Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (32), 2009
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ
Вакарев А. А.
доцент кафедры менеджмента Волжского института экономики, педагогики и права (г. Волжский Волгоградской обл.),
кандидат экономических наук


Гуманитарные общественные организации в системе по чрезвычайным ситуациям современной России
В статье анализируются институциональные, организационные, экономические и прочие условия создания эффективной системы обеспечения безопасности в чрезвычайных ситуациях. Особое внимание уделяется использованию передового международного опыта по созданию комплекса общественных гуманитарных организаций, способных обеспечить решение множества сложных задач по обучению населения, жизнеобеспечению пострадавших и защите особо уязвимых слоев
Ключевые слова: чрезвычайная ситуация, управление в ЧС, защита населения, гуманитарная общественная организация, эффективность управления в ЧС

Опыт исторического развития свидетельствует о периодическом возникновении кризисных явлений в различных сферах жизнедеятельности человека. Согласно современной терминологии такие явления носят наименование форс-мажорных обстоятельств, а возникающая при этом обстановка называется чрезвычайной ситуацией (ЧС). Россия, как никакая другая страна, отличается разнообразием и сложностью природно-климатических и техногенных условий, значительным количеством социальных проблем, инертностью управленческих структур и относительно низкой эффективностью экономических механизмов. Эти обстоятельства обусловливают актуальность проблем, связанных с чрезвычайными ситуациями для российских условий.
Общее количество российских городов, находящихся в потенциально опасных (в смысле стихийных бедствий) зонах, достигает 4,5 тыс., а возможный ущерб от стихии может составлять 150,0 млрд руб. [1]. Только в сфере стихийных бедствий в 2009 г. прогнозируется 200–235 ЧС, что на 25–35% выше показателей 2008 года. А в техногенной сфере следует ожидать 350–400 крупномасштабных аварий и катастроф. Прогнозируется увеличение количества случаев загрязнений почв нефтепродуктами в результате продолжающегося роста несанкционированных врезок в нефтепроводы и высокого износа оборудования. Количество выбросов загрязняющих веществ в атмосферу ожидается в количестве 40–50 случаев экстремального и высокого загрязнения, а количество случаев аналогичного загрязнения поверхностных и подземных вод составит порядка 100–110 случаев [2].
В числе наиболее опасных ЧС современности российская и мировая практика позволяет выделить:
— военные и социально-политические конфликты, в том случае если не открываются полномасштабные боевые действия между странами, а мероприятия носят характер полицейских акций;
— биолого-социальные ЧС — эпидемии, эпизоотии и эпифитотии [3];
— стихийные бедствия;
— аварии и технологические (техногенные) катастрофы;
— информационные ЧС, связанные с использованием глобального информационного пространства, в том числе на основе применения вредоносных программ;
— контракционные ЧС — бедствия, возникающие в экономической сфере и чаще всего связанные с несоблюдением договорных обязательств;
— комбинированные ЧС.
Последние по масштабам бедствия могут быть классифицированы как:
— локальные, затрагивающие отдельный экономический или социальный объект;
— местные, имеющие место в рамках отдельных населенных пунктов;
— территориальные — в пределах субъекта РФ;
— региональные, распространяющиеся на два субъекта федерации;
— федеральные, охватывающие более двух субъектов РФ;
— трансграничные, распространяющиеся за пределы РФ.
Следует подчеркнуть, что острота ЧС и значение вопросов по обеспечению безопасности в обозримом и более отдаленном будущем будут только возрастать. В числе тенденций, которые обуславливают такое положение, прежде всего, можно отметить:
— общий рост степени влияния ЧС на экономику страны и ее регионов;
— увеличение доли техногенных аварий и экологических бедствий в общей структуре ЧС;
— рост опасности возникновения крупных ЧС, в том числе трансграничных.
Все это ставит перед современным обществом проблему организации систематической деятельности по адекватному реагированию на подобные бедствия. Причем данное противодействие должно носить не разовый, эпизодический характер, а строиться на стратегической, комплексной основе. В условиях глобализации добиться эффективного функционирования механизмов безопасности вне рамок международного сотрудничества практически невозможно.

Система органов обеспечения безопасности в ЧС
Масштабы и сила воздействия ЧС на социально-экономическое развитие обусловили создание специальной системы институтов, позволяющей добиться адекватного реагирования на возникающие катаклизмы. В России это — «Государственная территориальная система по чрезвычайным ситуациям и обеспечению противопожарной безопасности (ГСЧС и ОПБ)». Это комплексное многоуровневое образование, созданное в соответствии с федеративным делением и включающая государственный уровень, уровень субъектов федерации, а также более низкие уровни территориального и ведомственного управления страной. В состав каждого из этих уровней входят руководящие органы, органы повседневного управления, силы наблюдения и контроля за состоянием потенциально опасных объектов и ликвидации последствий ЧС, системы связи и информационного обеспечения, а также резервы материально-технических средств [4].
Руководящим органом ГСЧС и ОПБ является Государственная комиссия Правительства Российской Федерации по чрезвычайным ситуациям и обеспечению противопожарной безопасности. В ее подчинении находятся комиссии по чрезвычайным ситуациям областных, районных и городских администраций, ведомств и объектов народного хозяйства, а также Министерство Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий.
Широкая общественность практически незнакома с системой управления в ЧС. Проведенное нами социологическое обследование показало, что из 400 респондентов-неспециалистов, в г. Волжском Волгоградской области, лишь 0,5% знали о сущест­вовании городской Комиссии по ЧС, возглавляемой первым заместителем администрации городского округа — г. Волжский, а вся деятельность по обеспечению безопасности в ЧС, по их мнению, сводилась к функционированию аварийно-спасательных формирований МЧС.
Между тем расхожее мнение о том, что обеспечение безопасности населения и устойчивого развития экономики является исключительной прерогативой органов МЧС, является глубоко ошибочным. Эти органы даже не являются главенствующими в данном вопросе, а носят подчиненное положение по отношению к комиссиям по ЧС, о чьем высоком статусе дополнительно можно судить по тому, что они возглавляются первыми заместителями глав территориальных органов управления и руководителей предприятий и организаций. На органы МЧС при этом возлагаются только оперативные задачи функционирования непосредственно в период ЧС, связанные с проведением спасательных и аварийных работ. Наоборот, только комиссии по ЧС, обладают реальной властью и ресурсами и могут решать стратегические вопросы, привлекая практически любые организации.
Система по ЧС может быть представлена следующими основными блоками, охватывающими все общественные структуры и каждого человека в отдельности:
— государство (государственные органы федерального, регионального и местного уровней);
— рыночные агенты (организации всех форм собственности и ведомственной подчиненности);
— население (с учетом его возможной персонификации в лице общественных неправительственных гуманитарных организаций).
Особо при этом следует остановиться на рассмотрении третьего блока.
Третий блок затрагивают проблематику ЧС с присущими ей неопределенностью, фобиями и стрессами. Практически единственной возможностью эффективного управления в этом случае становится создание под руководством органов государственного управления, условий по самоорганизации людей, обеспечении их скоординированной и целенаправленной инициативной деятельности. Как показывает международный опыт, наилучшим путем подобной самоорганизации является заблаговременное, до возникновения ЧС, создание соответствующих общественных организаций. Последние выступают важным элементом системы ЧС, осуществляя главным образом жизнеобеспечение пострадавших и защиту, прежде всего, так называемых его «уязвимых слоев».
Проблематика использования и деятельности гуманитарных общественных организаций в условиях ЧС освещена в отечественной научной литературе довольно скудно. Во многом это связано с тем, что во времена социализма вопросы меценатства и благотворительности считались чуждыми существующему строю, а позднее рассматривались как второстепенные, недостойные внимания и неспособные серьезно влиять на решение по-настоящему масштабных задач, требующих значительных усилий и средств. Однако данный стереотип является в корне неверным.
Первые гуманитарные общественные организации начали создаваться в 60-х гг. XIX в. в целях добровольной помощи военнопленным, больным и раненным воинам, а в мирное время — пострадавшим от стихийных бедствий [5]. Особая роль данным организациям была придана международными Гаагскими конвенциями (1899, 1907 гг.) о защите мирных жителей и режиме содержания военнопленных, участи раненных и больных [6]. Организация Красного креста и Красного полумесяца, как одна из наиболее влиятельных, оказала за время своего существования помощь миллионам пострадавших и явившейся прообразом для многих других общественных гуманитарных организаций. Особый толчок в своем развитии общественные организации получили в 70-е гг. XX в., когда под активным патронажем ООН из них была создана весьма стройная система органов, имеющих высокий авторитет, обладающих значительными ресурсами и построенных с учетом перспектив их саморазвития.
Сейчас в составе данных органов выделяют правительственные, межправительственные и неправительственные организации, некоторые из которых выполняют функции доноров, а другие — органов реализации гуманитарных проектов. Каждая из данных организаций специализируется на решении относительно узких задач, но все вместе они хорошо координируются. Объемы ежегодных бюджетов некоторых из этих организации сопоставимы с размерами годового федерального бюджета РФ. В целом о возможностях неправительственных организаций (НПО) и о нашем современном уровне их использования, свидетельствует тот факт, что в практике передовых западных стран на долю гуманитарных организаций сейчас приходится порядка 20% средств, расходуемых на обеспечение безопасности в ЧС, в то время как у нас — только около 1,5%.
Большинство из данных организаций стремятся вести работу на местном уровне, непосредственно в потенциально опасных зонах, оказывая помощь относительно узким сегментам населения. Их работа отличается высокой динамичностью и стремлением непосредственного оказания помощи пострадавшим, минуя бюрократические инстанции.
Таким образом, действующую в России систему обеспечения безопасности в ЧС следует рассматривать не как группу аварийных и спасательных формирований МЧС, но как комплекс организаций, охватывающих весь круг проблем, связанных с возникновением катаклизмов, где ключевую роль играют меры по материальному обеспечению деятельности соответствующих организаций. В настоящее время функционирование этой системы носит недостаточно комплексный характер и его целесообразно дополнить деятельностью гуманитарных общественных организаций, занимающихся вопросами оказания помощи и различными аспектами подготовки населения.

Проблемы управления в чрезвычайных ситуациях
Успешное реагирование общества на существующие опасности, прежде всего, зависит от системы управления, обеспечивающей адекватные ответы на возникающие угрозы. Формирование подобной системы в нашей стране проходило в весьма сложных условиях социальных и экономических преобразований конца XX в., и это обусловило ряд проблем, которые не позволяют сделать ее по настоящему эффективной, отвечающей передовому мировому уровню. В числе данных проблем, прежде всего, можно отметить отсутствие единой концепции обеспечения безопасности, что приводит к недостаточно четкому пониманию деятельности по подготовке к ЧС и функционированию экономического механизма в данной области. Отсутствие единой концептуальной основы влечет за собой такие проблемы, как:
— слабая институциональная база системы безопасности;
— значительные сложности в ее информационном обеспечении;
— трудности в сфере координации различных государственных и негосударственных организаций, как в период повседневной деятельности, так и в период функционирования в ЧС;
— недостатки в сфере финансирования и экономической устойчивости;
— низкая степень социализации мероприятий обеспечения безопасности в ЧС.
Отставание отечественной институциональной базы управления в ЧС от мирового уровня обуславливается, главным образом, слабым уровнем проработки вопросов возмещения ущерба пострадавшим лицам, страхования и действием других элементов экономического механизма. Так, согласно действующему законодательству, возмещение ущерба пострадавшим в настоящее время производится по решениям территориальных органов управления и в каждом конкретном случае, как правило, осуществляется в размерах средств, находящихся в распоряжении этих органов. То есть возмещение осуществляется в зависимости от размеров имеющихся резервов, а не исходя из размеров понесенных потерь. При таком подходе суммы возмещения ущерба бывают относительно небольшими и, как правило, не дают возможности полностью восстанавливать экономическую деятельность. В то же время в передовых странах дело поставлено на совершенно другую основу. Там законодательно закреплены достаточно большие суммы выплат по погашению ущерба, как из централизованных источников, так и на основе выплат страховых компаний для каждого пострадавшего лица. Эти выплаты практически полностью перекрывают ущерб и создают реальные возможности по восстановлению экономической деятельности.
Серьезным недостатком отечественной системы безопасности является низкая степень ее информационного обеспечения. Отечественный мониторинг ЧС осуществляется на достаточно примитивном методологическом уровне. В последние годы практически не проводятся работы по моделированию фактов возникновения ЧС и их экономических последствий. В стране нет специализированных организаций, занимающихся данными вопросами. Для сравнения, только в США имеется пять специализированных центров по информационному обеспечению управления в ЧС. В рыночном обороте систематически предлагаются модели опасных процессов, а также программные продукты, которые могут быть использованы для моделирования ситуационных процессов, связанных с ЧС (так, например, программы картирования потенциально опасных зон и другие).
Отмечая относительно слабую координацию государственных и негосударственных организаций при реализации мероприятий в сфере безопасности в ЧС, можно отметить, что в ее основе лежит отсутствие действенного интеграционного механизма. В последние годы Комиссиям по управлению в ЧС лишь с большим трудом удается привлекать к решаемым ими задачам деятельность расположенных на подведомственных территориях организаций. Эти организации, пользуясь органически присущей рыночному хозяйству высокой степенью свободы, достаточно неохотно участвуют в подобных мероприятиях и стараются избежать связанных с эти затрат. Примечательно, что ранее подобный механизм существовал. Примером тому могут служить научно-практические разработки по программе «Аларм», которые осуществлялись в конце 80-х гг. под руководством Совета министров тогдашнего СССР. Данная программа была посвящена моделированию последствий ЧС на потенциально опасных объектах и предусматривала прогнозирование физической обстановки, численности жертв, экономического ущерба, потребностей в специальных формированиях и материальных средствах для оказания помощи. Работы отличались большим размахом и комплексным характером. Благодаря поддержке правительства были сосредоточены усилия большого количества организаций (НИИ, министерств и ведомств, подразделений Госкомитета по ГО и ЧС, служб наблюдения Министерства геологии, местных органов территориального управления и других), что позволило разработать по некоторым потенциально опасным объектам многовариантные прогнозы, которые используются в деятельности органов управления в ЧС и сейчас. Вообще тогда ставилась задача разработать подобные прогнозы по всем потенциально опасным объектам страны, но этого не удалось сделать вследствие ее развала.
Существенным недостатком современной деятельности по обеспечению безопасности в ЧС в нашей стране, по сравнению с зарубежным опытом, служит низкая степень ее социализации. В отличие от передовых стран население достаточно слабо охвачено работой по подготовке к ЧС, информация о деятельности системы по ЧС практически отсутствует в СМИ, весьма скупо представлена социология риска, практически отсутствует обратная связь между населением и органами управления в ЧС. Как следствие, в мероприятиях по безопасности в ЧС не учитываются пожелания самих защищаемых, в особенности их специфических групп. Это, в конечном счете, приводит к неэффективности вложений и плохому использованию местных резервов.
Действенным путем устранения недостатков в сфере развития сложных систем служит создание в рамках данных систем специализированных кластеров, деятельность которых будет направлена на устранение этих недостатков. Данный подход бывает особо эффективным, когда в качестве недостатка признается отсутствие целого направления деятельности. В этой связи, для совершенствования системы ЧС необходимо создать специализированный кластер по решению гуманитарных задач в виде комплекса гуманитарных общественных организаций, обеспечивающих социализацию управления в ЧС. Это явится той стратегической мерой, которая способна непосредственно или косвенным воздействием устранить многие из существующих недостатков.

Обеспечение допустимых уровней риска, как основная цель управления в ЧС
Организация эффективного функционирования любой системы невозможна без четкого осознания цели. Это в особенности касается такого сложного процесса как управление в ЧС, которое носит разноплановый, комплексный характер, охватывает практически все аспекты жизни общества и задействует множество структур. В качестве основной цели управления в ЧС сейчас принято выделять, так называемый «нулевой риск», исключающий саму вероятность возникновения крупных ЧС, влекущих жертвы среди населения и достаточно большой материальный ущерб. В принципе подобная цель отвечает критерию идеальности (то есть это то, к чему нужно стремиться, но то, что в принципе недостижимо), но имеет, на наш взгляд, существенный недостаток. Она сужает понимание управления в ЧС до решения только оперативных вопросов, не позволяя выделить экономический аспект обеспечения безопасности. Без этого же, по нашему мнению, концептуальное улучшение невозможно. Поэтому данную цель в обязательном порядке следует скорректировать. Причем целесообразно использование передового мирового опыта стран с традиционной рыночной экономикой, для которых является традиционным стремление обеспечения высокой экономической эффективности всех реализуемых мероприятий.
Это обусловлено тем, что обеспечение безопасности в ЧС является весьма дорогостоящим процессом, требующим больших затрат. Применительно к управлению в ЧС такие затраты ранее несло только государство. В принципе это было оправдано. Однако сейчас перед обществом стоит проблема привлечения средств нижних уровней управления, в особенности самих рыночных агентов. То есть подобные затраты должны нести все субъекты, расположенные на данных территориях. Исходя из этого, основной практической целью функционирования системы управления в ЧС, по нашему мнению, следует считать обеспечение минимально приемлемой вероятности наступления рисковых событий при минимально приемлемом социально-экономическом ущербе от них с учетом оптимального формирования и расходования средств на достижение подобного состояния.
Применительно к совершенствованию отечественной системы безопасности в ЧС и ее интеграции к международным требованиям данная общая цель позволит более точно стратифицировать цели соответствующих составляющих системы ЧС с учетом оптимизации общей социально-экономической эффективности затрат на проведение мероприятий по подготовке к ЧС и преодолению негативных последствий от них. При этом четкое осознание цели системы по управлению в ЧС позволит более точно определить круг задач, обуславливающих ее достижение.
Разумеется, в современных условиях основными должны быть те задачи, которые реализуются до возникновения бедствий и обеспечивают систематическую подготовку к ним. С этой точки зрения одним из основополагающих аспектов совершенствования отечественной системы безопасности в ЧС, позволяющим гармонизировать достижение ее общей цели, должно явиться создание комплекса неправительственных общественных гуманитарных организаций. Целесообразно, чтобы данная задача нашла свое отражение в государственной политике в области управления в ЧС и получила благодаря этому соответствующую поддержку. Важно, чтобы такие организации имели филиалы в регионах страны и охватывали своей деятельностью самые отдаленные районы и самые небольшие населенные пункты. Именно они должны стать теми органами, которые привнесут в государственную систему по ЧС социальную направленность, сделают понятной государственную политику в области ЧС для населения, придадут деятельности государственной системы по ЧС облик заботы о каждом конкретном человеке и обеспечат обратную связь между органами управления в ЧС и защищаемым населением.

Характер деятельности НПО в современных условиях
Мировая практика к настоящему времени имеет множество примеров, показывающих, что использование зарубежного опыта способно принести высокий эффект лишь в том случае, если подобный опыт не просто механически копируется, но творчески развивается и адаптируется к местным особенностям. В этом случае не столько важны внешние атрибуты подобного опыта, сколько основные подходы, принципы и методы тех достижений, которые характеризуют этот опыт как положительный. Исходя из этого в нашей стране при развитии комплекса гуманитарных общественных организаций, прежде всего, целесообразно ориентироваться на реализацию следующих основных принципов:
— целевая направленность, что означает обеспечение высокой степени специализации по характеру реализуемых мероприятий, четкое установление целей, задач и миссии, четкое определение целевой группы, то есть лиц, на оказание помощи которым направлена деятельность НПО;
— гибкость, заключающаяся в высокой степени свободы выбора сфер деятельности, формирования ресурсов и привлечении специалистов;
— финансовая и материальная обеспеченность, которые, как правило, реализуются на основе создания системы общественных организаций-доноров, осуществляющих финансирование гуманитарных проектов. В качестве их примеров доноров можно привести Фонд Рокфеллера, Фонд Форда, Фонд Моргана, TACIF, TACIS, Фонд Сороса и другие. Примечательно, что данные фонды часто организуются в рамках антимонопольной политики в виде изъятия средств у соответствующих финансовых групп, когда они захватывают слишком большую долю рынка (случай с фондами Рокфеллера, Форда, Моргана и т.д.). И этот опыт тоже может быть использован в России;
— конкурсный характер предоставления средств. Наилучшим механизмом соблюдения данного принципа является проведение комплекса проектов некоммерческого характера на предмет предоставления грантов на их выполнение;
— коммуникативность. Деятельность общественных гуманитарных организаций должна быть обеспечена возможностью осуществления большого количества контактов с разнообразными организациями, в особенности управленческими органами соответствующих административно-территориальных образований. Следует иметь в виду, что к деятельности НПО будут привлекаться ведущие специалисты этих органов и представители населения данных территорий. Особый эффект приносит то, что на этой основе можно резко повысить комплексность, сведя в одни команды для решения общих задач представителей организаций с противоположными интересами (например, работников производственных предприятий и контролирующих их органов);
— информативность. Функционирование общественных гуманитарных организаций ведется на основе использования большого количества разнообразной информации, аккумулируемой ими из местных и других источников. Здесь следует ориентироваться на стремление НПО обеспечить себе доступ к максимально большому количеству источников информации (в том числе и закрытой) и на весьма интенсивное ее распространение в адрес всех заинтересованных лиц;
— обязательное вовлечение в реализацию мероприятий местного населения, с учетом обязательности его самостоятельной активной работы в целях решения имеющихся проблем;
— креативность разработки гуманитарных программ. Творческий подход к реализации мероприятий с учетом возможности комплексного решения нескольких проблем одновременно.
Ярким примером реализации указанных принципов является программа, осуществленная Международной организацией по миграции (МОМ (IOM)/Женева) в Республике Таджикистан в середине 90-х гг. прошлого века. Общая ситуация в РТ к тому времени определялась тем, что едва-едва закончилась гражданская война, принесшая значительные разрушения, в том числе и жилья особенно в сельской местности, а также экономическим коллапсом, когда в республике не было даже национальной валюты и испытывались большие проблемы с продовольствием и строительными материалами. В этих условиях МОМ была разработана гуманитарная программа «Питание за жилье». Данная программа реализовывалась в рамках предоставления продовольственной помощи и строительных материалов пострадавшему населению, но была оформлена с учетом реализации всех вышеприведенных принципов.
Так, питание в виде продуктовых комплектов (мука, рис, растительное масло, сахар) предоставлялось на безвозмездной основе только участникам бригад, занимающихся восстановлением своего разрушенного жилья. При этом данные бригады должны были быть сформированы не менее чем из десяти участников, которые должны были поочередно строить дома для всех из них. Питание и строительные материалы предоставлялись на период строительства всех домов для всех участников на партионной основе исходя из контроля фактически выполненных работ. Причем продукты выдавались предельно открыто с привлечением для этого представителей местных органов управления, других общественных организаций и непосредственно жителей тех населенных пунктов, где возводилось жилье. При этом, что особо важно для страны с мусульманским населением, в состав бригады обязательно должно было входить не менее одной женщины, — обычно привлекались вдовы погибших во время этой самой гражданской войны.
Благодаря столь тонкой проработке, помимо непосредственного строительства жилья и решения продовольственной проблемы, удавалось решать задачи обеспечения высокой степени адресности предоставляемой помощи (помощь получали те, кому она действительно была необходима и кто готов был самостоятельно прикладывать усилия для решения своих проблем), создания позитивного общественного резонанса, активизации деятельности самих пострадавших, содействия укреплению гражданского мира и толерантности среди населения, а также повышения социального статуса женщин.
Таким образом, использование зарубежного опыта способно в значительной мере повысить эффективность всего комплекса работ связанных с подготовкой к ЧС, функционированием во время бедствий и в период восстановления. Создание на его основе системы органов гуманитарного характера даст возможность в большой степени разгрузить государственные структуры от решения задач социального характера, в особенности там, где необходим будет особо тщательный, узко сегментированный подход. Это также позволит привлечь дополнительные ресурсы и обеспечить более адресное оказание помощи пострадавшим.

Научное обеспечение использования международного опыта
Положительный мировой опыт использования гуманитарных организаций в деле обеспечения безопасности в ЧС, несмотря на свою методическую проработанность и многолетнее практическое применение, тем не менее, не может быть эффективно использован без соответствующей инфраструктуры, а, следовательно, и подготовки. Речь, прежде всего, идет о должном научном и организационном обеспечении. Это связано с тем, что успешность их функционирования в огромной мере определяется наличием соответствующей информационной и исследовательской базы. Как никакие другие структурные подразделения системы управления в ЧС, именно гуманитарные организации строят свою деятельность на научной основе. Примечательно, что даже штат своих миссий данные организации формируют преимущественно из научных работников, занимающихся исследованиями в тех сферах, где они осуществляют свои программы.
Исходя из этого, можно с уверенностью говорить о том, что эффективность использования деятельности гуманитарных организаций будет выше там, где выше уровень научного изучения вопросов управления в ЧС. Это лишний раз подчеркивает необходимость развития научных исследований по всему комплексу вопросов данной тематики.
В целом, конкретизируя вопросы научного обеспечения использования деятельности гуманитарных организаций в вопросах управления в ЧС, можно указать на необходимость научных исследований по следующим направлениям:
— разработка методов организации экономической оценки последствий ЧС, а также осуществления учета и контроля за расходованием средств, направляемых на проведение мероприятий по предотвращению и ликвидации бедствий;
— систематический мониторинг, паспортизация и кадастрирование состояния потенциально опасных зон и объектов;
— разработка схем развития и размещения производительных сил регионов с учетом возможности их использования в период ЧС;
— проведение исследований по анализу возможностей автономного функционирования административно-территориальных образований;
— разработка комплекса прогнозов последствий ЧС на потенциально опасных объектах с прогнозированием потребностей в специальных формированиях и объемов средств необходимых для ликвидации последствий ЧС;
— разработка стратегии импортозамещения продукции, особенно тех ее видов, которые входят в перечень продуктов питания и товаров первой необходимости, используемых для жизнеобеспечения пострадавшего населения;
— математическое моделирование межотраслевых балансов в целях обеспечения оценки комплексного экономического ущерба, оптимизации производства и распределения продукции в случае возникновения ЧС;
— создание баз данных о наличии средств на предприятиях, способных служить донорами для реализации гуманитарных программ.
Осуществление данных мероприятий должно носить не разовый характер, а предусматривать систематическую деятельность с обновлением информационной базы и уточнением системы норм и нормативов, обеспечивающих обоснованность проведения гуманитарных мероприятий.
Подводя итог, следует отметить, что гуманитарные организации должны занять должное место в системе органов обеспечения защиты населения в ЧС. По существу этому нет даже альтернативы. Ведущие страны уже давно и с высоким эффектом используют данный механизм. Речь идет лишь о том, чтобы наши органы управления смогли должным образом его оценить и использовать. Надеемся, что высказанные в данной статье мысли и рекомендации позволят использовать его с должной пользой, обеспечивая приближение отечественного уровня реагирования на ЧС к лучшим мировым стандартам.


Литература
1. Управление риском: Риск. Устойчивое развитие. Синергетика. — М.: Наука, 2000. — С.98.
2. Прогноз чрезвычайной обстановки в 2009 году. Подготовлен Всероссийским центром мониторинга и прогнозирования чрезвычайных ситуаций МЧС России. www.mchs.gov.ru
3. Эпизоотии и эпифитотии — массовые эпидемии, соответственно, среди животных и растений (прим. автора).
4. Шойгу С.К. Итоги функционирования единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций в 1996 году и постановка задач на 1997 год // Материалы совещания руководящего состава органов управления единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций (24–25 декабря 1996 г.). С.8.
5. Иллюстрированный энциклопедический словарь / Ред. колл.: В.И. Бородулин, А.П. Горкин, А.А. Гусев, Н.М. Ландра и др. — М.: Большая Российская энциклопедия, 1995. — С.147.
6. Большая Российская энциклопедия. Т 6. / Председ. научно-ред. совета Ю.С. Осипов, отв. ред. С.Л. Кравец. — М.: Большая Российская энциклопедия, 2006. — С. 211.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия