Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (29), 2009
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Алексеевский В. С.
заместитель директора по научной работе Калужского филиала Московского гуманитарно-экономического института,
доктор экономических наук, профессор

Шавырин Н. В.
аспирант Московского гуманитарно-экономического института

Культура отношений личной собственности как социокультурная проблема управления
В статье рассматривается малоизученный вопрос об отношениях личной собственности и особенно проблемы ее реализации. Разрешение данного вопроса, по мнению авторов, позволит по-новому оценить сложившиеся и складывающиеся экономические отношения в управлении организациями, место личности в этой организации и в обществе, роль всех составляющих личной собственности в развитии форм и методов социокультурного управления в реформируемом обществе и на муниципальном уровне, в частности
Ключевые слова: собственность, личная собственность, управление, муниципальная экономика

Сложилась определенная парадигма изучения отношений собственности. Так, отношения по поводу реализации собственником права использования своего комплекса личной и частной собственности чаще всего определяются юридическими формами — законами, кодексами и нормами. Отношения по поводу получения каких либо дивидендов от этого же объекта обретают экономические формы — доход, прибыль, рента и т.п. Отношения по поводу организации достижения этих результатов создают основы для управления поведением людей и объектов, т.е. для менеджмента организаций разного рода. Искусство же получения максимума результата при хотя бы оптимуме материальных и нравственных затрат, требует уже привлечения других, более интегральных общественных форм. Поэтому мы полагаем , что для изучения отношений собственности как динамичного и целостного явления потребуется новый взгляд: не с правовой, не с экономической и не с управленческой точек зрения. Для этого необходим целостный социокультурный подход, позволяющий видеть эти отношения в динамике их взаимоотношений с другими, в развитии и переходах из одних форм в другие.
Известно, что собственность — это отъединенный от природы, а потому ставший редким продукт, способный удовлетворить какие-либо потребности своего владельцаa своими качествами: пищи, материала, орудия, предмета для развлечения или изучения. Именно отъединение продукта, труд по его добыче, доработке для комфортного использования не только делает владельца богаче экономически, но и более искусным работником, творческим исполнителем и хозяином. Так возникли культура охоты, собирательства, а затем животноводства и сельского хозяйства и т.п. При этом формировались не только трудовая и производственная культуры, но и культура хозяйствования, владения и управления, которые трудно разделить в их влиянии на результативность человеческой деятельности. Одновременно складывалась социальная культура взаимодействия людей, формировались основы нравственности, поскольку необходимо было распределять результаты использования объектов собственности для их употребления в семье, в общине. И человек в этом древнем круге социализации проходил школу воспитания отношениями собственности, их культурой. Она проявлялась как воздействие Эгоизма и Альтруизма личности на ее поведение в социуме в качестве человека — собственника. Логично предположить, что наиболее высокая культура отношений собственности достигалась где-то посредине. Это можно представить на схеме (рис.1.), показывающей формирование нравственных оснований и ценностного механизма в культуре отношений собственности под воздействием этих двух противоположных принципов социального поведения. Диалектика их взаимодействия с личностью в том, что они оба необходимы человеку для его развития. Эгоизм, порождаемое им честолюбие, побуждают человека выделиться, стать лучше и отличнее от других, а потому — стараться, трудиться, добиваться успеха. Альтруизм побуждает поддерживать слабых, кому не повезло, поделиться частью добытого продукта с другом, с родственниками и близкими людьми. Поэтому одновременное воздействие этих противоположных интересов формирует у лично­сти нравственные нормы, обеспечивающие человечеству выживание и развитие в периоды трудности и хаоса неопределенности.
Рис. 1. Происхождение культуры отношений собственности
Наиболее высокая культура отношений собственности приводила к обеспечению выживания и развития наших предков, приучала к коэволюции создаваемой цивилизации с природой. Об этом сохранились упоминания в легендах, мифах и других поэтических свидетельствах. Например, в поэме Г. Лонгфелло «Песнь о Гайявате». Этот феномен исследовался известными учеными — психологом А. Маслоу и социологом П. Сорокиным *. Однако, к сожалению, такое целостное видение роли культуры собственности не находит места в современных экономических моделях, посвященных рыночному поведению человека-собственника, вследствие их узкой научной специализации.
Исторически формы собственности по мере их наполнения более глубокой культурой видоизменялись и переходили к более сложным отношениям управления объектами собственности: от формы общинной и личной (или индивидуальной), к частной, корпоративной и т.д.. При этом возникновение личной собственности шло не как выделение ее из общинной, а прежде всего, как процесс самоидентификации личности с помощью своих личных объектов собственности неотчуждаемого характера *.
Целостная гуманистическая позиция применительно к отношениям собственности подразумевает человека в качестве носителя всех высших ценностей в.т. числе ценностей личной собственности, которая неотторжима от собственника без его на то воли. Источниками личной собственности выступают, прежде всего, все его потенциалы, т.е. объекты неотчуждаемой собственности. К ним чаще всего относят способности и задатки: здоровье, время, трудовой потенциал, интеллект, знания, компетенции, творческие и другие способности. Другие объекты личной собственности являются результатом его прошлого труда: это имущество, земля, жилище, запасы (деньги, драгоценности, материалы, продукты). Самореализация личности обеспечивается воспроизводством всех видов источников или объектов личной собственности.
На рис. 2 представлена модель источников личной собственности с позиции неразрывной взаимосвязи адекватных им отношений с потребностью его самореализации и развития за счет оптимизации вектора «эгоизм-альтруизм».
Рис 2. Модель источников личной собственности
Модель источников личной собственности описывает их как неотторжимых от человека и одновременно — во взаимосвязи всех составляющих с культурой собственника как целостной личности, а также их возможности повлиять на развитие и эффективное использование собственности.
Трудовой потенциал личности формируется под воздействием таких качеств, как умение и желание трудиться, инициативность в труде и хозяйственная предприимчивость, творческая активность. Трудовой потенциал отдельного человека, предприятия, города, области, всего общества представляет собой совокупность всех способностей человека или населения к различным видам труда. Исходной структурообразующей единицей трудового потенциала является трудовой потенциал работника (личности), составляющий основу формирования трудовых потенциалов более высоких структурных уровней (духовного, социокультурного). Кроме того, следует учитывать два важных обстоятельства. Во-первых, до момента занятости человека трудом говорить о его рабочей силе можно лишь условно как о физической и духовной трудоспособности вообще, как о возможном потенциальном трудовом вкладе. Во-вторых, результат использования индивидуальной рабочей силы — это реальный трудовой вклад работника. Он выражается в конкретном продукте, а также в определенном уровне эффективности труда, достигнутом работником. Трудовой потенциал работника не является величиной постоянной, он непрерывно изменяется. Трудоспособность человека и накапливаемые в процессе трудовой деятельности созидательные способности работника возрастают по мере развития и совершенствования знаний и навыков, улучшения условий труда и жизнедеятельности. Но они могут и снижаться, если, в частности, ухудшается состояние здоровья работника, ужесточается режим труда *.
Вторая составляющая модели — интеллектуальный потенциал. Понять интеллектуальный потенциал человека можно на основе взаимосвязей: интеллект — процессы жизнедеятельности; интеллект — личность (проявления личности). Формируется и накапливается он в ходе развития человека как индивида, личности, субъекта деятельности и индивидуальности, т.е. в процессе социализации. В то же время интеллектуальный потенциал — это своеобразное опережающее отражение действительности, качественно новые элементы и запасы функций, необходимые для перехода системы интеллекта на новый уровень функционирования.
В истории исследований интеллекта человека можно выделить два главных подхода взаимно обогащающих друг друга. Первый связан с именем Ж.Пиаже. В его исследованиях было показано, каким огромным природным потенциалом развития обладает интеллект (механизм уравновешивания субъекта с окружающим миром). Причина развития интеллекта — в нем самом, а источником развития является актуальная жизнь личности, которая ставит проблемы, создает сложности и противоречия, которые необходимо преодолеть субъекту. Другой подход отражен в работах А.Баллона, Л.С. Выготского, Дж. Брунера и других. Ключевым для этих исследований был вопрос об опосредованиях общением интеллектуального развития человека. Интеллектуальное развитие рассматривалось как эффект общей социализации человека. Дж.Брунер писал: «нельзя достичь объяснения развития, не привлекая для этого особенности культуры, природу языка, внутреннюю логику детского мышления и характер эволюционной истории человечества» *.
Совершенно оригинальный подход к пониманию интеллекта был предложен Б.Г.Ананьевым, который отводил интеллекту особое место в общей совокупности потенциалов человеческого развития. Интеллект он рассматривал как многоуровневую организацию познавательных сил, охватывающую психофизиологические процессы состояния и свойства личности. Они являются своеобразными эквивалентами интеллекта и определяют меру умственной работоспособности и цену интеллектуального напряжения, степень их полезности и вредности для здоровья человека *.
Для оценки наличного состояния системы интеллекта, продуктивности интеллектуальной деятельности в данный период жизни человека используется понятие интеллектуального статуса. Понятие интеллектуального потенциала в определенной степени перекрывает понятие статуса, но обозначает реальные интеллектуальные возможности человека, его готовность действовать, а также нереализуемые интеллектуальные свойства, интеллектуальные резервы. Кроме того, понятие интеллектуального потенциала отражает разные классы психических свойств и механизмов, которые определяют прогрессивные изменения интеллекта, движущие силы интеллектуального развития.
Под объектом личной собственности понимается определенное материальное благо, удовлетворяющее потребности собственника. Закрепленный в законодательстве перечень объектов, которые могут находиться в личной собственности, не является исчерпывающим. Граждане сами решают, какие предметы и в каком количестве им приобретать в личную собственность. Это дает возможность удовлетворить разнообразные индивидуальные потребности, в том числе и обусловленные историческими, национальными традициями, культурными запросами, климатическими условиями. С ростом благосостояния расширяется круг предметов, находящихся в собственности граждан.
Третья составляющая — объекты как результаты отношений личной собственности. Долгое время, характеризуя личную собственность, экономисты и юристы переносили центр тяжести на ее потребительское назначение, что отражалось и на классификации объектов, которые могут находиться в личной собственности граждан. Классификацию же указанных объектов следует производить с учетом производительных возможностей личной собственности. Исходным при классификации объектов личной собственности должно быть их подразделение на предметы потребления и средства производства. При этом одни и те же объекты личной собственности в зависимости от того, в какой сфере хозяйственной деятельности личного собственника они циркулируют, могут выполнять различные функции. Так, маршрутный автобус в пользовании собственника служит для удовлетворения его интересов получения дохода, а в сфере индивидуальной трудовой деятельности — для удовлетворения нужд пассажиров.
Последняя составляющая модели,- материальные объекты, находящиеся в собственности людей, являются средством развития культуры личной собственности граждан, и являют собой средства удовлетворения потребности в безопасности как одну из важных потребностей личности. Человеческая жизнь и личность обеспечиваются механизмами воспроизводства, прежде всего, всех видов личной собственности, поскольку они ему непосредственно подконтрольны. Эти механизмы воспроизводства регулируются особыми общественными институтами, специально создаваемыми государством, как например, система образования или система рабочих мест. Задачи существования и развития каждого системообразующего субъекта и каждой личности, каждого человека как первой производительной силы общества (ПСО) решают гражданское Большое общество и обслуживающее его Государство (рис. 3).
Рис. 3. Человекоцентристская позиция в социокультурной концепции развития общества
Так, личный трудовой потенциал может реализоваться посредством рынка труда, а точнее — в системе рабочих мест, создаваемых в организациях города или на селе. Либо это может быть обеспечено путем создания условий для организации самостоятельного рабочего места, предпринимательства. Важно установить, что сила государства зависит от действенности создаваемой системы институтов, которые обеспечивают гражданам с высокой культурой отношений собственности возможность направлять результаты самореализации не только на личное и частное развитие (эгоизм), но и на развитие нуждающихся в этом граждан (альтруизм). Для оптимизации отношений Альтруизма и Эгоизма в социалистическом обществе существовала система воспитания и обучения культуре отношений личной и общественной (государственной) собственности.
В модернизируемом российском обществе эту задачу якобы автоматически выполняет рынок с помощью механизма конкуренции собственников. Результаты воздействия обеих систем мы наблюдаем в низкой культуре отношений собственности, т.е. в низком качестве нашей экономики.
Состояние культуры отношений собственности зависит от: а) развитости способов, технологии и направленности способов реализации делегируемых (управление, распоряжение, использование) функций собственности в организации; б) развитости и глубины личной культуры собственника в осуществлении не делегируемых (контроль, доходность) функций частной собственности для достижения его целей. Это также еще и проекция социальных (интересы, имидж, статус) и культурных (уровень образования, состояние психологического климата, ценностей, традиций и др.) отношений в организации на ее отношениях с ближайшим окружением, содержание которых динамично. Это также влияние качества организационно-технических отношений по поводу осуществления информационных процессов получения, обработки, анализа и передачи информации о состоянии собственности как предмета управленческого труда. Следовательно, совокупность всех сторон содержания культуры в отношениях собственности отражает единство объективного и субъективного отражения изменяющейся действительности, например, отрасли экономики и может использоваться для ее характеристики.
С позиций социокультурного подхода трудно согласиться с чисто экзогенным — внешним и сугубо вещным происхождением отношений собственности, т.е. за счет взаимодействия человека с объектами природной среды: присвоения ресурсов, пространств, а также продуктов производственной деятельности. Скорее, присвоение — это уже последующая — вторичная фаза освоения отношений вещного, материального мира. А первичная фаза содержала трудовое, творческое, обучающее и исследовательское взаимодействие человека с материалом и миром природы. Ведущим источником возникновения отношений собственности, по мнению социальных психологов, выступает сущность человеческой личности в виде присущего ей свойства самоактуализации. Оно порождает в человеке непреодолимое стремление к самореализации личности, развитию и познанию себя и окружающего мира *. Поэтому первичной фазой формирования отношений личной собственности могло быть формирование трудового и интеллектуального, а также духовно-нравственного потенциалов личности. Это происходило в разнообразных процессах работы над собой: выявление и развитие способностей к определенным видам труда, самостоятельная (и вместе с первичными социальными, неформальными ячейками) работа над выковыванием интеллекта, характера, воли, нравственной и эмоциональной культуры, т.е. формирования способностей и навыков самодеятельной личности по освоению материала природы. На этой же фазе осуществляется социализация личности: в семье и в первичной трудовой ячейке происходит формирование качеств работника в противоречивом процессе самодвижения в социокультурной среде. При этом создаются такие объекты личной собственности как интеллектуальный и трудовой потенциал. Но их оценка в настоящее время происходит лишь на уровне товарно-рыночных отношений микроэкономики. Это говорит об опосредованном характере реализации спроса как на объекты интеллектуального содержания (патент) или носителя трудовых способностей (рабочая сила), т.е. как на особые товары или услуги, а не как приобретение актуальной собственности (капитала). Поэтому и чаще всего эта оценка неадекватна *. Именно поэтому результаты присвоения данного потенциала как отчуждения его части в пользу работодателя практически не влияют непосредственно на социальное и экономическое поведение и статус кон­кретного работника (собственника трудового потенциала). По сути, происходит полное отчуждение результатов от носителя собственности, снимая его заинтересованность в этих результатах. Следовательно, результаты использования элементов личной собственности не выступают в качестве самооценки или ценностного ориентира, не формируют явного целеполагания и мотивации на развитие человека, группы как собственников интеллектуального или трудового ресурса. Именно это не позволяет использовать мощную мотивирующую роль личной собственности — т.е. собственных знаний, интеллекта человека, их практического выхода в виде трудовой и интеллектуальной собственности в процессах совершенствования системы образования, структуры трудового потенциала российского общества, инновационного развития экономики.
Определенный поиск в изучении свойств личной собст­венности и закономерностей ее проявления наметился, определяется сфера научных интересов для ее изучения. «Возрастающая роль личной собственности в процессах замещения частной собственности и формирования отношений постиндустриального общества проявляется как создание «надутилитарных мотиваций» развития, не связанных с присвоением благ или власти, но определяющих новый этап общественного развития»- пишет В.Л. Иноземцев *.
Поскольку личная собственность неотчуждаема и служит более сильным побудительным мотивом, чем любой иной вид собственности, постольку социальные психологи и социологи признают ее истоком естественную принадлежность человеку его личных качеств и продуктов его деятельности, а результатом — преодоление свойственного рыночной эпохе отчуждения человека от общества. В современной экономике взаимодействуют отношения всех видов собственности на всем экономическом пространстве. Поэтому новой политэкономии предстоит включить в предмет своих исследований не только собственность вообще, но и личную собственность, что значительно обогатит методологию управления развитием социальных объектов. Ряд авторов отдельно рассматривают делегируемые (не угрожающие утере прав собственника) и неделегируемые (имманентные собственнику) функции собственности. С нашей позиции — позиции социокультурной концепции менеджмента, делегируемые функции (управление, распоряжение, использование) характеризуют определенные виды культуры отношений собственности, а не делегируемые (контроль, доходность) определяют масштаб и эффективность собственности с позиции собственника, его удовлетворенность ею. Но оценка уровня культуры отношений собственности возможна при наличии целеполагания, а всякая культура предполагает систему ценностей. Поэтому исследование только экономических функций собственности проблематично, если в качестве исследовательского пространства не будет использована единая экономическая, социальнопсихологическая и социокультурная сфера менеджмента. Использование целостного социокультурного подхода к исследованиям отношений собственности позволяет рассматривать ее как социально-культурную категорию и в этой связи делегируемые функции предстают как определенные формы ее проявления (рис. 4.):
Рис. 4. Проявления экономических и социокультурных функций собственности
1) Экономическая — использование, которая может принести определенную пользу –положительный результат или ценность обладателю собственности. Например, использование своего автомобиля создает свободу пространственного передвижения человека, позволяет экономить время на передвижение или обеспечивает комфортность жизни (можно не беспокоиться о транспорте, не спешить, не толкаться в троллейбусах). Наконец, использование объекта собственности может создать материальную, в т.ч. и экономическую денежную, выгоду — доход, ренту, которые люди присваивают; во всяком случае, конечным результатом предстает польза от собственности как особая и важная жизненная ценность.
2) Социальная — владение определенным имущест­вом, которое придает ее владельцу определенный статус, положение в обществе или организации. Это хозяин, арендатор или человек, которому он разрешил использовать имущество в производстве, т.е. эта форма — источник власти, она закрепляет право владельца с помощью закона, титула, акта, которая также фигурирует как определенная ценность, значимая в обществе.
3) Организационная — распоряжение имуществом, которое определяет порядок использования его в деле, а может и без дела (плохой порядок, плохое управление).У многих людей состояние порядка обретает определенную ценность, рассматривается как предпосылка успеха. Следовательно, профессиональное применение всех этих форм может повысить культуру управлении, поскольку профессиональное — это сознательное и умелое применение каждой из описанных форм проявления культуры отношений собственности:
а) как источника дохода;
б) как источника власти;
в) как возможности определения наилучшего способа, организационно-правовой формы и порядка в использовании имущества или интеллекта организации, ее трудового потенциала.
В конечном счете, социокультурный подход, позволяет ввести также синергетическую оценку, как интегральную * оценку культуры личной собственности.
Исходя из такого понимания культуры личной собст­венности, мы делаем вывод о значительной мотивирующей мощи отношений личной собственности, способной проявляться в качестве силы движущей к развитию не только личности, индивида, но и группы, создающей новую интеллектуальную собственность: проект, книгу, программу, идею действия или исследования.
Следовательно, чтобы профессионально (менеджмент) управлять коммерческой организацией нужно, прежде всего, правильно понимать и налаживать в ней культуру отношений собственности. Для их понимания, как мы показали, существует много аспектов: исторический, психологический, юридический, философский, социальный, а не только экономический. Новый подход создает более эффективное многомерное и при этом целостное видение проблемы управления различными социальными объектами. Поэтому мы предлагаем изучать развитие отношений собственности не только с позиции правовых, но также и с позиции социокультурных: в качестве базового элемента здесь рассматривается отношение не к имуществу или ресурсам, а к личности человека, его духовности, его ментальности, его оснащенности различными потенциалами как источниками личной собственности. Полярность (+, –) его заинтересованного отношения к различным видам личной и частной собственности, как и культура отношений собственности, способны обеспечить его самореализацию за счет разных ее ипостасей: как вещи, как ресурса, как идеи или проекта, как трудовой способности. При этом возникают более богатые возможности для получения отношений всех видов собственности в их взаимосвязи, в их роли по развитию социальных объектов и общества в целом.
Исследования отношений собственности с прежних одномерных (правовых или экономических) позиций до сих пор мало что давали в плане отыскания новых эффективных источников социального развития, поскольку не учитывали проявления культуры осуществления функций собственности. Напротив, квалифицировать культуру собственности по сравнению с тем, как ранее традиционно оценивалась реализация делегируемых функций собственности можно более обоснованно:
1) степень использования объектов собственности определяется экономической культурой различных ее субъектов: а) собственников, — тем насколько им удалось повысить доходность в виде предпринимательского дохода и ренты, б) арендаторов и дилеров — по той части корпоративной прибыли, которая им была выделена, в) исполнителей, наемных управляющих — по величине заработной платы, которая ими заработана по всем статьям трудового соглашения.
2) сила владения объектами собственности определяется социальной культурой и оценивается по тому, какой социальный статус «заработали» участники отношений собственности — а) владельцы, б) арендаторы или агенты (дилеры), в) наемные работники.
3) эффективность распоряжения объектами собственности определяется организационно-распорядительской (управленческой) культурой владельцев, арендаторов или менеджеров, и оценивается качествами выбранной организационно-правовой формы, ее соответствием бизнесу или предпринимательству, а также качествами организационной инфраструктуры, созданной для управления организацией или объектами собственности, т.е. совокупностью институтов как формальных и неформальных носителей правил игры, которых придерживаются все ее участники.
Социокультурный подход в его ориентации на практическое решение организационных задач в экономике и социуме создает новые методологические возможности для раскрытия в качестве дополнительных источников эффективности — культуру отношений собственности. Но задача эффективного управления объектами собст­венности на различных уровнях организации социума усложняется тем, что на уровне страны и региона в управлении преобладают политические решения, а на муниципальном — преобладают решения местных властей, контролируемые руководством области или края.. Поэтому не всегда на местах есть возможности создавать условия для реализации в процессах хозяйствования всего богатства отношений собственности. Тем более, что население, не имеющее практики рыночных отношений по реализации объектов личной собственности, остается в неведении относительно возможностей повышения своей культуры управления имеющимися объектами собственности и ведет себя соответствующим образом. Примером может служить долгосрочная и малоуспешная реформа управления сферой ЖКХ.
Проблемы ЖКХ остаются и будут существовать до тех пор, пока не будут произведены кардинальные изменения в культуре отношений по управлению личной, частной и муниципальной собственностью. Не обладая навыками культуры в отношениях собственности, специалисты ряда муниципальных образований, в условиях затянувшейся реформы ЖКХ, не владеют информацией о причинах роста или снижения себестоимости коммунальных услуг, не имеют представления о способах компенсации потребителями затрат отрасли, не располагают четкой картиной финансовой составляющей деятельности предприятий ЖКХ. Все это мешает обстоятельному анализу ситуации в целом и не дает возможности в полной мере обеспечить эффективность мероприятий по энергоресурсосбережению, модернизации и реконструкции объектов коммунальной инфраструктуры. Муниципалитетам необходимо в полном объеме обеспечивать органы УГХ необходимой информацией для организации конкурсов по выбору способа управления многоквартирным жилищным фондом и координировать их деятельность в этом вопросе. Обособление функций собственника является обязательным условием формирования эффективной системы управления муниципальным имуществом. Органы местного самоуправления, являясь собственником имущества в жилищно-коммунальном хозяйстве, обязаны организовать квалифицированное управление этим имуществом. Договорные отношения в сфере ЖКХ представляют собой пока лишь экономическую и правовую основу взаимоотношений органов местного самоуправления и других, в том числе индивидуальных собственников объектов жилищно-коммунального хозяйства. Они выступают в роли «заказчика» на жилищно-коммунальное обслуживание, и организациями жилищно-коммунального хозяйства, выполняющими функции «подрядчика», и не позволяют в полной мере увязать интересы собственника, организации жилищно-коммунального хозяйства и потребителя услуг.
Решение проблем культуры управления личной, частной и муниципальной собственностью состоит в идентификации реальных отношений собственности современного рынка и их адекватном управлении. Следовательно, важным условием для формирования критериев и механизма оценки культуры управления является наличие формализованных целей — ценностей к которым стремиться владелец собственности. Это и будет показателем его личной культуры по управлению своим или переданным для управления имуществом.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия