Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (31), 2009
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Печаткин В. В.
заведующий сектором экономической безопасности Института социально-экономических исследований Уфимского научного центра РАН,
кандидат экономических наук

Гаймалова С. М.
младший научный сотрудник сектора экономической безопасности Института социально-экономических исследований Уфимского научного центра РАН

Теоретические и практические аспекты формирования конкурентоспособных кластеров в регионах России
В статье на основе анализа понятийного аппарата региональных кластеров выделены их сущностные признаки, осуществлена классификация кластеров в зависимости от роли научно-исследовательских и образовательных учреждений, предложен алгоритм идентификации конкурентоспособных кластеров в регионах России, рассмотрены перспективы формирования фанерно-плиточного кластера в Республике Башкортостан
Ключевые слова: конкурентоспособность региона, инновационное развитие, конкурентное преимущество, кластерная политика, фанерно-плиточный кластер

В условиях глобализации экономики возрастает актуальность проблемы конкурентоспособности стран, регионов, отраслей, предприятий. В особенности данная проблема актуальна для России и ее регионов, поскольку нарастающие процессы глобализации неизбежно приведут к усилению конкуренции во всех сферах хозяйствования. Как показала практика развитых стран мира, наличие кластеров является одним из факторов высокого уровня конкурентоспособности их экономики (например, лесопромышленный кластер в Финляндии, садоводческий — в Нидерландах, морской — в Норвегии, биотехнологический — в Германии и Великобритании, телекоммуникационный и компьютерный — в США, кластер легкой промышленности в Италии и др.). При этом выделяют следующие преимущества кластеров: концентрация соперников, их покупателей и поставщиков способствует росту эффективной специализации производства; кластерный подход позволяет вести диалог между представителями предпринимательского сектора и государства, стимулирует создание новых форм объединения знаний; кластерный подход хорош тем, что, будучи общепринятым в наиболее развитых промышленных странах, способствует достижению большего взаимопонимания с лидерами мирового бизнеса [1].
В связи с вышесказанным, необходимо использовать позитивный опыт зарубежных стран в повышении конкурентоспособности экономики, в частности, «кластерную теорию экономического развития». Кластеры могут стать эффективным инструментом для преодоления негативных факторов, сдерживающих социально-экономическое развитие России. Более того, именно конкурентоспособные кластеры могут стать одним из важнейших элементов новой каркасной структуры экономики регионов России.
Теоретическими и практическими аспектами проблемы формирования и функционирования кластеров занимались многие зарубежные исследователи, в том числе М. Портер, Е. Дахмен, И. Толенадо, Д. Солье, Е. Лимер, Р. Вайбер и др. В их трудах нашли отражение отдельные аспекты проблемы, с учетом особенностей стран и регионов. Применительно к условиям России проблемой кластеров занимались такие ученые, как А.А. Мигранян, Т.В. Цихан, М.А. Афанасьев, К. Мингалева и др.
В ряде регионов имеется опыт создания кластеров. Так, на территории страны предприняты первые попытки формирования кластеров. Кластерный подход использован при разработке региональных стратегий развития (например, совместный российско-финский проект «Долгосрочная стратегия развития экономики Санкт-Петербурга», кластерная стратегия развития Пермской и Нижегородской областей и др.). Тем не менее, как отмечает В.В. Путин, в России пока практически нет конкурентоспособных кластеров. При этом инновационный потенциал используется не в полной мере, и как следствие этого, происходит отставание России по показателям инновационного развития от передовых стран мира. Если такая ситуация сохранится, Россия на долгие годы обречена быть только лишь «сырьевым придатком» развитых стран мира. Формирование и развитие инновационных кластеров — не панацея от всех бед, тем не менее, использование этого инструмента может способствовать инновационному развитию России и повышению конкурентоспособности ее экономики.
В связи с вышесказанным, актуальность настоящего исследования и ее практическая значимость обусловлена рядом обстоятельств. В их числе:
1. Недостаточная исследованность проблемы формирования инновационных кластеров в регионах России;
2. Отсутствие унифицированной методики выделения региональных инновационных кластеров, что является препятствием для их формирования в России и как следствие существенного отставания страны от наиболее конкурентоспособных стран мира;
3. Отсутствие эффективного механизма взаимодействия государства, науки и бизнеса, являющегося препятствием для наиболее полного использования инновационного потенциала регионов России.
В связи с актуальностью данной проблемы в качестве цели исследования определена разработка теоретико-методических подходов к формированию кластеров с учетом влияния факторов внутренней и внешней среды и их апробация на примере Республики Башкортостан.
Дезагрегация поставленной цели предполагает решение следующих задач:
— разработка теоретико-понятийного аппарата формирования региональных инновационных кластеров;
— разработка алгоритма выделения региональных инновационных кластеров через систему показателей, допускающую их использование в качестве управляемых параметров регионального развития;
— проектирование концептуальной схемы взаимодействия участников кластеров и организационных мероприятий по их формированию.
В соответствии с алгоритмом исследования ниже представлен анализ понятийного аппарата категорий «кластер» и «инновационный кластер».
В экономической литературе имеется значительное количество определений понятия «кластер», являющегося основой кластерной теории экономического развития. Так, М. Портер под кластером понимает группу географически соседствующих взаимосвязанных компаний (поставщики, производители и др.) и связанных с ними организаций (образовательные заведения, органы государственного управления, инфраструктурные компании), действующих в определенной сфере и дополняющих друг друга [2].
Кластерный подход исследовался также Е. Дахменом с целью выявления и изучения взаимосвязей крупных шведских многонациональных корпораций. По мнению Е. Дахмена, кластеры формируются в «блоках развития», а основой развития конкурентного успеха является наличие связи между способностью одного сектора развиваться и способностью обеспечивать прогресс в другом секторе. Развитие должно происходить поэтапно, или по «вертикали действий» в пределах одной отрасли, связанной с другими отраслями, что обеспечит возможность завоевания конкурентных преимуществ [3].
Французские ученые И. Толенадо [4] и Д. Солье [5] использовали понятие «фильеры» для описания групп технологических секторов. Формирование фильеров объяснялось зависимостью одного сектора от другого по технологическому уровню. Тем самым «фильеры» очень близки по смыслу к понятию «кластер», поскольку основой их развития является необходимость создания технологических связей между отраслями и секторами экономики для реализации их потенциальных преимуществ. Е. Лимер [6] рассматривал кластеры с высоким уровнем коррелированного экспорта при анализе торговли на национальном уровне.
По мнению А.А. Мигранян, кластер — это «сосредоточение наиболее эффективных и взаимосвязанных видов экономической деятельности, т.е. совокупность взаимосвязанных групп успешно конкурирующих фирм, которые образуют «золотое сечение» (в западной интерпретации «diamond — бриллиант») всей экономической системы государства и обеспечивают конкурентные позиции на отраслевом, национальном и мировом рынках» [7].
Основным принципом существования кластера А.А. Мигранян считает создание целостной системы производства высококачественного конечного товара путем включения в нее всех производственных, исследовательских, торговых, посреднических и прочих связей и производств, которые имеют какое-либо отношение к качеству конечного изделия [8].
Т.В. Цихан [9] выделяет 3 широких определения кластеров, каждое из которых подчеркивает основную черту его функционирования:
— регионально ограниченные формы экономической активности внутри родственных секторов, обычно привязанные к тем или иным научным учреждениям (НИИ, университетам и т. д.);
— вертикальные производственные цепочки; довольно узко определенные секторы, в которых смежные этапы производственного процесса образуют ядро кластера (например, цепочка «поставщик — производитель — сбытовик — клиент»). В эту же категорию попадают сети, формирующиеся вокруг головных фирм;
— отрасли промышленности, определенные на высоком уровне агрегации (например, «химический кластер») или совокупности секторов на еще более высоком уровне агрегации (например, «агропромышленный кластер»).
М. Афанасьев и Л. Мясникова главным в структуре кластера считают распространение инноваций на всю цепочку создания стоимости и единое логистическое окно для взаимодействия с внешней средой [10].
М.В. Николаев и И.Е. Егорова отличают кластер от существовавших ранее производственных комплексов по наличию синергетического эффекта [11]. Если в ТПК появлялись новые связи, не входившие в генеральную схему развития производства, их дальнейшее развитие тормозилось, а запланировать кластер с точностью «до километра и рубля» невозможно в силу самостоятельности его участников.
Таким образом, обобщив вышеперечисленные понятия кластера, можно выделить следующие их сущностные признаки [12]:
• наличие лидирующих фирм, способных иметь существенную долю на внутреннем и внешнем рынке, дополненных специализированными обслуживающими организациями;
• концентрация участников кластера на ограниченной территории, представляющей уникальные преимущества;
• взаимодействие участников кластера между собой с целью выпуска продукции, конкурентоспособной на внутреннем и внешнем рынках;
• наличие конкуренции между участниками кластера;
• ускоренное распространение новшеств за счет развитой сети передачи информации.
В соответствии с выделенными признаками предлагается характеризовать кластер как группу географически и технологически взаимосвязанных конкурирующих предприятий и обслуживающих организаций, занимающих или способных занимать существенную долю на внутреннем и внешнем рынках, объединившихся с целью выпуска и реализации продукции или специализированных услуг, соответствующих мировым стандартам на основе непрерывного инновационного процесса и тем самым — взаимно способствующих росту конкурентоспособности друг друга.
На основе выделенных признаков и определением сущно­сти кластеров предлагается подразделять их на традиционные и инновационные. Отличительной особенностью традиционных кластеров являются то, что в качестве их ядра выступают предприятия промышленности или сферы услуг. выпускающие традиционную или усовершенствованную продукцию, пользующуюся спросом на мировом и региональных рыках. Отличительными особенностями инновационных кластеров являются:
— наличие научно-исследовательских учреждений как ядра кластера, вокруг которого сосредотачиваются элементы (участники) кластера — инновационные предприятия и поставщики оборудования;
— применение принципиально новых технологий, продукции или услуг, пользующихся или способных пользоваться спросом на мировом или региональных рынках;
— осуществляется полный цикл производства инновационной продукции или услуги от идеи до ее воплощения.
Кластеры играют особую роль в создании национальной инновационной системы. Инновационный процесс дает все большую часть добавленной стоимости, производство нововведений становится отдельной сферой деятельности, соответственно. постоянно возрастает значение человеческого капитала [13]. Причем значение человеческого капитала велико как в смысле накопления знаний и повышения уровня профессионализма, так и в смысле появления новых тенденций в структуре потребностей, а также в смысле роста оплаты труда как элемента издержек производства [14].
Ключевой вопрос при реализации кластерных проектов –и развитие инфраструктуры [15]. Например, новая информационно-коммуникационная инфраструктура позволяет трансформировать старые виды деятельности в новые для региональной экономики. При этом анализ теоретических концепций кластерной теории экономического развития показал, что существует большое многообразие подходов. В каждой стране, имеющей конкурентоспособные кластеры при их формировании и развитии учитывались специфические социально-экономические, географические, политические особенности территорий. В этой связи при оценке возможности использования кластерного подхода в регионах России необходимо выделить позитивные и негативные факторы для его внедрения.
Позитивными факторами для развития кластеров в России являются: наличие большого опыта в формировании и развитии территориально-производственных комплексов и различных форм кооперации; высокий уровень интеллектуального потенциала; развитость технологической инфраструктуры и технологическая культура и др.
Факторами, сдерживающими развитие кластеров, являются: слабые связи между научно-исследовательскими институтами и бизнесом; несоответствие образовательных программ образовательных учреждений потребностям кластеров; низкое качество бизнес-климата и низкая эффективность отраслевых ассоциаций; недостаточно высокий уровень доверия между представителями бизнеса, науки, власти и др.
В связи с вышесказанным предлагается следующий, шестиэтапный и четырехуровневый алгоритм выделения потенциальных кластеров в регионе:
1. Выявление перспективных видов товаров. На первом этапе выявляются перспективные виды продукции, производимые предприятиями региона на основе анализа их доли в мировом, общероссийском, региональном производствах.
2. Прогнозный этап (тенденции рынков по отобранному перечню товаров). На данном, втором этапе осуществляется средне- и долгосрочное прогнозирование динамики цен и объемов мирового производства товаров и услуг.
3. Определение эффективности функционирования предприятий, способных создать ядро кластера (выпуск перспективной продукции). На данном этапе анализируются показатели финансовой устойчивости и эффективности функционирования предприятий.
4. Определение наличия ресурсов для развития кластера. Анализируется обеспеченность отобранного круга предприятий, выпускающих перспективную продукцию, сырьем, финансовыми ресурсами, производственными мощностями и др.
5. Анализ возможностей для создания недостающих элементов инфраструктуры функционирования кластеров. Анализируется обеспеченность потенциальных кластеров инфраструктурой, в том числе логистической и энергетической.
6. Определение уровня взаимодействия потенциальных участников кластера (производителей, поставщиков). На данном, заключительном, этапе выявляется уровень взаимодействия потенциальных участников кластера на основе анкетного опроса руководителей перспективных предприятий.
На каждом из этапов производится отсев видов продукции и предприятий региона. В отличие от существующих подходов предлагается проводить анализ не конкретных предприятий или отраслей, а спектра продукции и услуг, по которым у региона имеются конкурентные преимущества. При этом необходимо учитывать как масштаб, так и тип потенциальных кластеров. Предлагается выделить кластеры местного, регионального, федерального и мирового уровня с соответствующими количественными критериями их выделения.
Наличие потенциала роста и ресурсной обеспеченности кластера в лесной и деревообрабатывающей промышленности.
Лесной фонд Республики Башкортостан занимает площадь 6,2 млн га. Лесистость республики, по данным учета на 1 января 2007 года, составляет 39,2 %. Несмотря на небольшие относительно России масштабы лесов, уникальность лесного потенциала Башкортостана проявляется в его составе. На территории республики сосредоточено 35,0% российских липняков — 1 место в РФ, 7,0 ольховников — 2 место, 4,0 — осинников — 5 место и 2,0 % — березняков — 17 место.
Уровень использования лесного потенциала республики в настоящее время составляет около 20%. Ежегодно недоиспользуется около 8 млн м3 древесины (83 место в РФ), что привело к накоплению спелой и перестойной древесины: мягколиственных древостоев объемом более 284 млн м3 на площади 1598,3 тыс. га; твердолиственных — на площади 284,3 тыс. га; хвойных — на площади 257 тыс. га.
Одной из основных причин недоиспользования лесного фонда является недостаток высокопроизводительной лесозаготовительной техники и производственных мощностей по переработке низкосортной мягколиственной древесины. Так, уровень использования производственных мощностей по производству фанеры, ДВП и ДСП в 2007 г. составил 100%.
Другая причина — низкие темпы обновления основных фондов в лесной и деревообрабатывающей промышленности республики, отстающих от средних темпов в целом по промышленности. Данное обстоятельство свидетельствует о необходимости расширения имеющихся производственных мощностей по глубокой переработке мягколиственной древесины.
Наличие предприятий-лидеров по производству и экспорту производимой продукции.
Наиболее крупными предприятиями отрасли являются ООО «Уфимский фанерный комбинат» и ООО «Уфимский фанерно-плитный комбинат».
Клееная березовая фанера и ДВП, производимая предприятиями, пользуются спросом на внешнем рынке и, прежде всего, в Европе. Высокий мировой спрос на данные виды продукции обусловил рост их экспорта за период 1990–2007 гг.: клееной фанеры в 2,2 раза, ДВП — в 1,4 раза и т. д. При этом доля экспорта фанеры составляла в 2007 г. 62,1% от объема производимой продукции, а доля экспорта ДВП — 58,3%.
Предприятия могут стать в ближайшее время точками роста экономики республики. Для этого необходимо расширение производственных мощностей по выпуску продукции с наибольшей добавленной стоимостью: широкоформатной клееной фанеры, плит МДФ, ламинированных ДВП и ДСП, лесохимической продукции (уксусная кислота, этилацетат, фурфурол и др.). Реализация предложенных мер может дать импульс к развитию смежных отраслей и, прежде всего, лесозаготовительной, тем самым, содействовать наиболее полному использованию расчетной лесосеки.
Наличие потенциальных участников кластера.
В лесном комплексе Башкортостана лесная деревообрабатывающая промышленность представлена, прежде всего, Холдинговой компанией «Башлеспром» в которой сосредоточены леспромхозы, 2 фанерных комбината (Уфимский деревообрабатывающий комбинат, Уфимская фанерная фабрика), Амзинский лесохимический комбинат. Также функционируют Уфимская спичечная фабрика, Туймазинская бумажная фабрика, Учалинский картонно-рубероидный комбинат. В лесном хозяйстве действуют 62 лесхоза Министерства природных ресурсов Республики Башкортостан. Лесная наука представлена лабораторией лесоведения Института биологии УНЦ РАН, ботаническим садом УНЦ РАН, Башкирской лесосеменной опытной станцией, Башлеспроектом. Подготовкой кадров занимается факультет землеустройства и лесного хозяйства Башкирского государственного аграрного университета, Уфимский лесхоз-техникум, Уральский государственный лесотехнический университет (Екатеринбург). Однако в настоящее время предприятия лесной и деревообрабатывающей промышленности, лесного хозяйства и лесной науки разобщены между собой. В результате лесосечный фонд используется недостаточно эффективно и велика упущенная выгода.
Оценка рисков и ограничений роста. Позитивными факторами, минимизирующими риски в лесной деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности республики, являются: значительное количество собственных сырьевых ресурсов для производства фанеры, ДВП, ДСП, МДФ и лесохимической продукции; устойчивый и расширяющийся мировой лесной рынок; резкое увеличение спроса на лесную продукцию в Китае; увеличение внутреннего потребления лесной продукции; высококвалифицированная, дешевая рабочая сила; относительно дешевое сырье (внутренняя цена на древесину на корню почти в 20 раз ниже, чем в Европе).
Основными факторами, сдерживающими развитие лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности являются: отсутствие высокопроизводительной лесозаготовительной техники, недостаточная развитость лесовозных дорог, низкая рентабельность лесозаготовительной отрасли, недостаточное количество производственных мощностей по переработке низкосортной мягколиственной древесины, недостаточно высокий уровень менеджмента и маркетинга на предприятиях, разобщенность лесной, деревообрабатывающей промышленности, лесного хозяйства и лесной науки.
Таким образом, в Республике Башкортостан есть все необходимые условия для создания фанерно-плитного кластера, концептуальная схема которого представлена на рис. 1.
При этом предлагаются следующие организационные мероприятия для формирования фанерно-плитного кластера в Республике Башкортостан:
1. Сформировать группу лидеров, которая состоит из региональной власти и представителей бизнеса. Пригласить к диалогу руководителей Уфимского фанерного комбината, Уфимского фанерно-плитного комбината, ряда перспективных леспромхозов, представителей малого бизнеса, представителей власти и науки.
2. Учесть опыт создания лесного кластера в Пермской области (низкий уровень доверия друг к другу у лидеров бизнеса, пессимистичная оценка лидерами бизнеса перспектив развития лесного бизнеса в России, территориальное распределение предприятий в кластере).
3. Создать рабочую группу кластера. Рабочая группа может стать посредником между бизнесом и научно-исследовательскими институтами, образовательными учреждениями.
4. Разработка стратегии развития лесопромышленного комплекса республики, на основе кластерного подхода.
Для развития лесной деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности целесообразно привлечение инвестиций в фанерно-плитный кластер по четырем приоритетным направлениям:
— увеличение мощностей по производству ДВП и МДВ. Именно плиты МДВ, являющиеся полуфабрикатом для производства мебели пользуются повышенным спросом на внешнем рынке;
— строительство цеха по производству широкоформатной фанеры, в связи с повышенным спросом на нее как на европейском рынке, так и на рынке Китая, реконструкция производственных мощностей Уфимского фанерного комбината;
— модернизация и реконструкция производственных мощностей перспективных леспромхозов в рамках фанерно-плитного кластера (закупка современной лесозаготовительной и лесовозной техники);
— создание новых производственных мощностей по глубокой переработке мягколиственной древесины, по производст­ву конкурентоспособной на внешнем и внутреннем рынке клееной фанеры, МДФ, ДВП, ДСП, лесохимической продукции в районах, где сосредоточены основные лесные ресурсы Башкортостана (Северо-восточный и Уральский экономический подрайоны) и др.
Помимо выделения потенциальных кластеров в регионах России, необходимо внедрение механизма взаимодействия их участников (рис. 2).
При этом предлагаются следующие организационные мероприятия для формирования кластеров в регионах России:
1. Сформировать группу лидеров, состоящую из представителей региональной власти и бизнеса. Пригласить к диалогу руководителей ведущих предприятий, представителей малого бизнеса, представителей власти и науки.
2. Создать рабочую группу кластера, которая может стать посредником между государством, бизнесом, научно-исследовательскими институтами и образовательными учреждениями.
3. Разработать стратегию развития регионов России на основе кластерного подхода.
Рис. 1. Концептуальная схема фанерно-плитного кластера Республики Башкортостан
Рис. 2. Концептуальная схема взаимодействия участников кластера


Исследование выполнено при поддержке гранта Республики Башкортостан молодым ученым и молодежным научным коллективам (Договор № 16 от 09 02.09 г.)
Литература
1. Мингалева Ж., Ткачева С. Кластеры и формирование структуры региона. // МЭМО. — 2000. — №5. — С.97–102.
2. Портер М. Конкуренция. Издательский дом «Вильямс». — М., 2000. — С. 235.
3. Dahmen E. Entrepreneurial Activity and the Development of Swedish Industry, 1919–1939. — Stockholm, 1950.
4. Tolenado J.A. Propis des Filieres Industrielles. Revue d‘Economie Industrielle. V.6. 1978. № 4. P. 149–158.
5. Soulie D. Filieres de Production et Integration Vertical. Annales des Mines, Janvier 1989. P. 21–28.
6. Leamer E. E. Souzes of International Comparative Advantage: Theory and Evidence / Cambridge, MIT Press, 1984.
7. Мигранян А.А. Теоретические аспекты формирования конкурентоспособных кластеров в странах с переходной экономикой // Вестник Киргызко-Российского Славянского ун-та. — 2002. — № 3.
8. Мигранян А.А. Проблемы и перспективы развития конкурентоспособных кластеров в Кыргызской республике // Проблемы современной экономики. — 2007. — № 1(21).
9. Цихан Т.В. Кластерная теория экономического развития // Теория и практика управления. — 2003. — № 5.
10. Афанасьев М., Мясникова Л. Мировая конкуренция и кластеризация экономики // Вопросы экономики. — 2005. — № 4. — С.75–86.
11. Николаев М.В., Егорова И.Е. О проблеме формирования кластеров в российской экономике (на примере алмазно-бриллиантового комплекса Якутии) // Проблемы современной экономики. — 2006. — № 3/4(19/20).
12. Печаткин В.В., Гаймалова С.М. Теоретические и прикладные аспекты формирования промышленных кластеров в регионах России // Промышленная политика в Российской Федерации. — 2006. — № 11. — С. 27–33.
13. Бекетов Н.В. Формирование информационно-телекоммуникационного кластера в регионе // Проблемы современной экономики. — 2007. — № 1(21).
14. Лазарева Е.И. Стратегия развития человеческого капитала в системе инновационно-региональных кластеров // Проблемы современной экономики. — 2008. — № 1(25).
15. Бекетов Н.В. О формировании региональных кластеров экономики Республики Саха (Якутия) // Проблемы современной экономики. — 2007. — № (23).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия