Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (30), 2009
ПРОБЛЕМЫ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ
Логинова В. А.
доцент кафедры экономики и менеджмента Тихоокеанского государственного университета (г. Хабаровск),
кандидат экономических наук


Влияние образования на конкурентоспособность экономических систем
В статье рассматриваются конкурентные преимущества, зависящие от качества трудовых ресурсов и инвестиций в человеческий капитал, которые обеспечиваются путем формального образования (школьного, среднего профессионального, высшего и послевузовского) и непрерывного повышения каждым человеком своего профессионального уровня. Квалифицированные кадры относятся в настоящее время к ключевым ресурсам глобальной конкурентоспособности, за право использования которых разворачивается конкурентная борьба между отдельными фирмами и территориями. Поэтому возможности государства и его отдельных территорий по созданию и поддержанию конкурентоспособности лежат не только в сфере регулирования отраслевой структуры, но и в сфере регулирования условий воспроизводства квалифицированных кадров
Ключевые слова: трудовые ресурсы, конкурентоспособность, образование, повышение квалификации

Конкурентоспособность экономических систем зависит от множества факторов, таких как наличие ресурсов, инвестиции в технологии, качество бизнес среды и другие. При этом в краткосрочном периоде конкурентоспособность зависит от структуры экономики, так же как и от характера и эффективности институтов, качества и распространенности инфраструктуры и других факторов, которые влияют и на эффективность национальной системы в целом. Именно в страны (или регионы) с высокой конкурентоспособностью устремляются мобильные ресурсы (финансовый, физический и человеческий капитал). В долгосрочном периоде конкурентоспособность зависит от способности достичь устойчивого изменения факторов, которые способствуют росту производительности, в связи с чем снижается роль факторов, присущих тому или иному месту расположения (природных ресурсов, географического положения), и возрастает роль факторов, которые могут быть созданы на самой территории. Конкурентоспособность во многом зависит от способности государства создать экономико-правовую среду, которая благоприятствует устойчивому процессу создания добавленной стоимости.
В современном быстроменяющемся технологическом мире конкурентные преимущества в значительной степени зависят от качества трудовых ресурсов и инвестиций в человеческий капитал, которые обеспечиваются путем формального образования (школьного, среднего профессионального, высшего и после­вузовского) и непрерывного повышения каждым человеком своего профессионального уровня. В последние десятилетия ключевым фактором конкурентоспособности различных экономических систем стала образованность, умение использовать знания в качестве экономического преимущества. Развитая система образования, как считают многие специалисты, является одним из важнейших факторов, определяющих уровень конкурентоспособности. Содержательная возможность интенсивного роста в глобальной экономике определяется наличием информационно-образовательных факторов. Именно они формируют общую конкурентоспособность фирм и компаний, страны в целом.
Оценивая развитие крупнейших технополисов мира М. Кастельс и П. Холл отмечают, что «динамика их роста оказывается под воздействием трех основных взаимосвязанных историче­ских процессов: технологической революции, базирующейся на информационных технологиях; формированием глобальной экономики, которая работает как некоторое целое в глобальном пространстве капитала, управления, рабочей силы, технологии и рынков; появлением новой формы экономического производ­ства и управления, характеризующейся тем, что эффективность и конкурентоспособность все более основываются на создании и распространении нового знания» [1]. По мнению ряда авторов инвестиции в образование дают отдачу, близкую к норме прибыли инвестиций в материальные фонды.
Возрастание роли образования в повышении конкуренто­способности экономических систем обусловлено рядом причин. Во-первых, изменением роли информации в жизни общества, которая становится таким же стратегическим ресурсом, как и традиционные материальные, энергетические ресурсы. Эффективность управления всеми сферами деятельности зависит от возможности использовать и предоставлять потребителю необходимую информацию, что является одним из факторов повышения конкурентоспособности, как предприятия, так и региона и страны в целом. Во-вторых, возникновением потребности в специалистах, способных как оперативно управлять стратегической информацией, так и превращать полученную информацию в знания, способных постоянно учиться, адаптироваться к новым технологиям.
Особое место в системе образования отводится экономическому и управленческому (менеджерскому). В этой связи американский специалист по проблемам международных отношений Д. Эбшайр подчеркивает рост значения неосязаемых элементов конкурентоспособности, формируемых уровнем подготовки занятых и, прежде всего, качеством бизнес образования менеджеров (контроль качества, система использования ресурсов, взаимоотношения труд-менеджмент) [2]. Если ранее (в 60–80-е годы) главным составляющим элементом конкуренто­способности предприятий была производительность труда, то в настоящее время — это комбинация производительности труда и умения менеджеров адекватно реагировать на изменяющиеся условия рынка. Имея высококвалифицированных специалистов в сфере управления производством, можно со временем обеспечить и улучшение других параметров, характеризирующих конкурентоспособность (устойчивое финансово-экономическое положение, модернизация производства, достижение высокого качества продукции и т.п.).
Из анализа факторов, которые повлияли на высокую конкурентоспособность таких стран, как США, Германия и Япония, А.В. Дьяченко[3] делает вывод, что «необходимыми условиями в области создания развитых факторов производства конкурентоспособной экономики являются следующие:
— затраты на образование не ниже 4,5–6,8% от валового национального продукта и затраты на научные исследования и разработки не ниже 2–2,9% от валового внутреннего продукта;
— целесообразной будет научно-экономическая политика государства, направленная на инициирование кооперативных научно-исследовательских программ, финансируемых из бюджета на 21–47%. В этом случае доля государственного бюджетного финансирования научно-исследовательских программ должна быть не ниже 0,4–1,4% от валового национального продукта».
Однако в России в 90-ые происходило сокращение доли финансирования науки из средств федерального бюджета: 1991 г. — 1,0% [4], 1995 г. — 0,65%, 1999 г. — 0,55%, 2000 г. — 0,54% объема валового внутреннего продукта [5]. В период с 1994 по 2004 гг. финансирование науки из федерального бюджета снизилось более чем на 70% относительно финансирования 1991 г. Наибольшее снижение бюджетного финансирования наблюдалось в 1998 г. — 11,4% от уровня 1991 г. Характерно, что, начиная с 2000 г. бюджетное финансирование науки постоянно растет. За 2000–2003 гг. объемы ассигнований из федерального бюджета на фундаментальные исследования и содействие научно-техническому прогрессу возросли в 2,4 и составили в 2003 г. 0,30% к ВВП [6].
Сокращение расходов пришлось преимущественно на 1990–1992 гг., т. е. на время наиболее острого кризиса и самых радикальных изменений в экономической и бюджетной системе России. В значительной степени оно объясняется общим экономическим спадом, так как отношение величины этих расходов к ВВП уменьшилось лишь наполовину (с 2,03% в 1990 г. до 1,06% в 1999 г.).
Нельзя не отметить, что около половины расходов на НИОКР финансируются государством, что существенно выше, чем в большинстве развитых стран. Там внебюджетные источники обеспечивают до 78% общего объема внутренних затрат на НИОКР, ведущая роль при этом принадлежит предпринимательскому сектору. В промышленно развитых странах доли финансирования науки за счет бюджета имеют тенденцию к уменьшению. Наиболее заметна эта тенденция была в 1985–1995 гг., во многих странах это произошло за счет сокращения оборонных НИОКР. В среднем для стран ОЭСР расходы бюджета на науку снизились в 90-е гг. с 0,9% до 0,65% от ВВП. [7] Однако финансирование НИОКР из средств федерального бюджета в Российской Федерации по отношению к валовому внутреннему продукту значительно ниже и сократилось за 1991–1999 гг. с 0,54% до 0,29%. В результате затраты на исследования и разработки в расчете на одного исследователя в России стали в 20–25 раз меньше, чем в развитых странах. В среднем в процентном отношении в период 90-х гг. на науку в России тратилось меньше чем в Чили, Румынии и Португалии, а в абсолютном отношении — меньше чем в Чехии, Финляндии и Дании. [8]
Средние расходы на образование в валовом внутреннем продукте России за период с 1991 по 2003 гг. составили 3,62% при минимальном значении в 1999 г. — 3,1% и максимальном значении 4,54% в 1997 г. [9] С точки зрения международных сопоставлений для России характерен низкий уровень финансирования образования. Если в 1999 г. расходы на все уровни образования в развитых странах колебались от 6,9 до 4,7% от валового внутреннего продукта, а расходы в высшее профессиональное (третичное) образование на уровне 1,5–2,5% от валового внутреннего продукта, то в России эти показатели составили соответственно 4,1 и 1,1%. [10] Ситуация не изменилась и в 2003 г.: при колебаниях доли расходов на образование в валовом внутреннем продукте развитых стран мира от 7,6% в Норвегии до 4,0% в Люксембурге. В Российской Федерации этот показатель составил 3,8%. [11] Эти данные дают представление об относительном уровне финансирования, не учитывая общего объема финансирования, демографической структуры, степени охвата населения образованием.
Нельзя не отметить, что бюджетные расходы на образование в расчете на одного обучающегося в РФ увеличиваются в последние годы по всем уровням образования. Так, за период 2000–2004 гг. соответствующий показатель вырос в общем образовании в сопоставимых ценах — вдвое, в профессиональном — примерно в 1,7 раза. Однако на фоне стран — членов ОЭСР расходы на образование в России в расчете на одного обучающегося (с поправкой на паритет покупательной способности) в системе общего образования ниже в 2,5 раза, а в системе профессионального образования — в 10 раз [12].
Вместе с тем уровень развития образования используется в качестве одного из факторных показателей в рейтинговых оценках уровня конкурентоспособности различных экономических систем. Набор показателей, которые используются для оценки, различен и зависит от того, какую задачу решает исследователь. Вместе с тем, учет инвестиций в человеческий капитал является неотъемлемой частью практических всех существующих рейтинговых оценок конкурентоспособности экономических систем.
В методике оценки национальной конкурентоспособности Международного института развития менеджмента (The International Institute For Management Development (IMD)) уровень развития образования оценивается как один из важнейших показателей инфраструктуры. Для характеристики состояния образования и уровня его развития наряду с такими параметрами, как доля общих расходов на образование в валовом внутреннем продукте, соотношение количества учащихся и числа преподавателей на разных ступенях образования, уровень неграмотности, используются экспертные оценки экономической грамотности среди населения, степени удовлетворения экономики образовательной системой в целом и университетским образованием в частности, степени удовлетворения потребностей предприятий в финансовом образовании и др. [13]
Общая оценка уровня конкурентоспособности Российской Федерации по данной методике в течение 2005–2008 гг. находится на уровне 43–54 места из 55–60 стран (табл. 1). [13]
Таблица 1
Сравнительная позиция России в рейтинге конкурентоспособности Международного института развития менеджмента
Примечание. В таблице представлены страны, которым присвоены первых три и последних три места в рейтинге конкурентоспособности
К наиболее сильным сторонам конкурентоспособности России, получившим места в первой десятке из 59 оцениваемых, в 2000 г. Международный институт развития менеджмента относит высокий общеобразовательный уровень населения (1), достаточно высокую степень обеспеченности предприятий научным персоналом (5). Низкие оценки по этой методике среди прочих получили показатели, связанные с уровнем экономического и управленческого образования: степень взаимодействия предприятий с научными и образовательными учреждениями (26), нехватка руководителей среднего и высокого уровней (47), уровень компетенции менеджеров (47), низкая мотивация к труду и социальная ответственность (47). [14]
В методике оценки национальной конкурентоспособности Всемирного экономического форума (The World Economic Forum (WEF)) в настоящее время появились два раздела, оценивающих уровень развития образования в стране «Health and primary education» (здоровье и начальное образование) и «Higher education and training» (Высшее образование и обучение), включающие 19 показателей, в том числе качество начального образования, охват населения вторичным (средним и средним специальным) и третичным (высшим профессиональным) образованием), качество математического и естественно-научного образования, качество школ менеджмента, местные возможности специализированных исследований и обучения и др. Необходимо отметить, что в Методике 2002–2003 гг. эти показатели размещались в разных разделах, в частности, в разделе «Технологические инновации и их распространение», «Развитие кластеров». [15]
В соответствии с данной методикой оценки конкурентоспособности общий рейтинг России в 2008 г. — 51 (из 134 включенных в обследование стран). Для сравнения Китай — 28, Индия — 50. При этом выше среднего уровня оцениваются такие параметры конкурентоспособности, связанные с образованием в целом и специальным, в частности, как качество математического и общенаучного образования, способности ученых и инженеров, доверие к профессионализму управления. В частности, качество математического и общенаучного образования оценено 24 местом в рейтинге, что выше, чем в странах, занимающих первые места в рейтинге конкурентоспособности: США — 34 (1 ранг в уровне конкурентоспособности), Германия — 44 (7).
Значительно ниже средних показателей оценивается качество школ управления, местные возможности по предоставлению специальных научных исследований и обучения. Из данных оценок можно сделать вывод, что общеобразовательная подготовка в России пока еще находится на достаточно высоком уровне. Значительно хуже оценивается профессиональная подготовка, и в частности, подготовка управленче­ского персонала.
Показатели, характеризующие отдельные аспекты общего и специального образования и качество подготовки менеджеров, включенные в оценку национальной конкурентоспособности Всемирным экономическим форумом, приведены в табл.2 [15].
Таблица 2
Сравнительная позиция России по отдельным показателям конкурентоспособности в рейтинге Всемирного экономического форума в 2002–2003 гг.
Примечание. В скобках указан рейтинг страны по соответствующему показателю
Проведенный нами корреляционный анализ зависимости рейтинга национальной конкурентоспособности (по методике Всемирного экономического форума) от указанных в таблице факторов по данным за 2002–2003 год показал высокую степень их влияния на общие результаты рейтинга — коэффициент множественной корреляции составляет 0,896. Значения парных коэффициентов корреляции рейтинга национальной конкурентоспособности от факторов, характеризующих уровень образования и качество управления, приведены в табл. 3.
Таблица 3
Степень влияния отдельных факторов на уровень конкурентоспособности страны
Как видно, наиболее значительное влияние на уровень национальной конкурентоспособности оказывают такие факторы, как развитие связей между научными учреждениями и производством, возможности территории размещения предприятий к предоставлению специализированных научных и образовательных услуг, профессионализм управления. Следовательно, воздействуя на развитие подготовки специалистов в области управления, можно повысить уровень конкурентоспособности страны в целом.
Так или иначе, уровень образования учитывается при оценке конкурентоспособности регионов и городов в различных странах. Неотъемлемой составляющей при определении конкурентоспособности штатов в США является оценка человеческих ресурсов. Включение таких показателей, как доля населения старше 25 лет, окончившего среднюю школу, качество образования в средней школе, а также процент населения, имеющего степень бакалавра или магистра, обусловлено тем, что образованная рабочая сила более продуктивна. Адаптивность экономики штатов к высоким технологиям оценивается по качеству обучения математике и науке; доле студентов, заканчивающие естественнонаучные и инженерные специальности, в расчете на душу населения; доле специалистов, имеющих ученые степени, в науке и инженерии. Сотрудничество компаний с местными университетами, финансирование научных исследований вузов из фондов штатов, высокая доля ученых и инженеров позволяют активно развивать высокотехнологичный сектор экономики штатов, что, в свою очередь, является основным фактором экономического роста территории.
При этом указанные параметры оказывают значительное влияние на рейтинг конкурентоспособности штатов. Корреляционный анализ, рассчитанный по данным «State Competitiveness Report 2001» показал, что суммарное влияние на рейтинг конкурентоспособности штатов таких факторов как доля населения старше 25 лет, окончившего среднюю школу; доля населения с учеными степенями; количество выпускников инженерных и естественнонаучных специальностей на 100 000 жителей штата; доля ученых и инженеров в рабочей силе штата, а также количество специалистов со степенями на 100 000 населения, составляет 0,802.
Кроме того важной составляющей при оценке уровня конкурентоспособности штатов является оценка взаимоотношений между управлением и рабочей силой, затраты на повышение квалификации персонала, что позволяет сохранить квалифицированную рабочую силу на производстве и, соответственно, в регионе.
Исследования формирования конкурентных преимуществ отдельных городов как мировых экономических, научных, финансовых и культурных центров свидетельствуют о необходимости развития знаний и специальной квалификации кадров. Высокоспециализированная квалификация опирается на большой объем знаний и может быть воплощена в индивидах, в организационных формах и производственных процессах.
В частности, исследования конкурентных преимуществ отдельных городов как мировых финансовых центров показывают, что «современный финансовый рынок сильно зависит от доступности знаний и мастерства, а также от его творческих и инновационных возможностей», «судьба финансовых центров будет определена инфраструктурой знаний в регионах, где расположены центры финансовой активности». В частности, укрепление позиции Лондона как основного финансового центра Европы во многом связано с концентрацией там науки и высшего образования. «Среди лондонского населения работоспособного возраста (16–64 года для мужчин и 16–59 лет для женщин) 27,5% имеют высшее образование, тогда как в целом по Англии соответствующая цифра составляет 20,5%», «регион Лондон — Оксфорд — Кембридж производит ежегодно почти на 70% больше опубликованных научных работ, чем второй крупнейший научный регион Токио — Иокогама». Одним из факторов, обеспечивающих Токио роль глобального города наряду с Лондоном и Нью-Йорком, является высокая концентрация учреждений высшего образования (университетов и колледжей), количество которых на каждые 100000 жителей в Токио составляет соответственно 0,92 и 0,62. Эти показатели в среднем по стране равны соответственно 0,46 и 0,47, что ведет к ежегодной внутренней миграции молодежи в Токио из других регионов Японии. Доля специалистов с университетскими дипломами в Токио-сити составляет 21%. Это почти вдвое превышает среднюю цифру по стране (12%), что обеспечивает более высокую продуктивность рабочей силы. [1]
Привлекательность мировых центров для размещения региональных штаб-квартир транснациональных корпораций не в последнюю очередь определяется наличием высококлассных менеджеров. В частности, Гонконг получил оценку 4,22 (из 5 возможных) за свою привлекательность как центра размещения региональных штаб-квартир транснациональных японских, европейских и американских компаний в плане наличия высококвалифицированных местных менеджеров. [1]
В современной российской экономике имеются разработки по оценке уровня конкурентоспособности регионов, которые включают оценку потенциала территории, способность производить товары и услуги и уровня жизни населения. Однако качество рабочей силы, уровень образования в этих методиках, как правило, не учитывается.
В частности, в методике группы авторов под руководством Н.Я. Калюжновой [16] индекс конкурентоспособности строится на двух основных параметрах — итоговом показателе конкурентоспособности, выражаемом через показатели экономического роста, уровня жизни и конкурентоспособности продукции, и итоговом показателе конкурентных преимуществ, определенных с использованием 9 показателей. Уровень жизни оценивается показателем валового регионального продукта на душу населения (по покупательной способности), но не учитывается уровень развития образования и здравоохранения в регионе, обеспеченность жильем и т.п.
Методика Л.С. Шеховцевой [17] строится на оценке 4 групп факторов (уровень жизни, инвестиционная привлекательность, инновационная активность и уровень развития) с использованием 16 показателей, в которых не находит отражения состояние образования в регионе. Группа исследователей под руковод­ством Б.М. Гринчеля [18] предлагает два подхода к оценке уровня конкурентоспособности региона: метод ранговой оценки по группе 23 показателей, характеризующих географическое положение и социально-экономическое развитие регионов, среди которых также не находит отражения составляющая уровня образования.
Кроме того, существуют подходы к оценке конкурентных позиций регионов, методики оценки уровня социально-экономического развития или положения регионов, социально-экономического потенциала, инвестиционной привлекательности регионов и городов, отдельных аспектов конкурентоспособности региона, в частности социального.
Так, при оценке конкурентных позиций Кемеровской области наряду с такими параметрами как отраслевая структура, экономические показатели, производственный и внешнеэкономический потенциал, состояние производственной инфраструктуры, авторами используется оценка кадрового потенциала территорий региона, в частности, квалификационная структура оценивается через образовательный уровень населения. Другие параметры, связанные с состоянием и уровнем развития образования в регионе, в качестве показателей развития инфраструктуры не используются. [19]
Методика комплексной оценки уровня социально-экономического развития регионов России, используемая Министерством экономического развития и торговли РФ, предполагает 16 показателей для оценки, при этом ни один из показателей не характеризует в той или иной степени качества рабочей силы региона. [20] Уровень развития системы образования на территории оценивается через выпуск специалистов высшими и государственными средними учебными заведениями (в расчете на 10 000 единиц населения). Ранжирование регионов по социально-экономическим показателям [21] и оценка финансово-экономического положения регионов [22] не предполагают включения в состав оценочных показателей, которые характеризуют кадровый потенциал территории. Изучение других методик [23], направленных на оценку социально экономического развития регионов, также подтверждает выводы о том, что рынок рабочей силы оценивается через параметры безработицы (численность безработных или уровень безработицы к экономически активному населению), а качество рабочей силы не является объектом оценки.
Одной из наиболее популярных и широко используемых методик оценки инвестиционной привлекательности (инвестиционного рейтинга) российских регионов является методика рейтингового агентства «Эксперт РА». [24] Согласно этой методике основными составляющими инвестиционного потенциала являются трудовой, потребительский, инфраструктурный, производственный, инновационный, финансовый, институциональный, природно-ресурсный. При этом трудовой потенциал региона оценивается по наличию профессионально обученной рабочей силы и квалифицированного инженерно-технического персонала, в частности в качестве одного из показателей используется «доля лиц с высшим профессиональным образованием в общей численности занятого населения». Инновационный потенциал характеризуется уровнем внедрения достижений научно-технического прогресса и степень модернизации производства в регионе, а в качестве одного из показателей используется «доля в общем объеме инвестиций в науку».
Методика Банка Австрии для оценки инвестиционной привлекательности российских регионов использует 11 критериев. [25] Наряду с такими позициями как политический, экономический, финансовый и банковский рейтинг, развитие транспорта, связи и коммуникаций, рассматривает и состояние рынка труда, демографический рейтинг, социальный рейтинг. Состояние рынка труда оценивается уровнем безработицы, квалификацией рабочей силы, долей работоспособного населения в его общей численности и темпами роста заработной платы. Не нашли отражения в методике такие вопросы как уровень инновационного развития региона, характер взаимоотношений между научными организациями и производством, состояние системы образования региона. При этом значительное количество показателей сосредоточено на оценке отдельных аспектов политического риска (острота межнациональных или религиозных отношений, межрегиональные территориальные споры, позиции качества в регионе, количество и масштаб забастовок, политическая активность населения и т. п.).
В методиках оценки регионального социально-экономического потенциала образовательный и квалификационный уровень населения и степень развития науки на территории оценивается через такие показатели как численность студентов высших учебных заведений на 10 тыс. чел. населения, удельный вес занятых исследованиями и разработками в общей численности и занятых в экономике, удельный вес исследователей с учеными степенями в общей численности занятых исследованиями [26].
В оценке социальной конкурентоспособности регионов образовательный уровень населения оценивается только через абсолютные показатели численности учащихся различного уровня образовательных учреждений (численность студентов высших учебных заведений, численность студентов государственных средних специальных учебных заведений, численность учащихся дневных общеобразовательных учреждений и численность детей в дошкольных учреждениях). [27]
Таким образом, анализ показателей, лежащих в основе оценки различных параметров социально-экономического состояния регионов позволяет говорить о том, что в анализируемых методиках уделено мало внимания инвестициям в человеческий капитал и развитию научных знаний. В частности, не оцениваются такие параметры, как организация системы образования в целом, а также системы переподготовки и повышения квалификации кадров, затраты на образование, доля высококвалифицированных специалистов в регионе и т.п. В основном рассматриваются количественные показатели, публикуемые в статистических сборниках, в частности, выпуск специалистов, число студентов государственных вузов на 1000 жителей.
Вместе с тем, улучшение общего институционального климата, развитие транспортной и коммуникационной инфраструктуры приводит к усреднению общей эффективности функционирования экономики. Такие же факторы, как уровень образования, концентрация научно-исследовательских кадров, их способность к генерированию нового знания, создают предпосылки для сохранения приоритетного статуса территориальной социально-экономической системы на более длительный период за счет генерирования нового знания и производства новых уникальных товаров и услуг, технологий менеджмента и ведения бизнеса.
Квалифицированные кадры относятся в настоящее время к ключевым ресурсам глобальной конкурентоспособности, за право использования которых разворачивается конкурентная борьба между отдельными фирмами и территориями. Поэтому возможности государства и его отдельных территорий по созданию и поддержанию конкурентоспособности лежат не только в сфере регулирования отраслевой структуры, но и в сфере регулирования условий воспроизводства квалифицированных кадров.


Литература
1. Ворота в глобальную экономику / Пер. с англ. под ред. В.М. Сергеева. — М.: ФАЗИС, 2001;
2. Anshire D.M. The Nature of American Global Leadership in the 1990’s // The Global Economy: America’s Role in the Decade Ahead. — Amer. Assembly; Ed. by Brock W.E., Horlats R.D. N.Y., I.; Norton, 1990.
3. Дьяченко А.В. Эволюционная трансформация экономики в конкурентную форму. — Волгоград: Изд-во ВолгГУ, 1999;
4. Дежина И. Финансирование российской науки: новые формы и механизмы // Вопр. экономики. — 1996. — № 10. — С.78-88.
5. Наука в России: стат. сб. / Госкомстат России. — ЦИНС — 2001.
6. Россия в цифрах. 2005: Крат. стат. сб. / Росстат. — М.: 2005.
7. Информационный бюллетень // Аналитический центр по научной и промышленной политике. — 1999. — № 8; Наука в России в цифрах / ЦИСН Минпромнауки РФ. — М., 2000.
8. Щегорцов А.А. Наука как фактор развития человеческого потенциала России // Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. — 2001. — № 9 (140);
9. Бюджетное финансирование образования. Информационный бюллетень / ГУ– ВШЭ. — М., 2005.
10. Российское образование в контексте международных показателей: Сопоставительный доклад. — М.: Центр мониторинга и статистики образования ГНИИ ИТТ «Информатика», 2002;
11. Расходы на образование в странах мира: 2003 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://stat.edu.ru/xls/fd_7_1.xls;
12. Экономика образования России: Итоги мониторинга [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://education-monitoring.hse.ru
13. Overall Rankings (2005–2008) [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.imd.ch/documents/wcy
14. Народное хозяйство России в условиях мировой конкуренции: Некоторые результаты отраслевого анализа и контуры экономической стратегии [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.raexpert.ru/docs2
15. The Global Competitiveness Report 2008–2009: World Economic Forum. — Geneva, 2008.
16. Регион на перекрестке Востока и Запада: глобализация и конкурентоспособность. Коллективная монография / Под ред. Н.Я. Калюжновой, К.Л. Лидина, А.Я. Якобсона. — М.: ТЕИС, 2003;
17. Шеховцева Л.С. Обоснование методики оценки конкурентоспособности российских регионов // Региональная экономика: теория и практика. — 2007. — № 6;
18. Важнейшие факторы повышения конкурентоспособности регионов [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://2003.regionforum.ru//forum/materials
19. Конкурентные позиции региона и их экономическая оценка. — Новосибирск: ИЭиОПП СО АН РАН, 1997.
20. О комплексной оценке уровня социально-экономического развития регионов России и степени использования регионами инвестиционной привлекательности в 2001 году // Вестн. экономики. — 2002.
21. Унтура Г.А. Неравномерность и поиск внутренних резервов развития регионов: методологический аспект // Регион: экономика и социология. — 1995. — № 4.
22. Суспицын С.А. К оценке финансово-экономического положения регионов РФ и Сибири // Региональные аспекты экономической реформы: опыт и проблемы. — Новосибирск: ИЭиООПП СО РАН, Сибирский международный центр региональных исследований, 1997.
23. Ревайкин С. Об интегральном показателе социально-экономического развития региона [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.krc.karelia.ru/; Чистик О.Ф. Индикаторы социально-экономического развития региона // Вопр. статистики. — 2000. — № 3. — С. 71–72 и др.
24. Рейтинг инвестиционной привлекательности российских регионов // Эксперт. — 2001. — № 41; Рейтинг инвестиционной привлекательности российских регионов // Эксперт. — 2002. — № 45; Рейтинг инвестиционной привлекательности российских регионов // Эксперт. — 2003. — № 43;
25. Региональная экономика / Под ред. А.П. Градова, Б.И. Кузина, М.Д. Медникова, А.С. Соколицына. — СПб.: Питер, 2003.
26. Пространственные трансформации в Российской экономике / Общ. ред. П.А. Минакира. — М.: Экономика, 2002; Прокапало О.М. Региональная социально-экономическая динамика: Дальний Восток и Забайкалье. — Хабаровск: РИОТИП, 2003;
27. Васильева А.В. Социальный аспект конкурентоспособности региона // Динамика пространственной структуры экономической системы Российской Федерации: Матер. Всерос. науч. конф. / Под ред. Н.Н. Михеевой; Рос. акад. наук. Дальневост. отд.; Ин-т экон. исслед. — Хабаровск: РИОТИП, 2003. — С.75–80.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия