Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (31), 2009
ЭКОНОМИКА И УПРАВЛЕНИЕ В СФЕРЕ УСЛУГ
Омарова К. А.
доцент кафедры социальных технологий Дагестанского государственного университета (г. Махачкала),
кандидат экономических наук


Проблемы инвестирования материальной базы социальной сферы
В статье представлен развернутый анализ современного состояния основных фондов отраслей социальной сферы России и ее субъектов (на примере Республики Дагестан), раскрыты негативные тенденции в развитии материальной базы социальных объектов за последние десятилетия, показана возможность активизации инвестиционного процесса в социальной сфере в условиях рынка с использованием эффективных инструментов государственного регулирования. Предложено использование различных инновационных механизмов инвестирования социальных отраслей на основе государственно-частного партнерства
Ключевые слова: социальная сфера, инвестиции, инвестирование, основные фонды, социальная инфраструктура, государственное финансирование, государственно-частное партнерство

Как и любая область общественной жизнедеятельности, социальная сфера требует финансирования ее текущего функционирования и развития, но нормальное функционирование предприятий и организаций социальной сферы зависит не только от размеров их текущего финансирования, но и от состояния и развития материальной базы этих объектов.
В стоимостном представлении материальная база объектов социальной сферы может быть определена общими размерами и видовой структурой основных фондов (капитала).
Состояние и развитие материальной базы (основных фондов) социальной сферы непосредственно зависит от финансирования инвестиций в основной капитал. Их размеры и динамика предопределяют уровень указанных качественных параметров состояния и развития материальной базы социальной сферы.
В настоящее время в отечественной и зарубежной литературе проблеме инвестиций и их понятийному аппарату уделяется весьма большое внимание.
В условиях централизованного социалистического государства проблемам инвестиций практически не уделялось серьезного внимания, а в качестве анализа инвестиций в капиталистической экономике использовались работы зарубежных авторов.
В последние десятилетия сформировалось два основных подхода к определению инвестиций — затратный и ресурсный.
В соответствии с первым (затратным) инвестиции определялись как затраты на воспроизводство основных фондов, их увеличение и совершенствование.
Необходимость повышения эффективности централизованной управляемой социалистической экономики привела к появлению второго подхода (ресурсного), в основе которого лежало определение ресурсов как одного из основных составляющих инвестиций Инвестиции стали определяться как финансовые средства, употребляемые для воспроизводства основных фондов. [1]
Л.Л. Игонина пишет, что существенный недостаток обоих подходов заключался в статичной характеристике объекта анализа, базирующейся на выделении какого-либо одного элемента инвестиций, затрат или ресурсов, обосновании приоритета отдельных стадий оборота средств, производительной или денежной, что ограничивает возможности исследования инвестиций как целостного процесса, в ходе которого происходит последовательная смена различных форм стоимости, реализуется динамическая связь элементов инвестиционной деятельности: ресурсы — затраты — доход. [2]
Необходимо заметить, что в социально-экономической литературе широко используется определение понятия инвестиций как «всех видов имущественных и интеллектуальных ценностей, вкладываемых в объекты разных отраслей экономики с целью получения впоследствии прибыли (дохода) или для достижения социального эффекта». [3]
Данная трактовка может быть применима лишь к части основных фондов социальной сферы, участвующих в производстве только платных услуг, т.е. социальных услуг и работ коммерческих организаций. Именно к этому сегменту отраслей социальной сферы можно отнести такую существенную черту большинства определений инвестиций, как долговременное доходное вложение капитала.
К подобному роду понимания инвестиций относятся определения зарубежных и отечественных авторов.
Вместе с тем значительная часть основных фондов социальной сферы относится к некоммерческим предприятиям и организациям, оказывающим социальные услуги на бесплатной основе. Их материальная база должна поддерживаться и развиваться за счет бездоходных инвестиций. Основной капитал в этом сегменте социальной сферы не воспроизводится, а используется на конечное потребление (по истечению сроков амортизации подлежит списанию). Некоммерческий характер этих предприятий направлен на получение социального эффекта обеспечения социальной защиты, физического и духовного развития населения.
Огромной важности предпосылкой, определяющей повышение эффективности социальной сферы, является оптимальное управление и регулирование инвестиционными процессами со стороны органов исполнительной власти.
По отношению к государственным инвестиционным ресурсам в социальную сферу, которые составляют более 40%, государство должно осуществлять прямые управленческие функции, а в отношении негосударственных инвестиций — регулирование с помощью налогов, льгот и т.д.
Предприятия и учреждения рыночного сектора социальной сферы, оказавшись в условиях постоянно растущих цен на инвестиционные товары и тарифы, вынуждены предельно ограничить строительство и обновление основных фондов, что в свою очередь привело к снижению возможностей их самофинансирования.
Анализ материальной базы социальной сферы в России за последние десятилетия показывает ее резкое сокращение в натуральных показателях. Так, с 1991 г. по 2007 г. количество дошкольных учреждений уменьшилось с 87,9 тыс. (с числом детей 9 млн чел.) до 56,6 тыс. (с числом детей 4,4 млн чел.). Было закрыто 1968 (более 68%) домов детского творчества, 287 (20%) станций юных техников и натуралистов, 1368 (20%) детско-юношеских спортивных школ. [1]
С 1991 по 2007 г. уменьшилось количество больничных учреждений более чем на 23%, а число больничных коек почти на 19%. Одновременно уменьшилось число санаториев и учреждений отдыха почти на 65%, а число мест в них на 77,5%, количество баз отдыха на 92,5%, а число мест в них на 91%, туристических баз в 2,7 раза, а число мест более чем в 5,1 раза.
За эти годы сократилось общее число летних детских лагерей на 71%, а численность детей, отдыхающих в них, более чем на 80%, общее количество спортивных площадок и полей свободного доступа сократилось со 142,7 тыс. до 92,3 тыс., т.е. почти на 35%.
Дефицитность бюджетных средств в этом периоде привела к сокращению числа общедоступных библиотек более чем на 20%, клубных учреждений более чем на 30%, а разовый тираж книг и брошюр снизился с 1630 млн экз. в 1991 г. до 408 млн экз. в 2007 г., т.е. в 4 раза.
Динамика стоимостных характеристик изменений материальной базы (стоимости основных фондов) в отраслях социальной сферы в основном поддерживает тенденции натуральных показателей.
Если полная балансовая стоимость основных фондов в 2007 г. (в сопоставимых ценах) в жилищном хозяйстве сохранилась на уровне 1995 г., а в коммунальном хозяйстве даже выросла на 4%, то в здравоохранении, физической культуре и спорте она снизилась на 30,5%; в культуре и искусстве на 10,6%. в образовании снизилась на 3%. [4]
Причиной этого является неблагоприятное соотношение с 1995 г. величины инвестиций в основной капитал с размерами амортизационных отчислений и вывода (ликвидации) основных фондов в отраслях социальной сферы.
В здравоохранении, в физической культуре и социальном обслуживании к 1995 г. было приблизительное равенство этих соотношений, а, начиная с 1996 г., величина амортизационных отчислений и ликвидации основных фондов устойчиво превышала размеры инвестиций в основной капитал. В 2007 г. это превышение составляло 20%.
В образовании, культуре и искусстве уже с 1994 г. инвестировалось в основной капитал меньше 96% амортизационных отчислений, 1995 г. — около 92,7%, а в 2006 г. — около 67%. [5]
Качественными характеристиками основных фондов социальной сферы могут служить такие показатели, как степень их износа и удельный вес полностью изношенных основных фондов.
К началу 2007 г. наибольший износ основных фондов в коммерческих организациях социальной сферы по расчетам ЦИИР при Минэкономразвития России приходился на предприятия бытового обслуживания (48,4%) и культуры (40,1%), а в некоммерческом секторе на организации здравоохранения (37,9%) и образования (37,4%). Самый большой удельный вес полностью изношенных основных фондов приходился на коммерческие организации культуры (10,2%) и коммунального хозяйства (10,3%), а в некоммерческом секторе на предприятия коммунального хозяйства (9,4%) и организации здравоохранения (6,8%). Не изменилась ситуация и в настоящее время.
Анализ структуры и динамики движения основных фондов социальной сферы с начала 90-х гг. и до сегодняшнего дня показывает, что, оказавшись без необходимого финансирования со стороны государственных и региональных органов управления, большинство отраслей было вынуждено отказаться от нового строительства, реконструкции и обновления основных фондов социального назначения, а увеличение стоимости платных услуг, предоставляемых населению, привело к уменьшению объемов оказываемых услуг и сужению возможности самофинансирования коммерческих предприятий этой сферы.
Особое место занимают проблемы воспроизводства основных фондов отраслей социальной сферы, находящихся в собственности субъектов Российской Федерации, в федеральной и муниципальной собственности, финансирование которых не могло компенсировать их выбытие в связи с истечением амортизационного срока эксплуатации. Большая часть этих объектов социальной сферы в условиях кризиса неплатежей и традиционно установившегося принципа остаточного бюджетного финансирования резко снизила уровень инвестиций в свой основной капитал, что стало главной причиной их технической отсталости.
Для части сети учреждений социального комплекса уже с середины 90-х гг. возникли реальные организационно-экономические предпосылки и угрозы прогрессирующего разрушения основных фондов. В настоящее время ситуация несколько изменилась, и появились первые позитивные сдвиги, что позволяет прогнозировать положительные изменения в развитии этой части социальной сферы экономики.
Так, например, горные районы Республики Дагестан отличаются высокой обеспеченностью ученическими местами и низкой обеспеченностью инфраструктурой здравоохранения, города в наилучшей степени обеспечены учреждениями здравоохранения, в равнинных и предгорных районах в подавляющем большинстве случаев недостаточная по сравнению с нормативами обеспеченность, как учреждениями образования, так и здравоохранения. Это положение объясняется тем, что более 80% дошкольных и школьных учреждений, открытых в Республике Дагестан с 1996 г. по 2007 г., приходится на горные районы, что связано с положительной тенденцией рассеивания инфраструктуры по небольшим населенным пунктам, ранее не имевшим ее.
Перегруженных учебных заведений, работающих в 2-х, 3-х сменном режиме — 57% от общего количества и, как правило, расположены они в основном в городах. В течение последних 10 лет в республике наблюдается ухудшение материальной базы дошкольных и общеобразовательных учреждений, несоответствие ее санитарным нормам и технике безопасности: более 40% ученических мест в республике расположены в приспособленных, а не типовых школах.
В сфере здравоохранения в республике за период 1996–2007 гг. число больниц увеличилось на 10,2%, причем в основном были открыты малокомплектные больницы в небольших горных районах, что и объясняет сравнительно невысокий рост за исследуемый период общего коечного фонда больниц республики — на 2,8%. Показатель обеспеченности населения больничными койками в республике остается одним из самых низких по стране (за 2006 г. он составил 72,2 койки на 10 тыс. населения при нормативе — 134,7 койки на 10 тыс. населения). Количество диспансеров и диагностических центров осталось без изменений. Показатель обеспеченности амбулаторно-поликлиническими учреждениями в подавляющем большинстве городов и районов в 2 и более раза ниже нормативно необходимого.
В настоящее время 58,3% лечебно-профилактических учреждений нуждаются в капитальном ремонте, типовым нормам соответствуют 8,7% учреждений, водопровод имеют — 26,3%, канализацию — 14,8%. Потребность учреждений здравоохранения в медицинской технике и оборудовании удовлетворяется на 30–40%. Оснащенность современным лечебно-диагностическим оборудованием находится на низком уровне: в больницах и поликлиниках эксплуатируется до 80 % физически и морально устаревшей медицинской техники.
В республике функционируют 1074 стационарных учреждения клубного типа, 1001 сельская общедоступная библиотека, 67 школ художественного образования и 24 историко-краеведческих и мемориальных музея.
Состояние основных фондов культурного комплекса Дагестана характеризуется как положительными, так и негативными тенденциями. В целом обеспеченность библиотеками по городам республики достаточно высокая, значительное снижение обеспеченности библиотеками характерно лишь для г. Махачкалы, где этот показатель за исследуемый период уменьшился в 2 раза (это связано как с увеличением населения в столице РД, так и снижением числа библиотек на 34,8%), причем, как свидетельствуют данные, массовое закрытие библиотек было характерно для последефолтного периода — 1999 г., когда бюджетное финансирование многих учреждений сферы культуры было значительно урезано в связи с катастрофическим дефицитом бюджета.
Более неблагополучная ситуация сложилась с обеспеченностью городов и районов республики музеями. В большинстве муниципальных образований вообще отсутствуют данные учреждения.
Более чем на 20% снизилось общее количество городских клубов и кинотеатров и на 100% сократилось число действующих киноустановок. Положительную тенденцию роста числа кинотеатров демонстрирует только г. Махачкала. В сельских районах республики число клубов, кинотеатров и киноустановок снизилось в разы.
К сожаленью, сельские учреждения культуры находятся на последнем месте по финансовому обеспечению среди объектов социальной инфраструктуры муниципальных образований. Так, 220 библиотек требуют капитального ремонта, 48 — находятся в аварийном состоянии, 60 библиотек размещены в частных домах. Из общего числа клубных учреждений в аварийном состоянии находятся 115, более 100 — размещены в арендованных помещениях, капитальный ремонт требуется 589 клубам. Не отвечают современным требованиям интерьер и техническое оснащение многих учреждений культуры, не хватает транспортных средств, оборудования, музыкальных инструментов, необходимо обновление сценических костюмов. Требует улучшения и кадровый состав сельских учреждений.
Все это серьезно сужает для населения возможность пользования услугами государственных и муниципальных культурно-досуговых учреждений.
Таким образом, анализ состояния основных фондов в социальной сфере, как в целом по стране, так и на уровне
конкретного субъекта, показывает, что существующие тенденции их развития (или износа) в обозримом будущем могут привести к краху данной сферы в целом, что, в свою очередь, требует скорейшей реанимации и развития инвестиционных процессов, направленных на смену и обновление основных фондов.
При сохранении этих тенденций в движении основных фондов социальной сферы в ближайшей перспективе (2009–2012 гг.) существенных изменений не произойдет. Более того, в этот период сохранится тенденция роста цен на платные социальные услуги и сокращение доли услуг, оказываемых на бесплатной основе. Некоторое оживление экономики в последние годы в определенной мере способствовало развитию материальной базы ведомственного социального комплекса, обслуживающего работников соответствующих предприятий и организаций, но в условиях разразившегося мирового кризиса, инвестиции со стороны хозяйствующих субъектов в этот сектор существенно сократятся. В ближайшие несколько лет у предприятий реального сектора экономики возможности восстановления и поддержки ведомственного социально-бытового комплекса и лечебно-профилактической сети крайне ограничены. Кроме того, большая часть основных фондов ведомственного социального комплекса не является собственностью промышленных и сельскохозяйст­венных предприятий и организаций.
Для восстановления и сохранения сети предприятий и учреждений социальной сферы необходимо на федеральном, региональном и муниципальном уровнях произвести учет и полную инвентаризацию основных фондов социальной инфраструктуры всех форм собственности и оценку их использования по целевому назначению. При условии, если мощность объектов социальной сферы используется менее 50%, в установленном законодательством порядке необходимо произвести их деприватизацию. [1]
Важным организующим и стимулирующим фактором может стать введение дифференцированных льгот по налогообложению для предприятий и организаций реального сектора экономики и различного рода фондов, банковской системы и других компаний, инвестирующих средства для развития отраслей социальной сферы.
Ограниченность инвестиций в социальную сферу, осуществляемых за счет федерального и регионального бюджетов субъектов РФ, стала одной из главных причин, сдерживающих строительство и реконструкцию объектов образования, здравоохранения и культуры, а также внедрение в эти отрасли экономики современного, прогрессивного оборудования.
Существующая система исключительно государственного финансирования развития социальной инфраструктуры не подтвердила высокой социально-экономической эффективности, став одной из причин значительного сокращения масштабов человеческого капитала в его качественной составляющей. В связи с этим актуальным становится вопрос расширения структуры частных субъектов инвестирования материальной базы социальной сферы.
Привлечение инвестиций в основные фонды социальных отраслей при сохранении государственного контроля представляет собой достаточно сложную проблему, поскольку государство не может полностью отказаться от своего присутствия в этих сферах, но для повышения качества предоставляемых услуг недостаточно финансирования расходов за счет средств бюджета. Имеющийся в России опыт реализации социальных инфраструктурных проектов показывает, что традиционные формы государственной поддержки в рамках федеральных целевых программ, федеральной адресной инвестиционной программы (бюджетные ассигнования организациям, находящимся в федеральной собственности, субсидии и субвенции субъектам и муниципальным образованиям, предоставление бюджетных ассигнований открытым акционерным обществам взамен на акции) не позволяют получить максимальный эффект от вложения средств, а потому ограничивают возможности взаимодействия с частным инвестором. Требуется привлечение дополнительного капитала, который может поступать посредст­вом реализации форм сотрудничества государства и частного бизнеса на выгодных для предпринимателей условиях.
При этом необходимо учитывать, что привлечение инвестиций в социальную сферу сопряжено с рядом трудностей, поскольку эта отрасль экономики при потребности в больших капиталовложениях имеет незначительную отдачу на вложенные средства, что противоречит сложившимся в России представлениям олигархического капитала о норме прибыли.
Ограничительным фактором выступает и существующая система бюджетного инвестирования, которая не позволяет обеспечить гибкий график использования средств в течение года, накапливать не использованные в течение этого срока ресурсы, не создает перспектив стабильного многолетнего финансирования проектов и использования сразу нескольких инструментов государственной поддержки. В связи с этим необходим поиск более эффективных механизмов государственной инвестиционной политики.
Основные фонды социальных отраслей — это еще неосвоенное пространство для привлечения мелкого и среднего бизнеса. Эти две сферы бизнеса представляют для государства существенный потенциал развития экономики, который может быть задействован при создании для него благоприятных условий, важнейшим из которых является развитие частно-государственного партнерства, особенно в форме концессионных соглашений. [6]
Концессия (концессионное соглашение) является специфической формой отношений между государством и частным партнером, имеющей широкое распространение в мировой практике. Ее особенность заключается в том, что государство в рамках партнерских отношений, оставаясь полноправным собст­венником имущества, составляющего предмет концессионного соглашения, уполномочивает частного партнера выполнять в течение определенного срока оговариваемые в соглашении функции и наделяет его с этой целью соответствующими правомочиями, необходимыми для обеспечения нормального функционирования объекта концессии. [7]
В России необходимо внедрение дифференцированной модели реализации частно-государственного партнерства в социальной сфере, базирующейся на сочетании различных вариантов концессионных отношений — возвратной, при которой государственные власти возмещают концессионеру сумму произведенных им затрат за счет бюджетных средств и компенсационной, при которой предприниматель оплачивает значительную часть проекта с последующей компенсацией затрат его пользователями.
Востребованы такие хорошо зарекомендовавшие себя в мировой практике схемы инвестирования материальной базы социальных отраслей, как использование в частно-государст­венном партнерстве институтов рынка коллективных инвестиций (конструкцию ПИФов венчурных инвестиций) в социальную инфраструктуру, что позволит решить одну из основных проблем малых предприятий — невозможность предоставления в кредитующий банк залоговых обеспечений и создать двухуровневую систему обеспечения гарантий для соединения частного и государственного инвестиционного участия, что наиболее эффективно может содействовать реализации социально значимых задач государства. [8]
Таким образом, развитие механизмов частно-государственного партнерства предполагает расширение использования лизинговых и концессионных механизмов, практики смешанного финансирования инвестиционных проектов и социальных программ, что делает наиболее перспективным широкое привлечение частного капитала для решения задач модернизации инфраструктуры.
Учитывая жесткие ограничения финансовых ресурсов инвестирования рыночного сектора социальной сферы, отсутствие мотиваций к его инвестированию, необходимо возобновить практику предоставления государственных гарантий инвесторам, а также развитие форм и механизмов привлечения средств юридических и физических лиц в реализацию проектов создания и развития социальных объектов, имеющих высокую (75–90%) степень готовности.
В 2006 г. государство запустило инструмент для финансирования крупных проектов — Инвестиционный фонд, цель которого — стимулировать реализацию крупных инфраструктурных и инновационных проектов, что достигается не путем получения льгот или преференций, а с помощью механизмов частно-государственного партнерства. Обязательным условием предоставления средств из Инвестиционного фонда является безубыточность проекта и наличие частных инвестиций.
Положение об Инвестиционном фонде предусматривает три формы государственной поддержки проекта: прямое финансирование, предоставление гарантий по кредитам и взнос в уставный капитал. Первое условие победы в тендере на госфинансирование — стоимость проекта должна быть не менее 5 млрд. руб., а участие частного капитала составлять не менее 25%. Важным условием для победы является максимальная отдача на каждый бюджетный рубль.
Для повышения инвестиционной привлекательности объектов социальной сферы необходимо создать и расширять базу собственного инвестиционного потенциала, развивать ее рыночный сектор, прежде всего, за счет сбережений домашних хозяйств и отчислений из прибыли (при рентабельности не менее 10%) тех предприятий и организаций, на балансе которых объекты социального характера составляют не более 2% от стоимости основных производственных фондов.
В последнее время налоговые реформы направлены на ликвидацию большинства налоговых льгот социального и инвестиционного характера и ориентированы на создание единых условий налогообложения для всех экономических субъектов. Все это обуславливает неэффективность и снижение доходов федерального и территориального бюджетов, повышение налогового бремени, вследствие чего наблюдается тенденция по снижению государственного стимулирования инвестиций в социальную сферу экономики. Реформирование налоговой системы проводится без учета налогового потенциала субъекта и определения потребности в инвестициях для поддержки социальной сферы экономики.
В связи с этим возникает потребность в оценке налогового потенциала бюджетов всех уровней, в разработке теоретических положений и практических рекомендаций, связанных с определением эффективности формирования налогового и инвестиционного потенциала с одной стороны, и взаимосвязи между налоговым стимулированием и уровнем инвестиционной активности с другой стороны.
Налоговое стимулирование инвестиций в социальную сферу экономики может осуществляться посредством реализации налоговой политики, реформ налоговой системы, формированием налогового потенциала и развитием информационной базы для его прогнозирования.
Эффективное финансирование и развитие основных фондов, как важнейшей составляющей социальной сферы, сущест­венно зависит от активизации деятельности инвестиционных, финансовых, страховых и хозяйственных субъектов социально-экономической деятельности. Расширение объемов деятельности инвестиционных фондов, банков, специализирующихся в области социальных инфраструктурных объектов, позволило бы, на наш взгляд, ускорить весьма вялотекущий в настоящий период процесс инвестирования проектов по воспроизводству основных фондов.
Более результативному функционированию и эффективному развитию в перспективном периоде хозяйствующих субъектов производственной и социальной сфер может содействовать создание на законодательной основе финансовых компаний, специализирующихся на: кредитовании отдельных отраслей производственной сферы народного хозяйства; финансировании покупок с рассрочкой платежа.
Особое значение в вопросе активизации инвестиционного процесса в отрасли социальной сферы имеют национальные проекты, посредствам которых созданы условия для привлечения инвестиций на медицинское обслуживание, образование, улучшение жилищных условий. В условиях крайне ограниченных возможностей бюджетов всех уровней в ряде регионов в настоящее время накоплен положительный опыт и созданы механизмы привлечения средств населения на строительство жилья и коммунально-бытовых объектов, в том числе и в рамках Национального проекта «Доступное и комфортное жилье гражданам России».
Актуальность проблемы дефицитности бюджетных средств вызывает необходимость создания специальных механизмов активизации инвестиционной деятельности внебюджетных государственных фондов, образуемых за счет начислений на заработную плату работников предприятий, организаций, учреждений (пенсионный фонд, фонд социального страхования, фонд обязательного медицинского страхования и др.).
Таким образом, инвестиции в социальную сферу сегодня являются одним из важнейших инструментов формирования социально ориентированной экономики в России, которая главной своей задачей видит обеспечение стабильного развития общества в целом и удовлетворение общественно-значимых потребностей.


Литература
1. Салжаницын А.И. Современные проблемы развития материальной базы отраслей социальной сферы. — М.: ПрофВариант, 2002; Гитман Л.Дж., Джонк М.Д. Основы инвестирования / Пер. с англ. — М.: Дело, 1997.
2. Игонина Л.Л. Инвестиции. — М.: Экономистъ, 2005.
3. Современный экономический словарь / Под ред. Б.А. Райзберга, Л.Ш. Лозовского, Е.Б. Стародубцевой. — М.: Инфра-М, 2008.
4. Российский статистический ежегодник: Сборники 1995–2007 гг. Официальное издание ИИЦ «Статистика России».
5. Бровко Л.И. Эффективность инвестиций в социальную сферу // Материалы 51-й юбилейной науч.–метод. конф. «Университетская наука — региону». Устойчивое развитие региона в условиях экономической интеграции России в мировое хозяйство. — Ставрополь, 2006. — С. 82.
6. Ященко С.О. Теоретические основы исследования социальных инвестиций и инвестиций в социальную инфраструктуру // Вопросы экономических наук. — 2008. — № 2(30).
7. Бородачев И.М. Использование потенциала частно-государственного партнерства в развитии социальной инфраструктуры. — М., 2007.
8. Бородачев И.М., Вашаломидзе Е.В. Частно-государственное партнерство как фактор развития социально значимых проектов // Вопросы экономических наук. — 2007. — № 6.
9. Инвестиции в России. 2007. Официальное издание ИИЦ «Статистика России».
10. Инвестиционная деятельность в России: условия, факторы, тенденции. 2007. Официальное издание ИИЦ «Статистика России».

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия