Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (32), 2009
К РАЗРАБОТКЕ ПРОГРАММЫ ДОЛГОСРОЧНОГО СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ. ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕХОДА К ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКЕ
Вагизова, В. И.
заместитель председателя Правления АКБ «Спурт»,
доцент кафедры банковского дела Казанского государственного финансово-экономического института,
кандидат экономических наук


Факторы, формы и способы обеспечения развития инновационной деятельности хозяйствующих субъектов
В статье рассматриваются факторы, формы и способы обеспечения развития инновационной деятельности хозяйствующих агентов в современных условиях; раскрывается роль власти, бизнеса, социума и их взаимодействия в обеспечении эффективности данных процессов в различных организационно-управленческих формах; обосновывается эффективность различных способов и механизмов стимулирования инновационной деятельности хозяйствующих агентов; выявляются инновационные риски и способы управления ими
Ключевые слова: инновационная деятельность, власть, бизнес, социум, государственно-частное партнерство, налоговое льготирование, венчурное финансирование, инновационные риски, синергетическая эффективность, бизнес-группа, кластер, лизинг, секъюритизация, социализация

Улучшение условий инновационной деятельности хозяйствующих субъектов обусловливает анализ новых форм и тенденций развития инновационной деятельности. В условиях реформирования российской экономики, сопровождающегося локальной, сферной и глобальной динамической трансформацией и диверсификацией ее традиционных и инновационных отношений, не была решена проблема развития механизмов их обеспечения и регулирования взаимодействия бизнеса, государственного управления и человеческого капитала. А это негативно влияет на процесс создания инновационной модели развития общества и снижает эффективность ее реализации.
В последние годы доля затрат на исследования и разработки в ВВП, так же как и доля затрат на инновации в объеме реализации, не только не растут, но по сравнению с максимальным показателем 2003 г. снижаются. Так, интенсивность НИОКР упала с уровня в 2% затрат от ВВП в 1990 г. до 1,28% в 2003 г. и 1,12% в 2007 г. Доля затрат коммерческих организаций на научные исследования в ВВП России в 2007 г. была довольно низка (0,72%), что почти вдвое меньше максимального значения (1,57%), наблюдавшегося в 1998 г. [1]. Данная тенденция указывает на существенный разрыв между проводимыми НИОКР и хозяйственной деятельностью.
Другим тревожным фактором инновационного развития страны является то, что государство остается основным субъектом, финансирующим НИОКР, проводимых предпринимательским сектором. Доля бюджетных средств в структуре внутренних затрат на НИОКР в период 2000–2007 гг. неуклонно росла и составила в 2007 г. 61,5% против 53,7% в 2000 г. Рост бюджетных расходов на эти цели осуществляется в соответствии с принятым в 2002 г. документом «Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2010 года и дальнейшую перспективу» [2]. Основная часть бюджетных средств идет на финансирование федеральных целевых программ, четыре из которых являются наиболее наукоемкими: федеральная космическая программа, программа развития гражданской авиации, исследования и разработки по приоритетным направлениям развития науки и техники, национальная технологическая база.
Однако научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки в рамках этих целевых программ осуществляются государственными НИИ и университетами. Требования федерального центра к софинансированию со стороны частного сектора незначительны. Поэтому зачастую результаты научных исследований, финансируемых из бюджетных средств, остаются невостребованными частным сектором.
Определяющая роль государства в финансировании науки предопределила государственный контроль научных учреждений и усилила разрыв между потребностями реального сектора экономики и результатов НИОКР, проводимых научными организациями. Данная тенденция свидетельствует о том, что Россия находится на начальном этапе развития инновационной деятельности хозяйствующих субъектов, и дальнейшее ее развитие зависит от согласования проводимых научных исследований с предприятиями реального сектора экономики.
Ситуация начала исправляться в рамках федеральной целевой программы «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007–2012 годы», в соответствии с которой требования к софинансированию частным сектором составляют на стадии разработки 20–30%, на стадии коммерциализации технологий — 50–70% [3].
По количеству научных публикаций Россия опустилась с седьмого места в 2000 г. на восьмое в 2008 г. Если в 2000–2005 гг. число патентных заявок не росло и находилось на уровне 1990-х годов, то в 2006 г. произошло существенное увеличение подаваемых отечественными заявителями патентных заявок с 23,6 тыс. в 2005 г. до 27,9 тыс. в 2006 г. с некоторым снижением в 2007 г. до 27,5 тыс.
По данным Мирового банка, доля российского высокотехнологичного экспорта в общем объеме экспорта промышленных товаров в 2000–2003 гг. колебалась в пределах 13–19%, и сократилась в 2004 . до 9,1 % и до 8,1% в 2005 г.
Вместе с тем, имеется положительная динамика в российском экспорте услуг. Так, внешнеторговый оборот России по группе наукоемких услуг в 2005 г. составил $6,1 млрд, что на 28,2% больше, чем в 2004 г. и в 2,2 раза больше, чем в 2001 г. При этом экспорт наукоемких услуг увеличился в 2005 г. на 33,9% по сравнению с 2004 г., а его доля в общем объеме экспорта услуг возросла с 6,3% в 2001 и 9,0% в 2004 до 9,9% в 2005 г. Однако отрицательное сальдо баланса остается существенным: импорт наукоемких услуг в 2005 г. в 1,5 раза превышал их экспорт [4].
Одной из тенденций развития инновационной деятельности является дальнейшее введение федеральным правительством косвенных мер стимулирования. В частности, с 1 января 2008 г:
— освобождены от налогообложения на добавленную стоимость операции по реализации исключительных прав на изобретения, полезные модели, ноу-хау и т.п., тем самым поощряется выполнение НИОКР сторонними организациями;
— при амортизации средств, используемых для научно-исследовательской деятельности, коэффициент к основной норме амортизации может быть равен 3;
— и ряд других мер.
Помимо этого, большое число льгот будет действовать в особых экономических зонах, льготы предполагается предоставлять компаниям-экспортерам информационно-коммуникационных технологий.
Здесь необходимо отметить, что снижение НДС в настоящее время на государственном уровне признается панацеей от низкой инновационной активности хозяйствующих субъектов. Однако данная налоговая льгота является действенной для капиталоемких, т.е., как правило, средних и крупных предприятий. Наукоемкий бизнес, в особенности венчурные компании, где работают высокооплачиваемые специалисты и, соответственно, в структуре издержек которых преобладает заработная плата (до 60%), по словам руководителя группы фондов венчурного капитала NICOR О. Ю.Качанова [5]), на ранних стадиях жизненно важно освободить от налогообложения или минимизировать для них ставку по единому социальному налогу.
В качестве будущих приоритетов государственной инновационной политики можно выделить разработку прогнозов и форсайтов, дальнейшее косвенное стимулирование, поддержку инновационной инфраструктуры. В настоящее время разработкой процедуры форсайта занимаются три министерства: министерство образования и науки РФ, министерство информационных технологий и связи РФ, министерство промышленности и энергетики РФ. Подход каждого из министерств индивидуален и разрабатывается без согласования с двумя другими министерствами.
Развитие инновационной инфраструктуры планируется в виде венчурных фондов и технологических парков. В 2007 г. началось создание венчурных фондов с государственным участием. Предполагается, что доля федеральных бюджетных средств в уставном капитале будет составлять 25–49%. Однако для полноценного развития венчурной формы финансирования необходимы частные инвестиции. Государство в этих целях готово претендовать только на 1/5 ставки рефинансирования ЦБ РФ от доходности вложенных бюджетных средств, остальная часть будет распределяться частными инвесторами. Возможное решение в привлечении финансирования в рисковую сферу видится в средствах институциональных игроков фондового рынка. Для фондового рынка, где ниши с высоким уровнем доходности при приемлемом уровне риска практически исчерпаны (темп роста рынка, наблюдавшийся 3–5 лет тому назад, в будущем вряд ли вероятен, так как рынок недвижимости в настоящее время непривлекателен), выход видится в нишах с высоким уровнем риска и адекватно высоким уровнем доходности. Такой нишей вполне могли бы стать закрытые паевые инвестиционные фонды венчурных инвестиций. Проблема в том, что, согласно нормативным документам ФСФР, паевым инвестиционным фондам не разрешено иметь в структуре активов паи венчурных закрытых паевых инвестиционных фондов.
В целом подход государства к развитию инновационной деятельности носит характер прямой финансовой поддержки (в основном через государственный заказ) и использования при этом механизма государственно-частного партнерства. Использование последнего пока малоуспешно в силу нескольких причин. Во-первых, неопределенность условий государственного контракта, согласно которым государство оставляет за собой право снижать объемы выделяемых бюджетных средств при уменьшении бюджетного финансирования на эти цели. Это сказывается на рисках для частного соинвестора. Во-вторых, частный бизнес практически не вовлечен в процесс выбора направлений научно-технологической деятельности. В-третьих, имеют место пробелы в законодательном регулировании прав на интеллектуальную собственность. В конце 2005 г. было принято постановление Правительства РФ «О порядке распоряжения правами на результаты научно-технической деятельности», в соответствии с которым права на результаты научно-технической деятельности, полученные за счет средств федерального бюджета, закрепляются за хозяйствующим субъектом. Данная мера, несмотря на пока еще неразработанный механизм такой передачи прав, является важным шагом в признании частных компаний в качестве эффективных собственников [6].
Одним из объективных условий, в которых развивается инновационная деятельность, в настоящее время является постепенный сдвиг от преимущественно отраслевой к территориальной форме организации экономики (за исключением приоритетных отраслей, таких как нанотехнологии, авиастроение, для развития которых создаются специальные отраслевые корпорации). Вместе с тем, муниципальное образование как основная территориальная единица, на территории которой осуществляется хозяйственная деятельность, не имеет не только полномочий влияния на динамику и качество производимых на его территории товаров и услуг, но и достаточной финансовой основы для предоставления поддержки хозяйствующим субъектам.
В настоящее время наиболее собираемые налоги являются либо федеральными, либо региональными. Если в 1992 г. расходные полномочия по существу были распределены между федеральными и муниципальными уровнями, а доля доходов местного бюджета в консолидированном бюджете РФ в период 1992–1999 гг. составляла от 23,5 до 27,6%, то с 1999 г. начался период устойчивого снижения доли доходов местного бюджета, которая составила за последние годы примерно 10%. На этом фоне закономерной стала тенденция превышения расходов над доходами. Это было обусловлено, главным образом, изменениями в бюджетно-налоговом законодательстве: отменой оборотных налогов (на содержание жилищного фонда и объектов социальной инфраструктуры), передачей НДС полностью на федеральный уровень, сокращением ставки налога на прибыль и другими изменениями. Сокращаемые налоговые доходы заменяются финансовой помощью из вышестоящих бюджетов, что снижает финансовую самостоятельность муниципальных образований.
Формирование инновационной политики, как на федеральном и региональном уровнях, так и на уровне хозяйствующих субъектов, нуждается в информационном обеспечении. В настоящее время электронные способы получения и распространения информации о своей деятельности внедряются не только на уровне хозяйствующих субъектов, но и в государственных органах власти посредством применения соответствующих информационно-коммуникационных технологий. Так, в настоящее время во всех 43 муниципальных районах Республики Татарстан внедрено и реализуется Электронное правительство. На уровне предприятий использование информационно-коммуникационных технологий является добровольным и поэтому не носит повсеместный характер. На современном этапе важной задачей инновационного развития является (в особенности в целях мониторинга инновационной деятельности) интегрирование информационных систем всех участников инновационной деятельности (хозяйствующих субъектов, образовательных учреждений, научно-исследовательских организаций, государственных органов власти и др.). Это позволит в интерактивном режиме получать информацию с различным уровнем допуска о новизне производимой продукции (услуг), количественных и качественных характеристиках, результатах инновационной деятельности (в том числе финансовых), тем самым оценивается результативность государственной инновационной политики.
В настоящее время при возрастающей конкуренции на товарных рынках и соответственно, необходимости чаще осуществлять вложения в инновационные проекты, увеличиваются инновационные риски. На практике уклонение от рисков реализуется в форме предпочтения менее рискованных инноваций.
Локализацию системных рисков или их последствий можно осуществить путем выделения или создания самостоятельного (малого или венчурного) предприятия, что называется инновационной диверсификацией или сосредоточением деятельности повышенного риска в пределах небольшого дочернего предприятия. Инновационная диверсификация апробирована в мировой практике крупных фирм при освоении новых видов продукции (услуг), когда перспективы успеха неоднозначны и высок риск финансовых проблем для основного предприятия.
Диффузию системных рисков можно применять как во времени, так и в пространстве. Распределение рисков во времени можно использовать, если проект позволяет выделять последовательные и разграничиваемые этапы. В этих случаях для каждого из этапов предусматривают свои меры компенсации рисков. Известны несколько способов диффузии рисков в пространстве производства и потребления инновационного товара:
— диверсификация деятельности, т.е. одновременное присутствие на нескольких товарных рынках;
— распределение рисков между участниками инновационного процесса посредством заключения многостороннего договора или множества пар двусторонних договоров, фиксирующих ответственность каждой из сторон в случае неудачи;
— дробление рынка сбыта, т.е. увеличение количества потребителей продукции и распределение поставок между ними таким образом, чтобы никто из потребителей не сорвал производственную программу в целом [7].
В качестве примера можно рассмотреть диффузию рисков на государственном уровне. Выше была выявлена тенденция создания государством венчурных фондов. Особенностью деятельности таких фондов является их склонность инвестировать не в рисковые проекты, а в состоявшиеся бизнесы. Однако риски всегда имеют место быть: если удалось избежать деловых рисков, существуют и другие риски, например, риск некачественной команды. В этой связи, в практике деятельности венчурных фондов, созданных с участием государства, можно внедрить специализацию на стадиях инвестиций: региональные — посевные, федеральные — стартовые и раннего роста.
В настоящее время общемировой тенденцией является организация инновационного процесса в рамках бизнес-групп. Данная организационно-правовая форма позволяет преодолевать такие характерные для России проблемы, как разрыв хозяйственных связей, недостаток собственных оборотных средств, недостаточная информация о рынке. В индустриально-развитых странах, таких как США, Япония, Германия, Велико­британия, находятся более 13% промышленного производства, более половины торговли, около 4/5 патентов и лицензий [8]. В России в настоящее время зарегистрировано порядка 100 бизнес-групп. В составе групп действуют более 1400 юридических лиц, в том числе более 100 банков.
Бизнес-группы позволяют реализовать весь цикл от зарождения идеи до ее реализации в виде товара. Капитал бизнес-групп, привлекаемый за счет эмиссии акций, выпуска облигаций и кредитов банков, позволяет предприятиям действовать на опережение в заполнении открывающихся ниш рынка и обеспечивает конкурентные преимущества в инновационном процессе. В рамках бизнес-групп существует одновременная возможность внутрифирменной диверсификации производства, переориентации в зависимости от требований рынка и использования эффекта масштаба производства.
Посредством взаимодействия между участниками бизнес-групп на различных стадиях воспроизводства происходит корректировка характеристик инновационного продукта. Так, потребители оборудования, высказывая свои пожелания, подталкивают производителя к нововведениям. Таким образом, очевидно наличие налаженного обмена информацией между участниками ФПГ.
Бизнес-группы способны также обеспечить относительно массовый и устойчивый спрос на инновационный продукт, поставляя данный товар, прежде всего, их участникам. Вхождение финансово-кредитных учреждений в бизнес-группы снижает традиционно высокий порог требований к рентабельности производства инновационного продукта, тем самым обеспечивая серьезные конкурентные преимущества.
Одновременно с преимуществами объединения в бизнес-группы следует отметить такую отрицательную сторону данной формы, как злоупотребление доминирующим положением. В целях антимонопольного регулирования, недопущения роста цен и иных форм дискриминации на рынке целесообразно на законодательном уровне запретить вхождение в бизнес-группы фирм конкурентов, а также поставщиков, занимающих доминирующее положение на рынке.
Современной и перспективной формой организации инновационного процесса является кластер как объединение специализированных поставщиков, производителей и потребителей (вертикальный кластер), общих клиентов, технологий, посредников (горизонтальный кластер). Кластеризация активно используется в США (Силиконовая долина), а также в сотнях американских городов (Аризона, Флорида, Орегон и др.), развита в странах Европы.
В настоящее время в Республике Татарстан сложились 5 промышленных кластеров (нефтегазохимический, энергетический, автомобильный, агропромышленный и авиакластер). В соответствии с инновационным меморандумом Республики Татарстан на 2008–2010 гг., одним из приоритетных инновационных инфраструктурных проектов является создание на незадействованных площадях ОАО «Тасма-холдинг» технополиса «Химград», на основе которого возникнет еще один кластер — нефтехимический. В состав технополиса войдут ОАО «Казаньоргсинтез», КГТУ им. Туполева и профтехучилища, технопарки, предполагается разработка программы социальной ипотеки для молодых ученых.
Синергетическим эффектом укрепления сетей взаимосвязей между экономическими субъектами — участниками кластера — является: упрощение доступа к новым технологиям; распределение рисков в различных формах совместной экономической деятельности, в том числе для совместного выхода на внешние рынки; организация совместных НИОКР.
Реализация федеральными органами власти политики содействия экономическому развитию территории, в том числе кластерной политики, видится в общей государственной поддержке региональной кластерной политики в форме софинансирования расходов, нормативно-методического и информационного обеспечения деятельности субъектов кластерной политики.
Для повышения эффективности промышленного кластера его формирование и разработку целесообразно осуществлять на основе образовательных учреждений и научных организаций (научных подразделений самих предприятий). Таким образом, мы можем говорить об инновационном промышленном кластере. В основу формирования инновационного промышленного кластера ставится выявление стратегических для данной территории новых товаров и услуг, а перечень участников и степень их участия зависит от степени законченности производственного цикла данного товара (услуги), т.е. от того, в каком объеме насколько комплектующие и полуфабрикаты для конечного продукта производятся на данной территории.
В части вовлечения потенциала образовательных учреждений в развитие промышленных кластеров Правительством Республики Татарстан проводится целенаправленная политика по созданию образовательных кластеров, в состав которых войдут головной вуз, среднее и начальное профессиональные образовательные учреждения, а также базовые предприятия (всего 11 крупнейших промышленных предприятий). Основу образовательного кластера составляют базовые предприятия, которые передают в отраслевое министерство данные о своей потребности в кадрах и через систему госзаказа формируется заявка для кластера. Образовательная программа в кластерах будет строиться в зависимости от потребностей базового предприятия. Всего планируется создать 14 образовательных кластеров.
В настоящее время создается образовательный кластер в АПК, который объединит Казанский государственный аграрный университет, Казанскую государственную академию ветеринарной медицины им. Н. Баумана, ТАТНИИСХ, 10 зональных учебных центров по инновационным технологиям, включающих 40 профессиональных лицеев сельскохозяйственного направления и 8 аграрных техникумов, компанию ОАО «Красный Восток — Агро».
Среди новых тенденций развития инновационной деятельности следует отметить такой способ финансирования инновационной деятельности, как лизинговое финансирование. Категория «инновационный лизинг» отражает специфический вид экономических отношений между их субъектами, лизингополучателем и продавцом лизингового имущества, по поводу объектов движимого и недвижимого имущества, относящегося к основным средствам в процессе инновационной деятельности.
Феномен лизинговых отношений, наблюдавшийся в начале 80-х годов в большинстве развитых стран, определялся как новая, специфическая, дополнительная система перспективного финансирования, в которой задействованы арендные отношения, отношения кредитного финансирования под залог, отношения по долговым обязательствам и прочие финансовые отношения.
В условиях инфляции происходит обесценивание предоставляемых кредитных ресурсов вместе с возмещаемыми в дальнейшем расходами по уплаченным процентным ставкам. В этом смысле более действенным механизмом может служить финансовый лизинг, поскольку в отличие от обесценивающихся денег, оборудование, предоставляемое в аренду, при прочих равных условиях сохраняет свою стоимость за вычетом износа. Предоставление оборудования в лизинг инновационным компаниям создает возможность большей отдачи на вложенный капитал за счет большей добавленной стоимости инновационного товара. Это позволяет, по крайней мере, сохранить реальную стоимость активов банка даже при высоком уровне инфляции. В отличие от традиционного банковского кредита, лизинг дает возможность полного финансирования всех расходов по инновационным проектам [9].
Для использования в полной мере механизма финансового лизинга в развитии инновационной деятельности целесообразно часть средств бюджетных лизинговых фондов (например, Лизинговый фонд Республики Татарстан) направлять в приоритетном порядке на покупку оборудования тем предприятиям, чья заявка была признана инновационной.
Для России, где многие компании пока не обладают высокой инвестиционной привлекательностью, способом привлечения и удешевления привлекаемых кредитных ресурсов является секьюритизация. В широком смысле секьюритизацией можно назвать любую структурированную сделку, которая преобразовывает регулярные потоки платежей, возникающих при обслуживании любых финансовых активов, в обязательства, выраженные в обращающихся ценных бумагах, обеспечением которых служат те же самые финансовые активы.
Схема секьюритизации может выглядеть следующим образом: оригинатор (банк, первоначально выдавший кредиты) собирает в единый пул выданные кредиты и продает этот пул кредитов специально созданному юридическому лицу (SPV-компании), которое выступает эмитентом выпуска ценных бумаг и финансирует покупку пула кредитов за счет продажи ценных бумаг инвесторам. Оригинатор регулярно получает платежи от заемщиков и направляет их платежному агенту по сделке, а также выявляет неплательщиков. При такой схеме секьюритизации активы оригинатора во время продажи переносятся с его баланса на баланс SPV; тем самым переносятся практически и все ассоциированные риски: кредитный, рыночный, риск досрочного погашения. Банк в таком случае несет только операционный риск. На балансе обязательств SPV появляются выпущенные ценные бумаги.
В мировой практике действует законодательный механизм, исключающий возможность включать секьюритизированные активы в конкурсную массу при банкротстве банка. В результате облигации, обеспеченные ипотечными или потребительскими кредитами, считаются одним из надежных финансовых инструментов. В России же, пока эти активы не являются полностью защищенными от требований кредиторов банка в случае его банкротства, конкурсный управляющий может обратиться в суд с требованием признания сделки по секьюритизации активов недействительной и добиться включения их в конкурсную массу. По этой причине большинство сделок по секьюритизации осуществляются за границей [10].
В свою очередь, секьюритизация активов в виде выпуска облигаций связана с риском их неразмещения в силу срока обращения этого вида ценных бумаг, который составляет не менее одного года и, соответственно, из-за высокой инфляции снижает спрос на нее. Для преодоления данного барьера возможен выпуск конвертируемых облигаций, которые могут быть обменяны на акции в определенной пропорции в любой момент в течение определенного срока.
В целях развития этой формы финансирования инновационной деятельности целесообразно внести соответствующие изменения в законодательство о банкротстве, а также предусматривать налоговые льготы инвесторам, приобретающим облигации, с помощью которых выкуплен пул кредитов на производство инновационной продукции.
Еще одной новой формой финансирования инновационной деятельности является система кредита чести, распространенная в некоторых странах ЕС. Суть этой формы в том, что ссуда на создание малого предприятия (беспроцентная) выдается физическому лицу. Это может быть (и часто это именно так) известный, зарекомендовавший себя в прошлом способным организатором пенсионер. Условием возврата ссуды является успешная реализация проекта.
Одна из новых тенденций развития инновационной деятельности — включение в участники инновационной деятельности страховых компаний. Страхование рисков инновационной деятельности становится все более актуальным по мере увеличения интенсивности производства новых товаров (услуг), соответственно, уменьшения периода их инновационности и увеличения рисков неокупаемости вложений в производство данного товара.
Одним из направлений развития инновационной деятельности является ее постепенная социализация, т.е. направленность не только на потребности рынка, но и на общечеловече­ские ценности, обеспечивая тем самым устойчивое развитие. Данная тенденция подтверждает актуальность и усиливает социальный характер инновационной деятельности. Социализация инновационной деятельности подразумевает отвлечение ресурсов на производство товаров и услуг, которые не обеспечивают прямой прибыли ее производителю, но в тоже время служат интересам общества. Перспективным и актуальным направлением социализации инновационной деятельности на современном этапе является экологизация, подразумевающая производство товаров и услуг, непосредственно защищающих природу, или же таких, в производстве которых используются природоохранные материалы. Как правило, производство подобных товаров связано с особым риском неполучения прибыли, но в силу своей актуальности оно должно стимулироваться государством. Одним из механизмов стимулирования могло бы стать предоставление налоговых льгот. Так, данным товарам можно присваивать коэффициенты, характерные для товаров со значительно улучшившимися потребительскими характеристиками. При этом условием предоставления налоговых льгот целесообразно установить сертификацию продукции на ее соответствие международным экологическим стандартам. В целях продвижения на рынке экологически чистой продукции целесообразно разработать отечественные экологические стандарты на экологически чистую продукцию, услуги, технологии, соответствующие международным стандартам.
Таким образом, современные тенденции развития инновационной деятельности характеризуются недостаточностью принятия мер, соответствующих интересам бизнеса. Предложения по привлечению фондовых инвестиций в венчурную сферу, организации федеральных и региональных венчурных фондов в соответствии с определенными видами деятельности, по снижению нагрузки на венчурные компании в виде освобождения их от уплаты ЕСН исходят «снизу», от непосредственных участников этой деятельности и, как правило, не требуют больших финансовых вложений государства. Это свидетельствует о необходимости сотрудничества и консультаций с бизнесом при принятии управленческих решений. Однако в настоящее время продолжают осуществляться мероприятия по финансированию инвестиционных проектов и программ, результативность которых не только не оказывается достигнутой, но изначально просто не может быть оценена количественно.
Возможный выход из данной ситуации видится в закреплении и применении на практике принципа ориентированности на результат, который должен реализовываться во всех направлениях развития инновационной деятельности, в том числе в рамках системы мониторинга и стимулирования инновационной активности хозяйствующих субъектов.
Эффективное обеспечение формирования, функционирования и развития инновационной модели российской экономики может быть осуществлено на основе всесторонней и системной реализации механизма действия законов и закономерностей динамической трансформации и диверсификации традиций, инноваций и инвестиций во взаимодействии бизнеса, власти и социума на всех уровнях развития экономической системы.


Литература
1. Российский статистический ежегодник. 2008: Стат.сб. / Под ред. В.Л. Соколина. — М.: Росстат, 2008. — С. 618.
2. Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2010 года и дальнейшую перспективу: утв. Президентом РФ 30 марта 2002 г. №(1) Пр-576 — Информационно-справочная система Гарант.
3. О федеральной целевой программе «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007–2012 годы» (с изменениями от 18 августа 2007 г., 19 ноября 2008 г., 27 января 2009 г.): постановление Правительства РФ от 17 октября 2006 г. №(1) 613 — Информационно-справочная система Гарант.
4. О совершенствовании механизмов поддержки экспорта отечественной продукции и услуг [Электронный ресурс] / Мини­стерство экономического развития РФ. — Официальный сайт МЭР РФ. — 2006. — Режим доступа: http://www.economy.gov.ru, свободный.
5 Качанов О.Ю. Инноватика не интересна сама по себе, интересно повышение конкурентоспособности // Инновации. — 2008. — Вып. №(1) 4. — С. 46.
6. Иванова Н.И. Анализ инновационной политики и анализ ее результатов // Инновации. — 2008. — Вып. №(1) 7. — С.44–53.
7. Посталюк М.П. Инновационные отношения в экономической системе: Дисс. на соиск. уч. степ. д. э. н. — Казань, 2006. — 419 с.
8. Ильинский И. М. О культуре войны и культуре мира. — М.: Изд-во Моск. гос. ун-т, 2003. — С.59.
9. Посталюк М. П. Обеспечение и регулирование инновационных отношений в экономической системе / Указ. соч.– М.П. Посталюк. — Казань: Изд-во Казан. гос. ун-т, 2003. — 191 с.
10. Зверев В.А. Что надо знать инвестору о секьюритизации // Ценные бумаги. — 2008. — Вып. №(1) 2. — С. 45.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия