесников Ю.А. Этноэкономика в судьбах модернизации юга России» — Экономический вестник Ростов­ского государственного университета. — 2003. — Т. 1. — № 2.
3. Левинсон А. Демография террора. // Неприкосновенный запас. — 2002. — № 5 (25) (http://magazines.russ.ru/nz/2002/5/levin.html).
4. Родин А. Мультикультурализм и новое Просвещение // Неприкосновенный запас. — 2002. — № 5(25) (http://magazines.russ.ru/nz/2002/5/rodin.html)

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия