Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (30), 2009
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Колтынюк Б. А.
заведующий кафедрой экономической теории и основ предпринимательства Санкт-Петербургского государственного университета телекоммуникаций им проф. М.А. Бонч-Бруевича,
доктор экономических наук

Федоров Д. М.
аспирант Норильского индустриального института

Проблемы социально-экономического развития регионов Крайнего Севера в условиях кризиса
В статье рассматривается ряд положений, позволяющих оценить инвестиционный и инновационный потенциал северных территорий России. Приводится ряд аргументов, свидетельствующих о неэффективном использовании минерально-сырьевого потенциала Крайнего Севера и имеющейся социальной инфраструктуры как факторов перспективного развития экономики
Ключевые слова: государственная поддержка, градообразующее предприятие, Крайний Север, минерально-сырьевой потенциал, социально-экономическое развитие, рациональное использование

С наступлением кризиса обострились проблемы функционирования социально-экономических регионов Крайнего Севера, как территориальных образований, отличающихся высоким природным и научно-производственным потенциалом и перспективами их развития. Резко обострились вопросы, связанные с изменением социально-экономической ситуации и ожидаемой экономической и социальной эффективности освоения природных ресурсов (северных месторождений нефти, газа, минерального сырья). Ослабла система государственного регулирования капитальных вложений и поддержки социального развития населения северных территорий.
В экономике России традиционно законодательно регулируется экономическая деятельность районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей. В соответствии с федеральным законом «Об основах государственного регулирования социально-экономического развития Севера Российской Федерации» от 19 июня 1996 года № 78-ФЗ понятие «Север» определяется как высокоширотная часть территории Российской Федерации, характеризующаяся суровыми природно-климатическими условиями и повышенными затратами на производство продукции и жизнеобеспечение населения. С принятием Федерального закона установление границ территорий, относящихся к районам Крайнего Севера, а также районирование Севера, регулируется федеральным законодательством.
Россия — северная страна; 70% ее территории приравнивается к районам Крайнего Cевера. Имея население, составляющее лишь 8% населения страны, Север производит 20% ВВП России, выступая одним из ее ведущих источников твердой валюты. Представляя 80% населения всего мирового Севера, российский Север является наиболее заселенной его частью. Здесь живут более 12 млн чел., в том числе 200 тысяч представителей коренных народов.
Социально-экономическое развитие, геополитическое положение и роль России в мировом сообществе в настоящее время и в перспективе в значительной мере будет определяться ее минерально-сырьевым потенциалом и государственной стратегией его использования.
Следует отметить, что сегодня добыча и переработка полезных ископаемых составляют основу экономики всех наиболее благополучных территорий Российской Федерации. В окраинных регионах добывающие предприятия являются градообразующими и обеспечивают до 75% рабочих мест. Нефть, природный газ, уголь, черные, цветные и благородные металлы, алмазы обеспечивают стабильную социально-экономическую обстановку в регионах севера европейской части России, на Урале, в Западной Сибири, регионах Кузбасса, Норильского промышленного узла, части субъектов Федерации Восточной Сибири и Дальнего Востока.
Однако минерально-сырьевой комплекс России, созданный до начала 90-х гг. и обладающий более высокой устойчивостью к выживанию в условиях реформирования по сравнению с другими отраслями экономики, сегодня оказался в критическом состоянии. Тем не менее, он все еще продолжает сохранять фундаментальное значение для народного хозяйства, сдерживая его от более глубокого кризиса. Ведь около 40% фондов промышленных предприятий и 13% балансовой стоимости основных фондов экономики России сосредоточено именно в сфере недропользования; добывающими и геологоразведочными отраслями обеспечивается не менее 25% ВВП и около 50% объема экспорта страны. Отсюда и значение минерально-сырьевого комплекса страны как фундаментальной составляющей экономики. Поэтому основной задачей государственного регулирования отношений в области недропользования является обеспечение воспроизводства минерально-сырьевой базы, ее рационального использования и охраны недр в интересах нынешнего и будущего поколений народов России.
Вместе с тем Россия отстает от других развитых стран по потреблению минерально-сырьевых ресурсов на душу населения. В последние годы объемы их потребления снизились до 30–40%, а по ряду видов сырья — на 70–80%, что явилось результатом общественно-политических потрясений в последние 10–15 лет. В связи с экономическим кризисом к концу 90-х годов XX в. часть производств была признана бесперспективной, геологические разработки приостановлены, перспективные производственные комплексы приватизированы. Финансовое бремя по содержанию населенных пунктов было возложено на бюджеты соответствующих регионов и муниципальных образований, что повлекло за собой ухудшение условий жизни и поиск возможностей выезда в более привлекательные регионы России.
Известно, что минерально-сырьевые ресурсы в экономике современной России представляют собой:
• более 50 % доходной части федерального бюджета;
• более 70 % экспорта и валютной выручки страны;
• 100 % стабилизационного фонда России;
• почти 50–60 % промышленной продукции, выпускаемой предприятиями минерально-сырьевого комплекса;
• основу внутреннего регионального продукта зауральских регионов и бюджетов всех регионов-доноров;
• основу социальной стабильности в Сибири и на Дальнем Востоке России;
• возможность реализации национальных мегапроектов. От комплексного решения задач сырьевой ориентации и социально-экономического развития северных территорий в настоящее время, к сожалению, зависит выполнение задач получения выручки от экспорта нефти и нефтепродуктов, природного газа, каменного угля и электроэнергии.
Понятно, что растущее рыночное национальное хозяйство нуждается в ресурсах для реализации стратегических инвестиционных проектов, проведения структурных реформ, обновления производственного капитала. Однако при ограниченных свободных финансовых ресурсах важно расставить приоритеты их выделения и отдачи от вложенных средств.
По некоторым оценкам, ежегодная потребность реального сектора экономики страны в привлечении прямых иностранных инвестиций составляет 15–20 млрд долл. США. Базисные тенденции развития российской экономики в средне- и долгосрочной перспективе определяют необходимость привлечения значительных объемов внешних инвестиций. Согласно данным Сибирского энергетического СО РАН, для освоения месторождений нефти и газа в регионах Восточной Сибири и Дальнего Востока необходимо 90 млрд долл. США. В целом по России она колеблется от 68 до 72% от этой величины. До 1985 г. эта цифра никогда не превышала 44%, что позволяло инвестиционным программам и потокам капитальных вложений быть достаточно мощными. Сегодня 38% недостаточно, чтобы восстановить 72% изнашиваемых основных фондов. При этом возникает ряд вопросов: надо ли восстанавливать все? И что из этого нужно восстанавливать? Вот проблема, которая сейчас встает как перед всей российской экономикой, так и перед экономикой северных регионов. Далее возникает не менее важный вопрос: что будет являться источниками инвестиционной активности? «Инвестиционная привлекательность», «потенциальные инвесторы» — эти понятия с каждым годом становятся все более иллюзорными для России. Поэтому особое внимание должно быть уделено реализации внутреннего внешнего потенциала.
В структуре товарного экспорта России за последние годы двадцатого столетия доля ТЭК (нефти и нефтепродуктов, природного газа, каменного угля и электроэнергии) достигла примерно 60% при том условии, что еще 15–16% дал вывоз продукции первичного передела — черных металлов, меди, никеля, алюминия. Освоение природных ресурсов предполагает не только добычу, переработку и транспортировку ресурсов и проведение широкого комплекса природоохранных мероприятий, но и огромных капитальных вложений, ограниченность которых определяет очередность их осуществления.
Эффективность использования природных ресурсов непосредственно связана с технологической модернизацией промышленности, внедрением новых технологий, обновлением основных производственных фондов. Это позволит:
• повысить нефтеотдачу пластов, увеличить коэффициент извлечения газа и газового конденсата, добычу и использование низконапорного газа;
• улучшить переработку углеводородного сырья и производство высококачественных видов топлива и масел, современных полимерных материалов;
• обеспечить высокоэффективное и экологически чистое сжигание топлива при производстве тепло- и электроэнергии;
• достичь полного извлечения ценных химических компонентов (этаносодержащих, гелийсодержащих газов и др.).
Неблагоприятным фактором следует также считать высокую стоимость энергоресурсов и изменчивость пропорций в стоимости их отдельных видов. Экономические причины, выражавшиеся в основном в изменении мирового уровня цен на нефть и продукты ее переработки, привели к тому, что темпы роста цен на нефтепродукты в несколько раз превышали темпы инфляции в стране. Так, удорожание нефтепродуктов составило от 25 до 50 процентов по различным видам горюче-смазочных материалов при официальном индексе-дефляторе для нефтепродуктов 11 процентов. В результате в ряде северных регионов повышение цен на нефть привело к многократному повышению себестоимости услуг предприятий жилищно-коммунального хозяйства. Поиск альтернативных источников энергии стал обретать актуальность.
В настоящее время снижение цен на нефть, вызванное быстрым изменением ситуации на финансовых рынках и падением финансовых инвестиций в нефтяные и сырьевые ресурсы, не исключает восстановления стоимости нефти из-за влияния следующих факторов:
• роста мирового спроса на топливно-энергетические товары за счет развивающихся стран и экономик Китая и Индии;
• дефицита мировых нефтеперерабатывающих мощностей;
• ограниченных возможностей быстрого наращивания мощностей добычи стран-членов ОПЕК и России;
• сохранения геополитической напряженности (Ближний Восток, Африка и латинская Америка);
• обесценения доллара по отношению к евро;
• высокой привлекательности нефти как финансового инструмента, что ведет к отрыву цен на нефть от соотношения спроса и предложения и повышению роли спекулятивного фактора ценообразования.
В условиях низкой технической оснащенности добывающих и транспортирующих предприятий, моральной и физической изношенности основных производственных фондов, отсутствия высококвалифицированных кадровых ресурсов, а также высокого уровня дотируемой части бюджетов всех уровней и слабой финансовой дисциплины в регионах, не в полной мере учитываются особенности формирования бюджетов на Севере страны.
В России до сих пор бытует точка зрения, что рынок — это самый совершенный или даже идеальный институт, который сам собой решает все наиболее сложные проблемы экономики, причем без вмешательства государства. Однако известно, что с «рыночными провалами» или «сбоями», свидетельством которых являются, например, периодические кризисы и спады производства, на Западе научились бороться методами активного государственного вмешательства в процесс стихийного образования спроса. Другие возможные сбои, связанные, например, с загрязнением окружающей среды, повлекли за собой разработку и внедрение специального законодательства, корректирующего действие стихийных сил рынка. В некоторых сферах, например, в отраслях, где существуют естественные монополии, действие свободного рынка противоречит критериям высшей экономической эффективности. Неприменим, например, рынок во все более растущей сфере социального обеспечения и социальных услуг.
Возникает резонный вопрос, каким образом исправлять те ошибки, которые возникли из-за неправильной политики, проводимой органами власти в течение последнего десятилетия, включая неверное понимание рынка. Как выходить из этого кризиса? И в чем заключается роль государства в экономике при переходе к современному рынку?
Если посмотреть на успешные примеры перехода к рыночной экономике в XX в., то примечателен пример Южной Кореи, где государственное регулирование является основой южнокорейской экономики, в основе которой лежит соблюдение определенного баланса во взаимоотношениях двух столпов экономической структуры — государства и частного бизнеса. При этом поддерживаются условия по обеспечению общегосударственных интересов. Отойдя от жесткого контроля государства над экономикой, правительство республики Корея ищет свою модель оптимального сочетания рынка с системой косвенного государственного вмешательства.
Действительно, осуществление крупных инвестиций с длительными сроками окупаемости, высокой степенью риска и неопределенностью в отношении прибыли практически не под силу рыночному механизму. Здесь не обойтись без участия государства, которое стимулирует структурную политику и научно-технический прогресс. Известно, что рынок эффективно работает при коммерческом освоении перспективных видов новой техники и технологии.
Государство вправе и должно активно вмешаться в перераспределение доходов, ибо то, что справедливо с позиции рыночного механизма, может оказаться несправедливым с точки зрения общечеловеческих норм морали, которые защищают право человека на достойное существование в обществе. Учитывая это, государство должно расширить свои экономические функции. Оно обязано участвовать в перераспределении доходов, выявляя и решая задачи, возникающие при воздействии на рыночную экономику рыночных и нерыночных факторов, не забывая о соблюдении национальных интересов в мировой экономике. В свою очередь, эти задачи предполагают проведение государством соответствующей внешнеторговой политики, контроль международной миграции капиталов и рабочей силы, управление платежными балансами и многое другое.
В настоящее время состояние социально-экономического развития регионов Крайнего Севера не может удовлетворять население и органы власти. Возникающие здесь проблемы следует отнести к системным, поскольку они связаны с инфляцией, монополизацией, бюрократией и коррупцией. Поэтому будущее регионов Крайнего Севера следует рассматривать в виде нескольких альтернативных вариантов, которые должны учитывать, с одной стороны, возможную победу над разрешением имеющихся проблем (полностью или частично), а с другой, — принять за основу развития экономики северных регионов оценку сравнительной эффективности социально-экономического развития регионов. Важными составляющими развития экономики при этом, несомненно, остаются отрасли промышленности, а также обеспечивающие их деятельность производственная и социальная инфраструктура.
В 2006 г. Правительство РФ решило направить часть средств стабилизационного фонда на развитие российской экономики и объектов социальной сферы, а также инвестирование инноваций. В качестве механизма распределения предусмотрено создание инвестиционного фонда Российской Федерации. Однако государственная поддержка не способствует широким возможностям получения необходимых инвестиций. Положением о Фонде предусмотрены сложные для участников ограничения: вкладываемая инвестором доля должна быть не ниже 25%, а возможные собственные гарантии по кредиту — не ниже 40%. При этом минимальная стоимость инвестиционного проекта, установленная для получения государственной поддержки, составляет 5 млрд руб. Понятно, что государственную поддержку могут получить лишь те юридические и физические лица, которые ориентированы, прежде всего, на коммерческую эффективность проекта.
Следует отметить, что структура инвестиций в российскую экономику в последние годы претерпела качественные изменения. Тенденция к концентрации инвестиций в сырьевых отраслях экономики до недавнего времени проявлялась в росте зарубежных инвестиций в капитал и значительном росте заимствований российских эмитентов на западных рынках. Однако кризисное состояние мировой экономики сегодня не позволяет надеяться на сохранение этой тенденции. Видимо, привлечение инвестиций должно основываться на их целесообразности и эффективности. Рассматривая функционирование и развитие базовых отраслей, необходимо прежде выявить тенденции и закономерности социально-экономического развития хозяйственного комплекса, включая социальную сферу Крайнего Севера. Следует также учесть, что будущее социально-экономическое развитие регионов должно формироваться в правовом поле Российской Федерации, которое пока не отличается совершенством и порой противоречиво проявляется во многих секторах экономики страны, предопределяя риски их сохранения, связанные с инфляцией, административными барьерами, коррупцией, преступностью, недостоверной экономической информацией.
При прогнозировании и планировании социально-экономического развития северных регионов становятся значимыми факторы, связанные с глобализацией и внешнеэкономическими связями суверенного государства Россия. Рассмотрим ряд концептуальных положений на примере Красноярского края, экономическая мощь и географическое положение которого как одного из наиболее крупных субъектов Российской Федерации, где проживает около 3 млн жителей, делает его одним из крупнейших по численности населения регионов азиатской части России. От его успешного развития зависит не только социально-экономическое развитие востока России, но и геополитическое влияние нашей страны в Азиатско-Тихоокеан­ском регионе. При этом, согласно рейтингу, Красноярский край относится к числу регионов России с «нетипичным» инвестиционным климатом.
Красноярский край занимает первое место в России по запасам древесины, второе — по запасам гидроэнергетических ресурсов, третье — по запасам минерального топлива. Здесь находятся месторождения руд черных и цветных металлов, золота, природного камня, нерудных строительных материалов, обнаружены значительные запасы нефти и газа. В Красноярском крае сконцентрирован мощный и конкурентоспособный производственный, сельскохозяйственный и научно-технический потенциал. Благодаря высокой конкурентоспособности продукции цветной металлургии и лесного комплекса на мировых рынках, Красноярский край относится к числу регионов с наименьшим снижением промышленного производства. Он в течение многих лет является донором федерального бюджета.
Совместные усилия администрации, бизнеса и населения Красноярского края в последние годы обеспечили стабильный экономический рост региона и сформировали благоприятные предпосылки для перехода к новому этапу его развития. Согласно программе социально-экономического развития края до 2010 г., одним из основных ее направлений является уход от моноотраслевой структуры экономики, в которой значительная часть краевого бюджета до недавнего времени формировалась за счет налоговых поступлений от компаний группы «Норильский никель». При этом источниками финансирования мероприятий программ цветной металлургии, машиностроения и металлообработки, производства электроэнергетики, лесопереработки, сферы услуг, пищевой промышленности стали частные компании и федеральный бюджет.
Как известно, объемы инвестиций в Российской Федерации в значительной мере зависят от инвестиций в топливную отрасль, и в первую очередь, связанных с нефтью и газом. Однако только за последние пять лет доля инвестиций в основной капитал, включая прямые иностранные инвестиции, к примеру, в объеме ВРП Красноярского края постоянно отставала от среднероссийского уровня на 30–40%.
Сегодня известный город Красноярского края — Норильск — является одним из немногих территориальных образований, формирующих 1,5% ВВП страны и около 70% бюджета края. Только горнометаллургическая компания «Норильский никель» приносит чистую ежегодную прибыль, свыше 200 млрд руб. До 2001 г. на балансе компании как градообразующего предприятия была вся жилищно-коммунальная сфера, пассажирский железнодорожный и автотранспорт. Она строила автодороги, содержала объекты энергетики, соцкультбыта, возводила более 100 тыс. кв. м. жилья, в том числе и на «материке», занимаясь переселением ветеранов и пенсионеров. Все это, однако, в прошлом, сегодня социальные программы свернуты. Разрушены и снесены около 70 домов; более половины жилищного фонда города находится в аварийном и ветхом состоянии; не построено ни одного квадратного метра жилья; большая часть горожан стоит в очереди на получение муниципального социального жилья; обеспечение местами в детских садах не достигает 57% от потребного.
Проблема сохранения и развития социальной сферы в условиях рынка, как показывает опыт Норильска, не подлежит разрешению. Следовательно, очередь, в основном, состоящая из пенсионеров, желающих покинуть город, по-видимому, не скоро уменьшиться, а созданная многими поколениями социальная сфера останется в памяти старожилов. Инвестиции в развитие добычи и переработки полезных ископаемых новые собственники компании «Норильский никель» не предполагают вкладывать. Между тем оборудование комбината давно не обновляется, износ производственных мощностей на ряде предприятий комбината более 70%. Он давно нуждается в серьезной модернизации производств как источник повышенной опасности для окружающих. Нормы техники безопасности, производственной санитарии здесь давно не соблюдаются созданной частной компанией. Растет производственный травматизм и профзаболевания. Впервые за многие годы возникла проблема наличия квалифицированных кадров по основным профессиям.
Для решения накопившихся проблем г. Норильска необходим большой объем капитальный вложений, которые могли бы с лихвой оправдать себя при инвестировании объектов не только производственного, но и социального назначения. Разрешение этой проблемы должно основываться на вмешательстве государства в социально-экономическое развитие территории с целью эффективного использования имеющегося природного и инвестиционного потенциала Норильска.
Ключевым фактором успеха на этом пути является привлечение значительного объема внешних финансовых ресурсов, возможно, под гарантии и контроль государства. Понятно, что при наличии большого инвестиционного потенциала здесь весьма велики риски инвестирования. Надо отметить, что наличие инвестиционных рисков является «ахиллесовой пятой» не только всех северных регионов России, но и абсолютно во всех регионах страны. Сегодня нет ни одного региона, где бы все составляющие риска имели бы значение ниже среднего по России. Известно также и то, что небольшие регионы не в состоянии создать устойчиво низко рисковые условия инве­стирования. В целом можно констатировать, что расслоение между регионами по степени благоприятности инвестиционного климата может быть большим. Причем подавляющее число российских регионов инвестиционной привлекательностью не отличаются.
Следует отметить, что рыночная экономика заставила северные регионы более интенсивно формировать валовый региональный продукт. Значение северных территорий в мировом разделении труда и, к сожалению, других альтернатив в обозримом будущем нынешней экономики не видится. В результате старое не ушло, оно остается и уже взвешивается на новых весах, отражающих новые показатели эффективности освоения этих регионов. Часть северных территорий вполне успешно адаптируется к условиям рынка, продолжая осуществлять экспортные поставки. Однако вопрос заключается в том, в каком социально-экономическом положении остаются поставщики ресурсов на международный рынок — территории и их население. Для них возникшая проблема становится с каждым годом все менее разрешимой.
Последствия возникшего очередного кризиса, его влияние на котировки акций фондового рынка свидетельствуют о том, что часть активов стремительно падает в цене. Возникает вопрос: за счет чего должна быть повышена капитализация северных территорий? Стоит ли государству уделять внимание сырьевой специализации, помня о том, она должна формироваться в условиях гармоничного социально-экономического развития территории, населения? Какое место и, стало быть, будущее для региона должно быть отведено в части инвестиционной привлекательности?
С подобными вопросами и проблемами ответа на них столкнулись не только регионы Севера, но, пожалуй, и многие регионы России. Просто до этих территорий волна глобализации докатилась чуть позже, поскольку большинство из них до настоящего времени были и остаются дотационными. Что будет новым основанием для жизни северных территорий — доноров России типа Красноярского края? Где искать ресурсы? Кто выступит инвестором? Многие вопросы остаются пока открытыми, несмотря не то, что являются актуальными.
«В России есть три сценария развития: превращение во второразрядную державу с сырьевой направленностью экономики; гибель страны как целостного государства; возрождение былого величия и славы, но через очень большой промежуток времени и при особо благоприятном стечении обстоятельств». Так писал сравнительно недавно научный руководитель Института экономики РАН, академик Леонид Иванович Абалкин.
При всех различиях в сценариях и декларируемых сегодня задачах сложно предсказать, какой путь выберет российская экономика. Сможет ли она противостоять кризису и не потерять шанс возрождения науки, образования, культуры и тем самым избежать падения в пропасть? Понятно, что ни на один вопрос нельзя утвердительно ответить. Для разрешения возникшей проблемы необходимы анализ определенного опыта и внутренние резервы сопротивления кризису, накопленные за последние два десятилетия мировым сообществом. Тем не менее, пожалуй, можно оптимистично смотреть на будущее, поскольку в России имеется интеллектуальный потенциал, выросло и получило образование новое поколение людей, способных переосмыслить отечественный и зарубежный опыт в развитии человеческого капитала, который в существенной мере определяется грамотной северной инвестиционной политикой государства в целом и северных регионов, в частности.


Литература
1. Абалкин Л.И. Россия: поиск самоопределения. — М., 2003.
2. Астапов К. О государственном регулировании естественных монополий // Общество и экономика. — 2003. — № 4–5. — С.274–287.
3. Куда идет Россия?.. Кризис институциональных систем: Век, десятилетие, год / Под общ. ред. Т.И. Заславской. — М.: Логос, 1999.
4. Об Инвестиционном Фонде Российской Федерации: Постановление Правительства РФ от 23.11.2005 № 694 (ред. от 25.04.2006, с изм. от 24.08.2006). //Собрание законодательства РФ. — 2005. — № 48. Ст. 5043.
5. Путь в XXI век (стратегические проблемы и перспективы российской экономики) / Под ред. Д.С. Львова. — М.: Экономика, 1999.
6. Суховский А. Государственное регулирование социальной сферы в развитых странах Запада // Проблемы теории и практики управления — 2007. — № 8. — С.23–34.
7. Хилл Ф., Гэдди Х. Сибирское проклятие: Обрекает ли российская география судьбу рыночных реформ на неудачу? // ЭКО. — 2004. — № 6.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия