Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (1), 2002
Евразийское экономическое сообщество: становление, перспективы развития. Проблемы интеграции
Черкасов Н. А.
главный специалист Секретариата Межпарламентской Ассамблеи ЕврАзЭС,
профессор, доктор экономических наук


РОЛЬ ВТО В СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ ЕВРАЗИЙСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СООБЩЕСТВА

I.
Решение пяти участников Содружества Независимых Государств о создании Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) - стратегическая реакция на внутренние проблемы СНГ и на вызовы современного мирового экономического развития.
Глобальный кризис индустриального общества, проявляющийся в резком обострении технологических, энергетических, экологических проблем мирового хозяйства, составной своей частью имеет критическую ситуацию в странах с переходной (бывшей плановой) экономикой, обусловленную прежде всего быстрым устареванием ее технической и технологической производственной структуры.
Государства ЕврАзЭС, как страны с такой экономикой, сохраняют устаревшие системы стандартизации и сертификации продукции и услуг, законодательство и инфраструктуру, не способствующие развитию рыночной конкуренции и повышению конкурентоспособности национального производства.
Все это затрудняет эффективное включение их экономики в модифицирующуюся систему международных экономических отношений, да и развитие интеграционного процесса в рамках ЕврАзЭС.
Между тем в мировом хозяйстве усиливается тенденция к глобализации, принципиально изменяется практика международного сотрудничества. Прежняя система разделения стран на индустриальные и аграрные уступает место быстро формирующейся новой системе внутриотраслевой международной специализации и кооперации в производстве, исследованиях, научно-технических и проектно-конструкторских разработках. Мировое хозяйство становится все более единым. Расширяется обмен технологиями, знаниями. Появляется единое мировое информационное поле. Решающее значение приобретает ориентация на международные правила и стандарты. Растет влияние транснациональных корпораций и международных организаций. На всех континентах ускоряются процессы региональной международной экономической интеграции.
ЕврАзЭС создается как организация, которая призвана обеспечить настоящее ускорение экономической интеграции в Содружестве Независимых Государств за счет формирования эффективного ее механизма, повысить планку экономической и социальной защищенности населения наших стран, обеспечить, в том числе путем изменения национального законодательства, органическое включение национальной экономики в процесс глобальных перемен, ведущих к формированию постиндустриальной цивилизации.
Одной из центральных стратегических задач при создании такого механизма является вступление государств-участников ЕврАзЭС во Всемирную торговую организацию (ВТО) и переход в хозяйственной деятельности на правила и нормы этой международной структуры.
В результате длительного развития отношений в рамках Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ) ВТО, начавшая свою деятельность с 1 января 1995 года, утвердилась в качестве организации, предложившей странам обоснованный обязательный кодекс экономического поведения. В его основе лежат такие принципы многосторонних международных отношений, как предоставление участкам ВТО режима наибольшего благоприятствования (РНБ) и национального режима, принципы взаимной выгоды, открытости (транспарентности), доступности рынков.
В примерно 50-ти многосторонних соглашениях и других правовых документах, разработанных ВТО, определены правила и нормы поведения на мировых товарных рынках, распространяющиеся на практику государственного регулирования внешней торговли, тарифную, антидемпинговую политику, конкретные вопросы лицензирования экспорта и импорта, конкуренции, стандартизации товаров и услуг, санитарного контроля, охраны интеллектуальной собственности и т.д.
К важнейшим нормам ВТО относятся: консенсус в торговых переговорах, недискриминационный режим экономических отношений, взаимные уступки и их баланс на основе совместных решений, обязательное исполнение принятых правил поведения, международная поддержка в разрешении споров, гармонизация соответствующего национального законодательства.
Все страны-участницы ВТО связаны Соглашением о создании Всемирной торговой организации (статья XVI : 4), по которому они, в частности, должны привести свои законы, регуляторные правила и административные процедуры в соответствие с названными нормами. При этом нормы ВТО имеют первенство по отношению к нормам национального законодательства.
В настоящее время ВТО регулирует подавляющую часть всей международной торговли и значительную часть международной инвестиционной деятельности.
При содействии этой организации, имеющей международный статус, равный статусу МВФ и Мирового банка, достигнут существенный прогресс в либерализации торговых отношений, ограничении протекционизма, мер нетарифного регулирования. Тарифы становятся, как правило, единственным разрешенным способом защиты, а уступки - результатом взаимного торга.
Проходивший с сентября 1986 г. по апрель 1994 г. Уругвайский раунд переговоров (приведший к созданию ВТО) позволил правительствам большинства современных государств максимально сблизить различные подходы к решению многих проблем глобализации мировой экономики.
Для государств Евразийского экономического сообщества опыт ВТО и участие в ней на условиях полноправного членства имеют огромное значение как при решении задач по налаживанию взаимовыгодного интеграционного сотрудничества в рамках ЕврАзЭС, так и для скоординированного взаимодействия с третьими странами в режиме наибольшего благоприятствования.
Членство в ВТО - одна из составляющих перспективной модернизации национальной экономики.
Преимущества членства в ВТО - это преимущества работы по единым международным правилам, преимущества системы недискриминационной торговли, цивилизованной рыночной конкуренции, улучшения условий иностранного инвестирования и международного технологического трансферта, кооперации сопоставимых по технологии производства и управления предприятий и корпораций, ускорения экономического и научно-технического прогресса благодаря ориентации на прогрессивные нормы и стандарты.
К тому же нужно учитывать, что ВТО развивается во все более сложную систему регулирования не только торговли, но и инвестиций, политики конкуренции и глобального бизнеса. Соответственно, чем далее, тем более сложным становится и сам процесс присоединения к ней.
Участие в ВТО (по Протоколу о присоединении) требует:
- обеспечения доступа продукции других членов ВТО на национальный рынок за счет снижения импортных пошлин;
- принятия обязательств по предоставлению национального режима, в том числе для уменьшения или устранения ограничений на иностранное инвестирование;
- реформирования налоговой и финансовой систем, ценообразования, экспортного и импортного режима в соответствии с правилами ВТО;
- обеспечения доступа на национальный рынок банковских, страховых, транспортных, консалтинговых и прочих услуг из других стран - членов;
- одинаковой защиты прав интеллектуальной собственности (авторских прав, патентов, торговых марок, компьютерных программ, звукозаписей) в соответствии с международно принятыми процедурами;
- обеспечения в соответствии с принципом транспарентности доступности информации об иностранных торговых правилах всем заинтересованным предприятиям и лицам.

II.
В рамках ВТО в торговле товарами применение принципа недискриминации означает, что развитые страны должны действовать по общим правилам торговли и не использовать преимущества своего положения, а иностранные товары на рынке страны не должны находиться в худшем положении, чем отечественные.
Однако участники ВТО могут создавать региональные зоны свободной торговли, таможенные союзы (статья XXIV ГАТТ), несколько отступая от принципа недискриминации в отношении третьих стран, - при условии, что при этом не возникнут дополнительные барьеры в международной торговле.
Принцип взаимности находит выражение в том, что каждый участник ВТО получает приблизительно одинаковые выгоды от свободного доступа на рынок другого участника за счет общего снижения тарифов на аналогичные товары.
Но в отношениях со слаборазвитыми странами разрешается использовать некоторые преференциальные тарифы, не попадающие под общий режим наибольшего благоприятствования. (Правда, в последние годы возникла тенденция к исключению таких льгот).
Организация доступа на зарубежный рынок основывается на следующих правилах:
- каждая страна представляет список тарифных уступок;
- наряду с обязательством по снижению тарифов принимается обязательство не повышать их в дальнейшем;
- принимаются обязательства по снятию количественных ограничений импорта - экспорта (квот);
- оперативно и в полном объеме должны публиковаться обзоры по торговой политике, перечни законов по внешнеторговой деятельности, административные решения по регулированию торговли, сведения об изменениях в законодательстве.
Вместе с тем, допускаются отдельные исключения из правил. Например, для ограждения отечественных производителей от чрезмерного импорта разрешаются некоторым странам количественные ограничения по поставкам сельскохозяйственной продукции - при условии и в рамках определенных обязательств.
Для противодействия несанкционированным количественным ограничениям импорта и повышению импортных тарифов принято "Соглашение ВТО по защитным мерам".
По данному Соглашению применение защитных мер контролируется и ограничивается временными рамками. Такие меры могут вводиться только тогда, когда на основе специального расследования устанавливается серьезный ущерб, наносимый экономике конкуренцией импортных товаров. Предусматривается исключение защитных мер при импорте товаров из развивающихся стран, доля которых в общем импорте не превышает 3%. В то же время запрещаются добровольное ограничение экспорта и дискретное лицензирование импорта и экспорта (так называемые меры "серой зоны").
Другим соглашением ВТО - "Соглашением по субсидиям и компенсационным мерам" субсидии экспортерам запрещаются, если они наносят ущерб экономике других участников ВТО или серьезно ущемляют их интересы, - в случае, когда общий размер субсидий превышает 5% стоимости ежегодных продаж субсидируемой экспортной продукции (статья V Соглашения). Исключение предусматривается (в период до 2004 г.) для субсидий по экспорту сельскохозяйственной продукции.
Внутренние субсидии разделены на две категории: дающие и не дающие оснований для специальных расследований. Так, субсидии по поддержке исследований, разработок, охране окружающей среды не рассматриваются как меры, наносящий ущерб торговым отношениям.
Для развивающихся стран установлен специальный и дифференцированный режим. Для стран с переходной экономикой предусмотрен 7-летний переходный период для вступления в силу обязательств по прекращению субсидирования экспорта.
Большое значение для развития международной торговли промышленной продукцией имеют "Соглашения по техническим барьерам в торговле" и "Соглашение по применению санитарных и фитосанитарных мер". Они ориентируют страны: на решение проблем гармонизации стандартов с целью повышения качества и безопасности продукции; ограничение и исключение практики применения стандартов как торговых барьеров; ускорение процесса внедрения международных стандартов, в том числе стандартов ИСО; исключение мер по дискриминации импортных товаров (кроме оговоренных случаев, связанных с защитой продуктов питания); повышение уровня транспарентности информации, в частности по санитарным мерам.
В тоже время с учетом сложности процесса и переориентации производства и торговли на международные стандарты Соглашение по техническим барьерам в торговле признает возможным и целесообразным решение проблем стандартизации путем взаимного признания ряда национальных стандартов.
Практика показывает, что все это правила (достаточно обоснованные и корректные) повышают стабильность и обеспечивают предсказуемость при развитии торговли на мировых товарных рынках.

III.
Не менее важной функцией ВТО является содействие либерализации торговли услугами.
Оценивая роль ВТО приходится при этом учитывать не только быстрый рост доли услуг в международных торговых отношениях, но и тот факт, что в данной сфере, во-первых, более длительное время сохраняются барьеры, которые затрудняют как обмен информацией, технологиями, так и обычный товарный обмен, во-вторых, национальное законодательство в наибольшей мере тяготеет к протекционизму, не соответствует тенденциям к глобализации экономики.
Принятое и действующее в рамках ВТО "Генеральное соглашение о торговле услугами" (ГАТС) представляет собой, по оценке Э.Ван Дузера и Э.Холлидея [1] "умеренное соглашение" (особенно в области теле- и радиопередач, банковских операций) с точки зрения ограничений иностранного участия в обслуживании потребителей услуг и уступок.
По истечении трех лет с момента вступления Соглашения в силу член ВТО может в любое время отозвать уступки из национального их перечня (Статья XXI ГАТС).
Совет по торговле услугами, созданный по Соглашению, обязывается подвергать пересмотру изъятия из РНБ, устанавливаемые на срок свыше 5 лет (Статья II ГАТС. Приложение).
Члены ВТО обязаны по запросу предоставлять информацию о национальном режиме по услугам.
В Приложениях к ГАТС содержится требование (в соответствии с Четверым протоколом ГАТС) обеспечивать недискриминационный доступ к государственным сетям, включая обеспечение права на аренду.
Условием присоединения к ВТО является анализ ситуации в сфере услуг отдельных стран, определение национального перечня изъятий из режима наибольшего благоприятствования и конкретных задач переговорного процесса - с учетом степени готовности к принятию взаимных обязательств в отношении изменения национального законодательства, затрагивающего все сектора услуг.
ВТО выделяют 12 секторов услуг [2]: деловые; услуги связи; строительные и инжиниринговые; услуги в торговле; образовательные; по защите окружающей среды; финансовые и страховые; по охране здоровья и социальные; по туризму и путешествиям; по организации досуга, в области культуры и спорта; транспортные; прочие.
Весьма ответственной, но и особенно трудной задачей при вступлении в ВТО является реализация "Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности" (ТРИПС), непосредственно связанного и с проблемами услуг.
При вступлении в ВТО национальные системы законодательства оценивают и по наличию, и по степени эффективности правовой защиты этой собственности, а также мерам по совершенствованию законодательства.
Глобализация бизнеса при становлении постиндустриальной, информационной экономики неизбежно ведет к повышению значения мер, направленных на защиту и взаимовыгодное использование интеллектуальной собственности. Усложнение международной конкуренции, в которой все большую роль начинают играть информационные и другие новейшие технологии, делает вопрос о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности одним из самых острых вопросов международных экономических отношений.
ТРИПС дополняет положения ранее принятых в рамках ООН международных конвенций об интеллектуальной собственности, прежде всего Парижской и Римской, по защите патентов, торговых марок, авторских прав теле- и радиокомпаний и т.д. Оно распространяется на сферу отношений по коммерческому использованию новейших, в том числе компьютерных, технологий, регулирует разработку национальных стратегий, направленных на развитие инноваций и совершенствование международного технологического трансферта.
Расширяется защита известных торговых марок[3], географических указаний на происхождение товаров (например, вин). Минимальный срок патентной защиты изобретений и других инноваций увеличивается до 20 лет. Устанавливается, что патентовладелец имеет право на лицензирование и передачу патента. Предусматривается, что члены ВТО должны предоставлять правовую защиту компьютерных программ, а их авторам - право контроля за использованием программ.
Вводится кодекс обязательных процедур в сфере национальной правоприменительной практики, в частности, при пиратском, контрабандном использовании интеллектуальной собственности, пересмотре первоначальных административных и судебных решений, временной помощи владельцам прав этой собственности при прохождении гражданской тяжбы и т.д.

IV
При разработке стратегии развития ЕврАзЭС не в последнюю очередь необходимо принимать во внимание роль ВТО в разрешении споров между странами по вопросам взаимных экономических связей и экономического развития.
В отличие от большинства других международных соглашений Соглашение о ВТО и входящие в "единый пакет" соглашения ГАТС, ТРИПС и др. устанавливают обязательную процедуру разрешения споров (ДРС).
ДРС определяет механизм, позволяющий примирять стороны и вводить меры воздействия на сторону, виновную в сохранении спорных ситуаций. Этот механизм включает: консультации по урегулированию споров; содействие и посредничество со стороны Генерального директора ВТО для примирения (если консультации в течении 6 дней не разрешают спора); учреждение и деятельность арбитражных комиссий из экспертов ВТО; учреждение и деятельность апелляционного органа (в составе 7 человек, назначаемых на четырехлетний срок), который представляет свои рекомендации, если рекомендации арбитражной комиссии не принимаются; утверждение рекомендаций арбитражных комиссий и апелляционного органа Генеральным Советом ВТО.
Если признанное Генеральным Советом нарушение обязательств не устраняется, участнику ВТО, считающему себя затронутой стороной, разрешается предпринять ответные меры (санкции, в виде, в частности, изъятий из РНБ).
Спорящие стороны должны ориентироваться только на Договоренности по правилам и процедурам разрешения споров. Запрещено прибегать к односторонним неразрешенным ответным мерам.
Споры, относящиеся к ГАТС, также разрешаются на основе названных "Договоренностей" [4].
До 2004 г. странам - членам ВТО обеспечивается иммунитет в отношении рассмотрения споров с ее участием, если они принимают на себя обязательства снизить торговые барьеры и размер экспортных субсидий.

V
В настоящее время политики, бизнесмены, чиновники в странах ЕврАзЭС так или иначе разрываются между требованиями снижения таможенных барьеров и стремлением сбалансировать бюджеты за счет импортных пошлин. Таможенные тарифы, акцизы, налоги пока чрезмерно высоки. Иностранные партнеры лишены полной информации о национальной тарифной политике в силу недостаточной открытости экономики. Таможенные тарифы и процедуры очень часто изменяются. Работа таможенных органов крайне усложнена, бюрократизирована. В частности, по этой причине, очень высок уровень коррупции и недостоверной информации (например, при импорте автомобилей).
Отсутствует комплексная концепция промышленной политики, органическими составными частями которой должны быть концепция развития внешней торговли и концепция международной производственной и научно-технической интеграции. Без нее нет ясности и в решении стратегических задач внешнеторговой, таможенной политики, политики повышения конкурентоспособности.
Неустойчивая экономика и относительная неопределенность во внешнеэкономической стратегии приводят и к политическим по своему значению мерам со стороны участников ВТО, особенно со стороны развитых государств, - к отказу в признании стран ЕврАзЭС странами с рыночной экономикой, что, в свою очередь, означает применение к ним 13-14 антидемпинговых процедур.
Неучастие в ВТО ведет помимо этого к открытой дискриминации при экспорте целого ряда товаров (например, стали, текстильных изделий).
Широкое применение антидемпинговых мер не уменьшает, а вызывает новые попытки решать проблемы развития товарного экспорта за счет сохранения практики занижения экспортных цен.
К тому же законодательство стран ЕврАзЭС не позволяет точно установить, имеет ли место демпинг, и точно определять параметры тарифной политики. Его изменения не совпадают с ходом изменений в мировой экономике, с потребностями организационно-структурной и технологической модернизации национального производства. Отсюда чрезмерное применение нетарифных регуляторов, импортных лицензий, технических барьеров в торговле.
Сейчас потери от антидемпинговых мер у одной России составляют сумму в 2,5 млрд. долл. (В целом в отношениях со странами СНГ используются около 100 антидемпинговых процедур).
Вступление в ВТО позволяет, если не освободиться от таких потерь вообще, то, по крайней мере, существенно уменьшить их размер, обеспечить реальную защиту бизнеса от чиновничьего произвола, в частности, на основе принятия Договоренностей ВТО по разрешению споров, осуществить прогрессивные изменения в законодательстве.
Правительство РФ уже подготовило 12 проектов законов: по лицензированию экспортно-импортных операций, внешнеэкономической деятельности, стандартизации, государственному регулированию экономики, поправки к закону о защите интеллектуальной собственности, новый Таможенный кодекс и приняло (в августе 2001 г.) график соответствующей законопроектной работы. Оно, судя по заявлениям руководителей Правительства, не видит серьезных причин сдерживать вступление ведущей страны Евразийского экономического сообщества во Всемирную торговую организацию. Правда, по оценке заместителя министра экономического развития и торговли РФ М.Медведкова, переговоры о вступлении России в ВТО могут завершиться лишь к концу 2002 г.[5]
Это министерство начало проводить выездные заседания с обсуждением вопроса о вступлении в ВТО во всех федеральных округах Российской Федерации. Уже первое из них (Уральское) выявило совершенно определенную поддержку в положительном его решении со стороны конкурентоспособных фирм и предприятий и негативную или выжидательную позицию со стороны неконкурентоспособных (в сельском хозяйстве, текстильной промышленности, авто- и авиастроении, химической промышленности и т.д.).
По справедливому мнению руководителей экспорториентированных предприятий (например, производителей никеля), результатом вступления в ВТО должна стать "эффективная реализация преимуществ разделения труда и кооперации"[6], в том числе и на основе международных программ, подобных программе совместного проектирования и производства самолетов в рамках европейского партнерства.
Однако, в любом случае государствам ЕврАзЭС как странам с переходной экономикой для вступления в ВТО нужен переходный период. В России его продолжительность оценивают в 5 - 7 лет - для постепенного снижения таможенных пошлин. Высокие пошлины на некоторое время предполагается сохранить, прежде всего, для проведения модернизации производства в тех отраслях, которые имеют обоснованные и реальные ее программы.
Более сжатые сроки требуются для перехода на нормы ТРИПС. Для развивающихся стран, стран с переходной экономикой (более точно: для стран, осуществляющих коренные структурные реформы) статья 65 ТРИПС предусматривает четырехлетний переходный период. Национальное законодательство такие страны обязываются привести в соответствие с этим соглашением ВТО в течение 4 - 5 лет. При этом указывается (статья 70), что само соглашение и практика его применения должны уточняться через каждые два года - в первую очередь с учетом того обстоятельства, что право интеллектуальной собственности имеет форму монопольного права и, следовательно, необходимы ограничения при его применении с целью развития добросовестной конкуренции. Для единообразной таможенной защиты прав интеллектуальной собственности в ВТО разработан проект типового национального правового документа.
С позиций ТРИПС уточняется и сама характеристика стран с переходной экономикой. К ним отнесены страны, отвечающие следующим критериям: наличие реальных преобразований в прежней плановой экономике и осуществление (наряду с рыночным реформированием различных отраслей экономики) реформы коммерческих основ интеллектуальной собственности.
Определение конкретных позиций по переходному периоду для стран с переходной экономикой - актуальная задача как органов ВТО, так и межведомственных комиссий по вопросам ВТО в государствах участниках ЕврАзЭС. В России к функциям такой комиссии - в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 12 января 1996 г. и утвержденным Положением о комиссии - отнесена подготовка предложений о внесении изменений в законодательство о внешнеэкономической деятельности, исходя из принципов и правил Всемирной торговой организации и национальных интересов.
Переговоры сейчас должны быть направлены на обсуждение вопросов, связанных с разработкой правовых основ добросовестной конкуренции, регулированием пределов внутренней поддержки сельского хозяйства, производства одежды и тканей, некоторых других производств. При этом национальные программы поддержки должны сопровождаться принятием обязательств о временном их характере и ориентироваться на предлагаемый ВТО показатель АПП (агрегированный показатель поддержки) и договоренности, согласно которым нетарифные барьеры в торговле сельскохозяйственной и иной продукцией (в том числе запреты на импорт) постепенно будут превращаться в обычные таможенные пошлины, а экспортные субсидии уже к 2001 году сократятся на 36%.[7]
Переход на правила и нормы ВТО потребуют от стран ЕврАзЭС значительных усилий по совершенствованию национального законодательства, очень больших средств, в частности, и для выплат роялти иностранным владельцам прав интеллектуальной собственности, но прежде всего для реализации программ технологической модернизации, образовательных программ, разработки новых или доработки существующих законов и административных правил, улучшения таможенной деятельности, гражданского судопроизводства.
Не переходить уже в ближайшее время на правила и нормы Всемирной торговой организации - значит обрекать себя на изоляцию от мирового хозяйства. Присоединение к ВТО - путь к использованию всех преимуществ цивилизованных международных экономических отношений. Путь трудный, предполагающий приобщение к новой философии хозяйственной деятельности в XXI веке, преодоление уходящих в прошлое взглядов на управление экономикой и ее стратегические перспективы в столетии глобализации.

VI
Особая задача стратегии XXI века - определение параметров взаимозависимости и взаимодействия глобализации и региональной экономической интеграции.
Международная экономическая интеграция как процесс реального объединения национальных рынков и производственных систем той или иной группы стран развертывается во всех регионах мирового хозяйства, в том числе и в регионе СНГ. Она - проявление глобализации экономики и одновременно некоторое ее ограничение, поскольку в мировом хозяйстве возникает многоуровневая торговая система. В интеграционных группировках складываются наряду с общими локальные правила конкуренции, нормы экономического поведения, свои требования и стандарты, приводящие к дополнительным изъятиям из режима наибольшего благоприятствования для третьих стран.
Вместе с тем эти группировки различаются по глубине интеграционных процессов. Одни, например, объединение Канада - США - Мексика (НАФТА) решают задачи по созданию зоны свободной торговли, другие, например, объединение Аргентина - Бразилия - Парагвай - Уругвай (МЕРКОСУР) - задачи по развитию общего рынка, третьи представляют собой объединение с единым хозяйством, без таможенных границ, по существу своеобразную конфедерацию государств (Европейский союз).
Интеграция в СНГ имеет свои особенности. Многочисленные институты СНГ (уставные и иные его органы) по характеру функций подобны институтам ООН. Они только координируют деятельность независимых государств и принимают решения рекомендательного характера. Механизм реальной внешнеторговой и производственной интеграции в нашем регионе мирового хозяйства постепенно формируется лишь в субрегиональных группировках, прежде всего в Союзе Беларуси и России и Евразийском экономическом сообществе[8].
При этом о глубине экономической интеграции в СНГ нельзя судить по удельному весу взаимной торговли. Он снижается в связи с медленным развитием реальной интеграции, но остается достаточно высоким только по двум причинам: из-за низкого уровня конкурентоспособности большей части продукции бывших республик Советского Союза, что затрудняет ее сбыт в третьи страны, и сохранения (хотя и не в прежнем объеме) некоторых традиционных хозяйственных связей, сложившихся в рамках ранее единого народного хозяйства.
Экономическая глобализация ограничивается и практикой конкуренции различных региональных интеграционных группировок.
Все эти ограничения корректируют процесс глобализации, но не создают непреодолимых преград для его развития. Планетарный характер экологических проблем, возрастающая опасность техногенных катастроф, общность задач технологической модернизации, усложнение энергетических проблем, проблем бедности, образования, создание планетарных информационных систем, вместе с угрозами международного терроризма и новыми проявлениями расизма, повышают значение глобализации в мировом хозяйстве и роль таких международных экономических организаций, как ВТО.
Обеспечение оптимальных параметров взаимозависимости глобализации и региональной интеграции требует, с одной стороны, разработки и реализации крупномасштабных глобальных программ и проектов, особенно в сфере энергетики, транспорта, экологии, информации, с другой - создания эффективной системы коллективного взаимодействия участников интеграционных группировок с ВТО и другими международными экономическими организациями.
В ЕврАзЭС, формирующем механизм реальной интеграции пяти стран, в том числе в виде основ интеграционного законодательства с нормами прямого действия, к первоочередным задачам ближайшего времени можно отнести: скоординированное вступление в ВТО государств - участников Евразийского экономического сообщества, что предполагает в том числе проведение еще одного раунда переговоров Кыргызской Республики с этой организацией; заключение соглашения ЕврАзЭС с Генеральным Советом ВТО о присоединении, по опыту МЕРКОСУР; доработку основ таможенного законодательства; ускорение подготовки Основ законодательства об энергетике, связи, Основ налогового, земельного, транспортного законодательства; приведение правоприменительной практики в полное соответствие с обязательствами, вытекающими из членства в ВТО; окончательное оформление Таможенного союза пяти государств СНГ; проектную подготовку совместной технической и технологической модернизации производства, учитывающую приближение (по оценкам, в 2003 году) критической фазы в моральном износе их основных производственных фондов и промышленных технологий.


[1] Э.Ван Дузер, старший сотрудник Центра торговой политики и права (Оттава), в прошлом советник Бюро конкурентной политики Канады; Э.Холлидей, консультант по вопросам международной торговли, до 1994 года - советник Комитета Сената Канады по международным делам (по вопросам ГАТТ и НАФТА) - `Россия и международная торговая система`. СПб., 2000. С.130
[2] Дюмулен И.И. Всемирная торговая организация. М., 1997. С. 118-119
[3] Статья 16 ТРИПС вводит следующие критерии минимальной защиты товарных знаков: права владельца товарного знака ограничиваются территорией государства, в котором он официально зарегистрирован; внешние, сходные с товарным знаком, другие знаки не могут быть зарегистрированы на этой территории; лица, не являющие владельцами зарегистрированного товарного знака, не имеют права использовать сходные товарные знаки на идентичных товарах.
[4] См. The Results of the Uruguay Round of Multilateral Trade Negotiations The Legal Text. Geneva, 1994. P. 457
[5] Российская газета. 2001, 3 апреля (? 14)
[6] Известия. 2001, 27 июля (? 134)
[7] См. Россия и международная торговая система. СПб, 2000. С.97
[8] См. Тенденции развития региональных экономических объединений стран СНГ.М., 2000

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия