Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (31), 2009
ЭКОНОМИКА АГРОПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА
Казакбаев Р. Х.
заведующий сектором мониторинга социально-трудовой сферы села Башкирского научно-исследовательского института сельского хозяйства (г. Уфа),
доктор социологических наук

Казакбаева Г. М.
доцент кафедры социально-гуманитарных наук Восточной экономико-юридической гуманитарной академии (г. Уфа),
кандидат социологических наук


Оптимизация системы сельского расселения: социологический анализ
В статье рассматривается проблема сельского расселения, которая может быть рассмотрена, с одной стороны, как размещение и развитие сети сельских населенных мест (поселений), края, области (региона), а с другой — как размещение сельского населения на территории и в границах этих поселений (сельских районов и т.д.). Система расселения сельского населения является интегральным фактором, определяющим уровень социально-экономического развития региона
Ключевые слова: система расселения, село, территориальная организация, социологический анализ, сельское поселение, население, людность

Изучение проблем современного села и их решение невозможно без учета комплекса факторов, предопределяющих особенности исторически сложившегося расселения сельского населения, направления производственного развития того или иного региона. Проблема сельского расселения, с одной стороны, в самом общем виде может быть охарактеризована как размещение и развитие сети сельских населенных мест (поселений), края, области (региона); а с другой — как размещение сельского населения на территории и в границах этих поселений (сельских районов и т.д.). Таким образом, выступая на двух уровнях, «система сельского расселения» на верхнем уровне предполагает территориальную организацию сети сельских поселений, объединенных, прежде всего, экономическими связями. В границах этого уровня первопричиной расселения является взаимодействие сторон «территория — сельское поселение», выступающее на верхней его ступени в качестве каркаса сельского расселения страны либо экономического района, т.е. макрорегиона, а на нижней ступени — в виде региональных систем: краев, областей, сельских районов.
Необходимо отметить, что система расселения является во многом интегральным фактором, определяющим уровень социально-экономического развития региона. То есть, именно особенности системы расселения влияют на то, где, в каком количестве и какое население проживает. От этого напрямую зависит, каков воспроизводственный потенциал у той или иной группы и у сельского населения в целом. Помимо этого, система расселения является также фактором реализации управленческих решений, как в агропромышленном комплексе России в целом, так и на селе в частности.
Село как часть системы расселения в начале третьего тысячелетия оказалось в уникальной ситуации. С одной стороны, продолжающийся процесс урбанизации грозит низведением доли сельского населения до 5–6% (чего, впрочем, на территории России не наблюдается). С другой — налицо набирающий силу процесс рассредоточения населения крупных городов, то есть снижение средней этажности городских жилых зданий (за исключением некоторых мегаполисов с ограниченным пространственным ареалом, таких как Нью-Йорк, Сингапур и т.д.), стремление горожан в развитых странах жить в пригороде и работать в мегаполисе.
Если брать за основу классификацию Б.С. Хорева [1], по которой социологический аспект расселения заключается в пространственной форме организации общества, то все те, кто живет за чертой города, пусть и работает в городских организациях, являются сельскими жителями. Хотя этот тип сельского жителя никак нельзя назвать классическим, все же думается, что это и не горожанин в том же классическом понимании этого термина. Население, проживающее за пределами городской среды обитания, предполагающей высокую концентрацию населения и инфраструктурных элементов различного назначения, следует считать сельским. Нюансы определения сельских и городских ареалов — тема отдельного исследования.
Таким образом, все большее количество сельских населенных пунктов постепенно теряют свою функцию производителя сельскохозяйственной продукции. Точнее, эта функция отходит на второй план. На первый план выступает пространственно-коммуникативная функция села. Сельская местность по многим причинам сегодня более привлекательна как место проживания, чем крупный город.
Налицо набирающий силу процесс сращивания мегаполисов и сельских (по критерию системы расселения, а не по типу производства) пригородов на симбиотических началах (Москва — Московская область, Санкт-Петербург — Ленин­градская область, Уфа — Уфимский, Чишминский, Иглинский районы и т.д.)
В пригородных районах давно уже фактически произошла диверсификация экономики, основной целью которой стало обслуживание интересов «старшего брата», т.е. города, к которому они прилегают. Причем, что вполне понятно, чем больше город, тем больше сельский ареал, который подпадает под определение «пригородный».
Пригородные районы становятся постепенно гибридом города и села со всеми вытекающими последствиями. Аграрное производство становится интенсивным и высокотехнологичным в силу дороговизны земли, причем это уже не главное занятие сельских жителей. Такие сельские населенные пункты можно отнести к индустриально-аграрному и аграрно-административному типам. Но по-прежнему остается большое количество сельских населенных пунктов, которые даже с большой натяжкой нельзя назвать пригородными. Что же происходит с ними сегодня? Что будет с ними в ближайшем и отдаленном будущем?
Сельские поселения исторически сформировались в процессе общественно-полезной трудовой деятельности в интересах обеспечения жизнедеятельности населения. В зависимости от конкретных природно-климатических и экономических условий сложились общинные формы организаций производства, коллективные типы расселения сельских поселений различной величины. Основной и важнейшей предпосылкой формирования таких поселений выступила необходимость создания удовлетворяющих потребности поселенцев благоприятных условий быта, полноценной трудовой деятельности и досуга. Целевая ориентированность формирования сельских поселений — производственная деятельность по производству сельскохозяйст­венного сырья и его частичной переработке, вступление в экономические связи с сопряженными отраслями и хозяйствами. Сельские поселения одновременно решают также социально-демографические проблемы.
В настоящее время система расселения сельского населения находится в точке бифуркации, состоянии, в котором пока возможны различные сценарии ее развития, зависящие от множества факторов, как внешних, так и внутренних. В этих условиях актуальным представляется научно-практическое изучение различных вариантов прогнозов на развитие системы расселения населения, как сельского, так и городского. Приоритетным здесь становятся такие аспекты развития сельских поселений и их групповых систем расселения, как безопасность и устойчивость. Поэтому возможные пути оптимизации системы расселения сельского населения будут рассмотрены исходя именно из этих принципов. При составлении того или иного сценария развития системы сельского расселения будут заложены параметры, имеющиеся в нашем распоряжении на данный момент и на основании которых можно будет дать максимально достоверный прогноз на сегодняшний день и при существующих эмпирических возможностях.
Обустройство условий труда и быта человека при любой общественно-экономической форме организации производства связано с созданием системы транспорта, связи и экономических условий для полноценной жизнедеятельности населения. Затраты на создание комплекса учреждений и предприятий социальной инфраструктуры, предназначенных для удовлетворения потребностей человека, или в «человеческий капитал» предопределяют перспективы развития экономики, науки и технического прогресса. В то же время развитию отраслей социальной инфраструктуры в аграрном секторе экономики государство не уделяло должного внимания. Эти проблемы не могли решать и сами предприятия из-за неравных экономических условий хозяйствования, в которых они пребывали.
В процессе реформ обострились старые проблемы села, возникли новые, например, на основе выдаваемых отраслевыми министерствами и ведомствами РФ концепций развития учреждений образования, здравоохранения и культуры сокращаются действующие малокомплектные школы, детские и медицинские учреждения, объекты культуры. Эти меры ограничивают возможность для населения мелких населенных пунктов получения услуг учреждений социальной сферы, тем самым, содействуя распаду малолюдных сельских поселений.
В условиях РФ с сельскохозяйственными угодьями, рассредоточенными на огромной территории, по оценке компетентных агроклиматологов, природная продуктивность 1 га пашни в 2,8 раза ниже, чем в США и примерно в 2–2,2 раза ниже, чем в Западной Европе. Российское сельское хозяйство в 5 раз более энергоемкое и в 4 раза более металлоемкое, чем американское. В связи с этими особенностями конкурентоспособность отрасли по уровню цен существенно ограничена. Все вышеперечисленные тенденции в основных сферах жизнедеятельности сельского населения приводят к мысли о необходимости оптимизации системы сельского расселения. Само собой разумеется, что даже эта мера не решит всех проблем села, но она в состоянии решить те из них, которые связаны со специфичным признаком сельского расселения — рассредоточенностью в пространственном отношении.
В Республике Башкортостан за 1971–1999 гг. при росте всего населения на 7,1% население городов увеличилось на 41,6%, что более чем в 6 раз превышает темпы роста всего населения. Сельское население сократилось на 27,4% и более интенсивно в районах, прилегающих к городам. Сокращение сельского населения (7299 в 1959 г. и 4512 в 1999 г.) изменило качественные и количественные характеристики сельских поселений. [2] Материалы исследования сложившихся размеров и людности сельских поселений подтверждают необходимость дифференцированного подхода к размещению объектов социальной инфраструктуры с учетом интересов населения, проживающего в поселениях различной людности.
В населенных пунктах с количеством жителей 501–3000 человек и выше, с удельным весом, составляющим 18% от общего количества населения, проживает 61,5% населения. Здесь работают школы, детские учреждения, налажено медицинское и культурно-бытовое обслуживание. Эти условия способствуют закреплению в них кадров.
В то же время в населенных пунктах с количеством жителей 51–200 человек и с удельным весом от их общего количества 53,8%, проживает лишь 12,0% населения. В них не созданы минимально необходимые объекты социальной инфраструктуры, обеспечивающие нормальную жизнедеятельность человека. Естественно, что в интересах возрождения села при решении проблем размещения предприятий социальной инфраструктуры должны учитываться потребности и этой группы населения.
Наличие необходимых общих условий жизнеустройства сельского населения меняется в зависимости от их людности. Создание инфраструктуры, организация ее нормального функционирования связаны со значительными капитальными затратами, определяемыми экономическими условиями хозяйствования, оптимальностью объемов производства и их эффективностью. Думается, что в настоящее время прогрессивное развитие сельских поселений, концентрация в них трудоактивной части населения предопределяется характером и направлением развития производства, его материально-технической оснащенностью, возможностями создания и обустройст­ва жилья, состоянием производственной и социально-бытовой инфраструктуры. Хотя одновременно можно заметить и обратную зависимость, но она не отрицает, а лишь подчеркивает все вышесказанное.
В то же время сельское население Башкортостана по характеру особенностей его размещения, по сложившимся условиям жизнеустройства имеет значительные межзональные различия. Жизнедеятельность 76,8% сельского населения республики, например, сосредоточена в подзонах северной и южной лесостепи и предуральской степи, характеризующихся относительно высоким уровнем концентрации производства. Кроме того, в этих регионах развиты отрасли добывающей, перерабатывающей, пищевой промышленности, машиностроения.
Сельское население России составляет чуть более 1/4 всего населения и по состоянию на конец 2003 г. по своему количественному и качественному составу было еще в состоянии решать задачи по обеспечению продовольственной независимости страны. В 1991–1999 гг. наблюдался некоторый прирост сельского населения за счет притока беженцев и переселенцев из ближнего зарубежья и из городов, который ненамного превышал естественную убыль населения. Но уже с 1995 г. приток мигрантов в сельскую местность уменьшился, в результате уже с 2000 г. численность сельского населения в условиях неблагоприятного естественного движения стала сокращаться.
Реформы, осуществляемые с 1992 г. методом шоковой терапии, сопровождались возрастанием количества мигрантов из городов в сельскую местность и со значительным превышением встречного потока из сел в города. Основную массу мигрантов составляли бывшие селяне.
За исследуемые годы не прекращалась миграция сельского населения в города, которая оживилась в 70–80 гг. в связи с переселением так называемых неперспективных поселений в «перспективные». Разумеется, что этот процесс сопровождался закрытием малокомплектных школ, медицинских учреждений, торговых точек. Отсутствие важнейших для нормального быта элементов инфрастуктуры обусловило массовое исчезновение сельских поселений. Например, количество сельскохозяйственных населенных пунктов в Башкортостане к 1989 г. по сравнению с 1971 г. сократилось на 1313 или на 22,7% к их числу в 1970 г. Основная часть мигрантов — наиболее трудоспособная часть населения, из них около половины — молодежь до 30 лет, растет количество 15–18-летних мигрантов, выезжающих из села с целью получения образования.
Различия между городским и сельским населением, обусловленные укладом жизни, сложившимися традициями, прослеживаются при анализе процессов естественного движения населения республики показателями рождаемости, смертностью, которые в основном предопределяют естественный прирост населения, стабильную половозрастную структуру. Исходным для характеристики процесса принят 1985 г., т.е. год с еще стабильной общественно-политической обстановкой, который предшествовал годам так называемого «ускорения», «перестройки» и т.д. Естественное движение сельского населения за исследуемые годы характеризуется относительно высокой рождаемостью с возрастающей смертностью, в результате выравнивается прирост сельского населения с показателями города.
С 1993 г. в Республике Башкортостан отмечается небольшая естественная убыль сельского населения, обусловленная падением рождаемости и ростом смертности. Коэффициент смертности (число умерших в расчете на 1000 населения) в течение всего периода реформ ежегодно нарастал, достигнув апогея (16 промилле) в 1994 г. Затем он начал плавно снижаться, что можно объяснить только определенной адаптацией населения к сложившимся неблагоприятным условиям жизни и снизившемуся уровню медицинского обслуживания. Аналогичными тенденциями характеризуется и динамика смертности среди горожан: рост и достижение пикового показателя в 1994 г. и затем снижение. Необходимо отметить, что более высокую смертность в сельской местности нельзя объяснить только большей долей лиц старше трудоспособного возраста (на селе их 23,7%, в городе — 17,9%). Село характеризуется более высокой смертностью и среди трудоспособного населения — в 1,4 раза (соответственно 6,9 и 4,9 промилле). Значение показателя смертности выходит за пределы демографической области. Это важнейший индикатор социально-экономического развития сельского населения и одновременно относительно низкого уровня качества жизни. Именно поэтому демографы рассматривают высокую смертность населения как типичное явление для земледельческих и отсталых в экономическом развитии, слаборазвитых стран.
Сохранение и развитие сформировавшихся как производственные структуры сельских поселений приобретает народно-хозяйственную значимость еще и в связи с разрушительными проявлениями реализуемых административных реформ, сопровождающихся беспрецедентным спадом производства, резким ухудшением материального положения граждан. Эти процессы обусловили значительные изменения в демографических показателях, в соотношениях возрастной структуры населения. В сложившейся международной практике население считается старым, если возрастная группа старше 65 лет составляет около 7%. В 2004 г., удельный вес населения в возрасте 60 лет и старше достиг 21%. [3]
Сокращение в структуре населения удельного веса подрастающего поколения в сочетании с опережающим ростом доли населения 60 лет и старше при одновременно резком сокращении поколения 50–59 летних означают: ощутимое ухудшение условий труда и быта сельского населения; резкое снижение удельного веса сельского населения в перспективе; рост смертности, сокращение рождаемости, ускорение старения населения.
Безусловно, часть проблем села и города общие. Но проведенные за последние годы исследования показывают, что наиболее злободневные проблемы села: нищета, удручающее состояние сельского здравоохранения, прогрессирующая депопуляция (в первую очередь, за счет безвозвратной миграции трудоспособной части селян в города), все же являются более острыми.
Таким образом, налицо суженный характер воспроизводства сельской социально-территориальной общности, хотя в количественном выражении этот процесс не столь очевиден, а по группе сельских населенных пунктов с населением свыше 5000 человек даже носит положительный характер, но качественные долговременные тенденции, все же, говорят о его деградации. Люди, проживающие в сельских поселениях лишены многого именно по причине специфике сельского расселения (большой рассредоточенности и т.п.).
Сторонники либеральных рыночных преобразований могут привести довольно веский довод о нецелесообразности распыления государственных средств на социальное обустройство малых деревень, поскольку их экономическая эффективность в рамках существующих организационно-правовых форм весьма низка. Можно в этом с ними согласиться, но малые деревни на сегодняшний день пока еще обеспечивают другую свою задачу: распределение сельского населения по пригодным к эксплуатации земельным и иным угодьям. При прекращении существования этих населенных пунктов большая часть и без того проблемных сельхозугодий окажется незаселенной, что напрямую затрагивает проблему продовольственной безопасности страны. Кроме того, часть населенных пунктов находится в непосредственной близости от железных, автомобильных дорог федерального, областного и районного значения, продуктопроводов, и на этих территориях базируются многие эксплуатационные структуры, то их ликвидация становится еще более убыточной, нежели это могло показаться ранее.
К тому же проблему финансирования строительства и эксплуатации объектов социальной инфраструктуры малых сел можно решить еще одним способом.[4] Дело в том, что малые села и хутора — идеальное место для создания фермерских хозяйств, которые могут быть рентабельными при условии лишь незначительной корректировки действующего пакета документов, регламентирующих их деятельность. Через данные агропредприятия и их ассоциации можно направить значительный финансовый поток на обустройство социальной инфраструктуры тех населенных пунктов, на которых они базируются.
Разумеется, субсидии должны быть долгосрочными, с низкими процентными ставками, с отсрочкой первых платежей хотя бы на 2–3 года, но в то же время строго целевыми, со строгой отчетностью и обязательством полной выплаты со стороны фермерского хозяйства, либо его поручителей. Очень жаль, что современное российское налоговое и иное законодательство не допускает существования специализированных внебюджетных фондов, один из которых мог бы выступить в качестве гаранта развития подобной программы.
Другое дело, что в малых деревнях с точки зрения экономии бюджетных средств нецелесообразно строить среднюю школу, библиотеку, больницу, универсам. С задачей обеспечения населения этих населенных пунктов образовательными, культурными, торговыми и др. услугами могли бы справиться специализированные программы типа «Школьный автобус» (данная программа отчасти уже реализуется в Республике Башкорто­стан) и т.п. Реализация данных программ не приведет, думается к тотальному дефициту государственного бюджета, в то же время обеспечит удержание социального потенциала малых сел на уровне средних и крупных сел, что на данном этапе развития АПК России уже немало. [5]
Сегодня в России существует следующая модель расселения по социально-территориальному принципу: 1) мегаполис — крупный город (как правило, совмещающий административные и промышленные функции); 2) малый город промышленного типа; 3) малый город административного типа с преобладанием промышленного производства; 4) малый город административного типа со смешанным типом производства; 5) крупное село административного типа с небольшим преобладанием аграрного производства над промышленным (преимущественно представленного перерабатывающей промышленностью); 6) крупное село административно-аграрного типа; 7) крупное село аграрного типа; 8) среднее село; 9) малое село (в т.ч. хутор).
Исходя из этого, мы предлагаем следующую модель оптимизации размещения объектов социальной инфраструктуры в сельских населенных пунктах.
Минимальный комплект объектов социальной инфраструктуры (неполная школа, детский сад, торговая точка) должны иметь населенные пункты 8 уровня. Базовый комплект объектов социальной инфраструктуры (школа, детский сад, магазин, столовая, фельдшерско-акушерский пункт, клуб, централизованное водо- и газоснабжение) должны иметь населенные пункты уже 7 уровня. Расширенный комплект (в дополнение к базовому типу — наличие библиотеки, универсального магазина, аптечного пункта и почты) — населенные пункты 6 уровня.
Полный комплект (в дополнение к расширенному типу — наличие комбината бытового обслуживания, телеграфа, поликлиники, аптеки, больницы, дворца культуры, кинотеатра, гостиницы, торгового центра, профессионального училища, централизованного теплоснабжения) — населенные пункты 4–5 уровней.
Оптимизация расселения средних и крупных сел должна проходить одновременно с процессом диверсификации экономики данных населенных пунктов и базирующихся там агропредприятий. Иначе любые организационные мероприятия окажутся бессмысленными и даже вредными. Во-первых, необходимо перенацелить агропредприятия пригородных районов на задачу обеспечения круглогодичного обеспечения населения городского населения продуктами питания повседневного спроса. Экономика остальных сельскохозяйственных районов также должна соответствовать имеющимся там показателям уровня и характера социального воспроизводства сельской социально-территориальной общности и реальным потребностям аграрного рынка республики и страны в целом.
Для этого должна быть проведена работа по составлению своего рода «Атласа сельских районов», куда должны войти данные по количеству и специфичности распределения по разным критериям проживающего населения, перечень предприятий и учреждений с указанием их рентабельности, топографическая карта района, карта земель с указанием их ценности, карта дорог и указание расстояний до ближайших городов, столицы республики, центра области, края, федеральные и республиканские пути сообщения и т.д.
При определении же социологических аспектов, которые будут задействованы при составлении подобного «атласа», будут полезны материалы социологического анализа условий социального воспроизводства сельских территорий, включающих различные его факторы (расселение, новые формы хозяйствования, реформу образования, повышение субъектной роли сельского населения и т.д.). Это позволит более четко структурировать с социологической точки зрения социально-демографическую часть предполагаемого комплексного исследования.


Литература
1. Хорев Б.С. Население страны: географический и демографический аспекты. — М., 1986.
2. Аналитические материалы сектора мониторинга социально-трудовой сферы села Башкирского НИИ сельского хозяйства.
3. Шаяхметов И.Т., Казакбаев Р.Х. Система расселения как фактор реализации социального потенциала села. — Уфа, 2004. — С. 28–62.
4. Шаяхметов И.Т. Экономические проблемы развития социальной инфраструктуры села. — М.: Изд-во «Экономика и информатика», 2000.
5. Казакбаев Р.Х., Бондаренко Г.И. Социальное воспроизводство человеческого капитала (на примере сельской социально-территориальной общности). — Уфа: Башкирский НИИ сельского хозяйства РАСХН, 2007.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия