Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (32), 2009
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Храмов Ю. В.
доцент кафедры менеджмента и предпринимательской деятельности Казанского государственного технологического университета,
кандидат технических наук


К вопросу о пространственной анизотропности зоны ценового влияния промышленного и торгового объектов
В статье предложена модель цены продажи и цены покупки единицы товара, которые локализованы в разных точках пространства. Пространственная зона ценового влияния промышленного или торгового объекта состоит из зоны спроса и зоны предложения, пространственные размеры и конфигурация которых могут отличаться. Показано, что общее ценовое пространство состоит из локальных зон ценового доминирования, локальных зон ценовой конкуренции и «провальных» зон, находящихся вне зоны ценового влияния и рыночного интереса какого-либо промышленного или торгового объекта. Пространственная специфика зон ценового влияния приводит к анизотропности общего ценового пространства
Ключевые слова: ценовое пространство, зона ценового влияния, анизотропность

Понятие социально-экономического пространства достаточно широко используются в экономической литературе, но значительно отличается по характеристикам, так как авторы, представляющие различные школы и концепции, часто рассматривают только его определенные срезы. Это вполне закономерно, учитывая всю сложность пространственных процессов. При определении пространственных характеристик рыночной зоны производителя или поставщика товара в первую очередь рассматриваются ценовые аспекты. Такой подход не всегда правомерен, так как рыночная зона, по нашему мнению, не определяется только ценами (товара, транспортными расходами и т.д.). Вместе с тем необходимо отметить, что одна из первых теорий формирования рыночных зон, описывающая пространственную конфигурацию рынка и заложенная немецким ученым Карлом Рау, базируется на отношении цен на рынках и отношении тарифов грузоперевозок двух конкурирующих продавцов. К. Рау показал, что разделяющая рынок граница (изолиния) замыкается вокруг рынка с более низкой ценой, но более высокими ставками грузоперевозок. Э. Чизон показал, что на формирование рыночного ареала оказывают влияние не только конкурирующие продавцы, но и возможная конкуренция различных видов транспорта. По мнению Ф. Феттера, географическая точка, разделяющая два рынка, однозначно определяется комбинацией исходных цен и ставок фрахта, при этом, чем ниже относительная цена, тем больше прилегающий ареал [1]. Экономическое пространство часто представляется в виде простых геометрических фигур, окружностей или правильных шестиугольников, как в моделях И. Тюнена и В. Кристаллера.
Современные работы в основном посвящены пространственному поведению цен, типологии российских регионов по характеру поведения цен, причинам межрегионального разброса цен и ценовым взаимосвязям между локальными рынками [2, 3]. Вопросы о конфигурации и размерах зоны ценового влияния отдельных производителей и поставщиков, формировании общего пространственного ландшафта зон ценового влияния практически не рассматриваются в современной литературе, хотя и признается наличие границ и подпространств социально-экономического пространства. Рассматривая социально-экономические процессы в плоскости феномена локальности, который существует и в географическом, товарном, рыночном, институциональном, социальном и других подпространствах социально-экономического пространства, возникает вопрос о границах локального пространства. На это обратил внимание А.Н. Олейник [4, C.133], выводы которого о локализации пространства, связанного с локализацией трансакций, находятся в рамках теории сетевого капитализма, рассматриваемого в современной институциональной экономике. Однако в статье А.Н. Олейника локализация экономических отношений анализируется с социологических позиций, а не в контексте рыночного механизма. По мнению В.Ю. Рогова «предметом конкуренции является экономическое пространство хозяйствующих субъектов, условно поделенное между ними на «свои» части, как зоны их интересов» [5, C. 51], то есть, по сути, речь идет о границах отделяющих «свои» части географического пространства от «чужих».
Одним из первых обратил внимание на пространственный аспект конкуренции, который был вне зоны внимания экономистов-классиков, Э. Чемберлин в теории монополистической конкуренции. Он показал, что дифференциация товара приводит к тому, что рынок представляет собой сеть частично обособленных, но взаимосвязанных локальных рынков, имеющих свои географические границы. Даже рынки одного и того же продукта часто дифференцированы по местоположению. Связано это с тем, что существует широкое разнообразие цен, издержек, объемов выпуска продукции той или иной товарной группы. Возможна территориальная дифференциация спроса, в силу того, что распределение населения неравномерно по территориям. Для каждого населенного пункта характерна определенная емкость спроса, важна относительная цена в сравнении с транспортными издержками, которые часто определяются уровнем развития транспортной инфраструктуры.
Пространственная дифференциация спроса и предложения приводит к пространственной дифференциации рынков и как следствие к формированию пространственно специфических рыночных зон. Г. Хотеллинг писал о неправдоподобии представления рынка как точки, «не имеющей длины, ширины и плотности». Для оценки пространственной дифференциации рынков, он предложил использовать модель линейного города, которая и в настоящее время является одной из основных моделей анализа конкуренции в пространстве [6, C. 258–259]. Г. Хотеллинг показал, как фирмы выбирают свое местоположение и назначают цену в условиях размещения потребителей на одной линии. Большую роль в формировании пространственной структуры рынка играют транспортные издержки. Чем ближе потребители к фирме, тем большее монопольное влияние на них она имеет. С увеличением расстояния локальный (пространственно ограниченный) монопольный рынок фирмы трансформируется в конкурентный рынок, где идет борьба за покупателей. При фиксированных ценах возникает эффект минимальной дифференциации, который состоит в том, что конкуренция фирм за потребителей приводит к сдвигу их местоположения в центр рынка. Однако, учитывая, что пространственная дифференциация с точки зрения неоклассической теории является одной из разновидностей продуктовой дифференциации, предпочтения, вкусы разных потребителей и степень их готовности платить за данный товар трансформируются в уровень транспортных издержек, которые готова нести фирма. Более дифференцированный, эксклюзивный товар предполагает более высокий уровень транспортных издержек. Таким образом, дифференциация товарного пространства приводит к пространственной дифференциации рыночного пространства.
Определенный вклад в методологию анализа пространст­венной продуктовой дифференциации был внесен М. Салопом в модели «кругового города» и К.Д. Ланкастером в модели «выбора направления дифференциации».
Довольно часто факторами, определяющими границы социально-экономического пространства, являются административные и институциональные ограничения. Локальные пространства в институциональном смысле определяются наличием институциональных барьеров и связаны с развитием персонифицированных отношений хозяйствующих субъектов, обеспечивающих снижение рисков недобросовестности контрагентов и экономию трансакционных издержек. Таким образом, каждый товар имеет свое экономически целесообразное пространство сбыта. Единое экономическое пространство оказывается разорванным на локальные пространства, которые защищены устойчивыми барьерами и характеризуются ограниченным числом участников экономических взаимодействий. «Результатом этого процесса становится инвариантность экономических контрактов, отсутствие альтернативы в выборе партнера. Таким образом, локализация пространства предполагает ограниченный спрос и ограниченное предложение того или иного продукта и влечет за собой процессы монополизации» [7, C.162]. Форма и размеры рыночных зон определяются специфическими характеристиками сбыта товаров (ценой, качеством, степенью дифференциации товара) в результате чего формируется сложное многоуровневое рыночное пространство.
Необходимо отметить, что на форму и размеры локальных областей экономического пространства существенное влияния также оказывают природно-географические, производственные и иные барьеры, которые способны защитить исключительное положение отдельных хозяйствующих субъектов независимо от их размеров. Таким образом, с одной стороны, экономическая сила хозяйствующего субъекта определяет границы его рыночного пространства, с другой стороны, ограниченность, локальность пространства в котором доминирует хозяйствующий субъект, служит причиной его экономической силы.
На пространственную форму и размеры множества локальных пространств, кроме эндогенных факторов, определяющих специфические характеристики социально-экономического потенциала, структуры воспроизводства, доходов, потребления и т.д., большое влияние оказывают экзогенные факторы, связанные с состоянием объектов и субъектов внешних локальных пространств и уровнем развития коммуникационных связей между ними. В.Я. Феодоритов пишет, что «теория пространственного неравновесия исходит из взаимодействия в экономической системе региональных хозяйственных подсистем с различным экономическим потенциалом, заметно отличающихся инвестиционной эффективностью, инвестиционной привлекательностью, а также уровнем социального благосостояния» [8, C.159]. В данном случае выделяется взаимодействие, как основа пространственного неравновесия. Уровень взаимодействия во многом определяется состоянием объектов и целями субъектов, связанных с внешними локальными пространствами, а также пространственной анизотропностью и диспропорциями развития коммуникационной инфраструктуры. Специфическое состояние внешних социально-экономических объектов и субъектов, коммуникационной инфраструктуры проявляется через их влияние на социально-экономические характеристики анализируемого локального пространства.
В ранее предложенной автором статьи модели [9, 10] основными барьерами, ограничивающими локальное социально-экономическое пространство и придающими ему пространственную специфику, являются анизотропность коммуникационной инфраструктуры и социально-экономическое состояние внешних, окружающих объектов. Было показано, что зона влияния объекта поселенческого локалитета представляет собой несимметричную «ромашку», в центре которой находится данный объект.
Используя выводы предложенной нами модели, рассмотрим возможности определения пространственной конфигурации и размеров зоны ценового влияния промышленного или торгового объекта. Обычно, экономическая теория рассматривает акт купли-продажи в определенной локальной точке пространства. При таком подходе не используется параметр расстояния и как следствие отсутствует возможность определения пространственных размеров и конфигурации зоны ценового влияния. В предлагаемой модели цена продажи и цена покупки единицы товара локализованы в разных точках пространства, т.е. они соотносятся с разными объектами промышленных или торговых локалитетов. Кроме этого, мы имеем третий параметр — транспортный тариф, который также имеет собственную локализацию в пространстве и соотносится с определенным транспортным локалитетом, или с определенным коммуникационным локалитетом.
Цена единицы товара СN в N-пункте поставки товара равна СN = С0 + N * Тр + СNp, где Тр — средние транспортные расходы по доставке единицы товара между двумя промежуточными промышленными или торговыми объектами, N — количество промежуточных населенных пунктов, С0 — стоимость единицы товара в начальном пункте, СN — стоимость единицы товара в N-пункте, СNp — дополнительный доход продавца на единицу товара, в виде торговой наценки, определяемый уровнем конкуренции среди поставщиков аналогичного товара, уровнем дохода и покупательной способностью покупателей в пункте N, административными и институциональными ограничениями и т.д. Тр = А * Тт, где А — среднее расстояние между населенными пунктами, Тт — транспортный тариф по доставке единицы товара на единицу расстояния.
Тогда:
Таким образом, размеры зоны ценового влияния промышленного или торгового объекта могут отличаться друг от друга, в зависимости от того определялись они на основе среднего расстояния между объектами или на основе количества промежуточных объектов.
Из анализа полученных уравнений можно сделать следующие выводы.
1. С увеличением цены продажи СN единицы товара в N объекте промышленного или торгового локалитета увеличивается пространственная зона влияния промышленного или торгового объекта, в которой товар производится и продается.
2. С увеличением отпускной цены единицы товара С0, пространственная зона ценового влияния промышленного или торгового объекта, в которой товар производится и продается, уменьшается. Иначе говоря, с ростом себестоимости производимой продукции зона влияния промышленного или торгового объекта сжимается. Если покупатель не готов к увеличению цены, а продавец цену увеличивает, происходит сжатие пространственной ценовой зоны влияния продавца.
3. С ростом количества промежуточных пунктов N пространственная зона ценового влияния промышленного или торгового объекта, в которой товар производится и продается, уменьшается.
4. С ростом транспортного тарифа Тт пространственная зона ценового влияния промышленного или торгового объекта, в которой товар производится и продается, уменьшается.
5. Если с ростом дохода и покупательной способности покупателей в пункте N происходит увеличение торговой наценки СNp на продаваемый товар, то пространственная зона влияния промышленного или торгового объекта, в которой товар производится и откуда доставляется товар, уменьшается.
6. Чем больше промежуточных пунктов N, тем меньше темпы уменьшения зоны влияния анализируемого промышленного или торгового объекта. Чем больше среднее расстояние (А) между промежуточными промышленными или торговыми объектами, тем меньше темпы увеличения зоны влияния анализируемого объекта. В обоих случаях зависимость определяется квадратным корнем и чем больше промежуточных пунктов и меньше среднее расстояние между ними, тем меньше пространственная зона ценового влияния. И наоборот, чем меньше промежуточных пунктов и больше среднее расстояние между ними, тем больше пространственная зона ценового влияния.
7. В случае СN ? (С0 + СNp) анализируемая зона ценового влияния промышленного или торгового объекта исчезает.
Рис. 1. Зависимость пространственных размеров зоны ценового влияния промышленного или торгового объекта (LА) от цены продажи (С0) и цены покупки (СN) единицы товара
Рассмотрим графические зависимости LА от СN и от С0 при СNp = const. На графике (рис.1) ряд 1 (В1; В3; В4) показывает зависимость LА от СN, где 0?СN?20 при С0 – СNp = 0, а ряд 2 (В2; В3; В5) показывает зависимость LА от С0, где 0?(С0+СNp)?20 при СN=20. Кривая 1 (ряд 1) характеризует пространственную конфигурацию и размеры зоны предложения. Чем выше цена продажи единицы товара СN в некотором промышленном или торговом объекте, тем больше желание продавца произвести и предложить товар в этом объекте. Кривая 2 (ряд 2) характеризует пространственную конфигурацию и размеры зоны спроса. Чем ниже цена продажи единицы товара С0 и торговая наценка СNp, тем большее его количество покупатели из N-го промышленного или торгового объекта хотят и могут приобрести, тем больше зона ценового влияния анализируемого промышленного или торгового объекта. Стремление к увеличению доли прибыли, путем увеличения торговой наценки СNp приводит к изменению границ зоны ценового влияния. Устойчивость (равновесие) пространственных размеров ценовой зоны влияния анализируемого промышленного или торгового объекта существует тогда, когда нет тенденции к изменению СN и С0.
Анализ полученных закономерностей изменения зоны ценового влияния показывает, что пространственные характеристики зоны спроса и зоны предложения, хотя и отличаются друг от друга в специфических для них пространственных срезах, но при этом остаются взаимозависимы. При С0=0 зона ценового влияния однозначно представляет собой чистую зону спроса и динамика зоны спроса определяется изменениями С0. В случае С0=СN зона ценового влияния исчезает, превращаясь в «виртуальную» зону предложения. Термин «виртуальная» зона предложения (возможность проявления при определенных условиях [11]) в данном контексте означает, что зона предложения появляется при условии 0<С0<СN. «Виртуальная» зона предложения не имеет пространственных границ, то есть при отсутствии спроса предложение не имеет пространственных границ. Динамика зоны предложения определяется динамикой пространственного распределения СN. При С0=0,5*СN наступает равновесие, пространственные размеры зон спроса и предложения становятся равны между собой. Проводя некоторую аналогию с комплексными числами можно сказать, что зона ценового влияния состоит из действительной части (зона спроса) и «виртуальной» (мнимой) части (зоны предложения).
Выбор того или иного способа оценки размеров и конфигурации зоны ценового влияния (LА или LN) означает только выбор языка, на котором ведутся рассуждения и расчеты, на языке расстояния или на языке количества промежуточных потребителей. Хотелось бы привести слова Р. Фейнмана, сказанные им в Нобелевской лекции [12]: «... всегда казалось странным, что самые фундаментальные законы ... после того, как они уже открыты, все-таки допускают такое невероятное многообразие формулировок, по первому впечатлению неэквивалентных, и все же таких, что после определенных математических манипуляций между ними всегда удается найти взаимосвязь. ... чем это можно объяснить — это остается для меня загадкой.... Всегда можно сказать то же самое по-другому и так, что это будет совсем непохоже на то, как вы говорили об этом раньше. Я не знаю, в чем тому причина. Мне думается, что здесь каким-то образом отражается простота природы. Я не знаю, что должно означать это желание природы выбирать такие любопытные формы, но, может быть, в этом и состоит определение простоты. Может быть, вещь проста только тогда, когда ее можно исчерпывающим образом охарактеризовать несколькими различными способами, еще не зная, что на самом деле ты говоришь об одном и том же».
Также как и зона влияния поселенческого локалитета, зона ценового влияния представляет собой несимметричную «ромашку», лепестки которой представляют собой половину эллипса с большой осью LА, направленной к соседнему объекту равного уровня иерархии, и малой осью QА=LА/2,54.
Если рассмотрим отношение
LN/LА=((СN-С0-СNp)/ (Тт*-N))/(-(А*(СN – С0 – СNp)/Тт)),
то получим зависимость LN= (LА2)/А*-N. То есть нормирование LА2 на значение большой оси лепестка зоны влияния поселенческого локалитета (R) дает значение LN. Нам представляется, что при анализе локальных, местных рынков, где N имеет большое значение, применять следует показатель LN. Для глобальных рынков, где характеристики зоны влияния во многом определяются расстоянием, следует использовать показатель LА.
Как было показано нами ранее [9], социально-экономическое пространство представляет собой пространственную совокупность интегрированных и дифференцированных зон социально-экономического влияния объектов локалитетов, формируемых под воздействием окружающих объектов поселенческих, промышленных, коммуникационных и иных локалитетов. Для социально-экономического пространства характерно наличие локальных зон влияния (доминирования) объектов локалитетов, локальных зон конкуренции объектов локалитетов, а также «провальных» зон, т.е. зон пространства, не находящегося в зоне влияния какого-либо объекта локалитета. В итоге мы имеем анизотропное социально-экономическое пространство.
В рамках предложенной модели, используя те же самые процедуры как и при анализе зоны влияния поселенческого локалитета, получаем (рис.2), что общее ценовое пространство состоит из локальных зон ценового доминирования, локальных зон ценовой конкуренции и «провальных» зон находящихся вне зоны ценового влияния и вообще рыночного интереса какого-либо промышленного или торгового объекта локалитета. Таким образом, пространственная специфика зон ценового влияния приводит к анизотропности общего ценового пространства.
Рис. 2. Пример границ зон ценового влияния промышленных и торговых объектов
(x, y — пространственные координаты)


Литература
1. Зобова Л.Л. История закона рыночных ареалов как пример интернационального «множественного открытия» // Экономическая наука современной России. — 2003. — № 4. — С.103–107.
2. Глущенко К.П. Пространственное поведение уровня цен // Экономика и математические методы. — 2001. — Т.37. — № 3. — С.3–13.
3. Юсупова Г.Ф. Действует ли закон единой цены на российских рынках (на примере рынка пшеницы) // Препринт WP1/2004/02 — М.: ГУ ВШЭ, 2004. — 32 с.
4. Олейник А.Н. Модель сетевого капитализма // Вопросы экономики. — 2003. — № 8. — С.132–149.
5. Рогов В.Ю. Конкурентоспособность хозяйства региона: постановка и анализ проблемы // Вестник Иркутской государственной экономической академии. — 1998. — № 15. — С.50–53.
6. Гальперин В.М., Игнатьев С.М., Моргунов В.И. Микроэкономика Т.2 / Общ. ред. В.М. Гальперина. — СПб.: Ин-т «Открытое о-во», 2000. — 503 c.
7. Клюзина С.В. Монополия и локальная монополия как ее тип: история вопроса, методология, теория и практика: диссертация ... доктора экономических наук: 08.00.01. — Иваново, 2005. — 424 с.
8. Феодоритов В.Я. Пространственное неравновесие экономических систем. — В кн.: Равновесие и неравновесие социально-экономических систем / А.Ю. Беликов, Л.А. Белоусова, И.Я. Блехцин и др; Редкол.:. Л.С. Тарасевич и др.; С.-Петерб. гос. ун-т экономики и финансов. Каф. общ. экон. теории. — СПб., 1998. — 342 с.
9. Храмов Ю.В. Оценка фрактальной размерности границы зоны влияния объекта поселенческого локалитета // Проблемы современной экономики. — 2009. — № 2. — С. 337–342.
10. Храмов Ю.В. Инфраструктурные факторы формирования сложноконфигурационных социально-экономических пространств // Вестник Чувашского ун-та. — 2008. — № 3. — С.516–526.
11. Словарь иностранных слов. 14-е изд. — М.: Рус. яз., 1987. — 608 с.
12. Фейнман Р. Характер физических законов. Нобелевская лекция: разработка квантовой электродинамики в пространственно-временном аспекте / Пер. с англ. — М: «Мир», 1968. — С.207–208.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия