Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (30), 2009
ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
Гибадулин Р. Х.
профессор Южно-Уральского государственного университета,
глава администрации Центрального района г. Челябинска,
кандидат экономических наук


Теневая экономика и угрозы поглощений предпринимательской личности
В статье изложены взгляды на проблему теневой экономики и угрозы поглощений предпринимательской личности. В ней рассмотрены понятие теневой экономики, сегменты теневой экономики, экономический, юридический и социальный подходы к анализу теневой экономики, представлена классификация угроз поглощения предпринимательской личности и их последствия
Ключевые слова: теневая экономика, предпринимательство, поглощение

Теневая экономика — это совокупность отношений (форм хозяйствования), противостоящих государству и легальным сегментам рынка. Это совокупность отношений между индивидами и институциональными единицами по поводу производства, распределения, перераспределения, обмена и потребления материальных благ и услуг, результаты которых по тем или иным причинам не учитывается официальной статистикой, противоречат законодательству или сокрыты от налогообложения.
В самом общем виде следует различать три сегмента теневой экономики:
1) Законная деятельность по производству товаров в домашних хозяйствах, не подлежащая налогообложению (неофициальная экономика).
2) Деятельность, в сокрытии которой субъект хозяйствования может быть заинтересован в целях избежания силового прекращения деятельности со стороны государства (криминальная экономика). Это «вотчина» преступных организаций разного масштаба и различной степени стабильности. Общей тенденцией в последние годы является усиление трансакционного характера организованной преступности, глобализация таких преступлений, как производство и сбыт наркотиков, оружия, торговля детьми, женщинами, человеческими органами.
Масштабы производства в рамках криминальной экономики неуклонно растут. Происходит также переплетение криминальных видов деятельности (наркомафии с торговцами оружием).
По оценке Генерального секретаря Интерпола, доходы от нелегального оборота наркотиков в мире составляют около 500 млрд долларов в год, что эквивалентно 8% объема мировой торговли [7]. В то же время прямые и косвенные потери американ­ского общества вследствие потребления гражданами наркотиков составляют примерно 150 млрд долл. [3]. Согласно исследований международной организации труда, в странах Юго-Восточной Азии размеры сектора сексуальных услуг составляют от 2 до 14% ВВП. Такого рода деятельность здесь официально не запрещена, однако большая часть доходов от нее приходится на нелегальный сектор (за исключением официальной платы за лицензии, а также налогов на гостиницы и увеселительные заведения).
Криминальная экономика стала новой формой жизнеобеспечения. По справедливому мнению некоторых авторов, страны не могут отказаться от криминального производства потому, что его ликвидация потребует реализации дорогостоящих социальных программ для переориентации деятельности населения, создания новых легальных прибыльных отраслей производст­ва. «Для этого необходимо объединение финансовых средств мирового сообщества и его интеллектуальных сил» [4]. Кроме того, имеется заинтересованность финансовых кругов наиболее развитых стран в пополнении своих банковских активов за счет «грязных» денег. Примерно половина таких денег в мире проходит через американские банки [8].
3) Деятельность, в сокрытии которой субъект хозяйствования заинтересован во избежании выплат государству части дохода от их осуществления в форме налогов, акцизов, таможенных пошлин (неформальная экономика).
Рост этого вида экономики связан с усилением заинтересованности более богатых стран в использовании дешевого труда иммигрантов в рамках неформальной занятости [2]. К этому же подталкивает и рост налоговой нагрузки на заработную плату в этих странах (за последние тридцать лет она выросла с 27% до 42%).
Минимизация налогообложения — цель любой корпорации. Именно поэтому многие из них организуют разработку своих изделий в одной стране, изготовление — в другой, продажу — в третьей. Подчеркивая это, Д.Хейли писал: «граница между оптимизацией и уклонением от налогов — толщиной в тюремную стену» [6].
Уход компании от правительственного контроля путем географической избирательности своей деятельности называется «оффшором». В настоящее время примерно половина объема мировых финансовых сделок осуществляется таким путем. При этом темпы роста инвестиций в оффшорные зоны значительно увеличивают темпы роста зарубежных капиталовложений [10].
Можно выделить ряд особенностей нынешнего регулирования оффшоров. Это: отказ от сотрудничества с налоговыми ведомствами «материнских» стран и отсутствие соглашений в этой области; непрозрачность норм налогового регулирования; неполнота соответствующей законодательной базы; минимальная занятость населения в стране — налоговом убежище; наличие жесткого законодательства в отношении неразглашения банковской и коммерческой тайны лиц, получающих выгоду от установленного налогового режима; законодательная защита размещенных в налоговом убежище активов, исключающая возможность их конфискации кредиторами.
Противостоять всему этому крайне сложно. Любые предложения обычно оказываются преодолимыми или встречают на своем пути сильное противодействие, поэтому речь идет о «unfair or harmful» (налоговой конкуренции). Наиболее часто встречаемые предложения следующие: базы обложения прибыли на потребление и материальную собственность (то и другое труднее спрятать); сближение ставок соответствующих налогов в международном масштабе (на товары, капиталы и факторы производства).
Иначе говоря, решение проблемы борьбы с уходом от налогов (а это основной сегмент в структуре неформальной экономики) возможно только в результате объединения международных сил, особый упор при этом должен быть сделан на усиление роли налоговых соглашений и многосторонних договоров. Специалистами рекомендуется странам оказывать помощь друг другу при взыскании фискальных платежей и проведении встречных налоговых проверок. «Материнским странам, находящимся в договорных отношениях с оффшорными центрами, дается совет со стороны ОЭСР выйти из этих договоров.
Целесообразным представляется введение «материнскими» странами налога на платежи в оффшорные центры со значительно повышенной ставкой. Некоторые страны ужесточают законодательство путем введения трансфертных цен, использование которых переносит бремя доказательства того, что экономическая деятельность по заключенным сделкам действительно имела место, на налогоплательщика.
Следует, однако, констатировать наличие «международного режима ухода от налогов». «За оффшорами стоит многомиллиардное лобби, создавшее индустрию налоговых убежищ в интересах обслуживания самых богатых людей земного шара» [4].
Такова структура теневой экономики, состоящая из трех сегментов: неофициальной, криминальной и неформальной экономики. По данным Ф.Шнайдера, в развитых странах на ее долю приходится 12% ВВП, в странах с переходной экономикой 23%, а в развивающихся странах — 39% [11].
Самые низкие показатели доли теневого сектора национальной экономики имеют: Австрия (9,1%), США (8,9%) и Швейцарии (8,0%). В нашей стране этот показатель равен 28%. По другим источникам этот показатель имеет большую величину.
Кроме названной может быть и другая структура теневой экономики. Прежде всего различают «первичные теневые доходы». Именно они определяются по величине ВВП (валового внутреннего продукта). В США, например, теневая экономика ежегодно создает товаров на 700, в Италии — на 310, в Великобритании — на 190 млрд долл. В целом же вся «глобальная теневая экономика» сопоставима с экономикой США — страны, имеющей самый крупный ВВП в мире.
Кроме первичной есть, однако, и внешняя теневая экономика. Ее размеры определяются доходами, образуемыми не в процессе производства, а распределения, перераспределения, обмена и потребления материальных благ и услуг. Речь в данном случае может идти о двух видах доходов:
— доходы, образуемые в результате распределения теневого ВВП между институциональными секторами экономики;
— доходы, ставшие инвестициями в новый виток воспроизводства теневого или нетеневого) ВВП.
Теневая экономика, таким образом, охватывает все стадии общественного воспроизводства. Причем, на исходной его стадии происходит увеличение ее размеров (за счет возникновения неофициальных финансовых истоков).
По большому счету, можно выделить три подхода к анализу теневой экономики: экономический, юридический и социальный. В свою очередь, первый имеет две разновидности.
Суть первой состоит в том, что функционирование в сфере теневой экономики — это способ минимизации издержек или максимизации дохода (прибыли). Суть второй связана с неоклассической теорией, в соответствии с которой оцениваются потери общества — от преступности в сфере экономики или борьбы с нею.
Юридический подход определяет теневую экономику (и прежде всего криминальнцую) как преступную, связанную с нарушением установленных норм права. «Самое точное и наименее двусмысленное определение преступления — это то, согласно которому преступным признается поведение, запрещенное Уголовным кодексом» [12].
И, наконец, социальный подход к анализу теневой экономики связан с наличием морально-этических оценок фактов нарушения установленных обществом норм права. Такая оценка теневой экономики является более строгой по сравнению с юридической. Кроме того, в национальной экономике бывают (особенно, в условиях сложных социально-экономических трансформаций) не регламентированные законодательством зоны. В этих условиях социальный подход к анализу теневой экономики имеет исключительно важную роль.
По мнению некоторых авторов, в теневой экономике издержки ниже, чем в легальном секторе экономики. Иначе эти издержки называют, соответственно, «ценой внелегальности» и «ценой подчинения закону» (рис.1).
Структура предпринимательского дохода некоторых российских предприятий выглядит следующим образом (рис.1). Во-первых, это доход от легальной и, во-вторых, внелегальной (теневой) деятельности. Причем последний по размерам обычно превосходит первый (легальный). Нередко он связан с поглощениями личности и капитала.
На рис.2 представлено «замкнутое пространство организованной преступности». Оно определяет три вида поглощений: коррумпированное, криминальное и корпоративное.
Деятельность каждой из трех групп преступных элементов регулируется своей отраслью права. Имеется ввиду:
— гражданское право (отрасль права, регулирующая имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения участников гражданского оборота, т.е. граждан между собой, граждан и организаций, организаций. Нормы гражданского права устанавливают нормы прав собственности, наследования, авторства, обязательства, изобретения и т.д.);
Рис.1. Структура предпринимательского дохода: Пл и Пв — прибыль от легальной и внелегальной (теневой) деятельности; ЦПЗ — цена подчинения закону, ЦВН — цена внелегальности, DЦ — разница между ЦПЗ и ЦВН в структуре дохода
— уголовное право (отрасль права, нормы которой устанавливают принципы уголовной ответственности, применения наказаний за преступления, определяет конкретный состав преступлении и меры наказания за них);
— административное право (отрасль права, регулирующая отношения между людьми в сфере государственного управления. Нормы административного права определяют порядок организации и деятельности управленческого аппарата, права и обязанности должностных лиц и граждан, регламентацию управления экономикой, охрану общественного порядка, порядок организации и деятельности силовых структур).
Рис.2. Замкнутое правовое пространство организованной преступности:

А, Р, С — воровской треугольник;

Д, Е, Ф — коррумпированный треугольник;

А, Е, Р, Ф, С, Д — мафиозная звезда,

Н, В — нижний и верхний пределы правовых норм;

(1) — мошенники‑предприниматели;

(2) — уголовные элементы;

(3) — коррумпированные бюрократы
Нормы имеют свои нижний и верхний пределы. Те действия, которые осуществляются без нарушения установленных норм, считаются законными, а те действия, которые попадают под действия норм, влекут за собой ту или иную меру ответственности, выражающуюся сроками лишения свободы, штрафами, конфискациями, запретами на занятие определенной деятельностью или должности и т.п.
Правовое пространство заключается между этими двумя пределами. Причем нижний означает максимальное наказание преступных субъектов, а верхний — минимальное. За пределами этого пространства действуют законопослушные субъекты.
Шестиконечную звезду (мафиозную) можно также представить в виде двух треугольников: воровского и коррумпированного. Между ними формируются отношения конкуренции и сотрудничества, разделение сфер влияния, отработка механизмов взаимодействия, разрешения споров, оказания взаимопомощи, деление доходов.
Все эти мафиозные структуры, занимающиеся различными видами поглощений, имеют одну общую цель. Она состоит в смене собственника и поглощении его имущества. Это чисто экономическая цель, достигаемая путем воздействия на человеческий фактор. Ее алгоритм таков: воздействие интересом (1) — использование страха (2) — поглощение личности (3) — овладение имуществом (4). Он может быть и упрощенным: 1–3–4 или 2–3–4.
На рис.3 представлен механизм воздействия на поведение человека посредством интереса и страха. Оба этих метода воздействия на предпринимательскую личность «замыкаются» на ценности его жизни. Именно она (эта интегральная ценность) является главной целью жизни любого человека. Для предпринимателя интерес нередко при этом ассоциируется с надеждой на успех, а страх с риском (неудачей).
Рис.3. Механизм воздействия на предпринимательскую личность
В табл.1 представлены источники страха в различных отраслях предпринимательской деятельности. Как уже отмечалось, один из них связан с преступностью, нередко нацеленной на поглощение предпринимательской личности.
Процесс такого поглощения является чисто психоаналитическим, осуществляемым различными приемами и способами. Причем по времени он может быть очень кратким.
В современном российском предпринимательстве это самый выгодный и прибыльный бизнес. Причем совершается он не обязательно преступными методами, так как психологическое нападение и психологическое поглощение не являются уголовными преступлениями. Современный российский бизнесмен, особенно из среды «новых русских», прекрасно понимает, что сегодня труднее сохранить капитал, чем его накопить. С другой стороны, намного легче поглотить капитал, чем его заработать с помощью производства или коммерции.
Психологическое воздействие трудно доказать как насильственное. Этому способствует сам латентный характер этих воздействий, которые осуществляются внешне законными методами бизнес-администрирования, администрирования правоохранительных органов и т.д.
Человек, который претерпел насильственное психологиче­ское воздействие, выходит после него с ослабленной волей. В этом состоянии он не способен полноценно осуществлять права владения, распоряжения или пользования собственностью и становится объектом враждебных или «дружественных» поглощений.
Первые в современных технологиях экономической конкуренции используются в крайнем случае. Первоначально все они строятся как дружественные.
В начале поглощаются ценности, которые в гражданских кодексах называются неотделимыми нематериальными благами. Это в основном такие гражданские права, как: человеческое достоинство, право на свободное передвижение, право на личную тайну, право вероисповедания, право на судебную защиту.
Признаком начала поглощений является добровольный или насильственный отказ от, хотя бы, части этих прав. Чаще всего на такого рода отказ предприниматель соглашается ради вступления в некую неформальную, а позже нелегальную или теневую, корпоративную структуру. Эти права становятся как бы вкладом данного человека в данную корпоративную структуру. И с момента вклада право распоряжения и пользования этими правами личности переходят к корпорации. Одновременно такой вклад становится гарантией преданности и выполнения обязательств, взятых на себя человеком перед данной структурой.
Таблица 1

Источники страха в различных отраслях трудовой деятельности
Теперь обратимся к классификации угроз поглощения личности. Для этого воспользуемся рекомендациями специали­стов в области безопасности предпринимательства [1]. Такого рода классификация может быть проведена по следующим признакам:
— величине ущерба (предельный, значительный, незначительный);
— объектам (персонал, информация, материальные и финансовые ценности);
— характеру воздействия (активное, пассивное);
— ущербу (материальный, моральный);
— отношению к объекту (внутренние, внешние);
— вероятности возникновения (весьма вероятные, вероятные, маловероятные);
— причинам появления (преднамеренные, стихийные).
Такова классификация угроз поглощения личности. Остановимся далее на последствиях данных поглощений. Схематично они представлены на рис.4 в виде цивилистского «цветка».
Рис.4. Цивилистский «цветок»
Цивилистика — это научное направление гражданского права, и в первую очередь о правах собственности. Предлагаемый нами цивилистский «цветок» символизирует процесс возникновения у предпринимателя состояния поражения. Оно является следствием конфликтов, острой конкурентной борьбы, ведущейся по поводу присвоения прав собственности на материальные, интеллектуальные и духовные блага.
Цивилистская симптоматика поражения выражается устойчивой тенденцией сужения у предпринимателя прав собственности и разбалансированности его собственного комплекса. Он либо аналитически, либо интуитивно ощущает, что начинает терять какую-то часть прав собственности на материальные и нематериальные блага. Это выражается утратой контроля за тем, что ему принадлежит по праву собственности и по праву субъективных гражданских прав. Финансовая, интеллектуальная и психологическая власть над контролируемыми им ценностями постепенно уходит. Те личные вложения, которые он произвел в свой бизнес и связанных с ним людей, теряются и не оправдывают себя в конкурентной борьбе.
Потеря этих ценностей в психологическом плане трагична тем, что все они являются предметным обеспечением и подтверждением гражданской личности предпринимателя. И потому речь идет об утрате части личности.
Затянувшееся цивилистское поражение, выражающееся нарушением собственнического комплекса предпринимателя, в зависимости от статуса его бизнеса, вызывает появление тех или иных убытков. Это может выражаться в повышенных расходах на управление, перерасходе заработной платы, снижении объемов реализации продукции.
Предприниматель начинает совершать тяжелые коммерческие ошибки, которые раньше он не допускал. Например, не проконтролировал перечисление необходимой суммы поставщику, хотя деньги были, и попал под действие штрафных санкций; не отдал распоряжение о проведении внезапной аудиторской проверки, которую планировал с целью пресечения мошенничества в отношении своего имущества конкурентами, и мошенничество состоялось.
Как известно, особую роль в бизнесе играют кредиты, позволяющие временно улучшить финансовое положение. Для предпринимателя, потерпевшего цивилистское поражение, кредиты бывает очень трудно отработать, поскольку нарушен баланс его собственности.
В бизнесе, испытывающем постоянную кредитную зависимость, при одновременной утере контролирующих функций за деловым оборотом наступает общее ослабление внутренних защитных механизмов, привлекающих к такому бизнесу криминальные структуры, чувствующие свою жертву. Они под различными предлогами внедряются в бизнес с целью паразитировать на нем, а в дальнейшем захватить или разорить его.
От внешнего конфликта, связанного с острой конкурентной борьбой, обратимся далее к внутреннему цивилистскому конфликту (рис.4). Он состоит из следующих четырех элементов:
«Я». Это отношение человека к своей собственности. Положительный знак означает осознание человеком, что собственность — это благо, направленное на укрепление своей личности. Отрицательный знак говорит о том, что человек видит в своей собственности преимущественно негативные стороны и, соответственно, воспринимает ее как обузу и неизбежную необходимость. Для него она представляется источником и причиной всяческих опасностей, привлекающей к нему внимание криминальных сил.
«Вы». Это отношение человека к корпоративной собственности, то есть к участию своей собственности в различных предпринимательских объединениях. Такого рода объединение капиталов происходит в основном в среде единомышленников и людей, имеющих социальное, кровное, интеллектуальное или духовное родство. «+ Вы» видит в таком объединении возможность осуществлять свои вклады в других людей и этим «поднимать» свой личностный потенциал. «- Вы» в такой форме отношений собственности видит опять же только личную угрозу и скрытый подвох, желание других членов корпорации обманом завладеть его долей или подставить его собственность под коммерческий риск. Его отношение к членам корпорации более похоже на отношение к конкурентам, чем к партнерам.
«Они». Это отношение к любой чужой собственности. «+ Они» означает, что данная собственность по своей природе не злонамеренная. Она может быть потенциально взаимовыгодной и потому возбуждает творческий интерес и желание вести конкурентную борьбу как творческое состязание. И наоборот, «– Они» является угрожающей собственностью. Это потенциальное финансовое, интеллектуальное и психологическое нападение. Это только угроза расширению возможностей для творческого роста личности.
«Бизнес» является своего рода отношением к предпринимательской деятельности. «+ Бизнес» видит в предпринимательстве процесс расширения своего личностного вклада, а «– Бизнес» — преимущественное создание финансового капитала. Для первого предпринимательство — деятельность по расширению человеческого капитала, в котором финансовый капитал является одной из составных частей, но не сводится к нему (как во втором случае — в «– Бизнесе»).
Рис.4 по виду напоминает, действительно, цветок. Отсюда и его название. К тому же здесь прослеживается аналогия с психотерапевтическим «цветком», предложенным М.Е.Литваком [5]. Он символизирует процесс возникновения неврозов из нарушения отношений личности (Я, Вы, Они, Труд), последующих конфликтов и следствий невроза (в виде соцветия различных заболеваний и травматизма).
Такова суть поглощений. Экономическая безопасность в этих условиях является важной функцией предпринимательской деятельности.


Литература
1. Алешенков М., Бузанова Я., Ярочкин В. Концепция комплексной безопасности предпринимательства: Учебное пособие. — М.: Паруса, 1997. — 30 с.
2. Берг Д., Тейлор Л. External Liberalization? Economic Performance and Social Policy, CEPA Working Papers, Paper Series 1, Working Paper №12. — February, 2000.
3. Боровков И. Теневая экономика. Наркобизнес // http://www.ug.ru/ug.pril/98/
4. Глинкина С.П. Глобализация теневой экономики // Чиновникъ. — 2001. — № 2. — С.46–52.
5. Коррупция в России: состояние и проблемы. Материалы конференции. — М.: Академия МВД, 1996. — 204 с.
6. Налогообложение электронной торговли. http://ecommer.cetax.narod.ru/index.html
7. Немира В. Пороки по наследству // www.utro.ru/articles/life/2000/
8. Организованная преступность как угроза национальной безопасности США. «Радио Свобода», 28 февраля 2001 г.
9. Попов А.Н., Беляков Б.Н. Макро- и теневая экономика // Педагогика и экономика / Под редакцией А.Н. Попова. — Челябинск: Институт коммерции МГУК, 1996. — С. 23–27.
10. Чеховский Н. Чем не нравится Кипр Америке? // Сегодня. — 2000. — 27 мая.
11. Schneider F. Increasing Shadow Economies All Over the Word-Fiction or Reality. http://papers.ssrn.com/
12. Michael I., Adler M. Crime, law and social science. — N.-Y., 1933. — p.1–2.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия