Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (30), 2009
РАЗВИТИЕ МЕЖГОСУДАРСТВЕННОЙ ИНТЕГРАЦИИ В СНГ И ЕврАзЭС
Фейгин Г. Ф.
докторант кафедры общей экономической теории Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов,
кандидат экономических наук


К проблеме выбора региональных ориентиров внешнеэкономической
политики России
В статье анализируются процессы интеграции и специфика их реализации в Азиатско-Тихоокеанском регионе в контексте разработки внешнеэкономических приоритетов РФ. Исследуется структура экономического сотрудничества России и стран АТЭС, обосновывается тезис о ключевой роли АТЭС для экономического развития России на долгосрочную перспективу
Ключевые слова: Россия, глобализация, региональные интеграционные блоки, международная торговля, прямые иностранные инвестиции

В условиях глобализации усиливается сотрудничество между национальными экономиками, происходит их «взаимопереплетение», государственные границы становятся более прозрачными. В то же время национальные экономики продолжают функционировать как относительно обособленные образования, в рамках которых осуществляются процессы управления хозяйственной деятельностью. Сохраняет актуальность проблема борьбы отдельных стран за отстаивание национальных экономических интересов в процессе глобализации, которая еще более обостряется в условиях начавшегося летом 2007 г. мирового экономического кризиса. Одним из инструментов подобной борьбы является выбор региональных ориентиров внешнеэкономической политики страны.
Каждая страна расположена в определенном регионе, что, так или иначе, определяет характер ее внешнеэкономических связей. Соответственно региональное сотрудничество (участие в процессах регионализации) следует рассматривать как потенциальную возможность усиления позиций страны в системе международных хозяйственных связей. Термин регионализация часто употребляется в контексте проблем глобализации. При этом выделяются два принципиальных подхода к соотношению понятий глобализация и регионализация:
1. Регионализация представляет собой стадию глобализации. Начавшись на региональном уровне, процессы интеграции перейдут на мировой уровень и тем самым приведут к становлению единого хозяйственного миропорядка. Это может произойти за счет расширения региональных блоков, сотрудничества между ними и последующего объединения.
2. В современных условиях продолжается борьба за отстаивание национальных экономических интересов. В рамках региональных блоков отдельные государства могут легче отстаивать свои национальные интересы и завоевывать новые позиции, чем в результате осуществления собственной экономической политики.
Значение региональных группировок для глобализации двояко. С одной стороны, ликвидируются барьеры и быстро развиваются взаимные экономические связи. Страны, которые входят в группировки, активнее принимают участие в процессах глобализации. С другой стороны, экономические группировки помогают защищаться от негативных процессов, порождаемых глобализацией. Создаются более благоприятные условия для предпринимателей стран-участниц регионального блока [1, с.12–13]. Региональная интеграция ведет к сращиванию национальных экономик в единый экономический организм. Вместе с тем, регионализация мировой экономики идет как бы вразрез с процессом глобализации. [2, с.17].
Термин региональная интеграция как форма интернационализации экономических взаимоотношений имеет, несомненно, более конкретное и «осязаемое» значение, чем понятие глобализация. Так, если становление глобального хозяйственного миропорядка находится еще в начальной стадии и интерпретируется неоднозначно, то процессы региональной интеграции уже многие годы идут полным ходом фактически на всех континентах. По вопросам экономической интеграции в последние годы проведено большое количество исследований. В то же время отсутствует общепризнанная теория экономической интеграции. Популярными интеграционными концепциями являются политологические [*] (реалистическая, идеалистическая и неореалистическая) и экономические (теория хозяйственного порядка и теория международной торговли). В контексте данной работы последние представляют наибольший интерес.
Теория хозяйственного порядка объясняет причины возникновения интеграционных сообществ, определяет оптимальный уровень интеграции и пытается ответить на следующие вопросы: какие хозяйственные системы следует интегрировать, и в каких случаях интегрированная хозяйственная система целесообразна (?); при каких условиях гармонизация институциональных норм достигает критического порога и вызывает негативные эффекты, связанные с ослаблением глобальной конкуренции хозяйственных систем (?); какого экономического эффекта следует ожидать от образования интеграционных союзов?
Анализ интеграции с точки зрения теории международной торговли предполагает анализ экономических эффектов, обусловленных либерализацией внешнеторговой деятельности в результате образования интеграционного союза. Базовый подход сформулирован в модели Хекшера — Олина — Самуэльсена. В данной модели рассматриваются две страны, два товара и две группы факторов производства. При этом допускается принципиальная идентичность производственных технологий в обеих странах. В результате либерализации внешней торговли в обеих странах происходит выравнивание соотношения «заработная плата / реальная процентная ставка». Отсюда вытекает равенство доходов на душу населения при максимизации прибыли предпринимателей [10]. Данная модель используется для обоснования экономических эффектов, однако в ней содержится ряд методологических недостатков. Так, при либерализации внешней торговли может происходить конвергенция цен на готовую продукцию и дивергенция доходов и соотношений цен на вещественные факторы производства. В связи с этим интеграционные эффекты, выявляемые с помощью модели Хекшера — Олина — Самуэльсена, нельзя трактовать однозначно [11]. Необходимо усовершенствование модели, — она должна включать три страны. Надо исходить из дифференциации цен, так как образование таможенного союза (этап интеграции) и, следовательно, введение единой таможенной пошлины предполагает разницу между ценой импорта в интеграционный союз и ценой на мировом рынке [12].
Дальнейшее усовершенствование модели предпринимает Р. Воннакот. Он исследовал динамические эффекты интеграции, обусловленные тем, что либерализация внешней торговли вызывает эффект «обучения». Отстающие по уровню экономического развития предприятия подтягиваются до среднего уровня, характерного для данного интеграционного блока [13]. Определенный вклад в развитие данного подхода внес Р. Грассингер. Он использовал модели трех стран и наряду с таможенным союзом ввел допущение валютной интеграции [14]. Таким образом, были исследованы некоторые эффекты, связанные с углублением интеграции (переходом от таможенного союза к введению единой валюты).
Несмотря на то, что в современных интеграционных концепциях рассматривается широкий круг теоретических вопросов, существенные интеграционные проблемы остаются нерешенными. Как известно, наряду с интеграцией в мире происходит и дезинтеграция, то есть экономические блоки не только создаются, но и распадаются. Условия возникновения и распада интеграционных союзов представляют в этой связи существенный интерес. Кроме того, при переходе на новый уровень интеграции возникает множество практических проблем, так что правомерно поставить вопрос об определении оптимального уровня интеграции в тех или иных условиях. Современная экономическая наука не дает исчерпывающие ответы на поставленные вопросы.
По нашему мнению, причины интеграции (дезинтеграции) можно выявить путем анализа фундаментальных закономерностей развития хозяйственной системы. Как известно, процесс производства может быть выражен функцией:
F= f (x1, x2,... xn),
где: х1, х2 ... хn — производственные ресурсы.
Превращение ресурсов в конечный продукт, естественно, не происходит само собой. Хозяйственная система предполагает наличие некоторой группы производителей, перерабатывающих ресурсы и изготавливающих конечные продукты, что осуществляется по определенной производственной технологии.
Экономический смысл интеграционных и дезинтеграционных процессов заключается в поиске оптимальных возможностей разрешения одного из центральных противоречий хозяйственной жизни общества: потенциальная безграничность общественных потребностей сочетается с ограниченностью доступных для использования ресурсов. Одним из основных факторов, определяющих доступность ресурсов для их вовлечения в производственный процесс, является территория, на которой функционирует та или иная хозяйственная система. Интеграционные и дезинтеграционные процессы приводят к увеличению или уменьшению территориальных размеров хозяйственных систем, что влияет как на количество доступных ресурсов, так и на характер их использования.
Мы выделяем четыре фактора, наличие (отсутствие) которых приводит к интеграции (дезинтеграции) национальных экономик: сопоставимый уровень экономического развития, тесные торговые отношения, географические предпосылки интеграции, политические предпосылки интеграции. Подобная трактовка интеграции означает, что понятия глобализация и регионализация (региональная интеграция) принципиально не противоречат друг другу. При наличии указанных выше факторов могут возникать и развиваться региональные экономические блоки. Развитие происходит за счет их расширения или слияния. Гипотетический конечный результат подобного процесса можно было бы представить как объединение всех региональных блоков в единый хозяйственный блок, фактически означающий глобальный хозяйственный миропорядок (конечный результат глобализации).
В то же время очевидно, что сегодняшняя экономическая ситуация в мире еще очень далека от того состояния, когда полное объединение экономических блоков было бы возможным и целесообразным. Различия в уровне экономического развития отдельных стран столь существенны, что интеграция между ними в настоящее время лишена всякого смысла. Кроме того, при современном состоянии инфраструктуры (в первую очередь транспортной) глубокая экономическая интеграция стран, расположенных в различных континентах, еще сильно затруднена. Политические режимы отдельных стран столь сильно отличаются друг от друга, что принятие политического решения об интеграции между такими странами практически невозможно.
Таким образом, мы интерпретируем регионализацию как современную форму глобализации [*]. Движение региональных блоков к единому миропорядку может осуществляться по следующей схеме:
образование региональных блоков → развитие региональных блоков в форме расширения и углубления интеграции → объединение (слияние) региональных блоков (переход от региональной интеграции к межрегиональной) → образование единого хозяйственного блока.
Сегодняшняя реальность региональных интеграционных процессов многообразна и не лишена внутренних противоречий (подробный анализ этих процессов выходит за рамки настоящей статьи). В то же время в современном мире можно выделить некоторые тенденции, подтверждающие принципиальную жизнеспособность интеграционных процессов:
— Процессы интеграции динамичны, т.е. происходит постоянное расширение и углубление интеграции в соответствующих экономических блоках.
— Процессы интеграции все более выходят за рамки отдельных регионов и приобретают межрегиональный характер. Показательна в этом смысле Ассоциация Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). Фактически уже сегодня речь идет об образовании экономического блока, выходящего за рамки одного региона и охватывающего значительную часть территории земного шара.
— В настоящее время можно говорить о примерах сотрудничества между региональными блоками, что создает определенные предпосылки для их последующего объединения [*].
Региональные аспекты внешнеэкономической политики России
Перед Россией стоит задача выбора региональных ориентиров своей экономической политики. Специфика России состоит в том, что это — крупнейшая страна в мире, расположенная в двух частях света: в Европе и Азии. Соответственно, можно говорить о двух направлениях региональной ориентации России. Первое направление связано с развитием экономического сотрудничества со странами ЕС, вплоть до создания единого европейского пространства. Другим направлением является развитие сотрудничества с Индией и Китаем, вплоть до попыток создания интеграционных ассоциаций с этими странами, а также развитие сотрудничества со странами АТЭС. На долю европейских стран (традиционных партнеров России) приходится около 2/3 российского внешнеторгового оборота (таблица 1).
Таблица 1

ЕС как торговый партнер России
Источник: [19]
Европейское направление внешнеэкономической политики России можно считать приоритетным. Кроме того, на европейском континенте активно идут интеграционные процессы. В последние годы ЕС расширяется в восточном направлении и вплотную подходит к российским границам. Поэтому идея создания единого европейского экономического пространства Россия — ЕС, высказанная еще в 2004 г. [20; 21] перспективна и стратегически выгодна для обоих партнеров. В то же время очевиден тот факт, что Россия существенно отстает по уровню экономического развития от стран ЕС. Как известно, в рамках ЕС проводится политика, направленная на выравнивание уровня экономического развития всех стран-участниц блока. Россия не может в ближайшие годы «догнать» ЕС. Поэтому найти интеграционную модель для создания единого блока Россия — ЕС будет чрезвычайно трудно. Перспективы экономического сотрудничества России и ЕС будут связаны, прежде всего, с дальнейшей либерализацией торгового и инвестиционного режимов, что однако не позволит диверсифицировать структуру внешней торговли России. В страны ЕС Россия может экспортировать сырье и импортировать оттуда — оборудование и товары потребительского значения.
В связи с обозначенными проблемами, наряду с сотрудничеством с ЕС, Россия должна иметь и другие региональные ориентиры в рамках внешнеэкономической политики. В данном аспекте перспективным представляется развитие сотрудничества со странами АТЭС. Эта структура представляет собой международную ассоциацию, которая была создана в 1989 г. с целью образования в Азиатско-Тихоокеанском регионе зоны свободной торговли. В настоящее время в АТЭС входит 21 государство общей площадью 62 978,2 тыс. кв. км. и населением — 2646,31 млн чел., то есть это крупнейший межрегиональный экономический блок. В рамках блока было заключено более 40 соглашений, которые затрагивают не только вопросы снятия торговых барьеров и либерализации рынков капиталов, но и различные проблемы, касающиеся развития технологий, оборудования, экологии, борьбы с международным терроризмом. Каждый год проводятся конференции, на которых встречаются главы государств — участников АТЭС.
Специфика блока состоит в том, что в него входят страны с различным уровнем жизни и экономического развития. По ВВП на душу населения Россия сопоставима с такими странами, как Малайзия, Мексика, Таиланд, Чили, и существенно превосходит по этому показателю Вьетнам, Индонезию, Китай, Папуа — Новую Гвинею, Перу и Филиппины. Для экономики большинства стран АТЭС характерно преобладание сферы услуг и невысокая доля сельского хозяйства.
Россия вступила в АТЭС в ноябре 1998 г., став наряду с Перу и Вьетнамом последним членом данной организации. В связи с тем, что в АТЭС проживает более половины населения земного шара, сотрудничество со странами АТЭС имеет большое значение для экономической политики России. В таблице 2 представлены объемы внешнеторговых операций России и стран АТЭС. Торговый оборот России со странами АТЭС за период 2001–2006 гг. составлял от 14,0 до 17,3% по экспорту и от 23,1 до 30,2% по импорту от общего объема внешнеторговых операций со странами вне СНГ.
Недостаточно развиты также инвестиционные трансакции между Россией и странами АТЭС. Как показывают данные таблицы 3, из стран АТЭС лишь США и Япония принадлежат к числу основных инвесторов в российскую экономику. При этом их доля сравнительно невелика.
Такое положение вещей легко объясняется следующими причинами: На протяжении всего периода рыночных реформ в структуре российского экспорта традиционно преобладают сырьевые продукты (энергоресурсы). Однако Россия является не столько глобальным, сколько региональным поставщиком энергоресурсов. Потребности стран Европейского региона в нефти и газе удовлетворяются в основном за счет России. Что касается стран АТЭС, то они лишь в незначительной мере потребляют российские энергоносители. Это отражается в региональной структуре российской внешней торговли. Следует отметить, что и в российском импорте также преобладают европейские товары в силу географической близости Европы к европейской части России. В последние годы объемы привлекаемых в Россию иностранных инвестиций постоянно растут. Этот рост во многом обеспечивается возвращением в Россию «переодетых» российских денег, зарегистрированных под флагом других стран. Подобные инвестиции поступают в первую очередь с Кипра, Нидерландов и Люксембурга, то есть не из стран АТЭС. Соответственно, страны АТЭС до сих пор не проявляли большую активность при реализации инвестиционных проектов в России.
В контексте перспектив сотрудничества РФ и АТЭС можно выделить следующие факторы:
1. Некоторые регионы России (Сибирь, Дальний Восток) расположены ближе к странам АТЭС (в частности, к Китаю и Японии). Поэтому развитие сотрудничества представляется благоприятным, в том числе и по критерию транспортных расходов.
2. Рынок государств АТЭС огромен и может быть как потребителем российских энергетических товаров (возрастающая роль Китая), так и продукции обрабатывающей промышленности. Следует отметить, что этот рынок постоянно развивается, увеличивается его емкость. Развивая сотрудничество с АТЭС, Россия получает шанс решить ряд проблем экономического развития, которые не в полной мере решает сотрудничество с ЕС.
Можно предположить, что реализация заявленных в рамках АТЭС проектов по развитию межрегиональной интеграции (создание до 2020г. зоны свободной торговли) послужит важным импульсом для развития торговли России со странами АТЭС. Объемы торговых операций будут существенно возрастать. Кроме того, уже сейчас Россия имеет возможность заключать двусторонние соглашения со странами АТЭС, направленные на стимулирование торгового и инвестиционного сотрудничества [24].
Таблица 2

Внешняя торговля России со странами АТЭС (млн долл. США)
Таблица 3

Иностранные инвестиции в экономику России из основных стран-инвесторов [*] (млн долл.)
Источник: [23]
Очевидно, что интеграционные процессы на уровне АТЭС происходят не так быстро, как в ЕС. В то же время размеры данного блока (количество стран, входящих в него, общая площадь, население), а также наличие в нем государств с разным уровнем экономического развития, создают определенный потенциал для более глубокой интеграции его членов (через взаимные контакты) в мировое хозяйство. При всем многообразии и противоречивости современных экономических взаимоотношений России со странами АТЭС, именно этот блок может в перспективе сыграть ключевую роль для достижения стабильного развития российской экономики в глобализирующемся мире.
Таким образом, на современном этапе экономических реформ Россия должна четко определить приоритеты внешнеэкономической политики, в том числе и в региональном аспекте. Стремительное развитие региональной интеграции, с одной стороны, дает определенные шансы для развития национальной экономики, а с другой — накладывает в этом отношении существенные ограничения, в том числе и для России. Однако большая территория, занимаемая Россией, и ее уникальное (евразийское) геополитическое положение усложняют процедуру выбора региональных внешнеэкономических ориентиров. В сфере геополитических интересов России, несомненно, стоит вопрос о завоевании позиций в АТЭС. Извлечение выгод от интеграционных процессов в данном блоке в перспективе должно стать приоритетным направлением внешнеэкономической политики России. В будущем АТЭС сможет предложить России адекватную ее реальным возможностям модель развития в условиях глобализации.


Литература
1. Глобализация экономики и внешнеэкономические связи России / Под ред. И.П. Фаминского. — М.: Республика, 2004.
2. Оболенский В. Присоединение России к ВТО и ее участие в интеграции // Мировая экономика и международные отношения. — 2004. — № 3. — С.17–26.
3. Axelrod R. The Evolution of Cooperation. — N.Y.: Basic Books, 1984.
4. Beck R. Sachwörterbuch der Politik. — Stuttgart: Kröner, 1986. — S.296ff.
5. Behrens H., Noack P. Theorien der internationen Politik. — München: Deutscher Taschenbuchverlag, 1984. — S.14.
6. Bull H. The Anarchical Society. — London: Macmillan Press, 1977.
7. Ruloff D. Weltstaat oder Staatenwelt. — München: Beck, 1988. — S.204.
8. Schaffner U. Vereinigte Staaten von Europa. — Bern, 1993.
9. Фейгин Г. Европейская интеграция — форма проявления интеграционной тенденции в мировой экономике // Известия Санкт-Петербургского университета экономики и финансов. — 2000. — № 2. — С. 17–32.
10. Deardorff A. Fireless Fire woes: How Preferences Can Interfere with the Theorems of International Trade // Journal of Economics. — 1986. — Vol.20. — S.131–142.
11. Bretscher L. Wachstumstheoretische Perspektiven der Wirtschaftsintegration: Neuere Ansätze // P.Welfens [Hg.] Wirtschaftsintegration und Wirtschaftspolitik in Europa, Jahrbücher für Nationalökonomie und Statistik, Bd.222. 2002. — S.64–79.
12. Welfens P. Regionale Integration in der Ordnungs-, Auβenwirtschafts- und Wachstumstheorie // Rergionale Integration und Osterweiterung der Europäischen Union, Band 72. — Stuttgart, 2003, S.29–75.
13. Wonnacott R. Free-Trade Agreements for Better or Worse // American Economic Review, 1996. — Vol.86. — S.62–66.
14. Grassinger R. Nutzen und Kosten einer Währungsunion. — Baden-Baden, 1998.
15. Welfens P. Regionale Integration in der Ordnungs-, Auβenwirtschafts- und Wachstumstheorie // Rergionale Integration und Osterweiterung der Europäischen Union, Band 72. — Stuttgart, 2003. — S.29–75.
16. Осадчая И. Глобализация и государство: новое в регулировании экономики развитых стран // Мировая экономика и международные отношения. — 2002. — № 11. — С.3–14.
17. Сhia S. ASEAN and EU: forging new linkages and strategic alliances. — Singapore, 1997.
18. Wehner, V. Der MERCOSUR — Rechtsfragen und Funktionsfahigkeit eines neuartigen Projekts und die Erfolgsaussichten einer internationalen Kooperation mit der EU. — Baden-Baden, 1999.
19. Бордачев Г. Россия и Европейский Союз — проблемы европеизации // Современная Европа. — 2006. — № 4. — С. 120–124.
20. Винокуров Е. Проблемы создания общего экономического пространства Россия — ЕС // Мировая экономика и международные отношения. — 2006. — № 1. — С.112–114.
21. Российский статистический ежегодник. — М. Госкомстат. 2007. — С. 754–755.
22. Россия в цифрах. — М.: Госкомстат, 2007. — С.428–431.
23. Сафронов Б., Мельников Б., Кудрявцева И. Иностранные инвестиции в Российской Федерации. 1998–2006 гг. // Инвестиции в России. — 2007. — № 7. — С.3–14.
24. www.wikipedia.org.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия