Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (29), 2009
ЭКОНОМИКА, УПРАВЛЕНИЕ И УЧЕТ НА ПРЕДПРИЯТИИ
Петров А. М.
генеральный директор ООО «Власта», докторант Всероссийского заочного финансово-экономического института (г. Москва),
кандидат экономических наук


Актуальные вопросы экономико-правового регулирования и классификации корпоративных систем
В статье рассмотрены актуальные проблемы экономико-правового регулирования корпоративных систем, связанных с отсутствием законодательно согласованного понятийного аппарата для различных форм интеграции в экономике, рассмотрена возможность применения понятия «корпоративная система» к различным формам объединений в сфере предпринимательства, уделено внимание вопросам их классификации
Ключевые слова: корпоративное объединение, государственная корпорация, финансово-промышленная группа, холдинг

Нормы Гражданского кодекса Российской Федерации (ч. 1, ст. 121) предусматривают создание корпоративных объединений. Как следует из указанной статьи, коммерческие организации в целях координации их предпринимательской деятельности, а также представления и защиты общих имущественных интересов могут по договору между собой создавать объединения в форме ассоциаций или союзов, являющихся некоммерческими организациями. Примером такой некоммерческой организации может быть Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП). В случае, если на ассоциацию (союз) возлагается задача ведения предпринимательской деятельности, то согласно Кодексу такая ассоциация (союз) преобразуется в хозяйственное общество или товарищество. Корпорации предусмотрены как формы государственно-корпоративного сотрудничества. Примерами могут быть государственная корпорация «Ростехнологии», «Роснанотех», «Объединенная судостроительная корпорация», Объединенные корпорации в авиастроении, атомном энергетическом машиностроении, станкостроении и другие.
Рассмотрим возможность применения понятий «корпорация», «корпоративное объединение» или «корпоративная интегрированная система» к различным формам объединений в сфере предпринимательства.
Термин «корпорация» происходит от латинского выражения corpus habere, обозначающего права юридической личности. Такие права признавались за частными союзами в Римской империи уже в императорский период (начиная с 60-х гг. II в. н.э.), однако окончательного признания гражданско-правовых союзов как субъектов права в Риме так и не произошло. В течение достаточно долгого времени термин «корпорация» служил синонимом юридического лица, и лишь вследствие разработки немецкими учеными понятия «учреждение» термин «корпорация» приобрел современное значение — организация, основанная на членстве или участии.
Следует заметить, что сегодня понятие «корпорация» в толковых словарях [*] и литературе не отличается однозначностью понимания этого экономико-правового и социального явления, прежде всего потому, что оно имеет различную трактовку в различных системах права. В системе общего права термин «корпорация» используется достаточно широко, обозначая целостность какого-либо образования и его возможность выступать участником правоотношений. Все корпорации, например, в США делятся на четыре группы:
• публичные (public) — государственные и муниципальные органы, иные подразделения государственного аппарата;
• полупубличные (quasipublic), существующие на деньги налогоплательщиков и осуществляющие обслуживание общих потребностей населения, в т.ч. оборонные, железнодорожные, ирригационные, электро-, газо-, водоснабжающие корпорации и другие организации, принадлежащие государству;
• непредпринимательские (non-profit) корпорации — религиозные организации, университеты, школы, благотворительные фонды;
• предпринимательские (business) [*].
Только последняя из названных групп — предпринимательские корпорации, создаваемые с целью получения прибыли, — представляет интерес для рассмотрения. Под предпринимательской корпорацией в англо-американском праве понимают лишь одну из организационных форм предпринимательства, основанную на выпуске и открытой форме продажи акций. Все коммерческие организации не выпускающие акции или даже выпускающие акции (акционерная ассоциация или компания), но не обладающие другими свойственными корпорации признаками, к числу корпораций не относятся и признаются «неинкорпорированными коммерческими предприятиями» [*]. По сути, американская предпринимательская корпорация сравнима с российским открытым акционерным обществом (ОАО), размещающим акции для открытой продажи на фондовой бирже.
В Англии корпорация может быть определена как юридическое лицо [*]. Торговые корпорации именуются компаниями {company) и подразделяются на публичные (аналог открытого акционерного общества по российскому законодательству) и частные (аналог закрытого акционерного общества).
В европейском праве понимание корпорации близко к категории юридического лица. К корпорациям помимо акционерных обществ относятся различные виды предпринимательских организаций — полные, коммандитные товарищества, товарищества с ограниченной и дополнительной ответственностью, кооперативы, коллективные государственные предприятия, не извлекающие прибыль учреждения, функционирующие в культурной и иной социальной сфере, а также объединения предпринимателей (концерны, ассоциации, холдинги). При этом следует отметить, что в законодательных актах большинства государств термин «корпорация» не употребляется вообще.
Широкое понимание корпораций как различных форм объединения лиц и капиталов лежит в основе формирования в России концепции корпоративного права, обеспечивающего правовое регулирование всех видов хозяйственных обществ и товариществ. В России под корпорацией понимают особый вид юридического лица, основанный на фиксированном добровольном членстве физических и (или) юридических лиц [*]. По мнению Н.В. Козловой «корпорациями можно назвать все виды хозяйственных товариществ и обществ, кооперативы, общественные и религиозные организации, некоммерческие партнерства, объединения юридических лиц и другие юридические лица, основанные на кооперативных началах (принципах членства, участия и т.п.)» [*].
Такое понимание корпорации в отечественном праве не позволяет идентифицировать различные формы интеграции предпринимателей с корпорациями. Во-первых, далеко не все формы интеграции являются юридическими лицами, основанными на участии или членстве. Сюда можно отнести только ассоциации, союзы, некоммерческие партнерства и другие некоммерческие объединения. С другой стороны холдинги также нельзя отнести к корпорациям, поскольку тогда не будет различия между ними и хозяйственными обществами.
Используемое Н.Н. Пахомовой понятие «корпоративное объединение» является очень широким, разноплановым, к тому же пересекающимся с понятием «корпорация». Корпоративные объединения, прошедшие государственную регистрацию, по мнению автора, являются корпорациями [*].
Что касается предлагаемого определения «интегрированная корпоративная структура», оно представляется слишком общим, не позволяющим выявить признаки рассматриваемого экономико-правового явления.
Представляется наиболее правильным для обозначения различных форм интеграции, кооперирования, экономической взаимосвязи и взаимозависимости, как правило, коммерческих организаций в российской предпринимательской практике использовать понятие «система», а для отличия этих форм объединений от других коллективных образований именовать их «корпоративными системами», поскольку целью их создания является осуществление деятельности, направленной на систематическое извлечение прибыли. Такой подход нам кажется логичным исходя из значения слова «система» [*].
В нашем понимании корпоративной системой является не обладающая статусом юридического лица совокупность экономически взаимосвязанных субъектов — организаций и индивидуальных предпринимателей, совместно участвующих в осуществлении предпринимательской деятельности для достижения согласованных целей, которое может быть создано как на добровольной (договорной) основе, так и вследствие экономического контроля одного или нескольких участников.
Под корпоративными системами следует понимать устойчивую форму интеграции, участники которой, оставаясь формально независимыми субъектами, осуществляют согласованную предпринимательскую деятельностью в интересах объединения в целом.
Сравним понятия «корпоративных систем» и «объединений предпринимателей».
Понятие «объединение предпринимателей», исходя из целей создания шире, чем «корпоративная система», поскольку может образовываться участниками как для занятия предпринимательством, так и для осуществления иной, не связанной с извлечением прибыли деятельностью, например, для представления и защиты интересов участников.
Исходя из запросов современной предпринимательской практики, нуждающейся в адекватном правовом регулировании различных форм интеграции бизнеса, целесообразно внести изменения в Гражданский кодекс РФ, введя в него понятие «корпоративных систем», и перечислить в нем возможные правовые формы кооперирования и интеграции в сфере предпринимательства. Регулирование различных форм предпринимательских объединений может быть осуществлено как путем принятия специальных федеральных законов, так и в законодательных актах, посвященных организационно-правовым формам участников корпоративных систем (например, в законах об акционерных обществах и об обществах с ограниченной ответственностью). Первый вариант в силу комплексности подхода и возможности рассмотрения объединений с различным составом участников представляется более предпочтительным.
Классификация корпоративных систем может быть проведена по ряду критериев. По способу организации можно выделить системы вертикального и горизонтального типов.
К корпоративным системам вертикального типа, или неравноправным системам, основанным на экономической субординации и контроле, относятся холдинги, а также системы холдингового типа. Системами горизонтального типа или равноправными системами, основанными на добровольных отношениях кооперации, являются договорные формы объединений: ассоциации (союзы), некоммерческие партнерства, простые товарищества. Финансово-промышленные группы, определяемые в законодательстве как совокупность юридических лиц, действующих как основное и дочерние общества либо полностью или частично объединивших свои активы на основе договора о создании ФПГ, могут быть в зависимости от формы создания отнесены в соответствии с критерием добровольности создания к первому или ко второму типу.
Рис. 1. Взаимодействие корпоративной системы и объединения предпринимателей
Исходя из действующего законодательства (Гражданский кодекс, ч. 1, ст. 105, п. 1), хозяйственное общество признается дочерним, если иное хозяйственное общество в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом.
В холдингах головные организации в результате владения преобладающими долями участия в уставном капитале, договора или вследствие иных обстоятельств осуществляют контроль над деятельностью дочерних обществ.
Наличие контроля одного участника над другими является основополагающим признаком холдинговой системы, ключевым элементом в построении холдинга.
Французские юристы так определяют контроль: «Осуществлять контроль над обществом означает ставить решения этого общества в зависимость от внешнего по отношению к обществу центра» [*]. До внесения изменений и дополнений в Закон Франции от 24 июля 1966 г. «О торговых товариществах» Законом от 12 июля 1985 г. контроль во французском законодательстве понимался только как владение частью капитала. Статьи 355-1 и 355-2 Закона 1985 г. содержат более широкое понятие контроля, являющегося ключевым элементом в конструкции предпринимательского объединения:
• институциональный контроль — прямое или косвенное владение частью капитала другого юридического лица, дающее большинство голосов на общем собрании акционеров контролируемой компании;
• контроль, предусмотренный специальным договором, — прямое или косвенное владение частью капитала другого юридического лица в соответствии с договором, заключенным между контролирующей компанией и акционерами контролируемой компании в случае, если это не противоречит интересам последней;
• фактический контроль — возможность определения решений общего собрания акционеров контролируемой компании при наличии некоторого числа голосов.
Фактический контроль часто является результатом соглашения между акционерами, при этом соглашения порой негласного. На практике существуют также случаи, когда фактический контроль негласно осуществляется аффилированными между собой лицами. Поэтому наличие фактического контроля и, соответственно, наличие группы компаний во французской правоприменительной практике иногда устанавливается только судом при рассмотрении конкретного дела.
Действительно, экономической предпосылкой контроля является, прежде всего, наличие контрольного пакета акций (долей участия). При этом основанием для установления контроля с точки зрения российского законодательства может стать не только преобладающее участие основного общества в уставном капитале дочернего, но и наличие договора или иных обстоятельств, позволяющих основному обществу (головной организации) определять решения дочернего.
Конечно, преимущественным основанием и способом осуществления экономической власти является обладание контрольной долей участия в уставном капитале. Это основание отличается своим постоянством и универсальностью, поскольку распространяется на все сферы руководства деятельностью дочернего общества.
Механизм контрольного пакета акций (долей участия) или иного способа подавляющего влияния дает основному обществу (головной организации холдинга) возможность проводить единую политику и осуществлять контроль соблюдения общих интересов крупных образований, при этом масштабы самой контролирующей компании могут быть намного меньше масштабов подконтрольных организаций.
Итак, контроль в корпоративной системе, образованной по вертикальному или холдинговому типу, можно определить как возможность основного общества (головной организации холдинга) обеспечивать решающее влияние на принятие решений дочерними обществами, определять условия ведения ими предпринимательской деятельности.
В экономической и правовой литературе встречаются и иные основания классификации корпоративных систем. Так, в зависимости от степени консолидации выделяют:
• системы, участники которых сохраняют свою самостоятельность в полном объеме (картели, консорциумы, ассоциации, союзы, коллегии, гильдии, палаты и т.п.);
• системы, участники которых взаимодействуют друг с другом по неполному объему своей деятельности и сохраняют автономию в сфере управления (синдикаты, промышленные группы, проводящие скоординированную политику в той или иной области предпринимательской деятельности, финансово-промышленные группы); системы, в которых часть функции управления передается от одних участников к другим (тресты, концерны, холдинги).
По способу консолидации можно выделить корпоративные системы, созданные путем:
• приобретения активов (так, в соответствии со ст. 359 ГК РФ по договору продажи предприятия продавец обязуется передать в собственность покупателя предприятие в целом как имущественный комплекс (ст. 132), за исключением прав и обязанностей, которые продавец не вправе продавать другим лицам);
• смены контроля.
По признаку регистрации корпоративные системы разделяют:
• подлежащие обязательной регистрации, например финансово-промышленные группы;
• не подлежащие регистрации, например холдинги, простые товарищества [*].
Приведенные критерии классификации в большей степени носят экономический, чем правовой характер, поскольку лишь в отдельных случаях в законодательстве устанавливаются особенности правового регулирования того или иного вида корпоративной системы. Например, право регулирует специальными нормами транснациональные и межгосударственные объединения.
Наиболее распространенной формой существования корпоративных систем являются холдинги. Достаточно часто как синоним холдинга используется словосочетание «холдинговая компания».
Прежде всего, следует дать определение для этих понятий, которые не всегда (и не во всех странах) имеют одинаковое значение. Обзор зарубежного законодательства показывает, что в мировой практике под холдингом или холдинговой компанией традиционно понимают особый тип компании, которая создается для владения контрольными пакетами акций других компаний с целью контроля и управления их деятельностью. Холдинг определяется путем выявления оснований дочерности одной компании по отношению к другой. Одна компания является дочерней компанией другой компании, являющейся по отношению к ней холдингом, если выполняется хотя бы одно из четырех условий (рис. 2).
Рис. 2. Алгоритм определения степени влияния одной компании на другую
Законодательство Великобритании понимает холдинг как компанию, имеющую экономическую власть над другой компанией и осуществляющую контроль над ней.
Классическое определение холдинговых компаний дали американские ученые-экономисты Г. Гутман и Г. Дугалл: «В наиболее общепринятом определении этого термина холдинговая компания есть корпорация, которая владеет пакетом акций другой корпорации, дающим право голоса, достаточным для того, чтобы иметь над нею деловой контроль» [*].
В законодательстве Германии холдинговая компания рассматривается в качестве господствующего предприятия концерна. Концерн, в свою очередь, представляет собой объединение самостоятельных предприятий, связанных посредством системы участия, соглашений о финансировании, производственно-технологическом сотрудничестве. Немецкий ученый Т. Келлер дает следующее определение холдинга: «Под холдингом или холдинговой компанией следует понимать предприятие, главной областью деятельности которого является рассчитанное на длительный срок долевое участие в одном или нескольких самостоятельных в правовом отношении других предприятиях» [*].
Достаточно часто термин «холдинг» используется для обозначения не только материнской, а всей совокупности компаний, имеющих холдинговые связи. Так, например, во французской юридической литературе и на практике среди групп компаний различают группы холдингового типа, холдинговые группы или просто холдинги [*]. В Ирландии холдинг (Holding) понимают как объединение, включающее в себя холдинговую (основную) компанию и компании, находящиеся под ее контролем. Болгарские ученые, признавая возможность двоякой трактовки сущности холдинга, как совокупности юридических лиц, состоящих из материнской и дочерних компаний, и как холдингового (основного) общества, владеющего контрольными пакетами акций других организаций, исходят из понимания холдинга как объединения юридических лиц [*].
Определение «холдинговой компании» в России впервые было дано в Указе Президента РФ от 16 ноября 1992 г. № 1392 «О мерах по реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий», утвердившем Временное положение о холдинговых компаниях, создаваемых при преобразовании государственных предприятий в акционерные общества. Согласно этому Временному положению холдинговая компания рассматривается как предприятие независимо от его организационно-правовой формы, в состав активов которого входят контрольные пакеты акций других предприятий (п. 1). Это определение значительно отличается от понятия «холдинга», используемого в международной практике. В настоящее время представляет лишь исторический интерес.
В России сегодня существуют различные точки зрения на саму суть данного понятия (холдинг, холдинговая компания). Согласно определению Д.В. Гололобова, в холдингах основные общества (товарищества) в результате владения контрольными пакетами акций (превалирующими долями участия) и (или) заключенного договора и (или) вследствие любых иных обстоятельств осуществляют контроль над дочерними обществами [*]. Подобное же понимание холдинга, считая его классическим, предлагают В.Д. Левыкин, О.А. Шомко. Холдинг, с точки зрения этих авторов, это система коммерческих организаций, которая включает в себя «материнскую» (головную, центральную, управляющую) компанию, владеющую крупными пакетами акций, и (или) паями дочерних (зависимых) компаний, и сами дочерние и зависимые компании [*].
Вторая, также достаточно многочисленная группа ученых-юристов, предлагает различать понятия «холдинг» в широком смысле как объединение юридических лиц, включая основное общество (головную организацию) и дочерние общества, и «холдинговая компания» в узком смысле как юридическое лицо преимущественно в форме хозяйственного общества, которое контролирует других участников объединения. Так, В.В. Лаптев считает, что «холдинг представляет собой группу предприятий во главе с холдинговой компанией, а холдинговая компания — лишь головная организация данного производственно-хозяйственного комплекса» [*]. Этой же позиции придерживается Е.В. Рузакова, полагающая, что «под холдинговой компанией следует понимать только основное общество (или товарищество), которое имеет возможность управлять двумя и более хозяйственными обществами в силу преобладающего участия в их уставном капитале путем определения принимаемых ими решений», в то время как холдингом указанный автор предлагает считать «совокупность холдинговой компании (основного общества или товарищества), а также двух и более дочерних обществ, которыми холдинговая компания имеет возможность управлять в силу преобладающего участия в их уставном капитале путем определения принимаемых такими дочерними обществами решений» [*]. К. Портной, также разделяя концепцию понимания холдинга в широком смысле и холдинговой компании в узком смысле, определяет холдинг как группу лиц, которая включает головную компанию (холдинговую компанию) и другие хозяйственные общества, в отношении которых головная компания имеет возможность определять решения, принимаемые ими [*].
Расширяя возможный состав участников холдинга, А.В. Иванюк дает следующее его определение: «Холдинг — это объединение юридических лиц, в котором холдинговая компания в силу участия в уставном капитале хозяйственного общества или в силу учреждения некоммерческой организации осуществляет контроль над другими участниками холдинга в целях проведения единой экономической политики для достижения одной или нескольких целей, общих для всего холдинга» [*].
Третья точка зрения представлена в основном учеными-экономистами, рассматривающими холдинг или холдинговую компанию как организацию, создаваемую для управления другими организациями. Так, Н.Ю. Псарева в монографии «Холдинговые отношения: теоретические и методические аспекты» пишет, что под холдингом или холдинг-компанией следует понимать «общество, главной областью деятельности которого является рассчитанное на длительный срок участие в одном (или нескольких) самостоятельном (ых) в правовом отношении других обществах (дочерних), позволяющее ему определять и контролировать деятельность этих обществ». Объединение, сформированное на базе холдинга (производственно-хозяйственный комплекс или неправосубъектную хозяйственную систему), предлагается именовать объединением холдингового типа или интегрированной холдинговой структурой (ИХС) [*]. А.Р. Горбунов также считает, что холдинговой компанией является коммерческое предприятие, контролирующее одну или несколько дочерних фирм. Для обозначения совокупности основного и дочерних обществ он использует понятия «объединение холдингового типа» или «холдинговое объединение» [*]. И.В. Стулов понимает «под холдингом или холдинговой компанией компанию, главным смыслом деятельности которой являются долгосрочные вложения капитала в одну или несколько других юридически самостоятельных фирм, управление этими фирмами и получение доходов (дивидендов) на вложенный капитал» [*].
Историческое происхождение понятия «холдинг» возвращает нас к трактовке его как держательской компании. Но в российском законодательстве, правоприменительной практике, правовой доктрине это понятие трансформировалось настолько, что реанимировать его для восприятия в исходном значении практически невозможно. Такая трансформация понятия стала возможной вследствие того, что законодательство России надлежащим образом не регулировало (и не регулирует) интеграцию или корпоративные системы. Было бы крайне целесообразно совершенствовать юридическую технику изложения правовых норм, чтобы законодатель различал понятия «холдинг» и «холдинговая компания», понимая первое как объединение юридических лиц, а второе как держательскую компанию, центр интегрированной системы. Тогда группа организаций не именовалась бы компанией — словом с точки зрения русского языка в единственном числе. В этом случае было бы возможно говорить о холдинговой компании подобно тому, как банковское законодательство определяет головную организацию банковского холдинга, как о центре интегрированной структуры, включая прямую и косвенную (через третьих лиц) зависимости.
Корпоративные системы находятся в стадии своего формирования, многие понятия эволюционируют, получают свое развитие в правоприменительной практике. Для России это еще очень молодое явление в сравнении с мировой практикой, где опыт исчисляется более чем вековой историей.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия