Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (31), 2009
ФИЛОСОФИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ
Орлов А. В.
доцент кафедры политической экономии
Санкт-Петербургского государственного политехнического университета,
кандидат экономических наук


К определению условий воспроизводства и обращения всего общественного капитала
Для определения условий обращения и воспроизводства всего общественного капитала предложена трехсекторная модель. Ее основу составили три вида готовых конечных продуктов: средства труда, энергоносители и жизненные средства, производство каждого из которых представляет непрерывный технологический цикл. Между этими подразделениями происходит натурально-вещественный обмен и эквивалентный оборот по стоимости. Рассмотрены особенности обращения готовых конечных продуктов как внутри отдельного подразделения, так и между этими подразделениями.
Представлено обоснование необходимого и достаточного условий осуществления процесса воспроизводства общественного капитала в целом
Ключевые слова: воспроизводство, обращение, продукт, средства труда, энергоносители, жизненные средства

Исследование проблемы воспроизводства и обращения всего общественного капитала, впервые предпринятое Р. Кантильоном и Ф. Кенэ, практически завершилось схемами воспроизводства К. Маркса [*]. Существует большое количество публикаций, представленных в основном сторонниками марксизма, в которых предлагались различные уточнения известных из «Капитала» схем воспроизводства. Но подход, основанный на получении прибавочной стоимости за счет недоплаты наемному работнику за его труд и целый ряд выводов, следующих из этого положения, не позволял предложить приемлемого решения проблемы воспроизводства. В то же время и подход Р. Кантильона и Ф. Кенэ, несмотря на хвалебные отзывы, оставался отголоском «достижения истории» прошлых веков. Вклад в науку этих первопроходцев, подготовивших фундамент для развития теории воспроизводства на основе использования производительных сил земли, не получил конструктивного продолжения в трудах последующих поколений экономистов. В результате не сформировалось «физиократического» или рационалистического направления в экономической теории, на что, безусловно, повлиял целый ряд как объективных, так и субъективных обстоятельств. Не раскрыв причину общего увеличения масштабов производства и получения стоимостного избытка за счет использования энергетических сил природы, выйти на новый уровень познания теории воспроизводства общественного капитала не представлялось возможным.
Общие условия производственного процесса
В качестве факторов, постоянно находящихся в процессе производства, выступают средства труда и рабочая сила. Под действием различных причин они подвергаются изменениям, но при этом сохраняют в неизменности свое предназначение по созданию продукта и по воздействию на управление производством. Их функционирование предполагает непрерывное потребление энергосодержащих продуктов, которые выступают либо в роли энергоносителей (топлива и энергии), либо жизненных средств (предметов потребления). Первые не просто приводят в движение средства труда, но и способствуют их воспроизводству, вторые — гарантируют не только существование человека и трудовую деятельность, но и его воспроизводство вне производственного процесса. По иному обстоит дело с возобновлением средств труда под наблюдением государства, которое регламентирует нормы амортизационных отчислений. Предполагается, что эта роль ограничивается созданием условий по своевременному возмещению основного капитала.
Известно, что все предметы труда добываются или извлекаются из природы, но энергосодержащие продукты особый его вид, они качественно отличаются по своим свойствам от сырьевых элементов, из которых изготовляются средства труда. И дело не только в том, что энергосодержащие продукты приводят в движение средства труда и обеспечивают жизнедеятельность человека, а средства труда и рабочая сила выполняют уготовленную им роль постоянных факторов производства. Принципиальное отличие между ними обусловлено способностью энергосодержащих продуктов обеспечивать свое воспроизводство в расширенном масштабе в отличие от средств труда, которые такой способностью не обладают. Раскрытие содержания процесса воспроизводства связано с анализом потребительных свойств энергосодержащих продуктов и находится за пределами товарно-денежного обращения.
Потенциальная энергия, содержащаяся в энергосодержащих продуктах, первоначально конденсируется (накапливается) во внешней среде. Путем их извлечения из вещества природы и производительного использования средства труда и рабочая сила выполняют работу, которая преобразует вещество природы в необходимый обществу продукт. Между средствами труда и рабочей силой, с одной стороны, и энергоносителями и жизненными средствами, с другой — существует полярность относительно их использования в производственном процессе. Средства труда и рабочая сила выступают в нем как некая данность, сохраняющая свои натурально-вещественные формы, а энергосодержащие продукты, расходуясь и уничтожаясь, нуждаются в постоянном восполнении из внешней среды. Эти продукты выступают в производственном процессе активными элементами в том смысле, что приводят в движение средства труда и обеспечивают рабочую силу предметами потребления.
Энергоносители и жизненные средства, в отличие от других задействованных в производстве факторов, представляют собственно-непосредственные затраты любого производственного процесса. Их особенность состоит в том, что помимо воспроизводства эквивалента своей израсходованной стоимости, необходимого для их простого возобновления, они способны произвести стоимостной избыток в виде дополнительной потребительской ценности. Обращаясь к терминологии К. Маркса, уместно провести аналогию между его переменным капиталом и энергосодержащими продуктами в части их роли относительно образования стоимости. Энергосодержащие продукты способны не только возместить собственно-непосредственные затраты и создать у производителя излишек стоимости, но и предоставить потребителю реальный шанс произвести дополнительное количество потребительских ценностей. Закономерность такой возможности и ее обоснование рассмотрена в ряде публикаций [*]. Свойства, присущие энергосодержащим продуктам, положены в основу обоснования возможности осуществления межотраслевого обмена как условия по воспроизводству общественного капитала.
Принципиально иначе обстоит дело с неэнергосодержащим элементом производственного процесса — средствами труда. Это «окостеневший и застывший» в своей готовой форме продукт, а его появление и величина стоимости непосредственно и всецело зависит от количества израсходованных энергосодержащих продуктов. Можно сказать, что стоимость средств труда включает совокупное количество израсходованной энергии и представляет омертвленную энергию, которая полностью реализовалась в созданном неэнергосодержащим продукте. Средства труда, выступая в роли рукотворно созданного элемента производительных сил природы, активно участвуют в преобразовании сырого вещества в необходимый обществу продукт. Учет в средствах труда стоимости израсходованной на их производство энергии представляет пассивную реакцию на активное воздействие энергосодержащих продуктов. В своем готовом виде средства труда — это продукты, лишенные саморазвития, в форме которых они выступают как окончательно законченные элементы производственного процесса, постепенно разрушающиеся под воздействием человека и времени.
В общественном процессе производства создаются три вида готового конечного продукта (ГКП): средства труда, энергоносители и жизненные средства. В соответствии с таким делением представим общественное производство в виде трех больших групп: по созданию средств труда — I-ое подразделение; по получению энергоносителей — II-ое подразделение; по изготовлению жизненных средств — III-е подразделение. Таким образом, речь идет о трехсекторной модели, характеризующей процесс воспроизводства и обращения всего общественного капитала. Каждое подразделение рассматривается как непрерывный и законченный технологический цикл по производству того или иного готового конечного продукта. Такое представление общественного производства означает, что в нем отсутствует стоимость сырья (основных материалов), извлекаемого из природы и соответствующего материальной основе продукта. Натурально-вещественная часть этого продукта, находящаяся в технологической цепочке, выражает незавершенный элемент производства — полуфабрикат, который не выходит из технологического цикла до окончательной готовности, но по мере своего движения по технологической цепочке сохраняется в новом качестве. Их стоимость в этом процессе выступает нейтральным и неосязаемым элементом в том смысле, что основные материалы не представляют самостоятельного элемента товарной стоимости. В готовый конечный продукт не включена и прибыль в качестве самостоятельной экономической категории, поэтому нет ее и как отдельного подразделения общественного производства. Прибыль, как и амортизация, выражает стоимостной избыток, полученный от покупателя за предоставление ему дополнительной потребительской ценности [*]. Но если амортизация по установленным нормативам включена в издержки производства, хотя фактически затратами и не является, а предназначена для возмещения изношенной части средств труда, то с прибылью дело обстоит значительно сложнее. Прибыль, оставшаяся у предприятия после выплаты налога, распределяется в соответ­ствии со сложившимися в данной отрасли пропорциями между издержками, чтобы обеспечить необходимые соотношения для гарантированного развития производства.
В ходе исторического процесса все три подразделения общественного производства располагают определенным количеством средств труда (СТ): СТ-I; СТ-II; СТ-III и рабочей силы (РС): РС-I; РС-II; РС-III. Каждое из подразделений имеет некоторое количество денежных средств для обеспечения нормальных условий производственного процесса. Рассматривается годовой воспроизводственный цикл, который характеризуется тем, что первое подразделение производит средства труда: СТ1, СТ2, СТ3 (или, что то же самое: СТ1, 2, 3) — соответственно для всех трех подразделений. Второе подразделение производит энергоносители (ЭН): ЭН1, ЭН2, ЭН3 (или: ЭН1, 2, 3) — соответственно для всех трех подразделений. Третье подразделение производит жизненные средства (ЖС): ЖС1, ЖС2, ЖС3 (или: ЖС1, 2, 3) — соответственно для всех трех подразделений. Средства труда, находящиеся в каждом из подразделений (СТ-I; СТ-II; СТ-III), многократно превышают годовую величину их выбытия и пополнения, то есть соблюдается зависимость:
СТ1 << СТ-I; СТ2 << СТ-II; СТ3 << СТ-III.
Произведенным в первом подразделении средствам труда (СТ1, 2, 3) соответствуют свои экономические категории: амортизация — Ам1; энергозатраты — ЭЗ1; заработная плата — ЗП1.
Энергоносителям (ЭН1, 2, 3), произведенным во втором подразделении, соответствуют свои экономические категории: амортизация — Ам2; энергозатраты — ЭЗ2; заработная плата — ЗП2.
Жизненным средствам (ЖС1, 2, 3), произведенным в третьем подразделении, соответствуют свои экономические категории: амортизация — Ам3; энергозатраты — ЭЗ3; заработная плата — ЗП3.
Данные соотношения представлены в табл. 1.
Таблица 1
Натурально-вещественные элементы и экономические категории трех подразделений общественного воспроизводственного процесса
В табл. 1 представлены натурально-вещественные элементы и их экономические категории, характеризующие непрерывный технологический цикл со стороны его годового воспроизводст­ва. С учетом принятых обозначений схема натурально-вещественного межотраслевого обмена относительно взаимосвязи факторов и элементов производственного процесса для трехсекторной модели представлена на рис. 1.
Рис. 1. Натурально-вещественный межотраслевой обмен между тремя подразделениями
Схема рис. 1 фиксирует, что к РС-I, РС-II и РС-III направляется только ЖС1, 2, 3, в то время как СТ-I, СТ-II и СТ-III обеспечиваются не только соответствующими ЭН1, 2, 3, но происходит их возмещение и пополнение за счет вновь произведенных СТ1, 2, 3.
Отметим, что каждое подразделение представляет законченный технологический цикл от добычи исходного сырья до получения ГКП, а произведенный продукт распределен в определенной пропорции между соответствующими элементами производственного процесса.
Межотраслевой обмен между II-м и III-м подразделениями общественного воспроизводства
Обмен между вторым и третьим подразделениями обеспечивает получение энергосодержащих продуктов (ЭН1, 2, 3 и ЖС1, 2, 3) и с момента их производства начинается процесс воспроизводства общественного капитала. Натурально-вещественному обмену между ЭН3 и ЖС2 соответствует оборот по стоимости: ЗП2 = ЭЗ3, что иллюстрирует рис. 2.
Рис. 2. Натурально-вещественный обмен и оборот по стоимости между II-м и III-м подразделениями
Равенство ЗП2 = ЭЗ3 является одним из необходимых условий по обеспечению межотраслевой сбалансированности, но на практике оно не выполняется из-за действующей налоговой системы и особенностей оборота денег. В этом случае деньги от собственника второго подразделения переходят в руки наемных работников этого же подразделения, то есть деньги меняют хозяина. Теперь сами работники второго подразделения приобретают в третьем подразделении ЖС2 и деньги в виде ЗП2 переходят в руки собственников третьего подразделения, где они предстают как ЭЗ3 и предназначены для приобретения ЭН3 во втором подразделении. Такой оборот денег существенно осложняет воспроизводственный процесс, приводя к возникновению диспропорций.
Рассмотрим пример близкий к действительному положению дела. Принимаем заработную плату работников второго подразделения равной ЗП2 = 100 д.е. (денежная единица), на которую в третьем подразделении приобретаются ЖС2. Но стоимость энергоносителей для третьего подразделения с учетом действующих налогов (26% ЕСН и 18% НДС) оказывается равной уже не 100 д.е., а 148,7 д.е. (100 •1,26 1,18). С другой стороны, в руки собственников третьего подразделения за проданные жизненные средства (ЖС2) переходят не 100 д.е. ЗП2, а только 70,6 д.е. Эта сумма уменьшилась за счет подоходного налога (13%), профсоюзных взносов (1%) и НДС (18%), включенных в предметы потребления (100 •0.87 •0.99 •0.82). У собственников-производителей жизненных средств для приобретения во втором подразделении энергоносителей только по данному основанию обнаруживается недостача средств более чем в два раза (148,7:70.6 = 2,1).
Так выглядит обмен между этими подразделениями с точки зрения элементарных расчетов, фактически производители жизненных средств (речь идет, прежде всего, о сельском хозяйстве) испытывают постоянный недостаток денежных средств для приобретения энергоносителей (топлива). Выход из создавшегося положения был найден в систематической дотации сельхозпроизводителей и такая ситуация характерна для большинства промышленно развитых стран мира. Практика подтверждает наличие рассогласования цен между продукцией сельского хозяйства и производством энергоносителей, которое является неустранимым и постоянно воспроизводимым в силу рассмотренных обстоятельств.
Представленные аргументы позволяют сделать вывод: законы обращения отдельных составных частей общественного капитала при межотраслевом обмене приобретают разрушительную для экономики направленность. Этот факт необходимо учитывать при разработке налогового законодательства: налоги не должны приводить к межотраслевым диспропорциям.
Потенциальная энергия энергосодержащих продуктов затрачивается на получение из природы новых энергосодержащих продуктов. Каждый из новых продуктов обладает свойством по поддержанию, а в ряде случаев и по обеспечению воспроизводства в расширенном масштабе, то есть по производству большей потребительской ценности и стоимости. В результате на выходе каждого из этих подразделений в качестве дополнительного продукта (относительно произведенных совокупных затрат) появляются новые энергосодержащие продукты с большей потенциальной энергией, и, следовательно, обеспечивается возможность по надежному поддержанию производственного процесса.
Помимо своего воспроизводства в натуральном виде и по стоимости энергосодержащие продукты этих двух подразделений способны произвести дополнительную потребительскую ценность в виде энергосодержащих продуктов: ЭН1 и ЖС1. Для второго подразделения это — ЭН1, для третьего подразделения — ЖС1, которые, переходя в первое подразделение, способствуют созданию трех неэнергосодержащих продуктов: СТ1, 2, 3. Это означает, что энергосодержащие продукты ЭН1 и ЖС1 переходят в акматическую фазу — в разряд неэнергосодержащего элемента производственного процесса (СТ1, 2, 3), которые не обладают более способностью к увеличению производства продукта. Средства труда, в отличие от энергосодержащих продуктов, способны лишь переработать и видоизменить сырой материал или полуфабрикат, но не увеличить их стоимость, так как стоимость произведенного продукта целиком зависит от величины израсходованной на их производство энергии, а не от стоимости средств труда.
Процесс, происходящий между тремя подразделениями, можно представить следующим образом: ЭН1 и ЖС1, переходя в первое подразделение расходуются и уничтожаются, но их первоначальное денежное выражение (Ам2 и Ам3) меняется на ЭЗ1 и ЗП1. Можно сказать и по-другому: денежные средства первого подразделения в виде ЭЗ1 и ЗП1, переходя во второе и третье подразделения в обмен за поставленные энергоносители и жизненные средства, учитываются в них как Ам2 и Ам3.
Если продукты обмена второго и третьего подразделений (ЭН3 и ЖС2) воспроизводятся и сохраняются в новой форме за счет постоянного восполнения себе подобного продукта из природных источников, то энергосодержащие продукты ЭН1 и ЖС1, как результат дополнительно полученной потребительской ценности этих подразделений, переходя в первое подразделение расходуют и уничтожают свою потенциальную энергию на производство неэнергосодержащих продуктов: СТ1, 2, 3. Но при этом они не только передают свою стоимость на произведенный с их помощью неэнергетический продукт СТ2, 3, но и способствуют производству дополнительной потребительской ценности СТ1. Обусловлено это обстоятельство тем фактом, что потенциальная энергия ЭН1 и ЖС1 способна создать большее количество потребительских стоимостей, нежели было необходимо для их простого воспроизводства. Средства труда СТ2, 3 переходят соответственно во второе и третье подразделения и тем самым компенсируют затраты за полученные и использованные ЭН1 и ЖС1. СТ1 — является добавочно произведенной ценностью этих энергосодержащих продуктов с отражающей ее экономической категорией Ам1.
Ам1 представляет сумму денежных средств, соответствующих количеству дополнительно созданных СТ1, которые остаются в первом подразделении. Эти средства труда, как сумма готовых конечных продуктов, реализуются внутри своего подразделения в процессе обмена одних средств труда на себе подобные; такой обмен, как правило, опосредствован деньгами. Этот обмен предполагает эквивалентный характер, а возникающие диспропорции сглаживаются под воздействием рыночного механизма. Аналогично и воздействие НДС, его начисление на продукт производственно-технического назначения является экономически бессодержательным действием, поскольку происходит взаимопогашение начисленных сумм налога, а сами СТ1 не покидают производственной сферы. В этом случае цены выполняют расчетно-учетную функцию, но за счет начисления НДС происходит отвлечение из оборота денежных средств, что значительно ухудшает экономические показатели предприятий и провоцирует рост инфляции в обществе, поскольку этот продукт остается в производственной сфере.
СТ1 и Ам1 как материальные, так и денежные, остаются в первом подразделении для внутриотраслевого использования и более не вступают в межотраслевое обращение. Аналогичная ситуация имеет место и с ЭН2 во втором подразделении и с ЖС3 — в третьем подразделении как с продуктами собственного потребления внутри своих подразделений.
Принятая концепция позволяет ответить на вопрос: за счет чего и почему во втором и в третьем подразделениях появляется энергетические продукты — ЭН1 и ЖС1, которые представляют дополнительно полученную потребительскую ценность относительно собственно-непосредственных затрат этих подразделений (ЭЗ2 + ЗП2) и (ЭЗ3 + ЗП3). Дело в том, что процесс получения и обмена энергосодержащих продуктов (ЭН3 и ЖС2) является одновременно и процессом по извлечению из природы нового аналогичного продукта, но обладающего большей потребительской ценностью. Образно можно сказать, что в данном случае (в отличие от расходования ЭН1 и ЖС1) имеет место незатухающая или постоянно возобновляемая реакция за счет расходования топлива, в качестве которого выступают непрерывно извлекаемые из природы энергосодержащие продукты. Но это означает, что энергосодержащие продукты ЭН3 и ЖС2 (а, следовательно, ЭН2 и ЖС3) постоянно воспроизводятся, поэтому их стоимости ЗП2 и ЭЗ3, (а, следовательно, ЭЗ2 и ЗП3), — как собственно-непосредственные затраты этих подразделений, — суммируются, что должно учитываться при определении величины ВВП.
Межотраслевой обмен между I-м и III-м подразделениями общественного воспроизводства
Третье подразделение производит для первого ЖС1 по стоимости соответствующие Ам3. В свою очередь первое подразделение производит для третьего подразделения СТ3 по стоимости равной ЗП1. Теоретически обмен между этими подразделениями должен подкрепляться стоимостным равенством: Ам3 = ЗП1, но в этот процесс (как и в предыдущем случае) вмешиваются внешние факторы в виде налогов, что не способствует его выполнению. Процесс обмена между этими подразделениями представлен на рис. 3.
Рис. 3. Натурально-вещественный обмен и оборот по стоимости между I-м и III-м подразделениями
Как и при обмене готовыми конечными продуктами между вторым и третьим подразделениями, так и в этом случае возникает дисбаланс в виде нехватки средств у производителей жизненных средств для приобретения средств труда (СТ3) в том же самом размере и по тому же самому основанию. Данное обстоятельство значительно усугубляет ситуацию по обеспечению условий своевременного воспроизводства жизненных средств в третьем подразделении и подтверждает наличие рассогласования цен между продукцией сельского хозяйства и производством средств труда (машинами), которое является неустранимым и постоянно воспроизводимым. Сложившийся дисбаланс между средствами труда и энергоносителями, с одной стороны, и жизненными средствами, с другой — представляет ответную реакцию производства на действующую систему налогообложения. В этом плане натурально-вещественный обмен и оборот по стоимости между первым и третьим подразделениями во многом аналогичен межотраслевому обмену между вторым и третьим подразделениями общественного воспроизводственного процесса.
Поступление ЖС1 из третьего подразделения в первое и создание в нем СТ3 не означает, что их сумма удвоилась по стоимости. Общее количество денежных средств осталось прежней величиной: стоимость израсходованных жизненных средств учтена в стоимости средств труда и определила их величину. Величина этой стоимости может быть определена либо как Ам3, либо как ЗП1 или, что более соответствует реальности, — как половина их суммы: (Ам3 + ЗП1)/2. Это объясняется тем, что неизвестно какая часть денежных средств находится в каждый данный момент времени в первом или в третьем подразделении. При определении величины ВВП это обстоятельство следует принять во внимание.

Межотраслевой обмен между I-м и II-м подразделениями общественного воспроизводственного процесса
Второе подразделение производит для первого ЭН1, которые обеспечивают энергией все находящиеся в нем СТ-I. За начало движения обмена продуктами корректно принять ЭН1, поскольку именно они задействуют все средства труда I-ого подразделения. На выходе этого подразделения в качестве результата получаем неэнергосодержащий продукт СТ1, 2, 3, часть которого в количестве СТ2 предназначена для возмещения и пополнения находящихся во II-ом подразделении СТ-II. Стоимость СТ2 определяется величиной ЭЗ1, а процесс обмена между этими подразделениями представлен на рис. 4.
Рис. 4. Натурально-вещественный обмен и оборот по стоимости между I-м и II-м подразделениями
Собственники II-го подразделения, получив от I-го подразделения денежные средства в размере ЭЗ1, поставляют им ЭН1, а полученные денежные средства учитываются во II-ом подразделении как Ам2 для приобретения в I-ом подразделении СТ2. Для соблюдения стоимостного равновесия и исключения диспропорций в развитии между этими подразделениями должно соблюдаться равенство: ЭЗ1 = Ам2.
Специфика натурально-вещественного обмена между ЭН1 и СТ2, (как, впрочем, и между ЖС1 и СТ3) заключается в том, что равный денежный оборот по стоимости (ЭЗ1 = Ам2) не означает равенства обмениваемых продуктов по их потребительской ценности. Вполне очевидно: никто не будет затрачивать энергию (производить работу) на получение продукта, если он содержит меньшее количество энергии или не создаст дополнительной потребительской ценности. Это относится ко всем без исключения подразделениям общественного производства.
Поступление ЭН1 из второго подразделения в первое и создание СТ2 не означает удвоения их стоимости. Общее количество денежных средств осталось прежней величиной: стоимость израсходованной энергии учтена в стоимости средств труда. Величина этой стоимости может быть определена либо как Ам2, либо как ЭЗ1 или, что более соответствует реальности, как половина их суммы: (Ам2 + ЭЗ1)/2. Данное предложение объясняется тем, что неизвестно какая часть денежных средств находится в каждый данный момент времени в первом или во втором подразделении. При определении величины ВВП это обстоятельство также должно быть учтено.
Натурально-вещественный обмен между этими подразделениями осуществляется готовыми конечными продуктами производственно-технического назначения. Это означает, что между ними возможно проведение взаимозачетов, при этом цены будут выполнять условно-расчетную функцию. Межотраслевому обмену между СТ2 и ЭН1 должен соответствовать стоимостной оборот в виде выполнения равенства: ЭЗ1 = Ам2, несоблюдение которого приведет к нарушению пропорциональности в общественном воспроизводстве. Например, односторонний рост тарифов на электроэнергию автоматически вызовет ответную реакцию у производителей средств труда, которые вослед увеличат цены на свою продукцию, что приведет к выравниванию цен. При этом в случае одностороннего повышения тарифов на продукцию естественных монополистов количество убыточных производств увеличится. Если для многих промышленных предприятий недоступны низкие тарифы, то их увеличение усугубит ситуацию. Другой вопрос, что в развитых странах цены на энергоносители для населения, как правило, превышают тарифы для промышленности. Закон нормального функционирования экономики проявляется в том, что население платит за продукт с учетом всех косвенных налогов, от которых промышленные предприятия, по логике вещей, должны быть освобождены.
При межотраслевом обмене начисление НДС на продукцию производственно-технического назначения затрудняет отчетность и отвлекает из оборота значительные денежные средства предприятий, хотя на народнохозяйственном уровне происходит их взаимокомпенсация. Факт возмещения предприятиям перечисленных в бюджет и фактически израсходованных сумм НДС на продукцию производственно-техниче­ского назначения окажет прямое влияние на рост инфляции. Поэтому закономерен вопрос: кому и зачем нужны виртуальные доходы? В странах с большим количеством передаточных циклов (переделов) отрицательное воздействие НДС очевидно, поэтому не случайно, что в США от этого налога своевременно отказались, в том числе и по причине трудоемкости его учета и сбора. Вывод однозначен: при межотраслевом эквивалентном обмене продукцией производственно-технического назначения взимание НДС не наполняет бюджет, но зато существенно усложняет общественный воспроизводственный процесс. Характерно, что в случае единственного собст­венника при производстве средств труда и энергоносителей или при использовании договора о совместной деятельности, проблема дисбаланса не возникнет по причине несовпадения цен, влияния НДС и прочих факторов. В данном случае она снимается автоматически, так как отсутствует купля-продажа при передаче продукции от одного производственного звена к другому. Наличие общей тенденции к концентрации и централизации капиталов, сопровождающаяся переходом к широкому использованию трансфертных (корпоративных) цен, будет способствовать сглаживанию межотраслевых диспропорций. Для снижения подобных трансакционных издержек целесообразно создание производств по вертикально-интегрированным схемам.
Натурально-вещественное и стоимостное движение продукта
Процесс воспроизводства энергосодержащих продуктов и образование дополнительных как энергосодержащих, так и создание новых неэнергосодержащих продуктов представлен в виде схемы на рис. 5.
Рис. 5. Процесс воспроизводства общественного капитала в натурально-вещественной форме
Как иллюстрирует схема на рис. 5, воспроизводимая часть энергосодержащих продуктов первого и второго подразделений обеспечивает получение дополнительных энергосодержащих продуктов: ЭН1 и ЖС1. С помощью этих энергосодержащих продуктов в первом подразделении производятся неэнергосодержащие продукты — СТ1, 2, 3, часть которых в количестве СТ2, СТ3 компенсируют израсходованные на их производство энергосодержащие продукты ЭН1 и ЖС1, но помимо своего воспроизводства их потенциальная энергия способна создать дополнительный неэнергосодержащий продукт СТ1. Продукт первого подразделения в виде СТ1, 2, 3 не является энергосодержащим и в этом смысле выражает законченность данного цикла общественного воспроизводственного процесса. Процесс получения из природы и расходование энергосодержащих продуктов угасает в произведенном неэнергосодержащем продукте, перед нами затухающая цепная реакция.
Процесс воспроизводства стоимости и образования стоимостного избытка представлен в виде схемы на рис. 6.
Рис. 6. Процесс воспроизводства и обращения общественного капитала по стоимости
Схема на рис. 6 иллюстрирует процесс поэтапного воспроизводства и увеличения стоимости ВВП и дополняет натурально-вещественный обмен, происходящий между элементами готовых конечных продуктов всех трех подразделений.
При обмене элементами готовых конечных продуктов первого подразделения с элементами второго и третьего подразделений предполагается соблюдение эквивалентного обмена по стоимости, но не по их потребительской ценности, поскольку СТ1 и СТ2 энергосодержащими продуктами не являются. Напротив, обмен между подразделениями II и III является равноценным как по стоимости, так и по натурально-вещественному содержанию, то есть они полностью равносодержательны с точки зрения своего эквивалентного взаимодействия.
Представленные выше схемы на рис. 5 и 6 позволяют представить общую картину воспроизводства и обращения общественного капитала как со стороны натурально-вещественного обмена, так и со стороны стоимостного оборота между тремя подразделениями общественного воспроизводственного процесса. Общая картина создания ВВП представлена на рис. 7.
Условием достижения сбалансированности по стоимости между тремя подразделениями являются равенства: ЭЗ1 = Ам2, ЗП1 = Ам3, ЗП2 = ЭЗ3. Их выполнение принимаем за необходимое условие по воспроизводству общественного капитала, в этом случае соблюдаются и межотраслевые пропорции. С определенной долей условности можно сказать, что энергосодержащие продукты являются самовоспроизводящими элементами производственного процесса, которые способны обеспечить увеличение производства продукта, а у средств труда и рабочей силы такая возможность отсутствует.
Продукт первого подразделения в виде СТ1, 2, 3 не является энергосодержащим и в этом смысле выражает законченность данного цикла общественного воспроизводственного процесса. Этому продукту соответствует добавочно полученная стоимость в виде: Ам1, ВМ1 и ЗП1 или, что то же самое, они могут быть выражены через: Ам1, Ам2, Ам3. По значениям амортизации, как окончательного результата относительно суммы израсходованного энергосодержащего продукта, можно судить об эффективности воспроизводственного процесса в целом. Эффект каждого подразделения может быть найден из формулы:
Эфi = Амi /(ЭЗi + ЗПi) (1)
где i = 1, 2, 3 — соответствует принятому номеру подразделений I, II, III.
Равенство отношений (Эф1 = Эф2 = Эф3) означает, что во всех трех подразделениях эффект от использования совокупной величины энергосодержащих продуктов прямо пропорционален. Выполнение зависимости (1) можно принять за достаточное условие сбалансированности общественного воспроизводственного процесса.
Схема рис. 7 позволяет определить стоимостную величину ВВП без учета косвенных налогов:
Эта формула позволяет с большей обоснованностью подойти к оценке реально созданной величины ВВП. Одновременно она позволяет установить величину производственно-технического продукта, начисление на который НДС является экономически бессодержательным действием. В первом приближении величина такого продукта равна: Ам1+ЭЗ2 + ЭЗ3 + (ЭЗ1+ Ам2)/2, что превышает оставшуюся часть ВВП.
Дадим пояснение формуле (2). Первые три ее члена (Ам1+ЭЗ2 + ЗП3) соответствуют продукту, который и производится, и потребляется внутри своих подразделений, не вступая во взаимодействие с другими элементами производственного процесса. В выражении (ЭЗ1+ Ам2 + ЗП1 + Ам3)/2 только ЭН1 (ЭЗ1) и ЖС1 (ЗП1) являются энергосодержащими продуктами, которые переходят в подразделение I и расходуясь в нем, способствуют созданию СТ2 и СТ3, что по стоимости соответствует Ам2 и Ам3. Отдельный вопрос о значении суммы ЗП2 + ЭЗ3, которой соответствуют энергосодержащие продукты ЖС2 и ЭН3. Эти элементы равноценны друг другу со стороны их потребительской ценности и со стороны их использования в процессе производства. Одновременно с их расходованием из природы извлекается (добывается) другой энергосодержащий продукт, то есть на смену одного приходит другой и происходит возобновление аналогичного элемента. Именно поэтому их стоимость сохраняется в новой форме, следовательно, они должны учитываться в полном размере.
На основе выполнения необходимого условия установлены следующие зависимости:
Принимаем условие, что представленные равенства выполняются. (Можно получить и обратные соотношения). Тогда: если Ам2 > Ам3, то и ЭЗ1 > ЗП1; если Ам2 > ЭЗ3, то и ЭЗ1 > ЗП2, если Ам3 > ЭЗ3, то и ЗП1 > ЗП2. Объединяя эти неравенства получаем: Ам2 (ЭЗ1) > Ам3 (ЗП1) > ЭЗ3 (ЗП2). По аналогии можно заключить, что и Ам1 > ЭЗ1, откуда получаем развернутое неравенство (3):
Рис. 7. Общая схема создания ВВП
Выполнение данного неравенства (речь идет не об абсолютных значениях, а о тенденции в общественном развитии) соответствует условию расширенного воспроизводства, которое характеризуется более высокими темпами обновления средств труда по сравнению с другими элементами производственного процесса или по принятой терминологии — имеет место опережающий рост первого подразделения. Если же имеет место обратная зависимость, то действует тенденция к затуханию (сжатию) воспроизводственного процесса. Развернутое неравенство можно упростить, приняв обозначения: Ам2 (ЭЗ1) = В; Ам3 = С и, следуя тенденции пропорционального изменения соотношений, получить более простую зависимость. При этом исходим из положения, что под действием технического прогресса происходит сокращение затрат на рабочую силу (ЖС) в большей степени относительно затрат на ЭН и отчислений добавочного продукта на возмещение и пополнение СТ, что и отражает формула (4):
Неравенство (4) представляет не случайные соотношения между элементами производственного процесса, оно характеризует прогрессивные закономерности между его основными элементами и говорит о том, что для обеспечения динамично-устойчивого развития общественного воспроизводственного процесса необходимо соблюдение определенных пропорций между готовыми конечными продуктами всех трех подразделений, а не простое их увеличение.
Представленные схемы воспроизводства позволяют сделать предварительный вывод о том, что прямые налоги способствуют сглаживанию диспропорций при межотраслевом обмене за счет выравнивания условий производства между подразделениями; косвенные же налоги, напротив, усиливают межотраслевой дисбаланс. Подтверждается ранее сделанный вывод о необходимости исключения НДС из сферы материального производства и использование вместо него налога с продаж в сфере реализации предметов потребления.
Из представленной на рис. 7 схемы следует, что все три подразделения общественного производства представляют в совокупности неразрывное единство и именно с учетом этого положения необходимо выстраивать долговременную налоговую политику. Процесс общественного производства представляет единство и в том смысле, что готовый конечный продукт всех трех подразделений реализуется и воспроизводится как внутри самих подразделений, так и между ними, то есть является «внутренним» продуктом. При этом нерешенной проблемой остается способ и метод выделения продукта для обеспечения непроизводственной сферы. Та часть продукта, которая предназначена для обеспечения непроизводственной сферы и непосредственно не участвует в межотраслевом обмене, выпадает из воспроизводственного процесса и представляет безэквивалентно изъятый из реального сектора производства продукт. Критерий, определяющий величину этого продукта, зависит от возможностей материального производства, а также от величины налоговых ставок и эффективности их сбора. Основное требование к налоговой системе заключается в том, чтобы косвенные налоги не препятствовали прохождению продукта по технологическому циклу и не вносили дисбаланса при межотраслевом обмене готовыми конечными продуктами.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия