Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (30), 2009
ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА УПРАВЛЕНИЯ
Мундриевская Е. Б.
заместитель генерального директора по стратегическому развитию ЗАО «Сибирская Аграрная Группа»,
соискатель Томского государственного университета


Разработка методических основ измерения результативности умственного труда
В работе акцентируется внимание на разработке методических основ по оценке производительности труда руководителя коммерческого предприятия. Эти предложения могут быть применимы и к измерению производительности труда любого лица, принимающего управленческое решение. Параметры умственного труда доступны количественному измерению, что достигается с помощью использования механизма, управляющего процессом принятия решения
Ключевые слова: производительность труда, умственная деятельность, управление, решение

Введение
Что нового в наше время можно сказать о производительности труда? Этому вопросу посвящены многие научные работы, в которых исследуются различные аспекты производительных сил общества и повышения их эффективности. Но, если до 90-х годов прошлого столетия, экономическая наука изучала в основном мир вещей и прежде всего вещное производство и физический труд [*], то ситуация стала меняться при приближении к ХХ1-му веку. Развитие науки и техники привело к тому, что доля физического труда в общественном производстве стала сокращаться, уступая свои позиции труду умственному, а о производительности умственного труда мало что известно.
С точки зрения практики: «Работа над повышением производительности работников умственного труда только начинается. В 2000 году она находится примерно на том же уровне, на каком в 1900 году находились работы по повышению производительности физического труда» [*]. Но для науки эта проблема выглядит по-другому: можно ли измерить производительность умственного труда? Или она остается «неосязаемой»?
Некоторые теоретические подходы, измеряющие производительность умственного труда, основывают свои методики на следующих предположениях:
— производительность умственного труда есть производительность интеллектуального труда;
— производительность умственного труда есть следствие затрат на приобретение той или иной квалификации.
Такой подход представляются неверным, т.к. измеряют производительность труда либо субъективно, либо по косвенным признакам, либо изменяя субъект труда. Поэтому представляется актуальной проблема разработки методических основ оценки результативности интеллектуального труда. Стоимостная оценка результативности умственного труда открывает принципиально новые горизонты в управлении трудовыми ресурсами, трудовым потенциалом и интеллектуальным капиталом коммерческой компании.
Предметом данного научного исследования являются не все работники умственного труда, а управленцы-стратеги. В этой работе акцентируем внимание на разработке методических основ оценки производительности труда стратега, хотя предполагаем, что они могут быть применимы и к измерению производительности труда любого лица, принимающего управленческое решение.

Параметры измерения труда стратега
Для разрешения проблемы оценки производительности умственного труда требуется найти параметры интеллектуальных способностей этих лиц к труду, что обеспечит необходимое качество труда со стороны его стоимостной оценки. С этой целью будем рассматривать управление как деятельность, а продуктом интеллектуального труда стратега будет решение, способствующее развитию предприятия.
Механизмом управления процессом принятия решения может стать рефлексия, что следует из ее определения: «Рефлексия это процесс коррекции способа деятельности через посредство реконструкции хода действия и причин затруднений. Рефлексия обусловлена потребностью по преодолению затруднений с помощью анализа действия» [*]. Рефлексия — это особенный интеллектуальный механизм, организующий процесс принятия решения. Процесс принятия решения определенного уровня сложности предопределяет соответствующий уровень развития (квалификации) управленца.
Процедуры рефлексивного обеспечения процесса принятия решения, представлены в табл. 1.
Таблица 1

Уровни развития (квалификации) стратега
Где: rj — определенная процедура механизма рефлексивного управления процессом принятия решения:
r1 — Наблюдение
r2 — Разработка решения
r3 — Анализ
r4 — Привлечение теории (концепции) наблюдаемого явления
r5 — Самоопределение

Будем считать, что «полезный эффект труда выражается количеством единиц продукта соответствующего качества, производимого в единицу времени, что и представляет производительность труда» [*]. Единичным результатом работы стратега определенного уровня квалификации i будет решение определенного уровня правильности Ii. Поэтому задача по оценке результативности труда по принятию решения есть определение уровня правильности Ii решения, связанного с величиной уровня риска этого решения, как Ii = 1 — УРi при данном уровне квалификации стратега.

Моделирование труда стратега по принятию управленческого решения
Воспользуемся методом математического моделирования процесса принятия решения стратегом коммерческой компании с рефлексивным обеспечением различной сложности.
Пусть Х — некоторый объект, относительно которого необходимо принять решение в форме, в которой необходимо получить это решение (например, стоимостная форма объекта соответствует стоимостной форме решения).
Ri(Х) — механизм рефлексивного управления процессом принятия решения, предопределяющий конфигурацию процесса принятия решения (см. табл. 1).
Пусть Рискi(Х) — риск принятия решения, обусловленный уровнем развития стратега i, сложностью механизма принятия решения Ri, присущего этому уровню развития стратега.
Заметим, что само принятие решения происходит только в процедуре r2 — «Разработка решения». Все предшествующие действия являются процедурами, готовящимися к принятию решения: «Разработка решения». Тогда можно утверждать, что риск принятия решения зависит от качества подготовки объекта принятия к процедуре «Разработка решения». Рискi(Х) — результат шага процесса принятия решения, предшествующий самому принятию решения. Решение является результатом процедуры: r2(Рискi(Х). С этой целью необходимо найти Рискi(Х) для разных уровней квалификации стратега i.
Результат нахождения Рискi(Х), при принятии решения стратегом различного уровня развития, можно отобразить интегрировано в виде табл. 2.
Таблица 2

Оценка риска принятия решения стратегом разного уровня квалификации
Где: Х — некоторый объект, относительно которого необходимо принять решение;
Хr — образ объекта принятия решения, искаженный индивидуальными и психическими переживаниями субъекта принятия решения и включающий стоимостную оценку мотивационного интереса стратега — W);.
Х’ — образ объекта принятия решения, искаженный индивидуальными и психическими переживаниями субъекта принятия решения;
ХН — нормативный образ объекта управления, цель или результат обобщения опыта (целевая стоимостная величина объекта принятия решения);
W — индивидуальные мотивы субъекта, принимающего решение (стратега) (стоимостная оценка мотива стратега);
ХT — концепция (теория) наблюдаемого объекта принятия решения;
ХTr — конкретизация теории наблюдаемого объекта для образа объекта принятия решения Хr;
WТ — ценности субъекта принятия решения;
X, W, Xr — усредненные значения образа объекта и потребностей субъекта наблюдения (стратега).

Дадим пояснение к табл. 2.
Первый уровень развития способности: Наблюдение
Данный уровень развития способности к принятию решения присутствует всегда в форме наблюдения объекта управления. При наблюдении объекта принятия решения Х в сознании стратега появляется отображение этого объекта, искаженное персональными психическими реакциями стратега и его субъективными мотивами. Правда, ни о каком управлении в данном случае говорить нельзя. Стратег реализует функцию мониторинга, а не управления. В сознании наблюдающего стратега создается образ объекта, искаженный внутренними психическими реакциями наблюдателя. При более сложных устройствах механизма принятия решения, это первичное искажение в восприятии объекта управления под влиянием психических реакций и индивидуальных потребностей стратега будет влиять при последующем принятии решения.

Второй уровень развития способности: Наблюдение → Разработка решения
Кроме способности первого уровня развития — наблюдать, появляется способность второго уровня развития стратега — способность к разработке решения относящегося к объекту управления.
При наличии способности второго уровня, основывающегося на наблюдении и разработке решения, управление производится по принципу «стимул-реакция». Надежность управления при таком подходе маловероятна: образ объекта управления искажен, решение разрабатывается только на основании имеющегося наблюдения без причинно-следственного анализа поведения объекта управления.
Значением функции Риск2(Хr) есть образ всего объекта принятия решения. Следовательно, величина риска при реализации такого решения сравнима с величиной всего объекта, относительно которого принимается решение.

Третий уровень развития способности: Наблюдение →Анализ → Разработка решения
Третий уровень развития способностей стратега к принятию решений добавляет функцию предварительного «Анализа» в процесс принятия управленческого решения. Такой анализ производится по итогам сравнения наблюдения и нормативного представления стратега о том, каким должен быть объект управления. Предметом экономического риска в этом случае будет уже не весь объект управления, а локализованная причина отклонения (затруднения), выявленная при анализе до начала принятия решения.
Основаниями для выявления причины отклонения объекта управления от необходимой траектории ХН при этом уровне развития способностей стратега становятся:
— обобщение или «прошлый» опыт стратега Xr;
— ранее принятое решение, которое часто устанавливается вне зависимости от возможностей объекта управления, а на основе желаемого W .
Искажение управленческого воздействия Риск3 сравнимо с отклонением «усредненной» нормы от наблюдаемой в действительности траектории объекта управления. Очевидно, что |ХН — (Х’+W)| ? (Х’+W), т.е. искажение управленческого воздействия при третьем уровне развития способностей к принятию решений не выше, а в большинстве случаев ниже искажения при втором уровне развития способности к принятию решений. Следовательно, третий уровень развития способности стратега позволяет получать решения более высокой точности, чем предыдущие два уровня.
Вероятность возникновения экономического риска зависит от стабильности среды относительно объекта управления, от вероятности того, что имеющиеся представления лица эквивалентны его прошлому опыту. Таким образом, чем выше стабильность условий внешней среды, в которых существует коммерческая компания, тем ниже риски, связанные с принятием решения при третьем уровне развития специфической способности стратега.
В целом способность к принятию решения, основанная на опыте и интуиции, не отвечает реалиям современного мира и должна претерпеть изменения [*]. Именно поэтому, несмотря на кажущуюся законченность, добавление анализирующей рефлексивной функции к имеющимся двум уже недостаточно для правильного принятия решения.

Четвертый уровень развития способности: Наблюдение →Привлечение теории (концепции) наблюдаемого явления →Анализ → Разработка решения
Концептуально-теоретическая функция рефлексивного обеспечения является первой, которая позволяет применять достоверные основания в процессе принятия решения.
— При третьем уровне развития способности к принятию решения в функцию «Анализа» процесса принятия решения привлекались нормативные представления об объекте управления, источником которых могли быть только первые две рефлексивные функции: «Наблюдение» и «Принятие решения».
— При четвертом уровне развития способности к принятию решения в функцию «Анализа» привлекаются понятия: концепции и теории, которые являются содержанием концептуально-теоретической рефлексивной функции.
Заметим:
1. теории сами по себе есть современные представления об истине;
2. существует только два варианта результата операции поиска и конкретизации теории к наблюдению:
— теория ХТ, включающая объяснение наблюдения, существует и может быть конкретизирована к наблюдению — ХТr, когда величина отличий наблюдаемого объекта управления Х от теории ХТ, его объясняющей, несущественна и мы можем заменить образ наблюдаемого объекта Х’ его теоретическим образом XТ, отражающем существенное в объекте наблюдения: ХТr = XТ + W;
— нет теории, соответствующей рассматриваемому случаю или их слишком много [*].
Результатом привлечения теоретического объяснения будет нормативно-теоретический образ объекта управления XТ+W, искаженный индивидуальными мотивами субъекта управления. На этом шаге происходит «очистка» образа объекта управления Xr от искажений наблюдения, выявляя в нем то существенно-теоретическое, что соответствует объекту управления. Но этот шаг не может устранить то, что субъект управления надеется увидеть в объекте управления.
Результат действия теоретического шага принятия решения может быть использован не только при шаге «Анализа», но и в шаге «Принятия решения» для построения предварительного нормативного образа объекта управления ХН. В случае построения нормативного образа объекта управления могут быть использованы уже все освоенные рефлексивные функции, что позволит улучшить качество построенной нормы и сделать ее соответствующей возможностям объекта управления Х, т.е. ХН = XТ + W , где W — усредненные индивидуальные мотивы субъекта управления [*].
Риск принятия решения при четвертом уровне развития стратега: Риск4(Х) = W.
Можно заключить, что риски при принятии решения стратегом, обладающим способностями четвертого уровня развития, наиболее низки. Решение принимается на основании научных достижений, а, следовательно, имеет высокую степень вероятности того, что цели объекта управления при реализации разработанного на таких основаниях решения будут достигнуты.
Единственным недостатком этого уровня развития способностей стратега является то, что стратег, это не только должностная позиция и не обезличенный специалист, но и конкретный человек. Как человек — он может иметь индивидуальные потребности, цели и ценности отличные от тех, которые ему предписаны его функциональной позицией стратега. Решение, принимаемое стратегом четвертого уровня развития способностей, может быть искажено индивидуальными психическими реакциями и мотивами человека, занимающего позицию стратега в компании. Этот источник риска принятия решения может быть устранен при пятом уровне развития способности стратега к принятию стратегического решения.

Пятый уровень развития способностей: Наблюдение → Самоопределение (мотивация) → Привлечение теории наблюдаемого явления →Анализ → Разработка решения
Функцию «нейтрализатора» экономического риска, относящегося к субъекту принятия решения, реализует последняя мотивационная (ценностная) рефлексивная функция, содержанием которой является определение отношения к ценностям. При реализации самоопределения проводится проверка актуальных мотивов стратега, она нейтрализуются его индивидуальными потребностями W, возвышая последние до ценностей стратегической деятельности WТ.
Последовательная реализация рефлексивных функций пятого уровня развития способностей стратега, обеспечивает минимальную степень риска в предложенной модели уровней развития способностей стратега. Этот уровень развития обеспечивает минимальный экономический риск из всех рассмотренных уровней развития стратега.

Итоги оценки риска процесса принятия решения — результативность труда стратега
При вовлечении стратегов с разными уровнями развития профессиональных способностей в процесс принятия решения имеем разные последствия для объекта управления.
Выражение r2(Рискi(Х)) отражает управленческое воздействие, качество которого зависит от величины риска, который стратег может допустить при разных уровнях развития его специфических способностей к принятию решения. Решение, принимаемое стратегом, отображает экономический риск принятия решения при разном уровне развития способностей стратега. Поэтому можно утверждать, что ошибка принятого решения будет тем больше, чем выше Рискi, который может допустить стратег при принятии решения, что показано в последней строке табл. 2.
Принятие решения на втором уровне развития специфических способностей кадров стратегической службы к рефлексивно обеспеченному процессу принятия решения вносит ошибку, сравнимую с величиной всего объекта управления.
При третьем уровне развития стратега — ошибка сравнима не с величиной всего объекта принятия решения, а с мерой стабильности или изменчивости динамики состояний объекта и условий среды. В стоимостном выражении это будет означать перерасход средств для достижения частичного результата.
При четвертом уровне развития — мера ошибки мала настолько, насколько позволяет теория и самоопределение стратега: W. В стоимостном выражении это означает, что при принятии решения стратег в решение закладывает возможность получения мотивационной добавки.
При наличии мотивации к соответствию функции стратега и преобладанию ценностных устремлений, а не индивидуальных потребностей — ошибка результата решения близка к нулю, что гарантированно достигается при пятом уровне развития способностей к принятию решения.
Оценку результативности труда стратега предлагаем производить через оценку уровня правильности (Ii) решения стратега, имеющего определенный уровень развитости способностей i к принятию решения по формуле:
Ii = 1 –УРi = 1 — Рискi / Риск2,
где УРi — уровень риска, соответствующий стратегу с i-ым уровнем развития [*].
Учитывая, что величина объекта решения стратега может быть представлена в стоимостных показателях, можно измерить результативность интеллектуального труда стратега:
— в относительных количественных показателях через уровень правильности, обеспеченный уровнем развития его способностей;
— в стоимостных показателях через произведение уровня правильности решения — Ii, стоимости объекта принятия решения — Х, за вычетом затрат, понесенных на оплату труда стратега за время принятия решения — ЗСтр, что эквивалентно понятию прибавочной стоимости или величине выгоды, которую может получить коммерческая компания при использовании стратега этого уровня развития (см. табл. 3).
Таблица 3

Результативность интеллектуального труда стратега, обусловленная его уровнем развития
Где: Х — некоторый объект, относительно которого необходимо принять решение, определенный в форме, соответствующей форме, в которой необходимо получить это решение (стоимостная оценка объекта принятия решения).
Хr — образ объекта принятия решения, определенный в форме, соответствующей форме, в которой необходимо получить это решение (например, стоимостная величина объекта принятия решения, включающая стоимостную оценку мотивационного интереса стратега — W).
ХН — нормативный образ объекта управления, цель или результат обобщения опыта (целевая стоимостная величина объекта принятия решения).
W — индивидуальные мотивы субъекта, принимающего решение (стратега) (стоимостная оценка мотива стратега).
ЗСтр — затраты, понесенные на оплату труда стратега за время принятия решения.

Итоги
В статье представлен подход к оценке результативности интеллектуального труда по принятию управленческих решений, зависящей от уровня квалификации управленца, принимающего решения и некоторые практические предложения. Уровнем квалификации при этом определен уровень развития интеллектуального механизма управления процессом принятия решения — рефлексивный механизм.
Основное преимущество данного подхода состоит в том, что он основывается непосредственно на особенностях умственного труда, а не на косвенных оценках. Предложенный подход обладает возможностями обоснованного прогноза, чего не имеет ни один известный подход к оценке результативности умственного труда. Другим важным его преимуществом является возможность точной индивидуализации: можно рассчитать производительность труда каждого конкретного управленца, команды управленцев и т.д.
Для целей упрощения математического изложения был введен ряд ограничений, связанных в основном с представлением рефлексивного механизма управления процессом принятия решения. Существуют ограничения по применению этого подхода: была исследована результативность умственного труда управленца, но им занимаются не только управленцы. Методы оценки результативности умственного труда других лиц могут основываться на иных методических принципах.
В данной работе были намечены инновационные подходы к измерению и оценке производительности умственного труда. Потенциальные выгоды от возможности такого измерения научно обоснованным способом огромны и возрастают при переходе к постиндустриальной экономике, где определяющим будет умственный труд.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия