Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (28), 2008
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Шопенко А. Д.
старший преподаватель кафедры социологии Санкт-Петербургского государственного инженерно-экономического университета,
кандидат социологических наук


Основные аспекты управления социальной сферой региона
В статье рассматриваются вопросы, связанные с управлением социальной сферой на различных таксономических уровнях. Особое внимание уделено модели управления социальным развитием, ориентированной на принципиальное изменение меры ответственности государства. Показана принципиально новая роль местных органов власти в управлении социальной сферой
Ключевые слова: социальная сфера, социальная дифференциация, социальные приоритеты

В литературе различают следующие формы социального взаимодействия: социально-демографиче­ские, социально-классовые и социально-групповые, социально-трудовые, социально-профессиональные, социально-территориальные, социально-этнические, межличностные. В территориальной организации общества региональная социальная общность предстает как относительно стабильная целостная совокупность людей, интегрированных в поселенческую организацию общими социальными интересами, потребностями совместных действий в многообразных видах жизнедеятельности и объединенных едиными условиями среды обитания.
Регион представляет собой целостную, пространст­венно-организованную форму жизнедеятельности социума как системы. Такая форма имеет свое содержание. Это взаимодействие субъектов в процессе воспроизводства условий жизнедеятельности; материально-вещественные факторы, выступающие основой воспроизводства; количественные и качественные показатели, характеризующие результат — уровень социально-экономического развития. Кроме этого, в регионе существуют функциональные внутрисистемные связи, вытекающие из отношений собственности, отношений по распределению предметов ведения и полномочий. Регион обладает самоуправляющимся механизмом, элементы которого взаимосвязаны, взаимозависимы и дополнены механизмом внешнего регулирования.
Такие качества, как относительная обособленность, целостность, комплексность, структурированность, подчиненность единой цели, связям с внешней средой и определяют регион как сложную социальную систему.
Таким образом, с точки зрения социальной идентификации региона и поиска его общих критериев (с целью выработки универсального определения), под регионом можно понимать разновидность внутренне дифференцированной социально-территориальной общности людей, населяющей определенную часть страны. Данная общность отличается от других частей особой совокупностью природных и исторически сложившихся условий существования (в области экономических, культурных, социальных), наличием конкретных органов власти и самоуправления, спецификой массового сознания и поведения.
Регион можно рассматривать также как совокупность взаимодействующих и сбалансированных подсистем: экономики региона, его социальной составляющей и экологической среды. Каждая из этих подсистем выступает предпосылкой и следствием эффективного функционирования других. Отличительным свойством выделяемого таким образом региона обычно является доминирование внутренних (экономических, социальных, политических, культурных) связей как более «плотных» и интенсивных над внешними, соединяющими данный регион с остальной территорией страны как часть с целым.
Следует признать особую промежуточную, или посредническую, функциональную роль региона в качестве управленческого звена, способного оптимально сбалансировать функциональные (вертикальные) и территориальные (горизонтальные) связи общественной системы. Канадский исследователь М. Китинг выделил определенные уровни социально-экономической самоорганизации, которые оптимально соответствуют масштабу минимального регионального управления:
— рынок труда, локализуемый в пространственном масштабе, допускающем ежедневные или менее частые маятниковые миграции рабочей силы;
— минимальную «экономию масштаба», необходимую для развертывания производств для удовлетворения массового потребительского спроса;
— масштаб, в котором эффективно функционируют насыщенные инфраструктурные сети относительно замкнутого (завершенного) типа;
— территорию, в масштабе которой производства среднего и малого бизнеса способны развиваться в системном единстве и организовываться в относительно самодостаточный рынок обмена товарами и услугами;
— минимально необходимый масштаб территории, в котором может эффективно реализоваться экологическая политика и улучшение качества жизни;
— территориальный масштаб, в пределах которого система профессионального обучения и повышения квалификации может эффективно соотноситься с локализованной структурой предложения рабочих мест.
С точки зрения социологии управления, операционализация понятия «регион» находит свое логическое продолжение в попытке анализа возможных вариантов механизмов рыночного управления социально-экономическим развитием региона. Тем более, что в условиях современной России, когда экономическое пространство страны «расслоилось», наиболее остро встает вопрос о построении регионов и их функционировании на новых культурно-экономических основаниях. Приоритетным направлением в формировании такого основания является создание инфраструктурного обеспечения деловой активности и социальных условий жизни людей.
В условиях децентрализации функций государственного управления и расширения функций самоуправления на региональном уровне происходит смещение акцента с централизованной плановой экономики на разработку самостоятельной стратегии социально-экономического развития на уровне муниципального управления. Практические проблемы регионального управления характеризуются сложностью, информативностью, комплексным характером процессов принятия управленческих решений и предполагают полисистемное исследование и моделирование региональных систем, прогнозирование социально-экономического развития регионов. Все это требует разработки новых методологических и технологических подходов к построению информационных систем принятия решений, которые должны стать органической составляющей реального муниципального управления, удовлетворяющей современные информационно-аналитические потребности муниципальных органов власти и хозяйствующих субъектов территории.
Выяснение направленности социального развития на региональном уровне должно исходить из объективных тенденций движения социально-территориальной структуры и, прежде всего, неравномерности экономического и социального развития регионов, условий и факторов их социальной дифференциации. Поэтому актуализируются методологические вопросы изучения социально-территориального среза социальной организации территориальной общности как объекта и субъекта социального развития, ее основных направлений, ориентиров и приоритетов, отраженных в федеральной и региональной социальной политике.
Объективно складываются два среза социальной дифференциации: межрегиональный и внутрирегиональный, которые имеют общие и особые основания. Социальная дифференциация на уровне региона выражается в прямых и обратных связях процессов, происходящих в региональном социально-экономическом комплексе со сдвигами в социальной территориальной общности. Межрегиональная социальная дифференциация обусловлена, наряду с воздействием условий природной среды, совокупностью экономических и социальных факторов, конституирующих индивидов в социально-территориальной общности.
Социально-экономическая система характеризуется иерархичностью управления и активностью отдельных ее подсистем, имеет сложную внутреннюю структуру. Взаимодействие элементов в рамках данной системы определяется формально заданными и неформально формируемыми связями. Первые, например, присущи региону в силу сложившихся исторических и экономических условий и отражают стратегические положения экономической политики государства в реальных исторических условиях. Вторые складываются в процедурах принятия решения при разработке тех или иных экономических стратегий, с учетом характера воздействий внешней среды на внутреннюю структуру.
Регион рассматривается как целенаправленная и многоцелевая система, имеющая неоднородные внутренние и внешние цели, самостоятельные подцели отдельных подсистем, систему показателей измерения целей, многообразные стратегии их достижения и т. д.
Основными факторами, действующими в рассматриваемой системе, являются: собственный ресурсный потенциал региона (трудовые, природные, производст­венные, финансовые ресурсы), привлекаемые в регион ресурсы (как правило, в виде инвестиций и централизованных капитальных вложений) и реальные процессы общественного производства.
Одно из актуальных направлений исследований регионального развития заключается в выявлении социальных последствий экономического развития. В обыденном сознании многих участников непременной и органической составляющей любой реформы экономики, причем синхронно действующей, остается повышение благосостояния всех социальных групп и категорий населения. Поэтому необходимо выявить реальные тенденции в социальном развитии, формируемые преобразованиями в экономике, начиная с этапа их становления.
В соотношении экономических и социальных целей развития следует видеть два взаимосвязанных, но различных аспекта. Первый — соотношение экономических и социальных целей общественного развития — теоретический, связанный с научными представлениями. Второй — практический, связанный с определенными этапами решения задач по установлению их конкретного соотношения.
Отметим известную условность и относительность разграничения экономических и социальных целей развития, ибо цель производства непосредственно, или в конечном итоге заключает в себе социальную цель — удовлетворение растущих материальных, социальных и духовных потребностей членов общества. Более того, нередко ставится под сомнение правомерность самой постановки проблемы изменения соотношения экономических и социальных целей развития, поскольку базисным и первичным для достижения социальных целей всегда является создание необходимых экономических ресурсов.
Обращаясь к проблеме взаимоотношения экономической и социальной сфер в условиях рыночного хозяйства, российские идеологи либеральной экономики исходят из полной независимости экономики от государства, из наличия свободы конкуренции и экономической свободы. Категорически не допускается возможность возникновения каких-либо социальных явлений и процессов в сфере общественного производства и связи между ними, что полагается возможным лишь в таком взаимоотношении: цель развития экономики в обеспечении экономического эффекта — прибыли, а часть ее в форме налоговых поступлений в бюджет направляется государством на реализацию определенных социальных функций. При этом государство не должно ни регулировать экономику, ни вообще вмешиваться в нее. А основные социальные функции государства должны быть обращены преимущественно к социальной защите ограниченной части населения.
Кризисные процессы в экономике и социальной сфере с различной интенсивностью и социальными по­следствиями протекают в отдельных регионах, что требует полного и достоверного учета факторов их социальной дифференциации для обоснования социальной политики, согласующей меры федерального и регионального уровней управления.
Формирование концепции, программы экономического и социального развития регионов на среднесрочную перспективу следует проводить в контексте основных социальных ориентиров регулирующего воздействия, учитывая две противоположных тенденции: одна — негативные социальные последствия реформирования, другая — позитивные социальные изменения, требующие стимулирования.
К социальным приоритетам необходимо отнести блокирование негативных тенденций в различных сферах и областях жизнедеятельности: в социально-демографической сфере — депопуляции населения; в области благосостояния — роста обнищания населения и имущественного неравенства, усиления социальной поляризации; в сфере образования — роста численности молодежи, для которой ограничен доступ к получению высшего и среднего образования; в сфере общественного труда — кризиса воспроизводства рабочей силы, фактически поставившего перед государством проблему спасения главной производительной силы; в сфере медицинского обслуживания — нарушения доступности всех видов медицинских услуг и недостатки в ведомст­венном секторе медицинских учреждений.
Нивелирование уровней социального развития регионов, ослабление его неравномерности достижимо только при использовании эффективного механизма регулятивного воздействия посредством системы оперативных и стратегических управленческих решений, опирающихся на прогнозирование, программирование, планирование.
Социальная модель советского общества, имевшая гарантом Конституцию, утвердившую реальную систему гарантий социальных прав и свобод граждан, функционировала в целом в соответствии с принципами и целями социального развития общественной системы. Распределение функций и ресурсов, полномочий по достижению социальных целей и задач осуществлялось по всем уровням административно-территориальной и отраслевой организации (общесоюзный, республикан­ский, региональный, районный; министерство, ведомство, объединение, предприятие).
Новая социальная модель, которая внедряется в управление социальным развитием, ориентирована на принципиальное изменение меры ответственности государства за социальное развитие и преодоление «якобы» частично по инерции продолжающих сохраняться функций. Модель предполагает перераспределение ответст­венности за социальное развитие по трем основным уровням: федеральному, региональному и местного самоуправления.
На федеральном уровне сохраняются крайне ограниченные ресурсы и доминирует деятельность по правовому законодательному обеспечению, а также по созданию методической базы осуществления социальной политики (важнейшие целевые социальные программы адресного назначения и федерального характера).
Перераспределение социальной ответственности означает для регионального уровня расширение функций и увеличение ответственности за социальное развитие по сравнению с федеральным уровнем.
Наконец, на уровень местного самоуправления предполагается перенести основную ответственность за социальное развитие. Новый курс в социальном реформировании, предлагаемый Правительством РФ, связывается с переходом к «конструктивной социальной модели общества», которая предполагает, что государство «объективно» уже не станет нести в прежнем объеме ответственность за социальное развитие и будет преодолена инерция в распределении ответственности, которое сложилось еще в советский период.
Курс на дальнейшее углубление социальных реформ ставится в связь с недостаточной их эффективностью и включает новую социальную модель, которую предлагается осуществить, не ожидая, когда завершится смена поколений. Механизм функционирования социальной ответственности предполагается выстроить примерно в такой пропорции: если принять благосостояние индивидов за 100 процентов, то до 50 процентов расходов на всю совокупность услуг социальной сферы должно оплачиваться самим работником, а остальные 50 процентов в равных долях — федеральным и региональным уровнями.
В действующем же подходе сохраняется консервативное представление, присущее рыночной экономике, о затратном характере социальной сферы как тормозящей экономический рост. Именно данная идеология положена в основу «Концепции стратегического развития России до 2010» (Гос. Совет Рос. Федерации. — М. : Изд-во ИСЭПН, 2001. — 134 с.).
На общем фоне падения реальных доходов подавляющего большинства населения страны предъявленная к реализации программа социальных мер несет реальную угрозу дальнейшего обнищания населения.
Ставка на «сильное местное самоуправление» в регионах, переживающих кризис в экономике, пребывающих в депрессивном состоянии, т. е. лишенных даже при качественной налоговой системе и налоговой политике необходимых финансовых ресурсов, на поверку оказывается ее уходом от фактической ответственности федеральных органов управления за социальное развитие регионов.
Следует отметить, что регион не есть уменьшенный вариант общества или уменьшенное подобие его. Это специфическое социокультурное пространство. В нем преломляются конкретные экономические, социальные, демографические, национальные, религиозные и иные особенности территории, которые могут быть представлены в социологических критериях и понятиях. С позиций социологического подхода регион прежде всего выступает как форма территориальной организации социальной структуры общества, социальных связей и отношений, социальных институтов и процессов, социальных общностей и групп в их развитии. Подход к региону как к социуму, т.е. общности людей, проживающих на локализованной территории, выдвигает на первый план воспроизводство социальной жизни населения, трудовых ресурсов, образования, здравоохранения, культуры, охраны окружающей среды, развитие системы расселения и т. п.
Данный подход шире экономического, он включает культурные, этносоциальные, образовательные, медицинские, политические, социально-психологические и другие аспекты жизни регионального социума, синтез которых и составляет главное внимание региональной социологии.
В системе централизованно-отраслевого управления и тотального огосударствления региональных ресурсов в советский период в регионах доминировали интересы развития производительных сил отраслей общесоюзной специализации, и регион рассматривался преимущественно как производственный ресурс какой-либо отрасли (или суммы отраслей), всего народного хозяйства. Соответственно население региона в данном контексте выступало как «главная производительная сила» этой отрасли или народнохозяйственного комплекса. Социально-экономический статус региона в этой технократической системе организации социального пространства являлся вторичной, «остаточной», так сказать, компонентой в системе отношений «центр — регион».
В демократической системе территориальной организации социума регионы выступают в качестве равноправного субъекта социально-экономических отношений и наделены собственностью, имуществом и правами для реализации социально-экономических интересов населения регионов — создания необходимых условий для его социального воспроизводства. Одновременно «центру» делегируется выполнение общих социальных функций, важных для каждого региона — обеспечение прав и свобод граждан, национальной целостности и безопасности государства, общих правил экономической жизни. Между центром и регионами устанавливаются отношения партнерства и взаимной ответственности. Для качественного выполнения своих воспроизводственных функций регионам передается часть общенациональных ресурсов, собственности, доходов.
Таким образом, социально-экономические интересы региона состоят в создании условий для социального воспроизводства населения, включая:
— эффективное использование территориальных природных ресурсов и обеспечение устойчивости экосистемы региона;
— обеспечение занятости, роста доходов и уровня жизни населения;
— развитие социальной инфраструктуры региона, обеспечивающей удовлетворение материальных и духовных потребностей населения;
— создание условий для социокультурного развития проживающих на территории региона этносов и народов;
— обеспечение взаимодействия региона в системе межрегиональных экономических связей и национальных рынков капиталов, товаров, услуг, роста вклада населения региона в экономику страны.
Реализация этих региональных интересов предполагает наличие субъектов социально-экономических отношений, действующих на уровне региона, и соответст­вующей активной региональной политики.


Литература
1. Полозов В.Р. Социальное развитие: тенденции современного российского общества. СПб., 2004. — С.193, 194.
2. Keating M. The Invention of Regions. Political restructuring and Territorial Government in Western Europe. Unpublished paper for European Consortium for Political Research. — Oslo, 29 March — 3 April, 1996. — C. 20
3. Тощенко Ж.Т. «Социология жизни» как концепция исследования социальной реальности //Социологические исследования. — 2001. — № 2.
4. Структурные проблемы развития экономики социальной сферы в рыночных условиях / Под ред. Е.Н. Жильцова, П.Н. Ломанова. — М. 1998.
5. Стратегический анализ социально-экономического развития региона: принципы, основные направления, проблемы. — СПб., 2004. — С.49.
6. Староверов В.И. Социология регионов //Российская социологическая энциклопедия. — М., 1998.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия