Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (31), 2009
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Зикунова И. В.
доцент Хабаровской государственной академии экономики и права,
кандидат экономических наук


Индикаторы делового цикла: проблема выбора в условиях постиндустриального развития
В статье поставлена проблема выбора индикаторов мониторинга и анализа бизнес-цикла как ведущей формы среднесрочной динамики экономической системы в условиях постиндустриализма. Автором предлагаются принципы по­строения интегральных показателей оценки делового цикла, в числе которых в качестве ведущего выделяется принцип адекватности индикатора делового цикла сущностным характеристикам экономической системы. Выдвинута гипотеза об использовании интегрального показателя предпринимательской активности в качестве индикатора делового цикла в условиях постиндустриального развития
Ключевые слова: деловой цикл, бизнес-цикл, экономические индикаторы, постиндустриальная экономика, предпринимательство, экономическое развитие, ВВП

1. Феномен делового цикла и современные методы оценки развития национальной экономики
Феномен делового цикла всякий раз обращает на себя внимание в периоды кризисов экономической системы. Вот и к настоящему времени мы наблюдаем, как акценты в экономических исследованиях смещаются от проблем экономического роста и благосостояния к проблемам экономического кризиса и цикла. Процессы исследования и оценки явлений экономической жизни связаны с использованием конкретных количественных и качественных индикаторов. Более того, результаты этих исследований объективно зависят от метода оценки, а также достоинств и недостатков переменной, принятой за основу выводов, прогнозов и рекомендаций. Также и деловой цикл в качестве широко признанной формы динамики экономической системы, существует как явление, непосредственно связанное со способами его мониторинга и оценки.
Классическая дефиниция бизнес-цикла трактует его как тип колебаний в совокупной экономической активности наций, главными элементами которых выступают колебания выпуска, занятости и инфляции. Ведущим индикатором оценки циклической динамики системы до настоящего времени является показатель динамики валового внутреннего продукта (ВВП). Эта макропеременная обобщает результат потребления ресурсов в системе, сводит воедино натуральные объемы производства-распределения, их ценовые факторы, движение стоимости в условиях взаимодействия открытых экономических систем. С другой стороны, при расчете самого показателя ВВП не учитывается разница между экономическими факторами разной природы: материальными, трудовыми и интеллектуальными.
Не последнюю роль в разработке обобщающих количественных индикаторов экономической динамики сыграли кризисные явления индустриального периода развития. Учеными было признано, что «экономический цикл есть специфическое порождение промышленного сектора хозяйства, от которого процветание или депрессия распространяется на другие слои современного общества с его высокоразвитой системой взаимозависимостей» [9, C.221].
Систематические наблюдения делового цикла осуществляет Национальное бюро экономических исследований США (NBER), деятельность которого в данном направлении была начата еще в 20-е годы прошлого века. Основу оценки экономической динамики составляют колебания показателей выпуска, определяемого по методике системы национальных счетов (СНС). Как известно, система национальных счетов (System of National Product and Income Accounts) была разработана группой американских ученых, сотрудников NBER, под руководством будущего нобелевского лауреата С. Кузнеца еще до Великой Депрессии 1929-1933 гг. Однако потребность в применении этой системы индикаторов в Конгрессе США окончательно осознали после тяжелейшего кризиса, и уже созданную сотрудниками NBER систему СНС в США стали использовать с 1934 года.
В исследованиях бизнес-цикла NBER отслеживает темпы прироста и уровень ВВП, а также иные индикаторы, после чего формулирует оценку тенденции, при этом значение придается не собственно величине экономических показателей (ВВП, промышленному производству, торговому балансу), а их изменениям от одного периода к другому, в помесячной, поквартальной и годовой оценке. Такой подход восходит к исследованиям У. Митчелла. В монографии «Экономические циклы: проблема и ее постановка» (1927 г.) У. Митчелл в качестве показателя совокупной экономической деятельности указывает объем реального дохода или продукции страны, с которым тесно связан объем занятости. В свою очередь, объем продукции и занятость влияют на колебания цен в результате изменений совокупного спроса и предельных издержек производства. Резюмируя исследования NBER и работу У. Митчелла, Э. Хансен писал: «Экономический цикл состоит, стало быть, из колебаний (1) занятости, (2) совокупной продукции, (3) цен и (4) денежной стоимости национального продукта... мы предлагаем следующее определение: экономический цикл представляет собой колебание (1) занятости, (2) объема продукции и (3) уровня цен (как розничных, так и оптовых)» [9, C.203–204].
Можно заключить, что оценки делового цикла от начала ХХ века и до настоящего времени осуществляются с помощью количественных агрегированных макроэкономических показателей. Подобный подход был не удивителен для этапа формирования макроэкономики, когда цель экономической системы связывалась с максимизацией экономического потенциала определенного государства, обеспечивающего его вес или господство в системе международных отношений, так же, впрочем, как и благосостояние населения. Однако, следует учесть, что сегодня этот индикатор не отражает тенденции экономического развития, не может быть ключевым для оценки качественно нового движения экономической системы. Как метко выразился А. Некипелов: «ВВП — весьма грубая аппроксимация «общественного счастья» [13]. И сам С. Кузнец, создатель индикатора ВВП, отмечал в своем самом первом докладе Конгрессу США о ВВП в 1934 году, что благосостояние нации вряд ли следует из оценки национального дохода.
Очевидно, формирование индикатора делового цикла должно быть результатом моделирования с учетом определенных принципов. В данной работе мы попытались сформулировать систему принципов исследования этого явления с учетом тенденций, обнаруживаемых собственно макросистемой. Важнейшим мы считаем принцип согласованности целей исследования бизнес-цикла с сущностными характеристиками экономической системы. Движение современной экономики по траектории постиндустриального развития сопровождается трансформацией не только ресурсно-воспроизводственного потенциала, но и изменениями в подсистеме цели. Мы предполагаем, что для постидустриальной системы имеет место дуализм предпринимательской активности, которая существует и развивается в системе как ресурсно-результативный феномен, и поэтому оценки на основе этого явления могут служить основой мониторинга и анализа постиндустриального делового цикла.

2. Принципы мониторинга и анализа бизнес-цикла
С учетом отмеченных выше особенностей постиндустриальной экономики и существующих проблем в сфере оценки результатов экономического развития на основе показателя ВВП мы предлагаем следующую систему принципов мониторинга бизнес-цикла.
Адекватность сущностным характеристикам экономической системы. Обеспечение соответствия индикаторов делового цикла названному принципу является ключевым условием, позволяющим одновременно учитывать и актуальность индикатора и его содержательно-информационную ценность. Анализ бизнес-цикла должен корреспондировать с целями системы, учитывать особенности современного этапа ее развития, круг потребностей и мотивов экономических агентов, которыми определяется ее движение. Поскольку этот принцип мы считаем ведущим, мы остановимся на нем более подробно в рамках отдельного раздела статьи.
Отражение многообразия экономической деятельности. Мониторинг и оценка результатов движения экономической системы по траектории бизнес-цикла должны адекватно отражать свойство многообразия процессов, форм и связей в системе, поскольку собственно этим определяется ее способность к развитию, обретению новых качеств, прогрессу. Экономическая система отвечает критериям сложной открытой системы, в которой упорядоченность достигается регулярностью во взаимоотношениях между элементами структуры. Устойчивость экономической системе обеспечивает «спонтанный порядок», который формируется эволюционным путем как непреднамеренный, бессознательный результат сознательных действий множества людей, преследующих свои частные цели: «...порядок может существовать без принуждения и приказов — так называемый самоорганизующийся, или спонтанный, порядок» [15]. Л. Берталанфи отмечал, что для функциональных систем характерно явление «сходимости» к определенному оптимуму, что обусловлено наличием цели, движением к устойчивости, к которой система стремится, адаптируясь и совершенствуя свою структуру по мере накопления информации. Устойчивость и динамизм развития экономической системы обеспечиваются наличием и развитием сети функциональных экономических систем, что позволяет современному рыночному хозяйству существовать как открытая саморазвивающаяся система [2].
Многообразие в экономической системе может быть исследовано как множественность субъектов и форм хозяйственной деятельности, различающихся масштабами и способами организации своей активности, элементами институциональной среды, ресурсами и технологиями производства. Многообразие экономики на уровне количественной оценки может быть определено как количество субъектов предпринимательства, в своем роде, плотность хозяйственной среды, создающей необходимую основу для эффективной конкуренции. Еще Й. Шумпетер отмечал ключевую роль конкурентной среды предпринимательства в качестве силы, определяющей прогресс экономической системы [17].
Достаточная плотность субъектов хозяйствования малых форм выступает в своем роде буфером, оперативно принимающим на себя удары экономической нестабильности, тем самым защищая крупный сектор экономики. Таким образом, плотная среда предпринимательства служит фактором обеспечения устойчивости экономической системы. Малым фирмам отводится роль сенсоров информации и системной сигнализации об усложнении условий функционирования, что, в свою очередь, непосредственно связано с формированием рыночных механизмов антикризисного регулирования [1].
Движение экономической системы выражает динамика отраслевой структуры, которая формируется в результате инновационной и технико-организационной деятельности предпринимательства. Поэтому на уровне качественных оценок многообразие экономической системы может быть выражено показателями широты и глубины отраслевой структуры, доминирования отраслей постиндустриального профиля, появление и развитие которых становятся результатами инновационной и организационной предпринимательской деятельности.
Выявление причинно-следственных связей в процессах циклической динамики. Логика управленческого процесса состоит в том чтобы, определив проблемное поле, выявить основные факторы решения задач, обеспечивающих движение к главной цели. Если целью постиндустриальной системы признается достижение наиболее полной реализации интеллектуального потенциала человека в процессе удовлетворения материальных и нематериальных потребностей, то закономерным становится вопрос о том, от чего это зависит. Очевидно, что уровень удовлетворения материальных потребностей зависит от качественной стороны предложения в системе, а также возможностей индивидов получить доступ к материальным благам благодаря достойному уровню жизни, достаточной величине доходов, которыми располагают домохозяйства. С другой стороны, удовлетворение нематериальных потребностей зависит от возможностей свободно развивать и реализовывать интеллектуальный потенциал человека, иметь доступ к культурным ценностям, ощущать себя гармоничной личностью.
Индикатор ВВП, основной на сегодня в исследованиях среднесрочной циклической динамики, позволяет в качестве факторов развития экономической системы, по крайней мере, на уровне факторов первого порядка, рассматривать доходы или расходы субъектов экономических отношений, величина которых изрядно зависит от ценовых факторов. Результат такого анализа дает основания к применению инструментов, по большому счету, определяющих поведение только двух переменных: цен и объемов государственных расходов.
Если предположить, что динамика системы постиндустриального типа соотносится с уровнем предпринимательской активности, то в качестве факторов таковой, очевидно, должны выступать потенциал предпринимательства в системе и институциональная среда. Это предположение должно соответствовать положению о том, что непременным элементом моделей бизнес-цикла являются факторы развития волновой динамики, которые с позиции импульсно-распространительного подхода представляют собой группы шоков, нарушающих равновесие в системе.
Среди постиндустриальных шоков преобладают факторы субъективного характера, такие как колебания мировых цен на сырьевые товары, меры экономического регулирования, которые находят свое выражение в принципах и целях налоговой, амортизационной, финансово-кредитной политики, регулировании денежной массы, субъективные решения домохозяйств, которыми определяется уровень потребительских и инвестиционных расходов. Оценить совокупное влияние этих факторов довольно сложно, моделирование экономического поведения субъектов рыночной экономики является одной из наиболее проблемно решаемых задач, результат получается либо не слишком адекватным реальности, либо опирающимся на «неудобные» допущения. Вместе с тем субъективные факторы цикла представляют собой результат реакции субъектов экономической деятельности на действие объективных факторов, следовательно, в цепочке причинно-следственных связей, моделирующих бизнес-цикл необходимо, прежде всего, опираться на основание в форме объективного фактора.
С нашей точки зрения, этот фактор выступает в качестве движущей силы экономической динамики. Очевидно, что он непосредственно связан с потенциалом предпринимательской активности, поскольку последний является источником организационно-инновационного процесса предпринимательства, в свою очередь, определяющего социально-экономические результаты движения экономической системы в целом.
Оптимальное сочетание аналитичности и синтетичности. Модель индикатора бизнес-цикла следует формировать как модель, отражающую функциональную зависимость между результирующим индикатором бизнес-цикличности и его факторными переменными. В нашем случае — между результатом предпринимательской активности и показателями ее потенциала и институциональной среды.
Факторная ценность моделей индикаторов бизнес-цикла прямо связана со свойствами аналитичности и синтетичности показателей и экономичностью модели делового цикла. Иначе говоря, модель индикатора делового цикла должна в наилучшей степени обеспечивать детализацию и агрегированность результатов исследования.
Экономичность. Аналитическая ценность показателей и индикаторов практически всегда приходит в противоречие с простотой их построения и интерпретации, по этой причине нередко процесс исследования становится более трудоемким и затратным в сравнении с полученными результатами и их использованием для прогнозирования и управления. В этом смысле индикаторы бизнес-цикла должны быть относительно простыми и максимально информативными. Это требование может быть обеспечено путем оптимального сочетания синтетичности и аналитичности. Свойства синтетичности и аналитичности, в свою очередь, зависят от метода построения моделей оценочных показателей, включающих только значимые факторы динамики обобщающего индикатора результативности того или иного исследуемого объекта, процесса, явления.
Мы имеем немало примеров тому, до какой степени сложности доведены различные модели анализа экономических явлений, работы по сбору эмпирических данных. Однако, если сопоставить полученные выводы и рекомендации со сложностью подготовительных и расчетно-аналитических процедур, то нередко возникает резонный вопрос: в чем смысл сложного моделирования, если его результаты либо были очевидны с самого начала, либо не обладают реальной практической ценностью.
Сочетание количественного и качественного аспектов анализа. Формализованность экономических индикаторов получила высокую оценку, количественные показатели пригодны для использования в математических моделях, идеально поддаются критериальным оценкам, информативны в процессах сравнительного анализа. С другой стороны, явления экономической активности столь многообразны, что невозможно обойтись без учета содержательных характеристик, качественных свойств деятельности экономических агентов. Сегодня указанное противоречие может быть разрешено путем использования динамических, структурных и интегральных показателей, экспертных и сигнальных оценок.
После общего определения принципов построения и исследования индикаторов бизнес-цикла, остановимся на главном из них — адекватности сущностным характеристикам экономической системы.

3. Отражение сущностных характеристик экономической системы как ведущий принцип построения индикаторов бизнес-цикла
Реализация этого принципа неразрывно связана с применением системного подхода к экономическим отношениям. В процессе исследования экономической системы необходимо рассматривать ее цель и ресурсы, внешнюю и внутреннюю среду, состав и поэлементную структуру, методы координации и организации взаимодействия элементов и подсистем, факторы движения системы к цели, механизмы регулирования и саморегулирования, эффективность и устойчивость и др. При этом важно отметить, что существует довольно широкий спектр точек зрения относительно сущности понятий «экономическая система», «экономика», «социально-экономическая система». Нередко они воспринимаются как тождественные, или напротив, исследователи склонны подчеркивать отдельные аспекты, в зависимости от целей собственно исследования [1; 2; 3; 3; 11]. Круг разнообразных дефиниций представляет экономику как подсистему общества в целом; как совокупность производственных отношений; как набор экономических институтов и форм хозяйствования, как совокупность домохозяйств и предприятий. Существуют определения экономики как формы удовлетворения потребностей индивидов и общества, выражаемой в виде оптимизации взаимодействия субъектов экономики и объектов, на базе которых она реализуется; а также как совокупности производственных отношений, определяющих общественно-экономические формации и т.д. Приведенные точки зрения отражают системные параметры макроэкономики в том аспекте, в котором исследователи ставили для себя задачи экономического анализа.
Можно заметить, что далеко не каждое определение включает положения о цели экономической системы, они дают разные точки зрения о составе элементов макроэкономики, совсем небольшая их часть затрагивает проблему движущих сил динамики экономической системы, ее ресурсного обеспечения. Между тем целью и движущими мотивами определяется структура, механизмы координации, регулирование и саморегуляция системы. В свою очередь, эволюция ресурсов и движущих сил системы определяет ее потенциал и результативность, в конечном итоге соотносимую с целью системы.
Предпринятая нами попытка синтеза сущностных характеристик экономической системы не претендует на универсальность, мы стремимся решить задачу дефиниции системы в контексте ее движения, подчиненного законам цикла. С этой позиции, иерархия сущностных характеристик экономической системы будет выглядеть так: цель — потенциал системы (ресурсные элементы, механизмы организации и координации, механизмы регулирования и саморегуляции) — критерии результативности. Если при рассмотрении этой иерархии пойти по пути более глубокой детализации, то можно представить движение экономической системы в виде механизма, логика действия которого позволит давать оценки и осуществлять сравнения с учетом эволюции экономической системы.
Рис. 1. Механизм движения экономической системы
На рис. 1 нами показано, как развитие потенциала экономической системы в форме прогресса технологических укладов и институтов способно изменять цели экономической системы, которые, в свою очередь, будут трансформировать формы роста и развития, степень устойчивости, обусловленную сочетанием регулирования и саморегуляции.
Рассмотрим сущностные характеристики экономической системы в процессе ее развития, причем за основу примем дифференциацию экономических систем на доиндустриальные, индустриальные и постиндустриальные.
Цели экономических систем. По большому счету, экономика всегда играла роль системы, обеспечивающей наиболее полное удовлетворение потребностей членов общества с учетом ограничений ресурсного и институционального порядка. Этот процесс имеет свои особенности в отношении отдельных социальных групп, субъектов экономики. Материальный или нематериальный характер потребностей, а также условия их удовлетворения, могут придать своеобразие базовой цели системы.
Для доиндустриальных экономических систем цель состояла в удовлетворении материальных потребностей членов общества в зависимости от состояния обеспеченности системы природными факторами. Для индустриальной экономики цель заключается в максимальном удовлетворении материальных потребностей человека в условиях наиболее эффективного использования ограниченных производственных ресурсов [12]. Условие об ограниченности ресурсов для индустриальной экономики связано с массовым характером производства. Цель постиндустриальной экономики состоит в удовлетворении материальных и нематериальных потребностей членов общества в процессе реализации интеллектуального потенциала человека.
Как отмечает К.Л.Астапов, «целью деятельности экономических систем становится благосостояние: на макроуровне — это богатство, повышение качества жизни, улучшение здоровья населения, сохранность окружающей среды. На микроуровне — это не только финансовая прибыль, но и социальные цели — от мнения общества о продукции компаний до заботы об окружающей среде, т.е. в современных экономических системах хозяйственная деятельность связана и с максимизацией стоимости самой системы, и с положительными внешними эффектами, способствующими развитию других, более крупных систем» [3]. Подобная трансформация цели экономической системы стала результатом прогресса в потенциале экономической системы, развития роли знания и интеллектуальной технологии, усиления роли человеческого капитала в экономических отношениях [4]. Таким образом, целевая подсистема экономики трансформируется с тенденцией к доминированию нематериальных потребностей и нематериальных элементов производительных сил.
Потенциал экономической системы составляют ресурсы, технологический уклад и институциональная среда. Центральным звеном потенциала экономической системы признается технологический уклад. Соединение материальных факторов (средств производства, ресурсов) осуществляется в результате использования той или иной технологии. Различают три крупных технологических уклада: доиндустриальный, основанный на ручном труде и ручных орудиях труда; индустриальный, характеризующийся господством систем машин и репродуктивного труда человека; постиндустриальный, основанный на господстве творческой деятельности, роли человека как «регулировщика» автоматического технологического процесса. Соответственно, для доиндустриальных технологий характерно доминирование аграрного производства, для индустриального — промышленности, для постиндустриального — социокультурных сфер [2; 5].
Для доиндустриальной экономической системы ведущими были материальные факторы производства, причем в их составе большое значение отводилось природным факторам: удобство географического положения обеспечивало успешность аграрного способа производства, давало преимущества использования транспортного фактора, обеспечивало приоритеты развитию горнодобывающей отрасли.
Индустриальный этап развития экономической системы сопровождался дальнейшим совершенствованием материальных факторов производства. Потребность в них стала массовой, поэтому большую значимость приобрели факторы энергообеспеченности и новые технологические способы производства. Разработка новых технологий произвела эффект революционного масштаба, возможности производственной системы существенно возросли, изменился отраслевой облик промышленности, нарушения согласованности предложения и спроса провоцировали социальные конфликты и катастрофы.
Мы уже упоминали, что именно в период индустриального развития наиболее ярко проявился циклический характер развития экономической системы благодаря эндогенному развитию технико-технологического уровня экономической системы и колебаниям величины факторов, определяющих предложение капитала. Индустриальный период соотносят с существованием макроциклов или индустриальных циклов. Начало очередного цикла вызывают инновационные эффекты развития технологий, использования новых источников энергии, что приводит к формированию принципиально новой производственно-экономической структуры и системы отношений в обществе. В четвертом индустриальном цикле особое значение приобрело сближение и переплетение науки и производства, в этих условиях ускоренное развитие получили микроэлектроника и информационно-коммуникационный кластер, в качестве инновационного кластера начали проявлять себя наноэлектроника и биотехнология.
Так, В.Л. Иноземцев считает, что кризисы 1973–79 гг. и 1997–1999 гг. представляют собой события, знаменующие начало и конец периода становления в западных странах зрелой постиндустриальной системы [7, C.101-102]. В экономике постиндустриального типа происходит развитие информационных технологий, телекоммуникаций, информация и знания становятся ресурсом, для которого перестают действовать законы мультипликативной связи объемов производства и инвестиций, законы непрерывного роста производительности труда [8]. Потенциал постиндустриальной системы формируется на основе интеллектуального капитала, представляющего собой ведущий производственный фактор.
Однако потенциал экономической системы, представляемый как органическая целостность технологического уклада и ключевых производственных ресурсов, не может быть успешно воплощен в параметрах результативности системы, в реализации ее целевой функции без проводящей роли институциональной среды и действия механизмов координации и организации в системе. Согласно точке зрения С. Уинтера и Р. Нельсона, процесс технических инноваций зарождается на уровне отдельных фирм и распространяется на отрасль в ходе рыночного взаимодействия между фирмами, осуществляемого по некоторым время от времени меняющимся правилам [14].
Институциональная среда является еще одним значимым элементом потенциала экономической системы, совокупность экономических и неэкономических институтов обеспечивает эффективную координацию действий экономических агентов и социальных групп в обществе, тем самым способствуя достижению цели экономической системы. И в этом смысле структура и плотность институциональной среды, состав ее элементов, уровень жесткости, задаваемый доминированием регулирования и саморегулирования, находятся в зависимости от исторического типа экономической системы, ее технологического уклада. Поскольку технологическим укладом предопределены формы организации экономических агентов, роль институтов государственного регулирования, содержание института собственности, обусловливающего правила распределения экономических благ, постольку и потенциал экономической системы обретает свой характер в условиях доиндустриального, индустриального и постиндустриального этапов.
В условиях постиндустриального развития система социально-экономических институтов складывается как результат взаимодействия между потребностями производственной системы и потребностями индивидов. Ведущий экономико-правовой институт собственности трансформируется в институт обладания интеллектуальным капиталом, который не требует защиты права владения им, не дает материальной основы в том, чтобы им распоряжаться, но предполагает его постоянную актуализацию и эффективность в процессе использования. Экономические институты в рамках фирм дополняются социальными институтами, в результате взаимодействия государства и профсоюзов создается общенациональная система социальной безопасности для защиты населения от явлений безработицы, поддержки слабых социальных групп.
В этих условиях система государственного макрорегулирования приобретает ярко выраженную социальную направленность. Развитие социальной сферы хозяйства приводит к объединению сфер образования, фундаментальной науки, здравоохранения и культуры. Институциональная среда пост­индустриального общества позволяет приумножать человеческий капитал, реализовать потребности к развитию, сформировать культуру потребления, которая становится фактором стимулирования экономической активности и интеллектуального прогресса членов общества. Экономические нормы и правила являются определяющими в совокупности институтов рыночной экономической системы. В условиях постиндустриальной системы, не отрицающей регулирующей роли рынка, происходит смещение акцентов на развитие социокультурных и политических институтов, а также институтов инновационного развития.
Следует отметить так же и то, что в процессе эволюции потенциала экономической системы произошло смещение акцентов с экстенсивных, ресурсных факторов развития и преимущественно экономических институтов на интенсивные факторы развития экономики в связи с развитием человеческого и интеллектуального капитала, ростом и усложнением потребностей индивидов. Движущими силами экономической системы становится не только стремление к материальному благополучию, но также стремление реализовать потребности духовной самореализации личности.
Результативность экономической системы. Рассматривая результат движения экономической системы, мы, во-первых, соотносим его с целью системы, оценивая степень ее достижения, во-вторых, даем оценку эффективности функционирования и реализации потенциала системы, в-третьих, намереваемся выявить тенденции и факторы развития, с тем, чтобы скорректировать должным образом экономическую политику. Результат экономической деятельности принято ассоциировать с категориями роста и развития. Причем, в последнее время утвердилась точка зрения о том, что категории «рост» соответствует положительная динамика количественных показателей, развитие же полагает улучшение неких качественных показателей экономической системы. В контексте отмеченных выше изменений в приоритетах экономического развития и потенциала экономической системы, мы можем утверждать, что результат экономической деятельности должен выражать качественное изменение в процессе удовлетворения материальных и нематериальных потребностей человека и реализации его интеллектуального потенциала. Исследование делового цикла должно опираться на оценку результативности экономической системы с аналогичных позиций.
Возникает вопрос: какой экономический индикатор адекватно отражает достижение цели экономической системы постиндустриального развития, цели удовлетворения материальной потребности и цели реализации интеллектуального потенциала человека?
Современная постиндустриальная система развивается в условиях приоритета человеческого капитала, интеллектуального и технологического прогресса, структурных, институциональных и мотивационных факторов построения национальных инновационных систем. Новой чертой экономики и общества становится интеллектуализация труда, связанная с опережающим развитием живого знания в сравнении с овеществленным. Серьезными подвижками на этом пути стали такие явления, как переход от технократической к антропоцентрической организации производства и труда, демократизация экономических отношений, новая этика и социализация труда, изменение структуры частной собственности, формирование новых приоритетов личности и социума, стирание границ производства и потребления [16]. Этот перечень явно соответствует сущностным характеристикам предпринимательства.
Предпринимательство несет в себе элементы интеллектуального капитала, возможности свободной самореализации личности. Мы полагаем, что в условиях постиндустриального развития максимально информативным и отражающим весь комплекс сущностных параметров современной экономической системы должен стать индикатор делового цикла, характеризующий предпринимательскую активность. Индикатор предпринимательской активности целесообразно сформировать на принципах построения интегральной модели, в которой предпринимательство следует рассматривать с точки зрения ресурсно-воспроизводственного и организационно-институционального аспектов.

4. Выводы
Мы полагаем, что индикатор предпринимательской активности адекватен задачам исследования постиндустриального делового цикла исходя из следующих аргументов. С этим феноменом связаны экономические результаты движения системы: совокупный выпуск, обеспечение потребления ресурсов и их оборот, занятость населения. Уровню развития предпринимательства прямо пропорционален уровень благосостояния в обществе, поскольку предпринимательство является основой формирования среднего класса, обеспечивает занятость населения, обеспечивает постоянное развитие качества предложения. Предпринимательство представляет собой вид деятельности, в рамках которого реализация творческого потенциала человека достигает высокого уровня, субъекты предпринимательства в условиях конкурентной среды являются генераторами инновационной активности. Высокий уровень развития предпринимательства становится возможным в условиях среды с высокой степенью свободы, преобладанием механизмов саморегулирования. Поэтому развитие предпринимательской деятельности становится фактором развития демократии в обществе, фактором свободной самореализации интеллектуального потенциала человека. Предпринимательству принадлежит особая роль в обеспечении механизма делового цикла, его повышательные и понижательные волны становятся возможными в результате мобилизации и сжатия организационно-инновационной деятельности предпринимательства.


Литература
1. Амбросов Н.В. Равновесные состояния в управлении экономической системой. — Иркутск: Изд-во ИГЭА. — 1998. — 110 с.
2. Андрианов В. Теория саморегуляции рыночной экономики // Общество и экономика. — 2002. — № 5. — С. 5–36.
3. Астапов К.Л. Особенности развития экономических систем в современных условиях // Вестник Моск. ун-та. Сер. 6 . Экономика. — 2005. — № 4. — С. 68–86.
4. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования / Пер с англ. — М.: Academia, 1999. — 956 с.
5. Бузгалин А.В., Колганов И. Сравнительный анализ экономических систем: методология и теория (материалы спецкурса) // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 6. Экономика. — 2002. — № 3. — С. 94–114.
6. Бузгалин А., Колганов А. Человек, рынок и капитал в экономике XXI века // Вопросы экономики. — 2006. — № 3. — С. 125–144.
7. Иноземцев В.Л. На рубеже эпох. Экономические тенденции и их неэкономические следствия: Аутентичные тексты статей и рецензий 1998–2002 годов. — М.: Экономика, 2003. — 724 с.
8. Иноземцев В.Л. Парадоксы постиндустриальной экономики // Мировая экономика и международные отношения. — 2000. — № 3. — С.3–11.
9. Классики кейнсианства. В 2 т. Т. 2. Хансен Э. Экономические циклы и национальный доход. — М.: Экономика, 1997. — 431 с.
10. Лопатников Л.И. Экономико-математический словарь: Словарь современной экономической науки. 5-е изд. — М.: Дело, 2003. — 523 с.
11. Майминас Е. Информационное общество и парадигма экономической теории: Вопросы теории // Вопросы экономики. — 1997. — № 11. — С. 86–96.
12. Макконнелл Р., Брю С. Экономикс: Принципы, проблемы и политика: учебник / Пер.с англ. — 14-е изд. — М. : Инфра-М, 2005, 2002. — 972 с.
13. Некипелов А. Уровень общественного благосостояния: подходы к оценке // Российский экономический журнал. — 2004. — № 7. — С. 37–42.
14. Нельсон Р.Р., Уинтер С.Дж. Эволюционная теория экономических изменений / Пер. с англ. — М.: Финстатинформ, 2000. — 473 с.
15. Хайек Ф.А. Индивидуализм и экономический порядок. — М.: Изограф, 2001. — 256 с.
16. Чеботарев Н.Ф. Инновационная деятельность как главный источник повышения благосостояния и развития человеческого капитала // Аудит и финансовый анализ. — 2007. — № 2. — С. 332–347.
17. Шумпетер Й.А. Теория экономического развития. Капитализм, социализм и демократия. — М.: Эксмо, 2007. — 864 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия