Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (31), 2009
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ
Волович В. Н.
профессор кафедры экономической теории
Национального минерально-сырьевого университета «Горный» (Санкт-Петербург),
доктор экономических наук


Мировой кризис в российском измерении
В статье анализируются с классических позиций причины, механизм и последствия мирового финансового кризиса. Раскрываются особенности кризисных процессов в российской экономике в контексте поведения различных хозяйствующих субъектов — банков и корпораций — и роли государства в развертывании кризиса и преодолении его последствий. Формулируются выводы и рекомендации по основным направлениям антикризисной политики государства
Ключевые слова: мировой финансовый кризис, экономический цикл, российская экономика, государственное регулирование экономики

В настоящее время проблема мирового кризиса, можно сказать, находится в центре внимания всего человечества. Высказываются самые различные, а подчас и парадоксальные мнения как о его особенностях и признаках, так и о его последствиях. Причем присутствуют не только трезвые социально-экономические оценки, но и соображения мистического характера. Так, на Западе высказывается мысль о том, что современное человечество, погрузившись в глобальный экономический кризис, находится на пороге «темного века». Участники закрытого обеда в Колумбийском университете (среди которых были известные экономисты и бизнесмены) охарактеризовали современный мировой кризис как некий коллапс со всеми вытекающими отсюда последствиями. Другие авторы, чтобы обелить как-то нынешний капитализм, высказывают абсурдное мнение о том, что кризису подвергся не сам капитализм как способ производства, а рынок, забывая при этом о том, что рыночная экономика — это и есть капитализм в его историческом измерении. А между тем, причины нынешнего мирового кризиса (при всем его многообразии и особенностях) изначально заложены уже в самом капиталистическом производстве.
Известно, что рыночная, а точнее говоря, капиталистическая экономика, объективно развивается циклически, двигаясь от одного кризиса к другому. Последнее обусловлено противоречием между общественным характером капиталистического производства и частной формой присвоения. В этом и заключается сущность экономических кризисов при капитализме, — будь то Великая Депрессия или сегодняшний мировой финансовый кризис, который уже выступает как составная часть мирового экономического кризиса. Однако сам экономический кризис, как показывает история развития капиталистической экономики, может проявляться или как кризис перепроизводства, или как финансовый кризис.
В первом случае экономический кризис обусловлен противоречием между производством и потреблением. Кризис перепроизводства заключается в перепроизводстве товаров по отношению к возможностям платежеспособного спроса населения. А это в свою очередь приводит к резкому сокращению предложения (производства) товаров, а, следовательно, к массовому банкротству фирм и предприятий, и, конечно же, к быстрому росту безработицы, а также к другим отрицательным социально-экономическим последствиям.
Кризисы перепроизводства — это так называемые регулярные циклические кризисы, которые повторяются систематически через определенные периоды времени.
Можно с уверенностью сказать, что все предыдущие мировые кризисы (30-х, 70–80-х годов прошлого столетия) выступали как кризисы перепроизводства, что нельзя сказать о нынешнем мировом финансовом кризисе. Будучи составной частью экономического кризиса, финансовый кризис имеет свои характерные особенности и признаки. Сразу же уточним, что финансовый кризис органически включает биржевые кризисы (фондовый кризис) и денежно-кредитные кризисы (валютный кризис), поскольку сам финансовый рынок структурно включает рынок ценных бумаг и денежный рынок.
Сущность любого финансового — в глубоком расстройстве государственной финансовой системы. Финансовый кризис может носить локальный (кризис в отдельно взятой стране), региональный (кризис в нескольких странах того или иного региона) и мировой характер. В прошлые времена финансовые кризисы были вызваны или войнами, или циклическими кризисами перепроизводства. Исторически финансовые кризисы начали проявляться еще в восемнадцатом и девятнадцатом веках. Причем, в то время как циклические, так и финансовые кризисы носили, как правило, локальный или региональный характер, а по продолжительности — кратковременный характер. Так, финансовые кризисы в связи с огромными военными расходами имели место в период Семилетней войны 1756–1763 гг. в Великобритании, в период Гражданской войны в 1861–1865 гг. в США, в период Крымской войны в 1853–1856 гг. в России.
Особый размах, а по времени и более затяжной, финансовый кризис проявил себя и в период так называемой Великой Депрессии 1929–1933 гг. Будучи порождением мирового кризиса перепроизводства, указанный финансовый кризис привел по существу к банкротству многие государственные финансовые системы. Так, в тот период прекратили полностью платежи по внешним займам ведущие европейские страны: Германия, Великобритания, Франция, Италия. В 1931 г. на год были отстрочены все платежи по внешним долгам США.
Необходимо подчеркнуть, что в той или иной форме финансовые кризисы в капиталистических странах возникали и после Великой Депрессии. Это проявлялось, прежде всего, в постоянном росте бюджетного дефицита, а, следовательно, и государственного долга, росте инфляции, расшатывающей государственную и налоговую системы и приводящей к негативным социальным последствиям, — росту цен на товары и услуги, безработицы, повышению налогов, снижению уровня реальной заработной платы работников наемного труда.
Что касается роста бюджетного дефицита, а также государственного долга, то подобные отрицательные явления наиболее полно проявились в экономике США. Так, в настоящее время государственный долг США равен 13 трлн долл., что явилось также одной из причин кризиса американской экономики в современных условиях. Известно, что ВВП США составляет пятую часть мирового ВВП, в то время как на потребление в США приходится около 40% мирового ВВП. США жили и живут в долг, за счет эксплуатации других, прежде всего, развивающихся стран.
Как видим, финансовые кризисы в той или иной степени сопровождали капиталистическую экономику и до нынешнего мирового финансового кризиса. В чем же тогда специфика современного кризиса? На наш взгляд, укрупненно, указанная специфика состоит в следующем:
а) данный кризис, по существу, охватил все без исключения страны мира, включая и Россию. Поэтому нынешний финансовый кризис есть все основания рассматривать как глобальный кризис;
б) современный финансовый кризис разразился в мирное время, а не в условиях чрезвычайных обстоятельств военного времени, как это имело место в прошлые времена;
в) если в прошлые времена финансовому кризису, как правило, предшествовал регулярный циклический кризис (как кризис перепроизводства), то нынешний мировой финансовый кризис, наоборот, сам предшествовал циклическому кризису. Более того, он по существу и вызвал нынешний мировой экономический кризис.
Можно с уверенностью сказать, что глобальный финансовый кризис был вызван не столько кризисом перепроизводства, сколько грубым нарушением равновесия в структуре общественного воспроизводства. Произошел колоссальный разрыв между стоимостным выражением мирового финансового рынка (так называемой виртуальной экономики) и стоимостным выражением реального сектора экономики, а точнее говоря, сферы материального производства, где, собственно, и создаются все материальные блага и услуги. Нынешняя мировая финансовая система лишь на 5–7% обеспечена реальными активами, т.е. основу сегодняшней рыночной экономики составляет виртуальная экономика, а точнее говоря фиктивный (спекулятивный) капитал. По некоторым данным, только в США стоимостной объем финансового рынка в четыре раза превысил объем ВВП. Подобная картина наблюдается и в России.
Известно, что в системе общественного воспроизводства определяющее место принадлежит не сфере денежного обращения, а сфере материального производства. Сфера денежного обращения, как и сфера обмена вообще, всегда являлась и является производной (вторичной) по отношению к сфере материального производства, а не наоборот, как это произошло в современной мировой экономике. Необходимо подчеркнуть, что подобное явление произошло в результате осуществления во многих странах мира, включая и Россию, так называемой неолиберальной политики, суть которой выражается в невмешательстве государства в рыночную экономику, в насаждении идеологии стихийности и так называемой саморегулируемости рынка. Миру был навязан по существу чистый капитализм, который уже давно канул в Лету. Именно подобная псевдорыночная политика вызвала во многих странах мира (прежде всего в США, в странах Европейского сообщества, в России) спекулятивный, неконтролируемый разгул финансовой стихии как на фондовых, так и на валютных рынках.
Все это, на наш взгляд, и привело к колоссальному отрыву стоимостного объема финансового рынка от стоимостного объема реального сектора экономики. Над реальной экономикой, образно выражаясь, образовался пустой финансовый навес, который получил в народе меткое название финансового пузыря. Будучи не подкрепленным реальным сектором экономики, рано или поздно он должен был лопнуть, что и произошло в настоящее время. По некоторым данным, стоимостной объем мирового спекулятивного капитала исчисляется астрономической цифрой — более четырехсот триллионов долларов, что в несколько раз превышает совокупную стоимость активов реального мирового сектора экономики. Все это и легло в основу современного не только финансового, но и экономического (циклического) кризиса.
Нынешний мировой кризис со всей убедительностью показал непригодность и даже вредность используемой во многих странах мира (включая и Россию) неолиберальной (стихийной) модели развития рыночной экономики.
Выдвинутая двести с лишним лет назад Адамом Смитом либеральная модель развития капиталистической экономики никакого отношения не имеет к нынешней экономической реальности. Дело в том, что смитовский либерализм был характерен только для эпохи так называемой свободной конкуренции, экономическую основу которой составляло мелкотоварное капиталистическое производство. Хронологически, как известно, эпоха свободной конкуренции (эпоха либерализма) закончилась в конце XIX века. Эпоху свободной конкуренции сменила эпоха монополистической (несовершенной) конкуренции. А сегодняшняя капиталистическая (рыночная) экономика — сверхмонопольная экономика. Поэтому всякая болтовня о свободной конкуренции, саморегулировании рынка, о «невидимой руке» Смита по меньшей мере анахронизм, а точнее говоря, — экономический абсурд, что и доказал нынешний мировой кризис, поскольку он и был как раз вызван стихийной (спекулятивной) формой развития рыночной экономики.
Необходимо подчеркнуть, что именно нынешние монополии, прежде всего транснациональные, «обеспечили», если так можно выразиться, глобальный характер и финансового, и экономического кризиса.
Доказательством того, что нынешняя рыночная экономика в основе своей была и остается монопольной экономикой является то, что в надувании мирового финансового пузыря основную лепту, если так можно выразиться, внесли транснациональные корпорации. Именно они управляют современной мировой экономикой. Достаточно привести следующие примеры. Современной мировой экономикой по существу управляют 500 крупнейших ТНК, капитализация которых до начала кризиса составляла баснословную сумму — 26 триллионов долларов, что в 25 раз превышает объем ВВП России. Капитализация отдельных крупнейших корпораций превышает объемы ВВП нескольких слаборазвитых стран. Так капитализация крупнейшей международной корпорации — нефтегазового гиганта Exxon Mobil до кризиса превышала 430 миллиардов долларов. Ненамного меньше у другой транснациональной корпорации General Electric — 365 млрд долл.
Если учесть тот факт, что из 500 крупнейших корпораций мира около 200 имеют американскую прописку — отсюда и проблема глобализации по-американски — проблема господства США на мировом рынке и в международной политике. Именно американские обанкротившиеся ипотечные компании и инвестиционные банки открыли дорогу современному мировому финансовому кризису. Выдавая бесконтрольно дешевые кредиты малообеспеченному населению (а в США это свыше 30 млн человек), указанные компании обанкротились, не получив назад выданные кредиты, а также проценты на них. Подобное явление имело место и в России. В нашей стране только за период 2001–2008 гг объем потребительского кредита вырос более чем в 70 раз.
Монополизация экономики вовсю осуществляется и в современной капиталистической России. В нынешних условиях российской экономикой управляют свои отраслевые и межотраслевые монополии (корпорации). Можно с уверенностью сказать, что 100 российских монополий управляют отечественной экономикой. Восемь из 100 российских монополий уже вошли в число 500 крупнейших корпораций мира. На первом месте среди российских монополий находится Газпром, стоимостная оценка активов которого до кризиса составляла 255 млрд долл. Общая же капитализация только восьми крупнейших российских компаний составляла 643 млрд долл., что равно половине объема ВВП России. Особую роль в российской экономике играют так называемые естественные монополии не только с точки зрения специфики производимой ими товарной продукции и оказания услуг, но и того огромного влияния, которое они оказывают на развитие других отраслей народного хозяйства, а, следовательно, национальной экономики в целом. Дело в том, что потребителями продукции и материальных услуг естественных монополий являются в той или иной мере все отрасли общественного производства, а также домашние хозяйства.
Проблемой номер один в нынешней российской экономике является бесконтрольный рост цен (тарифов) на продукцию и услуги естественных монополий, что тормозит развитие национальной экономики как таковой. Только в текущем году рост тарифов на продукцию и услуги естественных монополий в России составил около 30%.
Сложность проблемы заключается еще и в том, что в России в отличие от развитых стран Запада (в первую очередь США) по существу бездействует антимонопольное законодательство, что дает возможность естественным монополиям бесконтрольно извлекать весьма высокую монопольную прибыль.
Как западные, так и отечественные компании, в погоне за сверхприбылью бесконтрольно занимались так называемой капитализацией, спекулятивно поднимая курсы своих ценных бумаг, забыв при этом об их реальной экономической основе. Особенно этому процессу радовались отечественные реформаторы. Так, например, еще в 2005 г. прирост капитализации крупных компаний на фондовом рынке России доходил до 90%, что считалось, чуть ли не мировым рекордом. И никому тогда в голову не приходило, что это не реальная, а ложная капитализация. Вот почему в условиях мирового финансового кризиса обвал российского фондового рынка оказался самым глубоким в мире. По оценке экспертов российский фондовый рынок потерял около 80% своей стоимости. Такого обвала не было даже на фондовом рынке США. По мнению западных аналитиков, российский олигархический капитал потерял в результате кризисных явлений в экономике около 150 млрд долл. Если до кризиса в России насчитывалось 110 олигархов, то в настоящее время их численность сократилась вдвое. Такова цена ложной капитализации отечественных корпораций (монополий).
О бесконтрольном поведении российских компаний и банков говорит и другой пример: в погоне за дешевыми кредитами многие российские корпорации и коммерческие банки безоглядно кредитовались на Западе, не думая при этом о серьезных финансовых последствиях для себя и для России. Более того, некоторые компании и банки брали дешевые кредиты и во время кризиса. В настоящее время государственный и корпоративный долг России составляет 510 млрд долл., что в полтора раза превышает оставшийся объем резервного фонда. Только в 2009 г России предстоит выплатить внешний долг в размере 210 млрд долл.
В связи с тем, что на сегодняшний день многие должники обанкротились, государство вынуждено указанные долги взять на себя. Правда, в настоящее время уже и «наверху» раздаются голоса о том, что за свои долги (в том числе и внешние) должны отвечать частные собственники, а не перекладывать их убытки на плечи налогоплательщиков. Это верно и с точки зрения эффективности производства, поскольку именно собственник должен отвечать за свои убытки. Иначе теряется здравый смысл самой рыночной экономики.
Есть еще одна проблема, которая также отрицательно повлияла на отечественную финансовую систему. Наши компании, можно сказать, потеряли и доходы, на которые они рассчитывали, приобретая ценные бумаги тех или иных западных корпораций. По иронии судьбы российские компании приобретали акции даже у банкротов. Так на 1 января 2008 г. они инвестировали свои средства в ценные бумаги обанкротившихся американских ипотечных компаний Fannie Mae, Freddie Mac, а также Loan Banks на сумму свыше 100 миллиардов долларов, которые, естественно, потеряны безвозвратно. Все вышеизложенное говорит о том, что основными виновниками финансового кризиса в России (так же как и на Западе) являются крупные корпорации и монополии.
Говоря о финансовом кризисе, необходимо подчеркнуть, что в его основе лежит, прежде всего, фондовый кризис (биржевые кризисы). В этом плане нельзя финансовый кризис сводить (как это делают многие аналитики) только к кризису сферы денежного обращения, а еще более конкретно — к нехватке ликвидности у банков.
Опасность фондовых кризисов заключается в том, что они усиливают и экономические (циклические) кризисы, поскольку спады на фондовых биржах нередко являются предвестниками спадов и в сфере материального производства, что и происходит в настоящее время, как в экономиках западных стран, так и в российской экономике. На Западе реально начался так называемый процесс рецессии (спад производства), который может привести к нулевой отметке экономического роста. В России же по данным Всемирного банка прирост объема ВВП к концу 2009 г. снизится на 4,5%, в то время как в странах Лондонской двадцатки — в среднем на 1%. Наиболее глубокая рецессия среди высокоразвитых стран наблюдается в Японии — свыше 5% в год. В России же фактически падение объема ВВП может опрокинуть и прогнозы Всемирного банка, поскольку только в первом квартале текущего года вместо ожидаемых 2,5% фактическое падение ВВП составило более 7%. Причем подобное падение может продлиться в 2010 и даже в 2011 г.
Необходимо подчеркнуть, что рецессия охватила большинство стран мира. Так, из более чем 200 стран мира, только в 12-ти в первом полугодии 2009 г. наблюдался положительный экономический рост. В этом плане благоприятно выглядят страны так называемой группы БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай), за исключением России. Особый интерес в этой связи вызывает Китай, который, по убеждению известного американского экономиста Джефри Сакса, должен одним из первых выйти из кризиса. Последнее объясняется тем, что у Китая самые большие валютные резервы (более 2-х триллионов долларов, что в 4 раза больше чем в России), а также благодаря значительному торговому профициту и масштабным инвестициям, разбросанным по всему миру.
Фондовый кризис отрицательно сказывается и на денежно-кредитной системе. Резкое падение курсов ценных бумаг (прежде всего акций) заставляет акционеров лихорадочно их продавать даже по заниженным ценам. Стремительный рост продажи ценных бумаг обусловлен погоней за наличными деньгами, а это начинает лихорадить и кредитно-денежную систему. С другой стороны, в период финансового кризиса сами кредитные учреждения, в первую очередь банки, начинают массовую распродажу ценных бумаг, находящихся у них в качестве залога под ссуду, что также углубляет финансовый кризис.
Более же конкретно денежно-кредитный кризис выражается в резком сокращении коммерческого и банковского кредитов, в погоне за наличными деньгами, в массовом банкротстве банков, что и происходит в нынешней экономической жизни России и других стран мира. Одним словом, финансовый кризис — это и фондовый кризис, и кризис денежно-кредитной системы в их органическом единстве и выражении.
Как уже было сказано, разразившийся финансовый кризис перерос в мировой экономический кризис. Основные причины возникновения и финансового, и экономического кризиса нами уже были названы. Однако, поскольку Россия оказалась по существу в эпицентре мирового кризиса, налицо необходимость детального анализа причин кризисных явлений в российской экономике, что позволит внести конкретные предложения по ее оздоровлению. Главной причиной кризисных явлений в рыночной экономике России, на наш взгляд, является бездумное следование отечественных реформаторов (навязанной нам Западом, а более конкретно — американцами) неолиберальной (стихийной) модели развития экономики. Отсюда — преждевременный уход из экономики государства, излишняя открытость нашей экономики, основная ориентация крупных российских товаропроизводителей не на внутренний, — достаточно емкий, — рынок, а на мировой. Вот почему, стоило пошатнуться мировому рынку, и российская экономика, образно говоря, пошла вразнос. Мы считаем, что в нынешних условиях со стороны государства требуются реальные протекционистские меры по защите внутреннего рынка и отечественной кредитно-денежной системы.
С точки зрения защиты внутреннего рынка опасным является и вступление России во Всемирную торговую организацию (ВТО), что приведет еще к большей открытости и беззащитности российской экономики, а, следовательно, и к сужению внутреннего рынка, краху целых отраслей, прежде всего, сельского хозяйства. Отрицательные последствия вступления России в ВТО мы наблюдаем уже в настоящее время, — в стремлении России поднять внутренние цены (прежде всего на энергоносители) до уровня мировых цен. Отсюда и безудержный рост в настоящее время цен и тарифов на газ, а для населения — на коммунальные услуги. При этом отечественные реформаторы забывают, что доходы населения России, по меньшей мере, в 10 раз ниже, чем у населения высокоразвитых рыночных стран.
Что же касается самой ВТО как международной организации, то она, как справедливо отметили Давосские эксперты, давно изжила себя.
О положительном влиянии внутреннего рынка на национальную экономику говорят и примеры из отечественной истории. Так, если в США в период Великой депрессии объем производства сократился на 1/3, то в это же время в СССР ежегодный экономический рост составлял 10–15%. В послевоенный же период удвоение промышленного производства в СССР было осуществлено за 8 лет, в то время как в США — за 18 лет, а в Англии — за 22 года. Это обстоятельство объясняется тем, что СССР в своем развитии опирался, прежде всего, на внутренний рынок в отличие от нынешней России, которая опирается в первую очередь на мировой рынок.
Сразу же оговоримся: когда речь идет о развитии внутреннего рынка в России, то речь не идет о полном отказе от экспортной политики. Речь идет в данном случае о разумном подходе к этой проблеме, а также о том, что и в условиях открытой экономики необходимо развивать внутренний рынок, если мы хотим в будущем избежать подобных кризисных явлений. Объективно внутренний рынок России, как в условиях командной, так и рыночной экономики, являлся и является достаточно емким. В этом связи не надо бояться жесткого государственного контроля за спекулятивной деятельностью российских банков. На наш взгляд, бесполезно подкармливать этих «жирных котов», как это делает в нынешних условиях Российское правительство, выдавая им десятки и сотни миллионов рублей под ставку 8–9%.
Известно, что правительство России уже выдало коммерческим банкам кредиты на сумму около 6 триллионов рублей. А банки, получив указанные субсидии, переводят и конвертируют эти рубли в доллары на заграничных счетах, — или, заламывая до 20-25% кредитные ставки, тем самым лишают реальный сектор экономики жизненно-необходимых оборотных средств, обрекая предприятия и фирмы на банкротство. При этом в западных странах ставка рефинансирования в нынешних кризисных условиях колеблется в пределах от нуля до 1,5%, что дает возможность реальному сектору экономики эффективно пополнять свои оборотные средства. В России же никакого стабилизационного фонда, а также золотовалютных резервов не хватит, если Российское государство и дальше пойдет по ложному пути подкормки «жирных котов». В случае же возникновения в условиях кризиса чрезвычайных обстоятельств (а это не исключено), Российское государство должно быть готово пойти и на крайний шаг — на национализацию отдельных крупных банков, как это уже произошло в Исландии, Испании, а также в Англии.
После национализации крупных банков Российское государство могло бы установить приемлемые для реального сектора экономики кредитные ставки, что оживило бы национальную экономику в целом. Вопрос о предоставлении кредитов предприятиям, фирмам и корпорациям в условиях кризиса можно, на наш взгляд, решать и через органы казначейства, а также соответствующие министерства.
Говоря о национализации, которая так пугает отечественных реформаторов, необходимо иметь в виду, что в развитых рыночных странах и национализация, и приватизация используются весьма активно. Причем здесь во главу угла ставится не частный интерес какого-либо собственника, а эффективность производства. Подобный подход к национализации должен быть и у российского государства.
В истории рыночной экономики примеры жесткого государст­венного контроля за финансовой деятельностью банков уже имеются. Пример тому принятый в свое время по инициативе президента Рузвельта в период Великой Депрессии знаменитый закон Глосса Стигалла, который устанавливал жесткий государственный контроль над финансовой деятельностью банков, что и спасло рухнувшую американскую экономику в период Великой депрессии.
Одной из серьезных причин, породивших кризисные явления в российской экономике, является однобокость в ее развитии — упор на сырьевые отрасли экономики, превращение России в сырьевой придаток мировой экономики. Пока росли мировые цены на энергоносители, подобное явление нас радовало, поскольку 80% экспортной продукции приходилось на сырьевые отрасли. Однако в настоящее время положение резко изменилось: буквально ежедневно цены на энергоносители то падают, то поднимаются. К тому же, по мнению некоторых экономистов, среднегодовые цены выше 40 долл. за баррель не могут являться в долгосрочной перспективе равновесными. Правда, по мнению ОПЕК цены в 40–50 долл. за баррель могут устроить как производителей, так и потребителей. Да и для российской экономики цена в 50 долл. весьма приемлема. Однако следует быть готовым и к худшим вариантам развития событий.
В нынешних условиях преуспевающие в прошлом сырьевые отрасли превращаются в убыточные отрасли экономики. Вот почему требуется срочная переориентация российской экономики на развитие обрабатывающей промышленности, прежде всего отраслей машиностроения, наукоемких производств. В этом плане со стороны государства и бизнеса требуются открытые финансовые вливания в указанные отрасли промышленности. И для этого имеются реальные условия, благо еще в России сохранился научный и интеллектуальный потенциал. Именно отрасли обрабатывающей промышленности необходимо оживлять и развивать в период экономического кризиса. Иного просто не дано!
Особого внимания в нынешних кризисных условиях требуют наукоемкие отрасли производства, которые в России по существу находятся в плачевном состоянии. В настоящее время в структуре мировой наукоемкой продукции на долю России приходится лишь 0,3%, в то время как на долю Китая — 6%. Сложность данной проблемы заключается еще и в том, что в отраслях обрабатывающей промышленности весьма высок уровень износа основного капитала — до 70%. Темпы же обновления основных фондов очень низкие — 3–4% в год. Здесь немалая вина ложится на частных собственников, которые по существу не используют главный источник обновления основного капитала — амортизацию, направляя указанные средства на другие цели.
Известно, что в России стоимость основных фондов на начало 2008 г. составляла более 60 трлн руб. Даже при средней норме амортизации в 10% ежегодно амортизационные отчисления должны были бы составлять 6 триллионов рублей, однако фактические суммы отчислений значительно ниже. Отсюда и ускоренный износ основных фондов. Все это говорит о необходимости строгого государственного контроля за соблюдением частными предприятиями и фирмами норм амортизации. Напрашивается также и такая крайняя мера со стороны государства, как национализация предприятий и фирм, собственники которых не соблюдают нормы амортизации, а, следовательно, на протяжении многих лет не занимаются обновлением основного капитала. Как известно, в послевоенные годы Япония сделала заметный рывок в развитии промышленного производства, прежде всего, за счет так называемой укоренной амортизации. Подобный опыт следовало бы использовать в нынешней России.
Как с точки зрения развития экономики, так и с точки зрения обеспечения занятости населения в условиях кризиса, важное значение имеет активное развитие в России малого и среднего бизнеса. Как показывает опыт мирового хозяйствования, именно малый и средний бизнес в условиях кризиса чувствует себя более устойчиво и уверенно, чем крупный бизнес. Требуется реальная финансовая, налоговая и другая поддержка малого бизнеса со стороны государства. Необходимо от слов переходить к делу.
Что касается социальных последствий разразившегося в России экономического кризиса, то они налицо. Уже наблюдается в стране активный всплеск безработицы. Из-за роста инфляции и цен на основные товары и услуги, а также невыплат заработной платы происходит заметное снижение платеже­способного спроса населения. Из-за невозможности получения банковских кредитов упал спрос на жилье. Наблюдаются и другие негативные последствия экономического кризиса в России. Так, по данным Росстата, задолженность по зарплате в России за октябрь 2008 г. выросла на 33,4% и составила суммарно 4 млрд руб. Подобное явление наблюдалось в ноябре и последующие месяцы 2008 и 2009 гг. По всей стране растет и число уволенных из-за массовых сокращений и остановки производст­ва. Более чем в тысяче российских компаний уже официально запущены программы по сокращению персонала. Указанный процесс затронул свыше 30 тысяч предприятий и фирм, 600 из которых — градообразующие предприятия. Из-за неконкурентоспособности 2000 предприятий ждут осуществления процедуры банкротства. По данным Всемирного банка, к концу 2009 г. уровень безработицы в России составит 12%. Уже на конец мая текущего года количество безработных в России составило более 7 миллионов человек. По нашим прогнозам, к середине 2010 г. уровень безработицы в России может составить 15% и выше, а в абсолютном выражении 14–15 млн человек.
Не менее остро стоит проблема инфляции. Вместо запланированных 8–9% инфляция в России, по данным Всемирного банка, к концу 2009 г. составит 11–13%. По нашим же прогнозам — около 20%. К концу 2010 г. (при нынешних темпах роста цен на товары и услуги) уровень инфляции может составить 30–35%. При крайне негативных условиях развития экономики (а это не исключено) в России может возникнуть и самая опасная форма инфляции — гиперинфляция (от 200% и выше).
В условиях кризиса возникает проблема и с удешевлением российского рубля. Если Центральный банк займет позицию свободно плавающего курса рубля, укрепляя тем самым американский доллар, то мы будем свидетелями резкого падения российского рубля в будущем со всеми вытекающими отсюда отрицательными последствиями, как для населения, так и для национальной экономики в целом. На наш взгляд, нужна прямая поддержка Центробанком отечественной валюты.
На основании вышеизложенного, напрашивается ряд теоретических и практических выводов и предложений:
1. Основной причиной экономических кризисов при капитализме (рыночной экономики) является противоречие между общественным характером производства и частной формой присвоения. Это означает, что до тех пор, пока существует капитализм (рыночная экономика) как исторический способ производства, экономические кризисы неизбежны. Речь может идти только об их периодичности, глубине и продолжительности.
2. Современный мировой кризис еще раз со всей убедительностью показал, что всякие рассуждения о частной форме собственности как якобы наиболее эффективной по сравнению с общественной (государственной) — чистейшей воды иллюзия. В настоящее время обанкротилась именно частная форма собственности, а точнее говоря, частнокапиталистиче­ская форма собственности. Это еще раз говорит о том, что нет «плохой» или «хорошей» формы собственности. В этом смысле все формы собственности в системе общественного воспроизводства равноценны. А всякая болтовня об эффективности частных собственников, по меньшей мере, заблуждение или умышленная «игра» в пользу частного интереса. Непосредственное влияние на эффективность производства оказывают не формы собственности как таковые, а формы хозяйствования. Вот почему из более чем 200 рыночных (капиталистических) стран, экономическую основу которых составляет частная форма собственности, только 40 стран можно отнести к разряду эффективно развивающихся стран. Но и данные страны, как показывает практика мирового рыночного хозяйствования, периодически подвержены кризисным явлениям. Нынешний мировой кризис тому пример.
3. Разразившийся мировой кризис еще раз подтвердил несостоятельность неолиберальной (стихийной) модели развития рыночной экономики. О какой стихийности (саморегулируемо­сти) капиталистической экономики можно говорить, если эту рыночную экономику спасает государство. В настоящее время государствами мира уже затрачено свыше 5 триллионов долларов на спасение рыночной экономики. И конца этой помощи не видно, на что справедливо указывает и лауреат Нобелев­ской премии известный американский ученый-экономист Джозеф Стиглиц. По его мнению, даже истраченные государством США на спасение рынка 700 миллиардов долларов еще не в состоянии разрешить кризисные явления в рыночной экономике США. Необходимо, помимо прямых государственных вложений в экономику, использовать и другие рычаги: налоговую систему (введение регрессивного или прогрессивного видов налога), осуществление различного рода трансфертных платежей, активное использование системы государственных закупок различного рода продукции, стимулирование совокупного платежеспособного спроса населения. Одним словом, требуется активное огосударствление рыночной экономики.
4. Как показывает мировой опыт, рыночная (капиталистиче­ская) экономика всегда развивалась противоречиво, двигаясь от одного кризиса к другому. Поэтому отечественным реформаторам, да и просто обывателям, пора уяснить, что рынок сам по себе ничего не решает. Рынок — это лишь особый инструмент в руках общества. А успешное использование любого инструмента, как известно, зависит от степени профессионализма и от уровня ответственности тех, кто использует данный инструмент.


Литература:
1. Кортен Д. Когда корпорации правят миром. — СПб.,2002.
2. Львов Д.С.Вернуть народу ренту. — М., 2004.
3. Львов Д.С. Контуры будущего // Советская Россия. — 2009. — 9 июля.
4. Российская экономика в 2007году. Тенденции и перспективы. — М.,2007.
5. Лиетар Бернар А. Будущее денег: новый путь к богатству, полезному труду и более мудрому миру. — М., 2007.
6. России угрожает застойная безработица // Советская Россия. — 2009. — 4 июля.
7. Бедные олигархи // РБК. — 2009. № 3.
8. Мировой кризис и его социально-экономические последствия для России. — СПб., 2009.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия