Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (31), 2009
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ
Кадымов А. Г.
начальник отдела логистики и коммерческого анализа ОАО ЛУКОЙЛ-Азербайджан,
кандидат экономических наук


Некоторые элементы формирования энергетической политики Азербайджана в условиях мирового финансового кризиса
Статья посвящена анализу бюджетной политики в нефтедобывающих странах, в частности в Азербайджане. Рассматривается влияние мирового финансового кризиса на энергетическую политику Азербайджана
Ключевые слова: Азербайджан, энергетическая политика, нефтедобывающие страны, финансовый кризис

События последнего периода многое изменили в мировой экономике. Азербайджан является энергетической страной, основу экономики которой составляет топливно-энергетический комплекс и ему естественно присущи особенности экономики стран с преобладанием сырьевого сектора, в том числе и циклические влияния мировой конъюнктуры на макроэкономическую ситуацию.
Анализ бюджетной политики в энергетических странах показывает, что фактор цикличности является доминирующим при формировании государственного бюджета. Но многофакторность влияния энергоресурсных цен на макроэкономические параметры серьезно усложняет определение степени цикличности бюджетной политики. Важнейшей задачей экономической политики этих стран является способность закладывать в нее эффективный антициклический механизм. [1]
В работах Е. Гурвича, А. Кудрина и других авторов дан анализ подходов управления нефтяными доходами, принципы их формирования в различных странах, подробно рассматривается российская модель. Например, одной из основных макроэкономических причин начала мирового финансового кризиса авторы считают избыток ликвидности в экономике США, что, в свою очередь определяется факторами:
— общего спада в странах с развивающимся рынком после кризиса 1997–1998 гг.;
— инвестирование в американские ценные бумаги странами, накапливающими валютные резервы (Китай) и нефтяные фонды (страны Персидского залива);
— политика низких процентных ставок, которую проводила ФРС в 2001–2003 гг. [1, 2]
Другой причиной возникновения мирового финансового кризиса авторы считают уровень котировок ценных бумаг, сложившихся вследствие рефлексивных процессов, критических отметок, при которых их лавинообразное движение вниз может быть вызвано совместным действием нескольких сравнительно слабых факторов.
Особо значимый фактор, в силу своей роли как в экономике вообще, так и в процессе возникновения кризисов, — состояние банковской системы. Кроме того, банки являются институциональными инвесторами, которые приобретают ценные бумаги, от стоимости которых зависит размер их активов. Поэтому состояние банковской системы непосредственно определяется положением на фондовых рынках, и при снижении котировок акций активы и кредитоспособность банков уменьшается. В свою очередь, снижение котировок акций на бирже приводит к оттоку частных вкладов. В этом случае действует достаточно простая причинно-следственная связь. Снижение котировок акций означает уменьшение капиталов их владельцев, но существующая инерционность в объемах потребления и уже принятые финансовые обязательства заставляют их поддерживать достигнутый уровень расходов, который обеспечивается за счет денежных резервов, как правило, аккумулированных в банках. В результате можно наблюдать усиленный отток наличности из банковской системы.
Проблемы банковской системы приводят к возникновению трудностей в реальном секторе экономики, на что незамедлительно реагируют рефлексивные цены на биржах. Таким образом, возникает система с положительной обратной связью входа и выхода. Чем ниже цены на биржах, тем ниже стоимость активов и устойчивость банков, что приводит к снижению эффективности реального сектора экономики и т.д. [5]
Мировой финансовый кризис 2008 г. носит преимущественно системный характер. Причинами усугубления кризиса для нефтедобывающих стран явились деградирующие производственные фонды и низкие темпы их обновления. Прямым следствием негативных тенденций в развитии промышленного производства стало также смещение экономической активности от производственной сферы к сфере обращения и перераспределения общественного продукта, снижение качества рабочей силы и т.д.
Анализ причин мирового финансового кризиса показывает объективность глобализации ситуации из-за сбоев в функционировании финансовой системы развитых стран, доминирующее влияние производных финансовых инструментов на экономические процессы и т.д. Страна сталкивается с мировым кризисом, будучи частью глобальной экономической и финансовой системы. Формируется понятие степени интегрированности, особенно важной для развивающихся стран, к которым относится Азербайджан. Степень интегрированности значительно влияет на стратегии этих стран. [3, 4, 5, 6]
Специфика бюджетной политики в нефтедобывающих странах связана с ее циклическими свойствами. Однако цены на нефть оказывают влияние на экономику через множество явных и неявных трудно идентифицируемых каналов. Измерение и определение степени цикличности бюджетной политики в сырьевой экономике является весьма сложным процессом.
Для определения указанной проблемы все доходы бюджета принято разделять на две составляющие: нефтяные и общие (ненефтяные). В результате получается простой индикатор, позволяющий судить о циклических свойствах политики — ненефтяной баланс, то есть разность между ненефтяными бюджетными доходами и расходами. Применение данного показателя дает возможность учитывать в бюджетной политике основную специфику нефтяных доходов. В силу ограниченности невоспроизводимых природных ресурсов их добыча рассматривается как использование определенного актива, которым располагает страна. В этом случае нефтяные доходы (текущие, либо ранее накопленные) выступают источником финансирования ненефтяного дефицита. Его величина показывает размеры государственных расходов, не обеспеченных общими доходами бюджета. Сочетание ненефтяного дефицита с бюджетным профицитом свидетельствует о том, что часть доходов от использования природных ресурсов расходуется, а часть — сберегается. Дефицит бюджета означает, что государственные расходы не обеспечены только общими, но и полными доходами бюджета, включая нефтяные. В свою очередь, рост ненефтяного дефицита указывает на увеличивающийся разрыв между расходами и общими доходами и служит косвенным признаком бюджетной политики.
Величину ненефтяного баланса бюджета часто измеряют в процентах от ненефтяного ВВП. Подразумевается, что последний показатель относительно независим от текущей внешней конъюнктуры, то есть обеспечивает более надежную основу для сравнения бюджетной политики проводимой в разные годы. Однако на самом деле величина ненефтяного ВВП также сущест­венно зависит от цен на нефть, которые обычно воздействуют как на физический объем производства, так и на величину ВВП в фактических ценах.
Отрицательная корреляция ненефтяного баланса с нефтяными доходами (или с ценами на нефть) рассматривается как признак «процикличной» политики. Такая ситуация возникает, если расходуется вся или значительная часть нефтяных доходов. В этом случае их рост автоматически увеличивает ненефтяной дефицит. И, напротив, отсутствие корреляции между нефтяными доходами и ненефтяным балансом, то есть его стабильность, означает проведение антициклической политики. Она подразумевает сглаживание государственных расходов за счет сбережения части нефтяных доходов в специальных фондах при благоприятной внешней конъюнктуре и использование ранее накопленных в фондах средств при ее ухудшении. В настоящее время большинство ведущих нефтедобывающих стран имеют такие фонды, хотя правила их формирования и использования существенно различаются. [1]
Данные факторы, наряду с выше указанными влияниями мировой конъюнктуры цен на энергоресурсы (определим их как внешние факторы) безусловно являются основными стимуляторами кризисных явлений в Азербайджане.
Особенностью Азербайджанской модели построения либеральной экономики (что является предметом отдельного исследования), является специфика ее активной энергетической составляющей — «нефтяной стратегии Г. Алиева». В ее основе лежат следующие постулаты:
— энергетическая безопасность;
— оптимальные поступления в государственный бюджет;
— задача перспективных разработок углеводородных запасов Азербайджанского сектора Каспийского моря.
И, если первые постулаты реализовывались существующими (условно «старыми») углеводородными запасами (ГНКАР), то «новые», начатые в рамках нефтяных контрактов по принципу «разделения продукции» с ведущими иностранными компаниями, реализовывали политику нефтяного фонда, как стратегию постнефтяного развития страны, а также как антициклический механизм текущей бюджетной политики. [7, 9]
Селективность места энергетической составляющей экономической политики позволяет говорить об эффективности ее в кризисных ситуациях. Согласно энергетической стратегии «старые» углеводородные запасы (ГНКАР) напрямую участвуют в формировании государственного бюджета. Рассмотрим этот фактор с точки зрения антикризисных мер. Топливно-энергетический баланс Азербайджана показывает, что данный ресурс полностью решает задачу энергетической безопасности и напрямую формирует финансовый поток в бюджет. [8, 10]
Рис. 1. Динамика производства и потребления сырой нефти
в Азербайджане за период 1998–2008 гг.
В добычу ГНКАР не включена ее доля в международных консорциумах
Анализ графика на рис. 1 показывает, что добыча сырой нефти ГНКАР относительно не изменяется. В соответствии с этим поступления в бюджет тоже неизменны за указанный период. Сырая нефть, добываемая международными консорциумами реализуется на экспорт и поступления идут не в бюджет, а в Нефтяной Фонд, а «Старая» нефть напрямую работает на бюджет.
Идентичная ситуация просматривается с природным газом (рис. 2).
Рис. 2. Динамика добычи и потребления природного газа в Азербайджане за период 1998–2008 гг.
Анализ производства углеводородных ресурсов в Азербайджане показывает, что, несмотря на резкое увеличение добычи, степень влияния «старых» углеводородных ресурсов на бюджетный процесс остается относительно стабильной. И в этой ситуации фактор государственного регулирования внутренних цен на энергоресурсы становится важнейшим рычагом, позволяющим за счет гибкой налоговой политики на энергоресурсы обеспечивать прогнозируемость финансовых потоков за счет адаптивной компенсации неадекватности внешних финансовых факторов.
Это является очень важным, а может и решающим рычагом на некоторых этапах управления бюджетными финансовыми потоками.
Государственная политика стабильности внутренних цен на энергоресурсы при адаптации выше указанной налоговой политики на них позволяет обеспечить достаточную управляемость макроэкономическими процессами в кризисный период.
Предлагаемый подход реализовывался на предмет макромодели для анализа и прогнозирования национальной экономики. В настоящее время в экономическом развитии прослеживается тенденция повышения значимости топливно-энергетического комплекса. Поэтому необходимо сформировать потенциал экономики страны для поддержания и постепенного перехода от сырьевой экономики к экономике, ориентированной на производство высокотехнологичной продукции.
Из всего многообразия методов, используемых в странах с рыночной экономикой, проанализированы пять главных, на базе которых разрабатывается абсолютное большинство макроэкономических прогнозов. К ним относятся: методы прогнозирования на основе экспертных оценок (опросов экспертов) экономических индикаторов и индексов, моделей динамических рядов и эконометрического моделирования, межотраслевое моделирование (метод Input–Output), что позволяет получать некоторые параметры для корреляции энергетического баланса и налогов на энергоресурсы, адаптировано компенсирующих изменения внешних факторов. [10]
Антикризисная программа государства, которая может использовать предлагаемый рычаг специфики энергетической стратегии наряду с другими мерами безусловно повысит прогнозируемость своих действий в достижении поставленных целей.
На наш взгляд, умение адаптировать макроэкономическую политику под резкие изменения внешних факторов является основой реализации поставленных амбициозных целей сохранения адекватных темпов экономического развития, позволяющих выполнять основные национальные программы.


Литература
1. Гурвич Е.Т., Вакуленко Е.С., Кривенко П.А. Циклические свойства бюджетной политики в нефтедобывающих странах // Вопр. экономики. — 2009. — № 2.
2. Кудрин А.Л. Мировой финансовый кризис и его влияние на Россию // Вопр. экономики. — 2009. — № 1.
3. Суэтин А.А. О причинах современного финансового кризиса // Вопр. Экономики. — 2009. — № 1.
4. Мау В.А. Драма 2008 года: от экономического чуда к экономическому кризису // Вопр. Экономики. — 2009. — № 2.
5. Юсим В.Н. Первопричина мировых кризисов // Вопр. Экономики. — 2009. — № 2.
6. Навой А.В. Российские кризисы образца 1998 и 2008 годов: найди 10 отличий // Вопр. Экономики. — 2009. — № 2.
7. Кадымов А.Г. Некоторые концептуальные основы развития ТЭК Азербайджана в XXI веке // Возрождение — 21 век. Баку. — 2007. — № 161.
8. Кадымов А.Г. Проблемы развития экспортного потенциала топливно-энергетического комплекса Азербайджана / Академия наук. — Баку: Изд. Элм; Ин-т экономики, 2005.
9. Кадымов А.Г. Экономические проблемы развития энергетики Азербайджана. — Баку: Академия наук, Ин-т экономики, изд. «Элм», 2006.
10. Кадымов А.Г. Некоторые разработки макроэкономических моделей учитывающих показатели развития энергетического сектора // Международный технико-экономический журнал. Изд. «Спектр». — Москва. — 2007. — № 3. — С 15–18.
11. Кадымов А.Г. Выбор стратегии для обеспечения страны газом // Известия НАН Азербайджанской Республики. Сер. гуманитарных и общественных наук «Экономика». — 2006. — № 1. — С. 171–179.
12. Надиров А.А., Кадымов А.Г. Рационализация деятельности ГНКАР: цели и средства // Экономические науки: Теория и практика / Азербайджанский гос. экон. ун-т. — 2003. — № 3. — С. 48–51.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия