Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (30), 2009
ФИНАНСОВО-КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА. БЮДЖЕТНОЕ, ВАЛЮТНОЕ И КРЕДИТНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКОНОМИКИ, ИНВЕСТИЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ
Пашкус В. Ю.
доцент кафедры экономической теории и экономической политики Санкт-Петербургского государственного университета,
кандидат экономических наук

Тимохина Е. А.
аспирант кафедры финансов Академии бюджета и казначейства Министерства финансов РФ

Значение бюджетной стабильности для финансирования социально-культурной сферы России
Статья посвящена исследованию понятия бюджетной стабильности, показаны общие принципы достижения бюджетной стабильностью на основе Кодекса фискальной стабильности Великобритании. В работе выявлены последствия бюджетной стабильности для финансирования социально-культурной сферы России
Ключевые слова: бюджет, финансы, стабильность, социально-культурная сфера, кризис, политика, экономика

Мировой финансовый кризис в очередной раз привлек внимание к проблеме финансирования некоммерческого сектора и поиска новых стратегий его финансирования. Подобного рода ситуация возникала в 80-х гг. прошлого века (например, как следствие политики Р. Рейгана в США и М. Тэтчер в Великобритании). Реакция некоммерческого сектора на возникновение кризисной ситуации становиться «отработанной»: прекращение финансирования как государством, так и коммерческим сектором не должно привести к фатальным проблемам для некоммерческого сектора.
Бюджетная стабильность. Стабильность фискальной политики, несомненно, является одной из наиболее острых тем макроэкономики. В связи с высоким уровнем долга, свойственного ряду экономик с начала 80-х годов, опасность роста государственного долга и дефицита, а также негативные последствия этого для макроэкономической стабильности, широко обсуждались как в научной литературе, так и в политических дискуссиях.
Наиболее распространенный термин в англоязычной литературе, обозначающей бюджетную (фискальную) стабильность, — это fiscal sustainability. При обсуждении fiscal sustainability, обычно обсуждают проводимую фискальную политику государства.
Общее представление о бюджетной стабильности имеет отношение к способности государства выполнять свои обязательства. Ее обсуждение является важным компонентом макроэкономического анализа во многих странах и привлекает к себе значительное внимание.
К настоящему времени существует понимание того, что фискальная политика является неустойчивой, если нынешнее и перспективное фискальное положение приводит к постоянному и быстрому увеличению отношения «долг к ВВП». Следовательно, величина и темп роста этого отношения являются ключевыми показателями фискальной стабильности [8].
Базовым блоком всех инструментов для фискальной стабильности являются текущие бюджетные ограничения. Такое ограничение означает, что превышение расходов над текущими доходами должно быть профинансировано либо продажей активов, либо продажей заимствований, либо денежной эмиссией. Отметим, что макроэкономическое влияние государственного дефицита зависит от способа, которым финансируется дефицит (см. табл. 1).
Таблица 1

Основные источники финансирования бюджетного дефицита и последствия их применения
Фискальные правила стремятся предопределить отношения между финансовыми переменными потока, то есть финансовым балансом. Так, Маастрихтское соглашение устанавливает предел за максимальный бухгалтерский допустимый дефицит (3% ВВП) для государств, подписавших соглашение в любом году, для среднего уровня финансового баланса всюду по циклу и для максимального грубого долга в любой период (60 % ВВП).
Страны, подписавшие Маастрихтское соглашение, одобрили пять критериев, которым должны удовлетворять страны, вступающие в Европейский валютный союз [9].
1. Дефицит государственного бюджета не должен превышать 3% ВВП.
2. Государственный долг должен быть менее 60% ВВП.
3. Государство должно в течение двух лет участвовать в механизме валютных курсов и поддерживать курс национальной валюты в заданном диапазоне.
4. Уровень инфляции не должен превышать 1,5% среднего значения трех стран — участниц Евросоюза с наиболее стабильными ценами.
5. Долгосрочные процентные ставки по государственным облигациям не должны превышать более чем на 2% среднее значение соответствующих ставок в странах с самой низкой инфляцией.
Несмотря на внутренне присущие им ограничения и связанные с ними риски, стоит попытаться разработать надежные и сопоставимые фискальные показатели в виде фискальной стабильности. Даже самые лучшие из них не смогут дать четких рекомендаций относительно того, какие меры следует принять в бюджетно-налоговой области правительству той или иной страны. Правильно выбранные критерии помогут понять, в каком положении находится страна или регион по сравнению с другими, находящимися в чем-то похожих обстоятельствах. Отметим, что разработка критериев, с помощью которых можно оценить результаты исполнения бюджета, — это большое достижение на пути решения сложного и никогда не сходящего с повестки дня вопроса о том, как определить, насколько эффективно работают различные уровни государственного управления.
В Кодексе фискальной стабильности Великобритании (The Code for Fiscal Stability) определены следующие принципы управления [9, с. 10].
1. Правительству следует проводить свою фискальную политику в соответствии со следующими принципами:
a. открытости при установлении целей, осуществлении фискальной политики и опубликовании бюджета;
b. стабильности в процессе принятия решений по вопросам фискальной политики и определении влияния фискальной политики на экономику;
c. ответственности при управлении государственными финансами;
d. справедливости, включая справедливость между поколениями;
e. эффективности при разработке и осуществлении фискальной политики и при управлении балансом государственного сектора.
2. Принцип прозрачности означает, что Правительство должно публиковать достаточно информации для того, чтобы общественность имела возможность тщательно изучить фискальную, а также состояние государственных финансов и не должно скрывать информацию, за исключением случаев, когда публикация такой информации окажется вредной.
f. Нанесет существенный ущерб:
I. Национальной безопасности, обороне или международным отношениям.
II. Расследованию, уголовному преследованию, предотвращению преступления или проведению гражданского судопроизводства.
III. Правам на частную собственность.
IV. Правам других партий осуществлять конфиденциальное взаимодействие с Правительством.
V. Праву Правительства осуществлять деятельность, приносящую прибыль.
g. Ущерб целостности процесса принятия решений и процесса консультирования по политическим вопросам Правительства.
3. Принцип стабильности означает, что Правительство должно осуществлять фискальную политику предсказуемо, а также в соответствии с общеэкономической целью по поддержанию высокого и стабильного уровня экономического роста и занятости.
4. Принцип ответственности означает, что Правительство должно поводить разумную фискальную политику, а также управлять государственными активами, обязательствами и финансовыми рисками с целью гарантировать устойчивость фискального состояния на долгосрочный период.
5. Принцип справедливости означает, что Правительство должно осуществлять фискальную политику с учетом ее финансового эффекта на будущие поколения, также как и влияние на сегодняшнее поколение.
6. Принцип эффективности означает, что Правительство должно стремиться гарантировать использование ресурсов в рамках курса, который дает отдачу от вложенных средств, что использование государственных активов происходит наилучшим образом и что излишки активов изымаются. Правительство также должно учитывать экономическую эффективность, а также снижение издержек при формировании налоговой политики.
Можно отметить, что инструментарий фискальной стабильности существенно отличаться для богатых нефтью стран. Необходимо, кроме основного инструментария, использовать специальные (тематические) исследования, которые не только помогут наглядно продемонстрировать специфические особенности богатых нефтью стран, но и выработать релевантные шаги, которые необходимо предпринять для адекватного анализа фискальной стабильности. Такая необходимость возникает из-за следующих моментов.
Во-первых, нефть невозобновляемый актив. Это означает, что фискальные поступления от добычи нефти есть результат от естественного сокращения актива; это требует специального учета нефтяных поступлений.
Во-вторых, быстрое истощение запасов нефти сегодня, означает ухудшение положения будущих поколений, следовательно, часть поступлений от продажи нефти должны быть реинвестированы в другие виды активов (капитала).
В-третьих, поступления от продажи нефти и косвенно размер нефтяного богатства колеблется из-за неустойчивой цены на нефть. Это усложняет фискальное управление и подчеркивает важность учета волатильности цен на нефть при оценке фискальной устойчивости [11]. Поэтому возникает необходимость создания специального фонда, который может быть использован для финансирования социальных программ будущих поколений.
Длительное состояние бюджетной стабильности активно изменяет финансирование общественного (некоммерческого) сектора. Поэтому исследование будет неполным без анализа влияния бюджетной стабильности на финансирование некоммерческого сектора России. Наиболее интересные результаты бюджетная стабильность привнесла в социально-культурную сферу. Рассмотрим эти последствия подробнее.
Последствия бюджетной стабильности для социально-культурной сферы. На первый взгляд, бюджетная стабильность должна была бы привести к расцвету социально-культурной сферы. Но Россия пошла по пути финансирования и развития социально-культурной сферы за счет внедрения успешных брендов в сфере культуры на самых различных уровнях.
Брендинг, как вид деятельности, существует давно, однако активно внедряться бренды в некоммерческой сфере стали относительно недавно. Тому есть несколько причин, и главные из них перечислены ниже [3; 6; 7].
• Снижение государственного финансирования в сфере культуры. Например, в США в 1980-е гг. во времена правления Р. Рейгана некоммерческая сфера переживала финансовый кризис в связи с сокращением бюджетного финансирования на социально-культурные цели. Аналогичная ситуация имела место в Великобритании во времена правления М. Тэтчер.
• Рост значимости некоммерческого сектора (т.н. третьего сектора) в экономике США и стран Евросоюза.
• Большое количество коммерческих обращений, связанных с продвижение услуг организаций культуры. Бренд упрощает процедуру выбора товара потребителем и выбора некоммерческой организации донором. Бренд идентифицирует организацию сферы культуры и ее услуги (товары) среди товаров конкурентов. В связи с высокой отдачей и очевидной выгодностью программ вложений в сферу культуры возникает проблема выбора потребителем необходимых благ, которую и решает развитие брендов.
• «Ценовая премия». Бренд позволяет получать дополнительную прибыль. Для предприятий сферы культуры ценовая премия реализуется трояко: иногда повышением цены на билет, но гораздо чаще увеличение количества посетителей и ростом финансовых потоков как государственных, так и привлеченных.
• Дает определенные преимущества при реализации благотворительных программ: он может содействовать в создании партнерств и ассоциаций, способствовать благоприятному законодательству, создавать общественное мнение, более свободно выбирать формы финансирования и стратегических партнеров и т.д.
С точки зрения маркетинга, бренд — то, за что потребитель готов заплатить большую цену за определенные ожидания от продукта. Благотворительный бренд предполагает ожидание добрых дел. Бренд в сфере культуры влечет потребителей уникальными ценностями и переживаниями. Представим, что именно идентифицирует бренд в сфере культуры [3; 13].
• Источник отношений с потребителем: потребление культуры носит своеобразный «сакральный» характер. Потребитель приобщается к услугам, которые оказывает организация сферы культуры, зачастую учится потреблять.
• Источник обещания потребителю ценности, которое составляют физические, эмоциональные и воображаемые выгоды.
• Передачу (трансляцию) ценностей организации обществу. В процессе потребления благ сферы культуры, в отличие от потребления стандартных товаров и услуг, где этот процесс происходит опосредованно, здесь трансляция базовых ценностей происходит напрямую на всех «приобщившихся» к ее услугам членов общества. Более того, даже те из членов общества, которые сами и не воспользовались услугами учреждения культуры, получая информацию от «приобщившихся» так же опосредованно участвуют в ценностном обмене. За счет этого обмена сфера культуры оказывает огромное влияние на социальную и политическую сферу общества.
• Эмоциональную связь с потребителем. Компании, создающие великие бренды, давно поняли, что единственным мост на 100 процентов связывающим их товары с потребителями, являются эмоции и обещание неких воображаемых выгод. Эмоции управляют нашими поступками, а бренды помогают этим мечтам стать реальностью.
• Единую концепцию, о которой вы не забываете в перспективе: бренд является инвестицией в будущее и сам определяет границы, в которых он существует. Как пишет В. Перция, «это определение имеет два значения. Бренд не даст вам «спать». Для поддержания жизнеспособности бренда вам необходимо будет постоянно делать что-то новое, что-то интересное. С другой стороны, бренд будет задавать ваше поведение таким образом, что вы не сможете сделать с ним все, что захотите» [4].
• Общую сумму опыта общения каждого покупателя с организацией культуры.
• Лояльность стейкхолдеров (заинтересованных сторон) к бренду. Отметим, что в данном случае, стейкхолдеры — это не только потребители, но и доноры, персонал (что немаловажно), масс-медиа и пр.
Бюджетная стабильность в России (2004–2008 гг.) привела к резкой дифференциации сферы культуры в самой среде учреждений культуры и творческих работников: произошло разделение этой группы на привилегированную элиту и полунищую массу остальных деятелей культуры. Поэтому, анализ стати­стических данных часто не показывает реального положения, а только «среднюю температуру по больнице». Можно утверждать, что все организации культуры, в зависимости от степени известности и возможностям привлечения средств, условно можно разделить на следующие группы.
I группа («звезды», имеющие бренды глобального уровня). К ним относятся учреждения культуры, имеющие устойчивые некоммерческие бренды глобального уровня и, в какой-то мере, ассоциируемые с Россией. Сюда относятся такие музеи как Государственный Эрмитаж, Третьяковская галерея; музеи-заповедники, такие как Пушкин и Петергоф; театры, такие как Мариинский и т.д. Перспективы развития данных организаций культуры радужны: к ним активно поступают финансовые потоки со стороны государства (часто — финансирующиеся отдельной строкой в бюджете) и доноров, они собирают значительные средства за счет собственных источников финансирования. В таких структурах реализуются успешные западные наработки в области менеджмента некоммерческих организаций, успешно реализуются фандрейзинговые проекты. Например, Государст­венный Эрмитаж активно использует методы территориального фандрейзинга за счет открытия 3 выставочных центров: «Эрмитаж–Казань», «Эрмитаж–Гуггенхайм» в Лас-Вегасе (США) (в результате сотрудничества между Государственным Эрмитажем и Фондом Соломона Р. Гуггенхайма) и «Эрмитаж–Амстердам». Это позволяет музею эффективно вести свою деятельность на удаленных от Петербурга площадках и весьма эффективно привлекать средства.
II группа (национальные бренды). Сюда относятся достаточно успешные (по меркам России) организации культуры, не обделенные вниманием ни государства, ни общества. К данной группе относятся: Русский Музей, музей имени Пушкина в Москве, Российская национальная библиотека (РНБ), Владимиро-Суздальский музей-заповедник, музей-заповедник «Кижи» и пр. Как правило, подобные организации обладают высоким авторитетом и ориентированы на предоставление целого комплекса разнообразных услуг. Так, Русский музей является не только музеем, но и реставрационным центром, научно-исследовательским институтом, крупным центром культурно-просветительской работы, а так же реализует себя как научно-методический центр. В музее функционирует научная библиотека и Диссертационный совет. Государственная поддержка такого рода организаций весьма значительная, однако, за редкими исключениями, объем привлеченных средств явно недостаточен для организаций такого уровня.
III группа (организации регионального уровня). Такого рода организации достаточно активно поддерживаются региональными властями. Иногда и сами проводят относительно успешные проекты по привлечению средств, которые носят единичный характер. Некоторые из этих организаций образуют весьма устойчивые региональные бренды, например, такие музеи-заповедники как: Архангельское, Ивангород; такие театры как: Театр юного зрителя (ТЮЗ, Санкт-Петербург) и т.д., которые пользуются заслуженным вниманием посетителей и имеют большой потенциал для развития. К сожалению, данная группа очень неоднородна и значительная часть таких организаций испытывает значительные трудности, что связано с плохим состоянием региональных бюджетов.
IV группа. Сюда относятся музеи, театры, библиотеки, Дома детского творчества, клубы, лектории и пр. Можно утверждать, что тенденции развития данной группы учреждений культуры негативны. Финансирование такого рода организаций культуры со стороны государства ведется по остаточному принципу, помещения, которые занимают эти организации, являются «лакомым кусочком» для разнообразных предпринимателей и инвесторов. Если некоторая часть таких организаций может существовать и самостоятельно (за счет интенсивной предпринимательской деятельности), то перспективы большинства весьма печальны.
Именно субъекты сферы культуры с сильными брендами могут активно привлекать финансовые потоки от организаций сферы бизнеса, что позволяет им снизить зависимость от государственного финансирования. Дело в том, что некоммерческая деятельность не означает «непривлекательная» для бизнеса. Во всем мире некоммерческий сектор — один из наиболее интенсивно развивающихся секторов экономики [2]. В настоящий момент одним из самых эффективных механизмов финансирования в некоммерческом секторе являются корпоративные социальные инвестиции, которые позволяют компании существенно снижать средства, которые идут на продвижение своих товаров. Для этого необходимо вложение инвестиций в достаточно раскрученный бренд.
Некоммерческая сфера обладает рядом законодательно закрепленных льгот и гарантий для привлечения капитал. В силу своей публичности, социальной значимости она обладает явно выраженным рекламным потенциалом, возможностями формирования и продвижения привлекательного имиджа, репутации, социального статуса и т.д. Можно с уверенностью утверждать, что учреждения сферы культуры с сильными брендами смогут компенсировать недополученные от государства средства.


Литература
1. Аакер Д.А., Йохимштайлер Э. Бренд-лидерство: новая концепция брендинга. М.: Издательский дом Гребенникова, 2003.
2. Артемьева Т.В., Тульчинский Г.Л. Основы академического фандрейзинга в социальной сфере: привлечение средств на реализацию научно-образовательных и социально-культурных проектов и программ. СПб: РГПУ, 2008.
3. Маркетинг образовательных услуг: Учеб. пособие / Под ред. Н.А. Пашкус. СПб.: ООО «Книжный дом», 2007.
4. Перция В. Брендинг: курс молодого бойца. СПб.: Питер, 2005.
5. Пономаренко Е.В., Исаев В.А. Экономика и финансы общественного сектора. — М.: ИНФРА-М, 2007.
6. Саламон Л. Кризис неприбыльного сектора // Деньги и благотворительность. — 1996. — № 6. — С.1.
7. Тульчинский Г.Л., Шекова Е.Л. Менеджмент в сфере культуры. — СПб.: Лань, 2003.
8. Annicchiarico B., Giammarioli N. Fiscal rules and sustainability of public finances in an endogenous growth model. Working paper series # 381-August 2004 European Central Bank — [Электронный ресурс] – http://www.ecb.int/pub/pdf/scpwps/ecbwp381.pdf
9. Fiscal sustainability: contribution of fiscal rules — [Электронный ресурс] — www.oecd.org/dataoecd/6/2/2483962.pdf
10. Code for Fiscal Stability, HM Treasury, March 1998. — [Электронный ресурс] –http://www.hm-treasury.gov.uk/the_code_for_fiscal_stability_uk_economy.htm
11. Eifert B., Gelb A., Tallroth N. The political economy of fiscal policy and economic. Management in oil exporting countries // World Bank Policy Research Working Paper 2899, October 2002.
12. Kinnel M., Mac Dougall J. Marketing in the non-for-profit sector. — Butterworth Heinemann, 1997.
13. Kotler N., Kotler P. Museum Strategy and Marketing: Designing Missions, Building Audiences, Generating Revenue and Resources. — San Francisco, 2002.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия