Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (31), 2009
ПРОБЛЕМЫ МАРКЕТИНГА. ЛОГИСТИКА
Петров А. Б.
Генеральный директор ЗАО «Агротехмаш»,
кандидат экономических наук


Макромаркетинговые перспективы агротехнического машиностроения
В статье рассмотрены три ключевых макромаркетинговых фактора, обеспечивающих потенциал роста агротехнического машиностроения России: фактор обеспечения продовольственной безопасности, универсальный характер продукции, оборонный потенциал. Интерес предоставляет мезоэкономический подход автора к решению насущных проблем сельского хозяйства
Ключевые слова: макромаркетинг, мезоэкономика, агротехническое машиностроение, продовольственная безопасность, оборонный потенциал

Маркетинг представляет собой философию взаимодействия и координации предпринимательства, концепцию управления, метод поиска решений и средство обеспечения конкурентных преимуществ. Маркетинг, как атрибут рыночного обмена, форма рыночного управления бизнесом в индустриальную эпоху, когда рынок продавца трансформировался в рынок покупателя, позволяет обосновать стратегию предприятия — товаропроизводителя. В этих рамках исследуется маркетинг применительно к государственным, некоммерческим организациям и сетевым структурам. Микромаркетинг рассматривается как «деятельность по формированию, удовлетворению и изменению спроса конечных потребителей на конкретные товары и услуги с целью получения прибыли или иных результатов [*].
Однако для исследования среднесрочных перспектив машиностроения, в т.ч. агротехнического, этого недостаточно. В постиндустриальной экономике важнейшим экономическим субъектом становятся интегрированные хозяйственные структуры, выступающие не только как товаропроизводители, но и как организаторы индустриальных сетей и межотраслевых цепей создания стоимости экономических кластеров.
До недавнего времени большинство экономистов исходили из представления о двухзвенной структуре народного хозяйства. Микроэкономика исследует взаимодействие фирм и домохозяйств, механизм взаимодействия спроса и предложения, определяющий рыночное равновесие и поведение хозяйственных субъектов. Макроэкономика анализирует функционирование экономической системы в целом: структуру экономического роста, финансовую систему, рынок труда, отношения государст­ва и хозяйственных субъектов. Это деление во многом условно, поскольку макроэкономический анализ невозможен без исследования предпочтений и мотивов поведения хозяйственных субъектов, а это поведение нельзя объяснить без анализа макроэкономических процессов инфляции и инвестиционной активности.
В постиндустриальную эпоху возрастает роль мезоэкономики. В сущностном аспекте — это совокупность отношений, возникающих по поводу координации и регулирования деятельности самостоятельных товаропроизводителей на любом уровне ниже общегосударственного. Это система взаимоотношений между самими регулирующими структурами, а также между ними и государством. Мезоэкономика в объектном аспекте — это совокупность хозяйственных структур, осуществляющих указанную деятельность и как наука изучает указанные процессы [*].
Макромаркетинг рассматривался как маркетинг институциональных преобразований с целью макроэкономического регулирования [*]. Как отметил М.Дж. Бейкер, качественно новый характер рыночных взаимосвязей на рубеже двух тысячелетий делает необходимым «ренессанс в маркетинговом мышлении» или новое понимание маркетинга [*]. Получает развитие социально-этический (социально-ответственный) маркетинг партнерских отношений. Если маркетинг-микс «рассматривает маркетинг с точки зрения фирмы», то сетевой маркетинг — «с позиций концепции рынка как института, координирующего экономические системы» [*](с. 216). При этом «фокус сместился с товаров и фирм как единиц, анализа на людей, организации и социальные процессы, которые связывают вместе всех действующих лиц» [*](с. 421).
Макромаркетинг можно определить как исследование нужд и потребностей экономической системы, основанное на статистических агрегированных данных, и имеющее целью повышение конкурентоспособности всей системы. Он обеспечивает условия ее развития и социально-экономическую безопасность.
Методология макромаркетинга исходит из отмеченного еще нобелевским лауреатом Дж. Гелбрейтом выделения двух аспектов экономики нового индустриального общества — рыночного и планирующего, связанного с созданием общественных благ. Он рассматривал корпорации как основные субъекты институциональной экономики в новом индустриальном обществе, выделял две части экономики: рыночную (малый бизнес, где действуют законы рынка) и планируемую, которую представляют крупные корпорации. Доминируя на рынке, крупные корпорации планируют уровень будущих цен и подготавливают своих потребителей к покупке производимых товаров по плановым ценам. Размеры корпораций определяют их влияние на экономику, усиливают социальную функцию, цели, взаимосвязанные с целями общества. Поэтому от максимизации прибыли, переходя к целям роста, корпорации увеличивают свою долю на соответствующем сегменте национального и глобального рынка.
«Индустриальной системе внутренне не присуща способность обеспечить покупательную силу, достаточную для поглощения всего, что она производит. Поэтому она полагается в этой области на государство..., указания идут не только от суверенного потребителя к производителю, но и от производителя к потребителю. Этот порядок действует и в сфере госзакупок» [*]. На макромаркетинг возлагается ответственность за достижение социальных целей, интеграцию экономической системы в соответствии с интересами всего общества, формирование «системы организованного поведения» [*], в т.ч. поведения мезоэкономических единиц.
К числу таких единиц относится агротехническое машиностроение. Здесь следует выделить три макромаркетинговых аспекта. Во-первых, этот сектор машиностроения определяет достижение продовольственной безопасности и развитие сельского хозяйства. Комиссией ЕС совместно с Японией разработана концепция «многофункциональности» сельскохозяйственной деятельности. Согласно этой концепции, сельское хозяйство помимо производственной функции имеет также большое значение с точки зрения экологии, защиты среды обитания, сохранения сельских ландшафтов, рекреации и т.п. Сельское хозяйство представляет собой достойный защиты культурный феномен, общенациональное и общемировое культурное достояние, поддержка которого не может рассматриваться с узко рыночных, коммерческих позиций.
Государственная поддержка сельского хозяйства особенно велика в странах, где климатические условия (Норвегия) или дефицит пахотных земель (Швейцария, Япония) снижают конкурентоспособность АПК (рис. 1).
Рис. 1. Государственная поддержка сельского хозяйства (тыс. долл. на 1 фермера)
Субсидии сельскому хозяйству в странах ОЭСР к началу ХХI в. составляли 326 млрд долл. (рис. 2) и направлялись, в основном, на закупку техники, удобрений и гербицидов, элитных семян и т.д. В Турции, Ю. Корее и странах Северной Европы они составляли от 2 до 10% ВВП [*].
Рис. 2. Субсидии сельскому хозяйству в странах ОЭСР, млрд долл. (в % к ВВП)
Источник: US Department of Agriculture,
В Швейцарии, Норвегии, Ю. Корее и Японии преобладающая, а в ЕС, Канаде и США — значительная часть доходов фермеров, по данным ОЭСР, формируется государством (рис. 3).
Рис. 3. Доля доходов фермеров из государственных источников (%)
Агрокомплекс во всех развитых странах получает средства из бюджета на развитие сельской инфраструктуры, технологической базы и охрану окружающей среды, поскольку сельское хозяйство рассматривается не только как товаропроизводитель, но и как база сохранения национальной культуры и муниципального хозяйства.
Формы этой поддержки многообразны. Общая сумма бюджетных дотаций за последние годы сократилась за счет прямых ценовых субсидий, однако растут выплаты на улучшение экологии, консервацию земель для природных парков, льготные кредиты на освоение новой технологии и покупку продукции агротехнического машиностроения (табл. 1). Около 40% этих субсидий выплачивалось на зерновые культуры, а 23,5% — на мясо.
Проблемы обеспечения продовольственной безопасности России рассмотрены в ряде публикаций [*], [*], [*]. К 2009 г. Россия импортирует, по данным Минсельхоза, 40% мясных и 25% молочных продуктов, значительную часть овощей, сахара, растительного масла.
Доля сельского населения в России примерно такая же, как в США, Канаде, странах ЕС (20–28%), но по площади, пригодной для сельского хозяйства (17 млн кв. км) и пахотных земель (220 млн га), Россия превосходит США (187 млн га) и страны ЕС, однако по валовой продукции уступает в 4–5 раз из-за низкой продуктивности и уровня технологии. По данным Минсельхоза, в 2008 г. 20% тракторов и комбайнов находились в нерабочем состоянии, а 2/3 сельскохозяйственной техники имели отклонения от технических условий из-за отсутствия средств на профессиональное обслуживание и ремонтировались в самих хозяйствах.
Таблица 1
Федеральные субсидии агрокомплексу США (млн долл.)
Источник: Данные Всемирного банка
По оценке Минсельхоза, устойчивый спрос на тракторную технику 3 и 5 тягового класса составляет до 5 тыс. единиц в год. Необходимы мощные тракторы, комбайны, широкозахватные машины, выполняющие за один проход 8–9 операций по подготовке почвы, внесение семян, удобрений, прикатывание и т.д. Нельзя гонять технику по полю по 10–12 раз, расходуя горючее, труд, уплотняя почву. Российские заводы из-за устаревшего оборудования (на Волгоградском трактором заводе некоторые станки работают с момента его пуска в 30-х гг. прошлого века), замкнутой структуры производства (устаревшее литейное и кузнечно-прессовое производство, полный набор вспомогательных цехов), нехватки квалифицированных рабочих не в состоянии конкурировать с импортом.
Макромаркетинговая оценка перспектив отрасли призвана учитывать универсальные качества ее продукции, прежде всего, колесных тракторов. Они могут использоваться не только в традиционных, но и в новых отраслях АПК, а также в жилищно-коммунальном, лесном, дорожном, терминально-логистическом хозяйстве. Эти сегменты рынка в современных условиях получают быстрое развитие.
К новым отраслям АПК, позволяющим обеспечить работой сельское население, высвобождаемое из зернового хозяйства благодаря современным технологиям, относятся производство биотоплива, рыбоводство, разведение грибов и т.д. В США за 1998–2008 гг. производство зерна выросло с 10 до 12,3 млрд бушелей (рис. 4), при этом выросла до 30% доля его переработки на этанол (рис. 5) [*]и послужило важной причиной роста цен (с 2,8 до 5,3 долл. за бушель), что обусловило и общий рост цен на продовольствие.
Рис. 4. Производство зерна в США в 1998–2008 гг. (млрд буш.)
Рис.5. Доля урожая зерна, направляемого в запасы, на экспорт, корма, продовольствие и этанол (%)
Другой макромаркетинговый фактор, определяющий перспективы агротехнического машиностроения, — его оборонный потенциал. Как показал прошлый опыт, заводы, выпускающие транспортные средства и другое оборудование для аграрного, лесного, коммунального и дорожного комплекса, обладают большими мобилизационными возможностями. Макромаркетинговый подход требует рассматривать машиностроение в комплексе со смежными отраслями, прежде всего, металлургией.
Агротехническое машиностроение играет важную роль в обеспечении конкурентоспособности АПК, распределении доходов между регионами и социальными группами, повышении занятости и качества жизни населения. Для привлечения инвестиций в эту отрасль необходимо противодействовать установлению монопольных цен на производственные ресурсы.
За последние 15 лет в связи с ростом спроса в Китае и других странах резко повысились цены на сырье и металл. Российская черная металлургия могла обеспечить на внутреннем рынке более благоприятные условия. В 2000–2007 гг. инвестиции в отрасли выросли в 7 раз, а износ основных фондов снизился с 54 до 43%. Однако доля посредников в цене ряда видов продукции выросла до 25–40%, цена на металл только в 2008 г. выросла в 1,5 раза. Ряд компаний установили на внутреннем рынке цены, намного превышавшие экспортные. После взыскания антимонопольных штрафов («Мечел» заплатил более 700 млн руб.) началось заключение долгосрочных контрактов с фиксированными ценами по всей технологической цепочке– от кокса и руды до проката. С конца 2008 г. цены на металл стали резко снижаться.
Нельзя согласиться и с противопоставлением агротехнического машиностроения как традиционной отрасли «новой экономике». Этот термин ввели экономисты США. «Экономический доклад Президента США за 2001 г.» начинался словами: «Радикальная трансформация американской экономики за последние 8 лет дала основание многим наблюдателям считать, что мы являемся свидетелями создания новой экономики». Она рассматривалась как состоящая из фирм и отраслей, наиболее тесно связанных с революцией в цифровой технологии и развитием Интернета. Утверждалось, что революционные технологические изменения обеспечили повышение производительности, устойчивое ускорение роста экономики, снижение безработицы и инфляции, сглаживание экономического цикла. Сторонником идеи «новой экономики» выступил тогдашний председатель совета управляющих Федеральной резервной системы А. Гринспен. Он отмечал, что распространение информационной технологии (ИТ) во всей экономике сделало текущий период отличным от предшествующих десятилетий, т.к. компьютерное моделирование кардинально сократило время и расходы на конструкторскую разработку многих изделий, от автомобилей до авиалайнеров и небоскребов. Появилась гибкая и мобильная рабочая сила, не объединенная в профсоюзы, способность корпораций генерировать потоки информации в течение долей секунды дала возможность сократить ненужные запасы, высвободить избыток рабочей силы и капитала, а все это обеспечивает бескризисное и устойчивое развитие экономики. Действительно, процесс «созидательного разрушения» (Й. Шумпетер), сдвиги, в которых новые технологии вытесняют старые, ускорились. Однако, как показал опыт последних лет, характер экономического цикла не изменился, и первой жертвой кризиса стали именно «новые» отрасли, а не сельскохозяйственное машиностроение.
В условиях глобализации и перехода к инновационной постиндустриальной экономике формируются качественно новые условия развития агротехнического машиностроения. Первое из них связано с ростом цен на продовольствие на мировом рынке. Эта долговременная тенденция связана, прежде всего, с изменением рациона питания населения быстро развивающихся стран, прежде всего Китая (по прогнозу ФАО к 2020 г. импорт зерна в Китай превысит весь объем мирового экспорта 2007 г.), Индии, Египта и др., ограниченностью посевных площадей в этих странах, все более острой нехваткой воды, а также ростом площадей, используемых для выработки биотоплива. Впервые за многие годы цены на продовольствие растут быстрее, чем на промтовары, а мировые запасы зерна сокращаются. Одновременно с устойчивым ростом спроса на продукцию АПК идет преобразование технологического уклада в этой сфере.
Технологический уклад — совокупность взаимосвязанных и согласованных технологических процессов, соответствующих уровню техники и квалификации работников, и обеспечивающих получение конечного продукта. В течение веков технологический уклад в сельском хозяйстве основывался на ручном труде крестьянской семьи и передаваемых из поколения в поколение личных навыках. Этот уклад обеспечивал пропитание населения и экспорт (Россия была крупнейшим экспортером зерна, шерсти, масла и т.д.) лишь на доиндустриальной стадии, когда не менее 80% населения было занято сельским хозяйством.
Коллективизация создала условия для технологического уклада, основанного на электрификации, механизации и химизации при использовании стандартной агро- и зоотехники. Этот уклад был ориентирован на использование крайне дешевой рабочей силы, принудительное изъятие государством товарной продукции по низким твердым ценам. Агропромышленная техника была рассчитана на стандартные технологии, низкую квалификацию персонала, невысокие урожаи и многократные ремонты. Материально-техническая база АПК создавалась за счет государственных инвестиций в виде бюджетных капиталовложений и ежегодно списываемых кредитов.
«Зеленая» революция на современном этапе использует достижения генетики. В 21 стране мира выращиваются: кукуруза, устойчивая к стеблевому мотыльку, соя, картофель, не повреждаемый колорадским жуком, канола (масличный рапс), табак, устойчивый к вирусам, хлопчатник, устойчивый к насекомым и пестицидам, рис с повышенным содержанием витамина А, сахарная свекла. В мире ГМ-культуры выращивают на площади около 100 млнга (примерно столько же занимают все посевные площади России). Разрешены для переработки и употребления в пищу без ограничений продукты из сои, сахарной свеклы и кукурузы, устойчивых к гербицидам, картофеля, устойчивого к колорадскому жуку и кукурузы, устойчивой к стеблевому мотыльку.
Техническая революция в агрокомплексе связана с созданием высокопроизводительных, автоматизированных и компьютеризированных машин, способных учесть дифференцированные для каждого участка агротехнические рекомендации, вплоть до создания роботизированных ферм [*].
По прогнозу ФАО, Россия может обеспечить продовольствием до 30 млрд чел., гарантировав таким образом мировую продовольственную безопасность. В 2008 г. посевные площади выросли на 2,6 млн га и был собран рекордный (свыше 100 млн т — более 25 ц с га) урожай. При этом инвестиции в сельское и лесное хозяйство в первом полугодии 2008 г., по данным Росстата, составили 350 млн руб. — в 40 раз меньше, чем в торговлю и ремонт бытовой и транспортной техники (13,5 млрд руб.).
Государственная поддержка агрокомплекса растет (2007 г. — 49 млрд руб., 2008 г. — 89, 2009 г. — 118 млрд руб., однако намного ниже, чем в ЕС (в 2005 — 2009 гг. она увеличивается с 60 до 83 млрд евро). Следует учесть, что на селе проживает 28% россиян, но из них 65–70% в пенсионном возрасте, 15% заняты в бюджетной сфере и только 10% — в сельскохозяйственном производстве. Государственная поддержка должна выражаться не только в дотациях, но и в развитии дорожной и иной инфраструктуры, регулировании цен на горючее и удобрения, организации лизинга современной сельхозтехники, поддержке элитного семеноводства и племенного животноводства и производства конечной продукции.
От агротехнического машиностроения зависит возрождение овощеводства на основе современных технологий, капельного орошения и т.д. Из 700 предприятий по переработке овощей к 2000 г. более половины разорились. Площадь тепличных хозяйств в Китае составляет 1,7 млн, в Турции — 41 тыс., в Голландии — 10 тыс., Польше — 6,3 тыс., а России — лишь 2,1 тыс. га. Душевое потребление овощей по нормативу ВОЗ должно составлять 139 кг, а в Москве не достигает 50 кг, в других городах еще меньше. При этом 95% овощей в зимне-весенние месяцы и 85% плодоовощных консервов импортируется, в основном, из Турции, стран ЕС и Китая — мирового лидера по переработке овощей. При отсутствии современной техники российские крестьяне не склонны заниматься тяжелым ручным трудом.
Агротехническое машиностроение за рубежом развивается даже в условиях кризиса. Несмотря на снижение продаж техники строительного, лесного и потребительского назначения в годы рецессии, рост цен на металл и т.д., чистая прибыль корпорации Deer — крупнейшего в мире производителя тракторов и комбайнов выросла, благодаря увеличению продаж агротехнического оборудования на 35% (до 4,5 млрд долл. в квартал — см. рис.6). Компания выиграла тендер на поставки высокотехнологичных комбайнов в Казахстан, хотя их цена втрое выше российского «Дона». В связи с ростом спроса, в т.ч. в России, компания в 2008–2009 гг. инвестировала около 200 млн долл. на расширение тракторных заводов и производства трансмиссий в США и Бразилии, распределительных центров в Европе, Южной Америке и Африке.
Рис. 6. Крупнейшие мировые экспортеры пшеницы в 2008–2009 гг. (млн т)15
Источник: US Department of Agriculture
В Россию при реальной цене иностранного комбайна в среднем 60 тыс. долл. импортируются подержанные машины по 15–20 тыс. для фермерских хозяйств, для которых новая техника слишком дорога. Около 10% комбайнов ввозится на период уборки, а затем возвращается обратно. Общая доля импорта в 2001 г. превысила 20% и в 2002–2008 гг. продолжала расти. Зерно- и кормоуборочные комбайны New Holland, Claas, Deere, Case превосходят технику двух оставшихся в России компаний «Новое содружество» и «Сибмашхолдинг» по производительно­сти и экономичности. На российский рынок выходят китайские комбайны и др.
Сельское хозяйство оказалось одной из немногих отраслей, где производство продолжает расти и в условиях кризиса. По оценке Минсельхоза в ближайшие 10–15 лет мировой спрос на продовольствие вырастет вдвое. При рациональном использовании земельных площадей и техническом перевооружении производство зерна может вырасти до 130, а экспорт с 20 (2009 г.) до 40–50 млн т. На Всемирном зерновом форуме 2009 г. было признано необходимым создать международную организацию для регулирования зернового рынка с участием России, Украины и Казахстана, чтобы не допустить спекулятивных колебаний цен. Нужно учесть, что в России, по данным Росстата (2007 г.), половину с.х. производства (1 трлн руб.) дают личные подсобные хозяйства, 42% (876 млрд руб) с.х. организации и только 8% фермеры.
В 2009 г. были повышены импортные пошлины на комбайны (до 15%) и другую с.х. технику, получил развитие лизинг и субсидирование процентов по кредитам на покупку отечественной техники. Все это вместе со снижением цен на металл и девальвацией рубля способствует увеличению производства с.х. тракторов и комбайнов даже в условиях кризиса машиностроения и промышленности в целом.
В заключении подчеркнем, что решение вопроса продовольственной безопасности России и наращивания ее экспортного потенциала во многом зависит от учета государством при формировании экономической политики тех макромаркетинговых факторов развития агротехнического машиностроения, о которых шла речь в данной статье.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия