Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (31), 2009
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ
Коваленко В. Н.
соискатель кафедры мировой экономики экономического факультета Санкт-Петербургского государственного университета

Формирование современной валютно-финансовой системы Гонконга
В cтатье рассматривается трансформация валютно-финансовой системы Гонконга после 1988 г., состоявшая в переходе от классической формы валютного управления, к системе, сочетающей преимущества режима валютного управления и возможности эффективного государственного регулирования. Современная валютно-финансовая система Гонконга была сформирована к 1997 г. Институциональные реформы происходили на фоне превращения Гонконга из регионального промышленного центра в один из мировых финансовых центров, а также в условиях подготовки к воссоединению с КНР. Своевременно осуществленные реформы финансовых институтов, а также создание соответствующего механизма управления и контроля, в настоящее время позволяют правительству Гонконга эффективно регулировать финансовые рынки
Ключевые слова: Гонконг, финансовая система, валютное управление, HKMA, КНР, Азиатский финансовый кризис, мировой финансовый кризис

Два последних десятилетия ХХ в. стали для Гонконга эпохой знаковых перемен. Именно в этот период Гонконг по объективным причинам постепенно расстается с функциями регионального промышленного центра, передавая свои производственные функции КНР, сохраняя торгово-логистические функции и одновременно усиливая свою финансовую специализацию. Результатом данной трансформации стало формирование современной валютно-финансовой системы территории и превращение Гонконга в один из главных мировых финансовых центров. В основе этих достижений находятся, прежде всего, успешно осуществленная реформа финансовых институтов территории и эффективная валютно-финансовая политика властей Гонконга.
Современная валютно-финансовая система Гонконга начинает формироваться в период введения валютного управления в октябре 1983 г. Поводом для резких перемен в валютно-финансовой сфере стал так называемый «кризис доверия». Этот кризис был связан с началом переговоров между Правительствами КНР и Великобритании о возвращении Гонконга под юрисдикцию КНР с июля 1997 г. По сути, это был кризис веры в будущее Гонконга и соответственно — в будущее его валюты. Как следствие гонконгский доллар начал резко обесцениваться. К июлю 1983 г. в ходе валютных торгов обменные курсы гонконгского доллара уже колебались в пределах от 7,20 до 7,30 к доллару США или приблизительно на 20% ниже, чем годом ранее *. По мере усиления кризиса (обменный курс достиг 9,60 HK$/USD *, а к 24 сентября 1983 г. превысил 10,0 *) стало очевидно, что разрешить «кризис доверия» к гонконгскому доллару в рамках существовавшей на тот момент валютно-финансовой системы было невозможно. Оставался единственный выбор — возвращение к валютному управлению. Переход к системе валютного управления был осуществлен 17 октября 1983 г. Система классического валютного управления органично соответствовала торгово-финансовой специализации экономики Гонконга, т.к. в полной мере обеспечивала:
1. устойчивость национальной валюты жестко привязанной к якорной валюте, в основе которой лежали валютные резервы, превышающие суммарный размер денежной массы;
2. полную свободную конвертируемость национальной валюты;
3. отсутствие ограничений на движение капитала;
4. отсутствие инфляции.
Наличие этих условий гарантировали успешное развитие Гонконга в качестве регионального торгово-посреднического и логистического центра.
Экономические реформы КНР, начатые в конце 1970-х гг., по объективным причинам стимулировали вывод производств из Гонконга с целью их последующего размещения в КНР. Кроме того, в этот период в связи с постоянным увеличением притока инвестиций в КНР через Гонконг, роль территории в качестве оффшорного центра КНР начинает стремительно возрастать. Территория очень быстро начинает менять свою специализацию, постепенно превращаясь вначале в региональный, а затем в глобальный финансовый центр. Рост масштаба финансовых операций и появление на рынке крупнейших транснациональных игроков привели к тому, что классическая форма валютного управления перестала автоматически гарантировать Гонконгу устойчивость финансовой системы, поэтому с 1988 г. начинается осуществление ряда институциональных реформ, ставящих целью создание финансового механизма, позволяющего властям оказывать существенное влияние на финансовые рынки территории в новых экономических условиях.

Институциональные реформы и совершенствование механизма валютного управления в Гонконге.
До 1988 г. в Гонконге существовала классическая форма валютного управления. В этот период значительная часть финансовых ресурсов банковской системы, а также деньги Правительства хранились на счетах в банке HSBC (the Hong Kong and Shanghai Banking Corporation). Официальное вмешательство проводилось за счет Обменного Фонда, который находился под управлением Финансового отделения правительственного секретариата, а с 1991 г. — под Управлением Обменного Фонда. Обменный Фонд Правительства Гонконга — специальный валютный фонд, главной целью которого была поддержка национальной валюты. Уполномоченные банки получали право на эмиссию гонконгских долларов, только в случае продажи фонду эквивалентной суммы в валюте в обмен на беспроцентные долговые сертификаты (Interest-free Certificates of Indebtedness, CIs).
В апреле 1993 г. была создана структура — Управление финансовыми рынками Гонконга (Hong Kong Monetary Authority — HKMA), которая объединила в себе функции Управляющего подразделения Обменного Фонда и Органа, осуществляющего банковский надзор (Office of the Commissioner of Banking). С 1996 г. банк HSBC перестал быть главным расчетным банком системы (эти функции на себя принял Обменный Фонд), однако продолжил сохранять за собой функции банка-эмитента национальной валюты. В результате проведенных реформ Управление финансовыми рынками Гонконга стало обладать полным спектром возможностей в проведении самостоятельной кредитно-денежной политики, обычной для центральных банков во всем мире.
Управление финансовыми рынками Гонконга может расцениваться в качестве Центрального Банка Гонконга, однако существуют несколько важных отличий в его функциях от функций классического Центрального Банка, в том числе:
1) Управление финансовыми рынками Гонконга не является юридическим лицом, с собственным бухгалтерским балансом и советом директоров. HKMA напоминает финансовый орган в лице конкретного человека — руководителя HKMA, уполномоченного Финансовым секретарем. Ему предоставлено право нанимать необходимый штат сотрудников, а также осуществлять ряд других действий, необходимых для выполнения соответствующих задач.
2) Управление финансовыми рынками Гонконга находится непосредственно под властью Финансового Секретаря, в отличие от большинства центральных банков в других странах мира (где ЦБ имеют независимый статус).
3) Помимо ответственности за руководство валютно-денежной политикой в режиме валютного управления, у HKMA есть еще две важные функции: надзор за коммерческими банками, осуществление платежно-расчетных и клиринговых операций, а также PR-функция, которая состоит в продвижении Гонконга в качестве центра финансовых услуг мирового уровня.
В 1990-е гг. Правительство Гонконга активно продолжило, начатый в 1988 г. процесс совершенствования системы валютного управления. В рамках этого процесса были предприняты следующие меры:
1) Установлен контроль за совокупным остатком средств на банковских корсчетах в системе.
В соответствии с этим банк HSBC, был обязан поддержать неизменный остаток средств (известный как «Баланс») в Обменном Фонде, величина которого могла быть изменена только после соответствующих санкций властей. Банк HSBC подвергался штрафным санкциям, если суммарный остаток на счетах всех банков в банке HSBC превышал Баланс, или наоборот. Эта схема впервые позволила Правительству получить рычаг, пусть даже непрямой, существенного влияния на ликвидность банковской системы, предоставляя HSBC ясный стимул (через штрафные санкции), для поддержания суммарного остатка на счетах всех банков на уровне близком к уровню Баланса, утвержденного Правительством.
До введения этих правил единственной точкой опоры валютного управления являлись сделки с сертификатами о задолженности, в основе осуществления которых, как правило, лежали требования клиентов к банкам о продаже иностранной валюты за гонконгские доллары. Банки инициировали процесс дополнительной эмиссии местной валюты. Никакие сделки, инициированные властями, не оказывали существенного влияния на ликвидность банковской системы. После введения новых правил Правительство по своему усмотрению могло, например, провести валютную сделку по продаже (или покупке) долларов США, которая в рамках правил Баланса (остатка), побуждала банк HSBC расширять или снижать межбанковскую ликвидность.
2) Организация эмиссии векселей и долгосрочных обязательств Обменного Фонда (Exchange Fund Bills and Notes-EFBN).
В марте 1990 г. власти Гонконга впервые начали эмитировать краткосрочные векселя Обменного Фонда, далее, с мая 1993 г., Правительство Гонконга начало выпуск долгосрочных долговых обязательств (со сроком погашения до десяти лет). Целью выпуска этих ценных бумаг было не долговое финансирование (обычно бюджет являлся профицитным), а развитие денежного обращения вообще и долгового рынка в частности. В конечном итоге, предполагалось, что долговой рынок станет играть ключевую роль в платежной системе Гонконга. Долговые обязательства очень легко могли быть преобразованы в денежные средства путем сделок РЕПО в Обменном Фонде. Дневной кредит через сделки РЕПО был бесплатен, в случае овернайтного РЕПО кредита уплачивались штрафные санкции.
EFBN (Exchange Fund Bills and Notes) — векселя и долгосрочные обязательства Обменного Фонда являются ликвидным инструментом и поэтому они включаются в определение общей денежной массы. Весь обращающийся объем EFBN полностью обеспечивается иностранной валютой, находящейся у Обменного Фонда Правительства Гонконга.
3) Стандартизация и дальнейшее развитие механизма регулирования ликвидности (the Liquidity Adjustment Facility -LAF).
Несмотря на успешное внедрение процедур и правил контроля за остатками на корреспондентских счетах банков, в правительственных кругах продолжало господствовать мнение, что банк HSBC, имеет слишком большое влияние на процентные ставки. Если какой-нибудь отдельный банк очень нуждался в фондах в конце рабочего дня, то существовал механизм помощи «кредитора последней инстанции» (Обменного Фонда). Банки очень часто отказывались использовать эти средства из-за страха приобретения негативного имиджа. Практически, все банки, нуждающиеся в денежных средствах, предпочитали пользоваться овердрафтами в банке HSBC.
В июне 1992 г., денежные власти Гонконга стандартизировали существовавшие ранее процедуры механизма регулирования ликвидности(LAF). Любой банк имел право получить финансирование у Обменного Фонда как кредитора последней инстанции, по заранее объявленной ставке рефинансирования через механизм РЕПО. Кроме того, коммерческие банки с избытком ликвидности имели возможность разместить свободные средства в Обменном Фонде в виде однодневных депозитов, под заранее определенную ставку.
4) Внедрение электронной системы внутрибанковских взаиморасчетов в режиме реального времени (RTGS).
В декабре 1996 г. была введена в действие электронная система внутрибанковских взаиморасчетов в режиме реального времени непосредственно через Обменный Фонд. Все банки Гонконга открыли свои счета в Обменном Фонде. Внедрение RTGS привело к утрате банком HSBS роли расчетного центра всей банковской системы Гонконга. Кроме того, роль Баланса (остатка), стал играть Агрегированный баланс, который определялся как суммарные средства на корсчетах всех банков в Обменном Фонде. К началу 1997 г. в Гонконге было в основном завершено создание нового механизма валютного управления, который имел три принципиальных отличия от классической системы валютного управления (табл.1).
Таблица 1
Основные отличия системы валютного управления в Гонконге от классической формы валютного управления
Таким образом, к моменту своего возвращения в состав Китая Гонконг превращается в один из ведущих мировых финансовых центров, денежные власти которого в лице Управления финансовыми рынками обладали адекватным правовым и институциональным механизмами эффективного управления и надзора за финансовыми рынками. 1 июля 1997 г. Гонконг становится частью КНР и получает статус Специального административного района (САР) Сянган. Эпохальные перемены в области государственного устройства, практически ничего не изменили в области экономики и финансов. В Гонконге была сохранена прежняя финансовая система и валютно-финансовая политика. Взаимоотношения между Народным Банком Китая (ЦБ Китая) и Правительством Гонконга в сфере регулирования валютно-финансовой системы после 1 июля 1997 г. на период до 2047 г. строятся на следующих принципах:
1. Две валюты и две разные финансовые системы.
В соответствии с Конституцией Гонконг сохраняет свою независимую систему эмиссии валюты.
2. Гонконг имеет независимую систему финансового мониторинга и контроля.
Финансовые органы Гонконга подотчетны Правительству Гонконгского Специального Административного района (SAR), а не Народному Банку Китая.
3. Правительство Гонконга в соответствии с действующим законодательством продолжит осуществлять контроль за деятельностью финансовых учреждений в Гонконге, включая филиалы финансовых учреждений из внутренних районов Китая.
4. Народный Банк Китая обязан оказывать поддержку стабильности обменного курса валюты Гонконга.
В случае необходимости, Народный Банк Китая будет использовать свой государственный валютный запас, чтобы поддержать стабильность гонконгского доллара. Китай в свою очередь, безусловно, обязуется не использовать валютные резервы Гонконга. В соответствии с условиями Основного закона Гонконга, валютные резервы и доходы Гонконга должны быть в распоряжении Правительства Гонконга, а не федерального правительства.
5) Организация финансовых отношений.
Все финансовые отношения между этими двумя юрисдикциями строятся на основе международной финансовой практики. Кредиторская и дебиторская задолженность между предприятиями и банками из разных регионов должны продолжать рассматриваться как права зарубежного контрагента.
Первым испытанием для финансовой системы Гонконга и созданного за период 1988–1996 гг. механизма ее регулирования стал Азиатский финансовый кризис 1997–1998 гг.
Валютный кризис Юго-Восточной Азии начался в июле 1997 г. В период со 2 июля по 31 октября 1997 г. девальвация национальных валют по отношению к доллару США составила в Таиланде — 39,5%, Индонезии — 33,2%, Малайзии — 26,8%, на Филиппинах — 24,3%, в Сингапуре — 9,5%, Южной Корее — 8% *. Индонезия стала страной наиболее пострадавшей от последствий финансового кризиса, несмотря на то, что ранее наблюдались очень высокие темпы экономического роста. В результате кризиса к концу 1998 г. уровень инфляции в Индонезии достиг 100%, что в десять раз выше докризисного уровня, кроме того, в первом полугодии 1998 г. валовой внутренний продукт снизился на 12% *, а курс индонезийской рупии по отношению к доллару США упал с 2450 в июле 1997 г. до 15 000 в июле 1998 г. *На общем фоне Гонконг выделяется тем, что все попытки валютных спекулянтов играть против гонконгского доллара потерпели крах.
Первая волна кризиса пришла в Гонконг в августе 1997 г., далее атаки валютных спекулянтов шли по нарастающей. 23 октября 1997 г. вошел в историю как «черный вторник». Биржевой индекс Hang Seng упал ниже 10,000 пунктов со своего августовского пика 16,850 пунктов *.
В ответ на нарастающий кризис власти Гонконга, приняли быстрые и решительные меры:
— управление финансовыми рынками Гонконга (HKMA) путем введения высоких штрафных санкций за пользование механизмом регулирования ликвидности (the Liquidity Adjustment Facility) резко снизили уровень ликвидности в системе и привели к резкому росту стоимости ресурсов до 300% годовых;
— банк HSBС объявил о своем праве ограничивать досрочный отзыв депозитных вкладов;
— денежные власти дали четкое и безоговорочное обязательство обратимости национальной валюты.
Между октябрем 1997 г. и августом 1998 г. валютные спекулянты привлекали на кредитном рынке значительные суммы гонконгских долларов, выбрасывая их на валютный рынок Гонконга, с целью вызвать на рынке шок от избыточного предложения.
Спекулятивные атаки на гонконгскую экономику продолжались до конца лета 1998 г. Давление со стороны участников рынка было настолько сильным, что Управление финансовыми рынками Гонконга (HKMA) было вынуждено осуществить интервенции на рынке акций. В конце августа 1998 г. интервенции против хедж-фондов осуществлялись непрерывно. В течение 10-ти дней общий объем ресурсов, потраченных HKMA составил 120 млрд (в т.ч. в последний день более 70 млрд) гонконгских долларов *.
Вслед за этим HKMA ввело ограничения на продажу акций. В сентябре 1998 г. спекулятивные атаки прекратились, началось снижение процентных ставок и рост биржевого индекса. В октябре 1998 г. индекс Hang Seng вернулся на уровень выше 9,000 пунктов * (предкризисный уровень), то же самое произошло и с процентными ставками.
В отличие от других азиатских тигров Гонконг успешно пережил азиатский кризис. В основе этого успеха лежали следующие факторы: передовая финансовая инфраструктура, очень активная позиция Управления финансовыми рынками Гонконга, стабильная система валютного управления, эффективные финансовые институты, а также наличие значительных валютных резервов (см. рис.1).
Динамика курса гонконгского доллара к доллару США в период Азиатского финансового кризиса, приведенная ниже (см. рис. 2), является хорошей иллюстрацией, показывающей эффективность работы валютного управления в момент кризиса, не позволившего спекулянтам добиться какого-либо реального успеха.
Рис. 1. Динамика валютных резервов Гонконга во время Азиатского финансового кризиса 1997–1998 гг.
Источник: НКМА (http://www.info.gov.hk/hkma)
Рис. 2. Динамика курса гонконгского доллара к доллару США в 1997–1998 гг.
Источник: HKMA (http://www.info.gov.hk/hkma)
Азиатский финансовый кризис 1997–1998 гг. выявил очень интересную закономерность. Страны, имеющие эффективный финансовый механизм, позволяющий быстро и решительно пресекать попытки международных спекулянтов играть против национальной валюты, даже ценой нарушения принципов «свободного рынка» пострадали от кризиса в меньшей степени, в частности, Китай, Гонконг и Малайзия, чем Филиппины, Таиланд, Индонезия и др. Тем не менее, за успех в борьбе с финансовыми спекулянтами экономике Гонконга пришлось понести существенные издержки в виде падения экспорта товаров и услуг на 10,9% (1998 г. к 1997 г.), падения ВВП на 5,1% (1998 г. к 1997 г.), а также роста безработицы с 2,2 % в 1997 г. до 6% в 1999 г. *Успех в противостоянии кризису подтвердил правильность политики властей Гонконга в период 1988–1997 гг. в отношении совершенствования правой и институциональной составляющих системы валютного управления.
После Азиатского финансового кризиса 1997–1998 гг. Правительство Гонконга продолжило, начатую в 1988 г. политику реформирования и совершенствования системы валютного управления. Так, к 2001 г. было поэтапно отменено картельное соглашение Гонконгской Ассоциации Банков, действовавшее более 30 лет (контроль за предельной величиной депозитной ставки в коммерческих банках), также был снят ряд ограничений для иностранных банков в отношении открытия их отделений и филиалов в Гонконге. В декабре 2004 г. начало свою деятельность Кредитное агентство, главной целью которого стало информирование банков о кредитоспособности клиентов. В мае 2005 г. HKMA видоизменили правила, и установили два разных курса на покупку и продажу долларов США (7,85 и соответственно 7,75). Эти меры впервые установили симметричное соотношение курсов покупки и продажи валюты, а также средний курс — 7,80 HKD/USD, который используется для конвертации остатков на корсчетах банков и который совпадает с фиксированной ставкой для покупки или продажи долговых сертификатов Обменного Фонда. В целом, десятилетие после Азиатского финансового кризиса может быть охарактеризовано как достаточно успешный период для экономики Гонконга, что подтверждается данными таблицы 2.
Таблица 2
Основные макроэкономические характеристики Гонконга
Источники: Hong Kong in Figures 2008 Edition Government of Hong Kong SAR; National Bureau of Statistics of China and State Administration of Foreign Exchange, period to 31 December 2007.
Очередной проверкой на прочность финансовой системы и эффективности валютно-финансовой политики территории стал мировой финансовый кризис, набравший силу осенью 2008 г. 30 сентября 2008 г. с целью преодоления кризиса ликвидности на финансовом рынке Управлением финансовыми рынками Гонконга было принято решение о введение в действие со 2 октября 2008 г. следующих антикризисных мер:
— Расширение перечня активов, включая активы номинированные в долларах США, которые могут быть использованы в сделках РЕПО.
— Предоставление НКМА права в индивидуальном порядке определять сроки антикризисного финансирования гонконгских банков (от одного дня до трех месяцев).
— Предоставление НКМА права в ответ на запрос банков по собственному усмотрению проводить валютные сделки SWOP (между долларом США и гонконгским долларом) с различными сроками исполнения.
— Предоставление НКМА права в ответ на запрос банков по собственному усмотрению определять сроки кредитования банков на срок до 1 месяца (с 6 ноября срок кредитования увеличен до 3-х месяцев) под залоги, отвечающие требованиям его кредитной политики.
В рамках существующей в Гонконге системы валютного управления в случаях сделок РЕПО при расчете ставок дисконтирования используют базовую ставку (the Base Rate), которая устанавливается HKMA. В соответствии с введенной в действие с 8 октября 2008 г. новой формулой расчета, базовая ставка устанавливается на 50 базисных пунктов выше нижней границы диапазона колебаний целевой ставки по федеральным фондам США (U.S. federal funds target rate). 17 декабря 2008 г. HKMA объявило о снижении базовой ставки до 0,5%, в связи с тем, что Федеральная Резервная Система США ранее снизила ставку (U.S. federal funds target rate) до диапазона 0–0,25% годовых *. Гонконгская система валютного управления в очередной раз доказывает свою эффективность в момент кризиса. Благодаря созданному к началу ХХ1 в. институционально-правовому механизму управления и контроля за финансовыми рынками, здоровой в своей основе банковской системе, а также наличию значительных валютных резервов властям Гонконга удается поддерживать стабильность валютного рынка, что подтверждает динамика курса гонконгского доллара в 2008 г. (см. рис.3).
Рис. 3. Динамика курса Гонконгского доллара к доллару США в 2008 г.
Источник: HKMA (http://www.info.gov.hk/hkma)
Более того, обращает на себя внимание тот факт, что, несмотря на кризис и значительные валютные интервенции Обменного Фонда на рынке Гонконга, в ноябре 2008 г. валютные резервы Гонконга, продолжали увеличиваться. Так, согласно информации HKMA в конце ноября 2008 г. общий размер валютных резервов составил 165,9 млрд долларов США *, что на 11,1 млрд долларов США больше чем в конце октября 2008 г. *
Особенностью нынешнего кризиса является тот факт, что кризис из чисто финансового превратился общеэкономический. Однако, поскольку финансовая система Гонконга оказалась в меньшей степени затронута кризисом, чем в других странах мира, у его правительства имеется реальная возможность оказывать поддержку реальному сектору экономики. События последних месяцев показали, что денежным властям Гонконга, в целом, удается удерживать ситуацию под контролем. Данный успех во многом обусловлен тем, что возможности созданной властями Гонконга системы управления адекватны вызовам, возникающим на финансовых рынках.
Таким образом, до того как Гонконг стал одним из важнейших мировых финансовых центров, он прошел этапы бурного развития экспортного производства и реэкспортной торговли в 1950-е и 1960-е годы, что в свою очередь стимулировало бурное развитие коммерческого кредитования. 1970-е гг. принесли либерализацию валютно-финансовой политики: полную отмену валютного контроля и ослабление надзора в отношении филиалов иностранных банков. В результате Гонконг начал ускоренно превращаться в рыночный финансовый центр в полном смысле этого слова. Экономические реформы, начатые в КНР в конце 1970-х, усилили эту тенденцию. Переход к системе валютного управления в октябре 1983 г., а также ряд реформ проведенных Правительством Гонконга в конце 1980-х и 1990-х гг., в том числе создание Управления финансовыми рынками Гонконга (фактически Центрального Банка Гонконга), позволили создать институциональную основу для функционирования Гонконга в новом статусе — международного финансового центра. Важнейшее, с исторической точки зрения событие — возвращение Гонконга в состав Китая 1 июля 1997 г. — не принесло каких-либо заметных перемен в валютно-финансовую политику Гонконга. КНР сделала выбор в пользу сохранения существующей в Гонконге финансовой системы, т.е. обе системы, существующие в Китае, имеют равноценное значение и являются относительно независимыми друг от друга. Таким образом, в результате совершенствования системы валютного управления в настоящее время в Гонконге создана современная эффективно работающая валютно-финансовая система, которая делает возможным функционирование Гонконга в качестве одного из важнейших мировых финансовых центров и обеспечивает Правительство Гонконга механизмом эффективного регулирования финансовых рынков.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия