Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (31), 2009
ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
Яковлева А. В.
старший преподаватель кафедры экономики и финансов Санкт-Петербургского государственного университета низкотемпературных и пищевых технологий

О государственном регулировании малого бизнеса и преодолении безработицы в России
В статье рассматриваются безработица на российском рынке труда и проблемы развития малого бизнеса, как одного из институтов воспроизводства субъектной базы рыночной экономики, формирующей преобладающую часть рабочих мест в современных условиях.
Развитие малого предпринимательства в России не превращается в реальную экономическую силу, как это имеет место в странах ОЭСР. Фактором, сдерживающим развитие малого бизнеса, является неэффективность государственного регулирования, где главной проблемой является инфорсмент государства на рынке труда, неадекватный возможностям территорий
Ключевые слова: малый бизнес, рынок труда, безработица, занятость, государственное регулирование, инфорсмент

На этапе трансформационных реформ в 90-е гг. ХХ в. рынок труда российской экономики удивил мир своей низкой эластичностью. Сокращение занятости или рост числа безработных в России существенно отставал от темпов падения объемов производства, что намного отличалось в лучшую сторону от положения дел в странах Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ), которые также проходили путь трансформационных реформ.
Как отмечается в отечественных исследованиях, во всех странах ЦВЕ старт рыночных реформ ознаменовался взлетом безработицы. Практически везде она быстро преодолела десятипроцентную отметку, а в ряде случаев (Болгария, Польша, Словакия) превысила 15–20%. Ситуация стабилизировалась к середине 90-х гг., когда большинству из этих стран удалось преодолеть кризис переходного периода. Однако и позже любые, даже не очень значительные перепады экономической конъюнктуры сразу же вызывали новое повышение безработицы [1].
В условиях трансформационного спада в России, превосходящего по масштабам страны ЦВЕ, отмечался слабо выраженный рост безработицы, который не носил «взрывного» характера и растянулся на достаточно длительный период. Лишь на шестом году реформ показатели безработицы перешагнули десятипроцентный рубеж, достигнув того уровня, который установился в большинстве других постсоциалистических стран уже после того, как там возобновился экономический рост. Только Чехия и Румыния на протяжении большей части 90-х гг. демонстрировали более низкие показатели незанятости, чем Россия. На фазе оживления уровень безработицы стремительно пошел вниз, уменьшившись более чем вдвое: с максимальной отметки 14,6%, зафиксированной в начале 1999 г., до 7,2% в середине 2002 г. Подобной динамики показателя безработицы не демонстрировала ни одна другая переходная экономика кроме российской. Однако нет оснований полагать, что данный феномен повторится в условиях нынешнего кризиса, ведь большинство отечественных экономистов, независимо от теоретических и идеологических предпочтений, отмечают, что в России за годы реформ произошла тотальная структурная деградация экономики, а прогрессивные изменения имеют локальный, не определяющий характер.
Следует согласиться с теми экономистами, которые, рассматривая проблемы развития отечественной экономики, полагают, что современная рыночная экономика базируется не на любой, а на определенной народнохозяйственной структуре (технико-технологической, отраслевой и пр.) [2, 3]. Для такой экономики характерно присутствие основных, структурообразующих институтов-организаций: субъекты малого предпринимательства, среднего предпринимательства, крупные корпоративные структуры, государство. Первые служат источником воспроизводства массовой субъектной базы экономики. Вторые формируют продвинутый, более устойчивый бизнес. Третьи концентрируют решающую часть активов и производимой продукции, выступают в качестве локомотива народнохозяйственного развития. Четвертое является как регулирующей, так и хозяйствующей силой. Каждый из секторов или структур решает свою задачу и имеет свою нишу. Нельзя говорить apriori о том, какой сектор эффективнее и в чем и как должна проявиться по отношению к каждому из них регулирующая роль государства. Абстрактные разговоры о соотношении государства и рынка не могут дать конструктивного решения, если не рассматривать указанное соотношение конкретно, либо с точки зрения определенных характеристик рыночных структур (конкуренция, монополия, олигополия, монополистическая конкуренция), либо с точки зрения определенности институциональной организации (малый, средний, крупный бизнес, государственное предпринимательство).
В РФ пока не сложились благоприятные институциональные условия для развития предпринимательства, и ни одна из форм собственности, и хозяйствования не смогла раскрыть свой потенциал. Тем не менее, сектором экономики, обеспечившим ее наибольшим числом новых рабочих мест в пореформенный период, был малый бизнес.
Если задаться вопросом о том, насколько полно малый бизнес реализовал свой потенциал в направлении создания рабочих мест, то можно увидеть громадные резервы. Характеризуя роль малого бизнеса в решении проблемы занятости, его функцию воспроизводства массовой субъектной базы экономики, обратимся к статистике. Так доля занятых в малом бизнесе в развитых странах: в Великобритании составляет 49%; Германии — 46%; Италии — 73%; Франции — 54%; страны ЕС — 72 %; США — 54%; Япония — 78%; а в РФ 16% [4].
Сопоставление российской цифры 16% (!) с данными по ОСЭР заставляет задуматься над причинами столь низкого значения данного показателя, особенно в условиях нынешнего глобального экономического кризиса, когда самые тяжелые его последствия связаны с ростом безработицы и увеличением количества людей, потерявших источники доходов, т.е. средства к существованию. Рабочие места, их сохранение и рост наиболее важное направление антикризисных действий государства, поэтому эффективные действия с его стороны, направленные на поддержку малого бизнеса могут быть наиболее важным направлением деятельности в условиях преодоления кризиса. Опыт современных развитых стран показывает, что малый бизнес не развивается стихийно, а находится под соответствующим контролем государства, начиная с середины 50-х годов прошлого столетия, практически во всех развитых странах были созданы государственные структуры, ведающие делами малых предприятий.
Российская новейшая история также свидетельствует о том, что еще советское государство с середины 80-х годов прикладывало определенные усилия для развития и поддержки малого бизнеса. Правовым основанием для его создания послужил Закон «Об индивидуальной трудовой деятельности» от 19 ноября 1985 года, в соответствии с которым в стране легализовалась частная деятельность в 30 видах производства товаров и услуг. Однако частная инициатива сталкивалась с многочисленными бюрократическими препонами, производственными трудностями, вызванными дефицитом материальных ресурсов, идеологическими установками населения, враждебно относившегося к «частникам», а также высокой ставкой налогообложения, доходившей до 60%, сниженной лишь в мае 1988 г. [5].
Кооперативное предпринимательство стало началом малого бизнеса и, несмотря на определенные трудности, оно стало развиваться относительно быстро. Этому способствовал и привычный для советского хозяйства дух очередной кампании, направленной на развитие данной формы предпринимательства, и желание людей, как правило, молодых и инициативных, попробовать свои силы в новой предпринимательской среде. Данный этап помог подготовить один из самых прогрессивных и демократичных экономических законов за все годы советских реформ — Закон «О кооперации в СССР».
Политика в области экономического реформирования в этот период страдала непоследовательностью решений и противоречивыми правовыми актами. В 1986 году было принято постановление ЦК КПСС «О мерах по усилению борьбы с нетрудовыми доходами» и Указ президиума Верховного Совета СССР «Об усилении борьбы с извлечением нетрудовых доходов». Реализация мер, содержащихся в этих и других подобных документах, основательно ударила по негосударственному сектору, особенно по его разрешенным индивидуально-предпринимательским сегментам.
Второй этап экономических реформ и развития малого бизнеса ознаменовался принятием в мае 1988 года Закона «О кооперации в СССР». Он допускал новую форму трудовой деятельности — кооперативы, которые разрешалось создавать в сельском хозяйстве, строительстве, на транспорте, в торговле и сфере услуг. Предполагалось, что кооперативы будут производить товары и услуги и таким образом способствовать насыщению потребительского рынка, создавая конкуренцию государственным предприятиям [6]. Однако в условиях дефицита сырья и в связи с отсутствием четких нормативно-правовых актов, кооперативное движение получило распространение в основном в торгово-посреднической деятельности и носило во многих случаях спекулятивный характер.
Негативную роль в развитии кооперативного предпринимательства сыграл Указ о налогообложении личных доходов членов кооперативов, согласно которому прогрессивное налогообложение этих доходов достигало 90%. В ответ на это кооператоры стали создавать различного рода объединения, территориальные и отраслевые. Сформировалась парадоксальная конкурентная среда — кооперативы, призванные производить товары народного потребления и услуги населению, стали конкурировать на потребительском рынке в условиях дефицита и неразвитости рыночных отношений с самим населением. В результате деятельность кооперативов как рыночных предпринимательских структур стала предметом ненависти широких слоев населения [6].
Частными лицами, государственными и общественными предприятиями и организациями были созданы десятки тысяч кооперативов разного профиля, при этом большая часть из них действовала в Москве. Весьма широкий масштаб в 1987–1989 гг. приобрело так называемое комсомольское предпринимательство. Начиная с 1988 г., начали создаваться малые государственные предприятия, критерием отнесения к которым была среднегодовая численность занятых до 100 человек.
По данным на весну 1991 г., уже 5% экономически активного населения оказалось занято в кооперативах, главным образом в торговле и сфере обслуживания; при этом производственные кооперативы были редким явлением [6]. Высокие налоги со стороны государства, сложности с получением продуктов и товаров превращали деятельность кооперативов в борьбу за выживание. Важно иметь в виду и то обстоятельство, что общество еще не было готово к восприятию частного собственника и относилось к нему в основном враждебно и осторожно.
В 1991 г. кооперативное предпринимательство вступило в завершающий этап своего существования. К весне 1992 г. кооперация формально ушла из российской жизни. Это объясняется тем, что из российского законодательства исчезло понятие кооперации. В законах «О собственности в РСФСР» и «О предприятиях и предпринимательской деятельности» ни кооперативная собственность, ни кооперативное предпринимательство не упоминаются. В какой-то мере это исчезновение компенсировалось развитием малых предприятий в разных хозяйственных формах, т.е. собственно малого предпринимательства.
После 1991 г. предпринимательская деятельность в России была окончательно легализована. Только в первом полугодии 1992 года было зарегистрировано 350 тысяч малых предприятий в форме товариществ с ограниченной ответственностью [7]. Экспертные оценки свидетельствуют, что материально-ресурсный и производственно-кадровый потенциал России давал возможность функционировать не менее чем 12–15 млн малых предприятий. Лишь к концу 1997 года малые предприятия превратились в реальную структурообразующую систему. Вступивший в силу в 2007 году Федеральный Закон «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» внес уточнения в статус малого бизнеса в условиях модернизации рыночных реформ.
Несмотря на то, что государственная политика проделала путь от отдельных мероприятий к комплексным мерам по развитию малого бизнеса, она развиваясь весьма своеобразно — «волнами» внимания и равнодушия, и не сложилась в систему поддержки малого предпринимательства. «...Эйфорическое сначала отношение к малому бизнесу (какое-то время существовало даже соответствующее специальное правительственное ведомство) сменилось равнодушием, а в последнее время мода на «панацеизацию» малого предпринимательства, похоже, возвращается...» [2]. В нынешних условиях у государства есть основания в очередной раз вспомнить о способности малого бизнеса создавать и поддерживать конкурентную среду. Она необходима для развития предпринимательства в целом, способна быстро реагировать на любые изменения экономики, заполнять ниши, образующиеся в потребительской сфере, гибко реагировать на внешние условия, видоизменять конечную продукцию, осваивая новую, создавать дополнительные рабочие места, и тем самым снижать напряженность на рынке труда, быть источником формирования среднего класса
Важной особенностью современной российской практики является то обстоятельство, что формально российский рынок труда, как и экономика в целом оснащены практически всем набором формальных институтов инфраструктуры, присущих рынкам развитых экономик. Однако ее действительные, легитимные (принимаемые в общественном сознании) основания составляют не столько законы и контракты, сколько различные неформальные связи и отношения. Поэтому главная трудность российской экономической политики состоит в том, что в противоположность собственно «правилам игры» или законам и контрактам, которые можно перенять и принять по аналогии с развитыми странами, механизмы реализации или так называемого enforcement’а практически не поддаются импортированию [1]. Именно они отражают национальные особенности функционирования рынка и его сегментов и являются основной проблемой регулирования российского рынка труда. Инфорсмент редко удается заимствовать в готовом виде и обычно приходится создавать собственными силами.
Для российской экономики и экономической политики характерна неспособность обеспечивать выполнение правил, установленных самим же государством, с помощью эффективных механизмов поддержки, защиты и контроля — инфорсмента. Отсутствие работоспособных механизмов такого рода объясняет, почему в российском контексте любые законы и контрактные установления очень быстро начинали функционировать в неформальном режиме, утрачивая универсальный характер, лишаясь прозрачности и превращаясь в предмет торга.
Неэффективность инфорсмента стирает границу между формальным и неформальным сектором (действиями «по правилам» или «по понятиям»). Часто практика даже ведущих российских компаний на рынке труда (равно как и самого государства) становились слабо отличимой от действий агентов «теневой» экономики.
Поэтому в пореформенной России подобные механизмы действуют крайне неэффективно. Законодательные предписания и контрактные обязательства успешно обходятся или вообще открыто игнорируются без опасения серьезных санкций, причем очень часто инициатором нарушений выступает само государство. Это резко меняет всю систему стимулов, направлявших поведение участников рынка, смещая баланс выгод и издержек в пользу того, чтобы действовать поверх установленных формальных «правил игры».
Прежде всего, речь идет о вещах всем известных: о совершенствовании и, главное, исполнении законодательства о малом бизнесе, о необременительном и прозрачном налогообложении, недостаточном уровне финансовой обеспеченности большинства малых предприятий вследствие трудностей с первоначальным накоплением капитала, невозможностью получения кредитов на приемлемых условиях, о ликвидации бюрократических и коррупционных барьеров. К сожалению, недостатки государственной политики по этим направлениям стали хроническими, и они не только сдерживают развитие малого бизнеса, вынуждают направлять основные усилия не на расширение производства, а на борьбу за выживание, но и способствуют переходу предпринимателей в «теневой» сектор экономики.
Кроме того, современные малые предприятия еще слабо обеспечены маркетинговой и исследовательской информацией, в них плохо развиты внешние структуры их поддержки, низок уровень образования управляющих, затрудняющий выход на рынок, создающий ошибки в выборе сегментов и ниш рынков. Все это приводит к тому, что только часть зарегистрированных предприятий малого бизнеса оказывается в состоянии приступить к реальному производству продукции.
Для совершенствования регулирования развития малого бизнеса и эффективности его инфорсмента следует учитывать состояние национальной экономики, характеризуемое неравномерностью развития, разной степенью концентрации населения, промышленно-производственного потенциала и денежных ресурсов на территории страны, которые не везде формируют достаточный спрос на продукцию малого бизнеса, что является главным фактором его развития.
В территориальном контексте естественной средой для развития малого бизнеса можно считать в основном крупные города, где концентрация населения и денежных ресурсов способствует развитию, разделению труда в сфере услуг, постоянно возобновляется спрос. Это и что обеспечивает достаточные денежные ресурсы для развития.
В условиях, назовем их условно «безденежными», для развития малого бизнеса требуется внешний стимул или толчок, в виде особых инвестиционных проектов, в обслуживании которых и будет формироваться малый бизнес, появятся новые рабочие места.
В соответствии с данным принципом, разграничивая территории на способные к естественному, свободному развитию рынка в форме малого бизнеса, и неспособные к этому, целесообразно разделить безработицу по критерию концентрации денежных ресурсов на территории страны на два типа: рыночную и нерыночную. В свою очередь, такой подход позволяет более определенно формулировать и классифицировать методы по преодоления безработицы, осуществляемые государством, по двум направлениям. Первое направление — это проведение мероприятий по созданию инвестиционных проектов для создания условий развития рыночной экономики, что необходимо на большей части российской территории, которая на данный момент лишена денежных ресурсов. Здесь, соответственно, существует «нерыночная безработица» и государству в этом случае нет оснований полагаться на рыночные механизмы занятости, следует параллельно использовать нерыночные механизмы и инструменты занятости, представляемые как методы прямого регулирования. Второе направление — это выявление рыночной безработицы, сосредоточенной в основном в крупных городах, где регулирование безработицы осуществляется косвенными методами, через создание экономических стимулов и более совершенных правовых норм для становления развития рыночной занятости.
По способу реализации этих методов, с точки зрения участия в них самих субъектов или населения, они условно могут быть разделены на активные и пассивные. К активной группе относится формирование стимулов к созданию новых рабочих мест за счет потенциала рыночной экономики, использующих активность самого населения. Ко второй группе следует отнести использование финансовых ресурсов соответствующих бюджетов по поддержке безработных, их профессиональную и психологическую адаптацию и создание новых рабочих мест. Следовательно, для повышения эффективности государственного регулирования по преодолению безработицы в том или ином регионе, необходимо четко понимать рыночная или нерыночная (из-за недостатка концентрации ресурсов) она по своей природе и какой из методов является наиболее приемлемым и эффективным в конкретных условиях. Так если регион не имеет достаточного потенциала для развития рынка, то направление безработных на обучение не даст никакого положительного результата, т.к. нет условий приложения полученных знаний или профессий. Следует иметь в виду, что государственное регулирование малого бизнеса будет по существу эффективным только тогда, когда оно будет гибкой и динамичной системой, меняющейся в соответствии со средой, условиями и обстоятельствами. Опыт деятельности малого бизнеса показывает, что среднее время жизни малых предприятий около 6 лет, но число новых предприятий всегда превышает число закрывшихся, если есть условия для развития, формируемые государством.
Известно, что развитие малого бизнеса как средства борьбы с безработицей и одновременно обеспечения занятости, за счет совершенствования косвенных инструментов и контрактов может быть активно применено только в регионах, насыщенных как денежными ресурсами, так и масштабными мероприятиями, т.е. в крупных городах. Здесь малый бизнес заслуживает пристального внимания, поскольку является одним из дешевых направлений создания новых рабочих мест с точки зрения государственных расходов. Кроме того, создание новых рабочих мест, способствует процессам демонополизации российской экономики, нацелено на формирование нового слоя цивилизованных предпринимателей. Рассматривая в региональном разрезе развитие малого предпринимательства, сразу бросается в глаза, что на такие крупные города как Москва и Санкт-Петербург в 2005 г. приходилось 32,2% от общего числа малых предприятий в целом по России. При этом за период с 1998 г. по 2005 г. было выявлено, что по обоим городам прослеживается положительная тенденция, т.е. ежегодно происходит увеличение малых предприятий [5]. Исследование данных о малых предприятиях по видам экономической деятельности наглядно показывает их отраслевую принадлежность, которая также свидетельствует о том, что в малых городах такое развитие невозможно. В Москве и Санкт-Петербурге основной сегмент развития малого предпринимательства на конец 2005 г. приходился на оптовую и розничную торговлю (Москва — 49,4%, Санкт-Петербург — 51,5%), операции с недвижимым имуществом, аренду и предоставление услуг (Москва — 19,3%, Санкт-Петербург — 17,1%) [5].
Для большинства регионов России развитие малого бизнеса требует комплексных мер по расширению кредитных возможностей и расширению структурных преобразований, связанных с инвестиционными проектами, которые не могут появиться без государственной помощи. Иначе нет оснований надеяться на то, что малый бизнеса будет развиваться, поскольку нет ни средств, ни почвы для этого. Кроме того, для таких территорий требуется и иная законодательная база. Так, например, в литературе справедливо отмечается, по поводу комментариев к ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» 2007 года, что территориальное расположение малого бизнеса имеет существенное значение. В частности, для регионов с высоким уровнем безработицы следует принять в качестве основного критерия не численность персонала, а стоимость активов, иначе предприятия, создающие новые рабочие места лишаться льгот [8].
Таким образом, условия, необходимые для развития малого бизнеса, как важнейшего средства преодоления безработицы или обеспечения занятости различаются по территориальным субъектам, сегментированным на основе концентрации денежных, инвестиционных и людских ресурсов. Для регионов, благополучных в денежном смысле, достаточно совершенствования правовых и налоговых норм, стимулирующих внутренний источник развития малого бизнеса — разделение труда, с неизбежностью развивающегося из-за концентрации населения и растущего разнообразия потребностей. Неблагополучным, с точки зрения денежного потенциала, территориальным субъектам необходимы крупные проекты, большие инвестиции, которые бы послужили внешним толчком для развития малого бизнеса, где роль государства и его прямые методы регулирования не смогут заменить усилия и энтузиазм местных жителей.


Литература
1. Капелюшников Р.И. Российский рынок труда: адаптация без реструктуризации: Автореф. дисс. в виде монографии... д.э.н. Спец: 08.00.01 — Экономическая теория. Москва — 2003. — С. 16–17.
2. Куликов В.В. О «болевых точках» социально-экономического развития России // Рос. экон. журн. — 2009. — № 1. — С. 8.
3. Куликов В.В. В Очередной раз о характере реформационных преобразований российской экономики и об их уроках // Рос. экон. журн.. — 2003. — № 3. — С.14.
4. Малое предпринимательство в России. 2005: Стат.сб. / Росстат. — М., 2005. — С.15.
5. Малое предпринимательство в России. 2006: Стат.сб. / Росстат. — М., 2006. — С. 252, 20, 40.
6. История России в новейшее время / Под ред. А.Б. Безбородова. — М.: ИНФРА-М, 2004. — С. 256–257.
7. История России: в 2-х тт. / А.Н. Сахаров, Л.Е. Морозова, М.А. Рахматуллин и др.; Под ред. А.Н. Сахарова. Т. 2. С начала XIX века до начала XXI века. — М.: АСТ: Ермак: Астрель, 2005. — С. 831.
8. Табачникас Б.И. Экономические границы малого бизнеса: институциональные ограничения и количественные показатели // Проблемы современной экономики. — 2009. — № 1. — С. 196.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия