Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (30), 2009
К РАЗРАБОТКЕ ПРОГРАММЫ ДОЛГОСРОЧНОГО СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ. ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕХОДА К ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКЕ
Древинг С. Р.
заведующий кафедрой бухгалтерского учета и финансов Камчатского государственного технического университета (г. Петропавловск-Камчатский),
кандидат экономических наук


Сущность и основные формы кластеризации экономики
В статье проанализирована структура, механизм функционирования крупнейшего кластера Южной Кореи — комплекса электронной промышленности Куми, рассмотрена политика формирования системы региональных и субрегиональных кластеров Казахстана. Выделены основные этапы и обоснованы преимущества кластеризации российской экономики. Уточнено понятие экономического кластера как мезоэкономической сетевой структуры, основанной на сочетании вертикальной и горизонтальной региональной и межрегиональной национальной интеграции юридически независимых предприятий различных технологически связанных отраслей под руководством совета представителей этих предприятий с участием региональной власти и общественности
Ключевые слова: кластерный подход, экономический кластер, этапы кластеризации, кластерные программы, преимущества кластеризации

Важнейшей тенденцией развития современной экономики, обусловленной ее глобализацией, информатизацией и постиндустриальным инновационным развитием является кластеризация (cluster — пучок, сгусток). В середине ХХ века кластеры получили развитие в странах Северной Европы [*], США [*], ФРГ [*], Великобритании [*] и ряде других стран [*].
Кластерный подход в 90-х гг. стал основой разработки промышленной политики Финляндии [*]. Это позволило ей в последние годы стать лидером по показателям как текущей, так и перспективной конкурентоспособности (Microeconomic and Growth Competitiveness Index), исчисляемым Мировым экономическим форумом (World Economic Forum). Россия в этом рейтинге занимает места лишь в седьмом-восьмом десятке стран из-за отставания в инновационной и институциональной сфере. Важнейшим фактором конкурентоспособности национальной и региональной экономики признан высокий уровень интеграции сопряженных отраслей и взаимосвязанных социальных институтов.
Региональные и межрегиональные кластеры рассматриваются как приоритетные межотраслевые комплексы, которые определяют (bringing into the mainstream) развитие постиндустриальной информационной экономики [*] на национальном и региональном уровне. Их развитие связывается с глобализацией экономики [*] и формированием индустриальной структуры информационной экономики [*].
Кластерный подход, обоснованный М.Портером [*], предполагает, что каждая отрасль не может рассматриваться отдельно от остальных, а должна изучаться системно как часть комплекса взаимосвязанных секторов. Становление базовой отрасли служит толчком к развитию отраслей — поставщиков и потребителей, а также сегментов услуг, образуя кластер экономической активности. Важнейшими элементами кластеров являются: крупные компании, производящие основные товары и услуги данного кластера; малые и средние высокотехнологичные фирмы, выступающие в качестве поставщиков для крупных компаний; технологические парки, университеты, центральные и региональные органы власти, общественные организации (торгово-промышленные палаты, отраслевые ассоциации и альянсы).
Кластер позволяет использовать конкурентные преимущества региона через совместное использование взаимосвязанными подотраслями общих для них ресурсов.
Крупнейший кластер Южной Кореи — комплекс электронной промышленности Куми (Kumi Electronic Industry Complex — KEIC). Население Куми Сити — 350 тыс. человек. Кластер занимает 3,2% территории провинции, расположен вблизи Тэгу — третьего по величине города Южной Кореи — на главной транспортной магистрали, связывающей Сеул с главным морским портом Пусан [*]. Кластер состоит из четырех крупных технологических парков. В комплексе участвуют производители электронной продукции, их поставщики и посреднические компании, а также государственные организации, в т.ч. два университета. В Куми насчитывается 725 компаний с общим числом штатных сотрудников около 80 тыс. (см. табл.1).
Таблица 1
Крупнейшие компании кластера в Куми
В 1974 г., когда Куми был организован, экспорт продукции его компаний составлял 79 млн долл., в 2003 г. он достиг 20 млрд долл. — 10,3% всего экспорта Южной Кореи. Основными рынками сбыта электроники Куми стали Китай, США (вместе более 40%), ЕС и Япония.
В кластере функционируют государственные организации: Информационный центр промышленных технологий, Корейская корпорация развития электронной промышленности и Центр для обучения иностранных рабочих.
Правительство страны и крупные ТНК (чеболи) внесли значительный вклад в формирование и развитие кластера. Модель таких чеболи как крупных промышленных конгломератов пришла из Японии, заинтересованной в поставках продукции на собственные рынки.
Первоначально производство бытовой электроники было организовано на базе лицензионных соглашений, Корея повысила собственные расходы на НИОКР и перешла к стратегии партнерских отношений с иностранными фирмами, в т.ч. с малыми и средними инновационными предприятиями в США, научными центрами в России и т.д. Для России интерес представляет роль правительства в создании промышленной политики, национальной и региональных систем инноваций. До вступления Южной Кореи в ВТО (1995) широко использовались прямые субсидии, низкопроцентные займы и налоговые льготы, после вступления правительство перешло к менее явным формам поддержки индустриальных кластеров.
В последние годы прилагаются усилия для того, чтобы сделать кластер электронной промышленности в полной мере высокотехнологичным, генерирующим новые знания и продукты. Государством осуществляются значительные инвестиции в развитие местных университетов и повышение качества образования. После введения Национальной программы исследований и разработок ведущая отрасль в сфере инноваций переходит к частным фирмам. Принято законодательство, стимулирующее совместную исследовательскую и опытно-конструктор­скую деятельность правительственных лабораторий и частных фирм. Стимулируется развитие региональных технопарков и наукоградов.
В настоящее время проводится реформа мультикорпораций, направленная на усиление финансовой прозрачности, устранение взаимных долговых гарантий между филиалами чеболов, укрепление подотчетности менеджеров высшего звена, улучшение финансовой структуры фирм, а также сосредоточение чеболов на их профильной деятельности. Эта реформа вызвала конфликт государства с конгломератами.
Пример Куми показывает, что кластеры не возникают на пустом месте, их успех обусловлен наличием объективных исходных предпосылок, бюджетных, налоговых, денежно-кредитных и таможенных стимулов, благоприятного инвестиционного климата.
По такому же пути идут страны с переходной экономикой. В Казахстане принята политика формирования системы региональных и субрегиональных кластеров как основы повышения конкурентоспособности экономики. Развитие пилотных кластеров на основе частно-государственного партнерства предусмотрено в приоритетных секторах: туризм, нефтегазовое машиностроение, пищевая и текстильная промышленность, транспортно-логистические услуги, металлургия, производство стройматериалов.
В Западно-Казахстанской области для финансирования создания машиностроительного кластера на базе заводов ВПК Уральска создано АО «Градиент». В Мангистауской обл. создается строительный кластер, объединяющий добычу сырья (глина, известь, щебень, ракушечник), выпуск стройматериалов, изготовлению конструкций и возведению объектов. Это позволит расширить и удешевить строительство в регионе и поставлять стройматериалы и облицовочный кирпич за его пределы. В Восточном Казахстане создается горно-металлургический кластер (на базе «Казцинка»; проектирует ВНИИ Цветмет), ориентированный на выпуск продуктов с высокой добавленной стоимостью и комплексную переработку отходов (клинкерол). Проектируется кластер, интегрирующий добычу золота и выпуск ювелирных изделий.
В России прообразом кластеров считают территориально-производственные комплексы (ТПК), которые в плановом порядке создавались в годы пятилеток в различных, в т.ч. восточных регионах, и сыграли большую роль в индустриализации и победе в Великой Отечественной войне. Однако кластеры принципиально отличаются от ТПК. Во-первых, они включают предприятия различных форм собственности, что не позволяет создавать их административными методами. Во-вторых, невозможно принудительное направление работников на предприятия кластера в порядке обязательного распределения выпускников (кроме добровольных контрактов при бюджетной форме обучения) или, тем более, через ГУЛАГ. В-третьих, кластеры ориентированы на глобальную кооперацию и активное участие иностранного капитала, а не на мобилизационные нужды. На наш взгляд, следует выделить основные этапы кластеризации российской экономики.
1. Обоснование (с помощью исследовательских центров и бизнес-ассоциаций) стратегических инициатив — приоритетных отраслей, регионов и технологий, на базе которых следует создать кластер.
2. Прогнозирование экономической (коммерческой и бюджетной), социальной, экологической и научно-информационной эффективности кластера с учетом государственных, частных отечественных и зарубежных инвестиций и всех видов эффекта, включая региональный и народнохозяйственный.
3. Определение примерного перечня базовых (наиболее конкурентоспособных), смежных (базового профиля и поставляющих оборудование, компоненты, материалы, энергоресурсы, услуги), обслуживающих (транспорт и логистика, связь, сбыт, финансы, страхование, социальное развитие) и инновационных (разработка и передача технологий, обучение кадров) предприятий (существующих, вновь создаваемых, привлекаемых из других регионов), включаемых в кластер.
4. Проектирование структуры управления и самого кластера на основе государственно-общественного партнерства, включая технопарки.
5. Разработка и утверждение на региональном или федеральном уровне долгосрочной стратегии развития кластера и соответствующих стимулов (создания особых экономических зон (ОЭЗ), вложений из инвестиционного фонда, налоговых, кредитных и других льгот).
6. Разработка и реализация плана создания кластера, как инвестиционной программы, включая привлечение синдицированных кредитов, эмиссию ценных бумаг, сооружение объектов инфраструктуры, государственные заказы на разработку новых технологий, подготовку кадров.
Обоснование приоритетов национального и регионального развития является важной теоретической проблемой. Эти приоритеты определяются, в конечном счете, структурой потребностей общества и степенью их удовлетворения. Приоритетность потребностей изменчива: по мере удовлетворения потребностей в продовольствии, одежде и т.д. на первый план выступают потребности в комфортном жилье, высоком качестве окружающей среды и коммунальных услуг, содержательном труде, высокой информированности и участии в управлении гражданским обществом.
Кластерные программы обеспечивают концентрацию ресурсов на удовлетворении приоритетных потребностей, обеспечивающих устойчивое социально-экономическое развитие на основе перехода от ресурсно-сырьевой к инновационной, а затем — к постиндустриальной информационной экономике. Программа, включающая весь комплекс необходимых мероприятий, объединенных общей целью, увязанных по исполнителям, ресурсам и срокам выполнения, позволяет найти оптимальную последовательность решения соответствующих задач. Первоочередное направление ресурсов в критические точки кластера, определяющие общий срок его формирования, целесообразно сочетать с законодательным установлением социальных стандартов — минимальных уровней удовлетворения потребностей населения региона. Опыт разработки системы стандартов по основным слагаемым качества жизни населения и отраслям регионального хозяйства накоплен в Санкт-Петербурге и других регионах.
Радикально-либеральные экономисты полагают, что приоритеты развития может определить лишь сам рынок, но не государственные органы. Однако в условиях глобальной конкуренции этот процесс, занимающий многие годы, трансформируют ТНК и глобальные финансовые фонды, которые подчиняют себе целые страны и регионы до того, как они успеют выработать и реализовать приоритеты устойчивого развития. Как показывает опыт Китая, Южной Кореи и других успешно развивающихся стран, лишь активная государственная промышленная политика обеспечивает эффективную кластеризацию экономики. При этом конкретные инвестиционные проекты организуются частным или смешанным частно-государственным капиталом. Через механизм частно-государственного партнерства государство финансирует приоритетные проекты с длительными сроками окупаемости и преимущественно социально-экологическим эффектом, которые неинтересны частному бизнесу и не конкурируют с ним.
Социально-экономические приоритеты должны фиксироваться в долгосрочных государственных, региональных и муниципальных планах. Отраслевые приоритеты России в современных условиях включают две группы комплексов: потенциально конкурентоспособные на мировом рынке (нефтегазохимический, ракетно-космический и авиационный, металлургический, судостроительный, атомный и оборонно-промышленный) и необходимые для обеспечения экономической безопасности страны (энергетический, транспортно-логистический, АПК, рыбопромышленный, фармацевтический и медицинский, жилищно-коммунальный, образовательный).
К числу приоритетных технологий отнесены энергетические, ресурсосберегающие, ракетно-космические, биоинженерные, ядерные, нанотехнологии и т.д.
К приоритетным регионам, в кластерах которых должны развиваться эти отрасли и технологии, наряду с регионами, уже располагающими научной базой и инфраструктурой (Москва и Московская обл., Петербург и Ленинградская обл., Нижегородская, Новосибирская, Екатеринбургская, Томская обл., Татарстан и др.) в первую очередь должны быть отнесены регионы Дальнего Востока. Располагая громадными природными ресурсами и уникальным расположением на логистических маршрутах между ЕС и Юго-Восточной Азией, они пришли в 90-х гг. в упадок. Государство перестало компенсировать Дальневосточным регионам объективно более высокие издержки по производству и транспортировке продукции на мировые рынки (такая компенсация в больших масштабах осуществляется в Канаде по отношению к Северным территориям, в США — по отношению к Аляске, в Дании — по отношению к Гренландии и т.д.). Отток населения, высокий уровень безработицы из-за закрытия предприятий по причине отсутствия госзаказа и низкой конкурентоспособности, развал ЖКХ создали здесь критическую для территориальной целостности России ситуацию.
Обоснование необходимости создания и структуры кластера не может базироваться только на традиционных показателях рентабельности и финансовой эффективности. Здесь необходимо рассчитывать социальный и экологический эффект — увеличение числа рабочих мест квалифицированного труда, рост образовательного и культурного уровня населения, качества жизни, демографическую стабилизацию, снижение заболеваемости и рост продолжительности трудоспособной жизни, сальдо миграции, снижение безработицы и преступности, сохранение рыбных и других природных ресурсов, которые подвергаются хищнической эксплуатации. Экономический результат увеличения этого эффекта очевиден, но не отражается на текущей рентабельности. Особое значение приобретает учет общей добавленной стоимости [*] и бюджетной эффективности (увеличение доходов от налогов и использования государственного имущества, сокращение расходов, связанных с безработицей, преступностью, заболеваемостью и т.д.). Типовая структура экономического кластера представлена на рис.1.
Рис.1. Структура экономического кластера
К числу сопряженных отраслей относятся электроника, средства массовой информации, информационные услуги. В качестве потребителей выступают домохозяйства, фирмы, государственные и общественные организации. Наибольшее значение для развития этого кластера имеют новые технологии программирования и интеграции программного обеспечения, строительства ИТ сетей, производства программно-аппаратных продуктов, компонентов и комплектующих. Специализированные услуги оказывают венчурные и консалтинговые компании. Особую роль в формировании кластера играет инфраструктура — патенто-информационные, транспортно-логистические, инвестиционные, экологические (контроль за использованием природных ресурсов) и другие организации, центры передачи технологий, оценки персонала, проката и ремонта оборудования и т.д. При этом характерной чертой кластеризации является переход от вертикальных иерархий с прямой подчиненностью к горизонтальным сетевым структурам с высокой плотностью межфирменной, межрегиональной и межличностной электронной коммуникации.
В целом кластеризация экономики обладает следующими основными преимуществами:
1. Объединение многообразных по форме собственности, организационно-правовому статусу, отраслевой и географической принадлежности организаций в целостную систему производства конечного продукта с высокой добавленной стоимостью. В систему включаются все стадии цепочки создания стоимости товара — от добычи сырья, разработки нововведений и подготовки соответствующих кадров до производства и реализации конечной продукции, обслуживания ее потребителей.
2. Все участники кластера сохраняют свою юридическую и хозяйственную самостоятельность, что не требует создания иерархических органов управления, снижает административные и организационные издержки. Руководство кластером осуществляет совет представителей производственных, исследовательских, торговых, финансовых, транспортных и других инфраструктурных организаций с участием потребителей, региональных властей и общественности.
3. Между участниками кластера устанавливаются не только рыночные, конкурентные, но и доверительные отношения сотрудничества в достижении единой цели на основе общих стратегических планов, договоров и альянсов, совместного использования брендов и других нематериальных активов, трансфертных цен, особых схем распределения синергетического эффекта. Это позволяет сократить трансакционные издержки. В кластере как предметно замкнутой мезоструктуре появляется возможность учесть совокупные издержки по производству и реализации конечной продукции, включая сопряженные, и народно-хозяйственный эффект, включая прибыль, прирост добавленной стоимости и бюджетного сальдо, социальный и экологический эффект.
4. Государственное управление кластером как мезоструктурой, в отличие от регулирования деятельности отдельных предприятий, развивает планомерность развития, межрегиональные связи, позволяет создать региональную инновационную и инфраструктурную систему, систему частно-государственного инвестиционно-инновационного партнерства.
Определение понятия «экономический кластер» должно указывать на род этого понятия (форма мезоэкономической интеграции), его отличия от других представителей того же рода (интегрированные бизнес-группы, стратегические альянсы, территориально-производственные комплексы и т.д.), а также предпосылки и цель формирования и развития кластеров. В экономической литературе представлено много определений, однако часто они сводятся лишь к перечислению тех или иных существенных черт кластера.
Так, производственный кластер определяется как «совокупность географически близких фирм и организаций, между которыми устанавливаются доверительные (причем доверие выступает как экономический фактор) долгосрочные взаимовыгодные отношения, позволяющие каждому из партнеров эффективнее достигать стратегических целей, координировать использование общих ресурсов и минимизировать трансакционные издержки». Из этого определения неясна сущность кластеров (новая форма экономической интеграции), их генезис, структура управления кластером и т.д.
То же относится к описательному определению, представляющему кластер как «устойчивую межотраслевую цепь предприятий и организаций, создающих добавленную стоимость на основе нововведений, включающих конкурентоспособную на мировом рынке фирму-лидера, ее поставщиков, субподрядчиков и организации инновационно-образовательной, транспортно-логистической, коммуникационно-производственной, рыночной и социальной инфраструктур [*].
По такому же принципу кластер определяется как «сеть независимых производственных и/или сервисных (включая их поставщиков), создателей технологий и ноу-хау (университеты, НИИ, инжиниринговые компании), связующих рыночных институтов (брокеры, консультанты) и потребителей, взаимодействующих друг с другом в рамках единой цепочки создания стоимости» [*]. Самое детальное перечисление участников кластера не заменяет определения его сущности как мезоэкономической структуры.
Управлению мезоэкономическими субъектами посвящены специальные исследования [*]. Значительный вклад в их развитие внес И.П.Бойко, который еще в середине 90-х гг. отметил, что разрушение среднего звена управления — одна из главных причин экономического кризиса и развала высокотехнологичных научно-производственных комплексов. Анализ уровня и динамики концентрации производства в промышленности [*] позволил определить И.П. Бойко мезоэкономику в сущностном аспекте, как совокупность отношений по поводу координации и регулирования деятельности товаропроизводителей на любом уровне ниже государственного и между самими регулирующими структурами, а также между ними и государством. Мезоэкономика в объектном — совокупность хозяйственных структур, осуществляющих указанную (экономическую) деятельность [*].
Как показал анализ, в России воссоздана мезоэкономика «олигархического» типа с преобладанием холдинговых мезоструктур, не обладающих достаточной эффективностью и устойчивостью. Процесс формирования российской мезоэкономики нельзя считать завершенным даже в первом приближении. По прогнозу И.П. Бойко дальнейшее развитие российской мезоструктуры будет происходить по пути реструктуризации конгломератов и формирования новых вертикально и горизонтально интегрированных структур.
На наш взгляд, экономический кластер можно определить как мезоэкономическую сетевую структуру, основанную на сочетании вертикальной и горизонтальной региональной и межрегиональной национальной интеграции юридически независимых предприятий различных технологически связанных отраслей под руководством совета представителей этих предприятий с участием региональной власти и общественности. Развитие кластеров обусловлено глобализацией, информатизацией и формированием постиндустриальной экономики и имеет целью сокращение трансакционных и организационно-управленческих издержек на основе использования синергетического эффекта сетевой интеграции и рационального распределения прав собственности.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия