Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (32), 2009
ЭКОНОМИКА, УПРАВЛЕНИЕ И УЧЕТ НА ПРЕДПРИЯТИИ
Посталюк Т. М.
доцент кафедры экономической теории Академии управления «ТИСБИ» (г. Казань),
кандидат экономических наук


Системные факторы и эффекты инновационных рисков хозяйствующих субъектов
В статье рассматриваются системные риски инновационных отношений, их природа, свойства, факторы. Выявляются пределы допустимого риска, определяются методы их оценки, анализа и управления системными рисками. Обосновывается степень приемлемости системных инновационных рисков в соотношении с экономическими системными эффектами и эффективностью
Ключевые слова: инновационная деятельность, инновационные отношения, инновационные риски, системный эффект, системная эффективность

Современная экономика определила внутренние и внешние системные факторы влияния инновационных рисков на деятельность субъектов инновационных отношений. Среди внешних системных факторов риска выделяются факторы неэффективности экономических и политических реформ; противоречия в разграничении экономических прав, компетенций, нестабильность правил хозяйствования, постоянное изменение размера налогов, пошлин, кредитных ставок; колебания конкурентоспособного уровня цен на продукцию в сегментах рынка анализируемого инновационного проекта; непредвиденное падение цен на традиционную продукцию предприятия (обусловленное, например, вторжением замещающего импортируемого продукта).
Существенную роль для современной инновационной деятельности играют системные факторы риска, обусловленные региональными условиями: экологические, связанные с загрязнением в городах и степенью радиоактивного заражения территорий; социальные (наличие беженцев, существенное различие в регионах уровней безработицы и реальных доходов населения); экономические (уровень самообеспечения территории основными продуктами питания, наличие трудовых ресурсов, экономико-географическое положение, освоенность и заселенность территории), нерыночный тип поведения населения региона.
Внутренние системные факторы риска возникают в ходе деятельности каждого из субъектов инновационных экономических отношений.
Функционирование соотношений традиции-инновации-инвестиции оказывает влияние на уровень концентрации системных рисков инновационных экономических отношений. Последние же, в свою очередь, оказывают влияние на социально-экономический потенциал экономического субъекта. Под ним понимается совокупность условий, определяющих активные возможности субъекта в социально-экономической среде. На наш взгляд социально-экономический потенциал субъектов инновационных отношений включает в себя следующие компоненты:
технологический потенциал — размеры и качество имеющегося оборудования, уровень освоенных технологий;
имущественно-финансовый потенциал — объем финансовых средств, которые могут быть мобилизованы, в случае необходимости, на реализацию целей предприятия;
товарно-рыночный потенциал — доля предприятия на рынке, его известность, имидж, связи с потребителями, динамика экспансии на рынке производимой продукции, уровень качества продукции;
ресурсно-рыночный потенциал — доля предприятия на рынке сырья, исходных материалов, оборудования, устойчивость связей с поставщиками, степень их заинтересованности в данном предприятии, как потребителе;
научно-исследовательский и опытно-конструкторский потенциал, то есть мощность инновационных подразделений, объем и уровень разработок;
социальный потенциал — степень профессиональной подготовленности интеллектуального и человеческого капитала, его управляемости, качество корпоративного управления, склонность к адаптации и инновациям.
Динамика роста социально-экономического потенциала субъектов инновационных отношений обуславливается их инновационной активностью, возрастание которой связано со стремлением получить наибольшие системные эффекты, но их получение сопровождается увеличением системности и степени инновационных рисков. Для оценки степени приемлемости системных инновационных рисков в соотношении с экономическими системными эффектами и эффективностью необходимо выделить зоны системных рисков в зависимости от ожидаемой величины потерь. Общая схема зон системных инновационных рисков представлена на рис.1.
Рис.1. Зоны приемлемости системных инновационных рисков
Область, где системные эффекты инновационной деятельности являются положительными, называется зоной умеренного инновационного риска. Зона допустимых инновационных рисков — область, в пределах которой величина вероятных потерь не превышает ожидаемые системные эффекты и эффективность и инновационная деятельность имеет экономическую целесообразность. Границы допустимых территорий рисков соответствуют уровню потерь, равному расчетным системным эффектам и эффективности. Зона критических инновационных рисков — область возможных потерь, превышающих величину ожидаемых системных эффектов и эффективности. Здесь инноватор рискует не получить их и эффект инноваций выражается объемом произведенных затрат. Зона дефолта (катастрофических рисков) — область вероятных потерь, которые превосходят критический уровень и могут достигать величины, равной собственному капиталу экономического субъекта.
На рис.2 представлено изображение системных инновационных рисков в зависимости от системных эффектов или потерь экономического и социального характера.
Рис.2. Кривая распределения вероятности получения системных эффектов или потерь от реализации инновационных отношений
Математическим ожиданием системных эффектов является вероятность (Вр) получения ожидаемой их расчетной величины (СЭ расч.). Такая вероятность монотонно убывает по мере роста отклонений от уровня расчетной величины системных эффектов. Потерями будет уменьшение величины системных эффектов (СЭф.) в сравнении с расчетной величиной. Если реальная величина системных эффектов равна СЭ реал., то СЭф. = СЭрасч. – СЭреал. Такое соотношение инновационных рисков и системных эффектов дают возможность построить на рис.3 кривую распределения вероятностей потерь системных эффектов и эффективности (Вд — допустимая вероятность потерь, Вкр — критическая вероятность потерь, Вкат — катастрофическая вероятность потерь), которая характеризует кривую инновационного риска.
Влияние соотношения традиции-инновации-инвестиции на уровень концентрации системных рисков инновационных экономических отношений и на социально-экономический потенциал субъектов инновационных отношений рассмотрим на примере современной классификации инновационных рисков. В их системе выделяются следующие основные системные группы инновационных рисков: креативности и оригинальности, неполучение внешних инвестиций и кредитов, различных рисков неадекватности: информационной, технологической, юридической; риски неуправляемости: инновациями, бизнесом; фазные и другие риски.
Содержание первой группы системных рисков креативности и оригинальности проявляется в том, что инвестирование в «прорывные технологии» является весьма рискованным с точки зрения гарантии получения необходимого результата, т.е. действительно новой интересной технологии или продукта. Особенно рискованными являются инвестиции в фундаментальную науку, именно поэтому они относятся, как правило, к трансфертной компетенции государства. Вместе с тем наиболее интересны именно инвестиции в оригинальные технологии, но только в том случае, когда существует возможность их практического применения и когда рынок готов принять продукцию, связанную с использованием высоких технологий. Для тех, кто готов идти на такой уровень рисков, перспективным представляется путь не от научной, а от «рыночной» идеи, реализация которой гарантированно будет иметь успех на рынке.
Вторая группа системных рисков, связанная с неполучением внешних инвестиций и кредитов возникает в результате неблагоприятного впечатления инвесторов или кредиторов относительно перспектив и возможностей предприятия, возникновения негативной информации, резкого падения курса акций предприятия в результате биржевой игры, выступления потребителей с критикой продукции предприятия. В результате проявления данного вида риска возникает утрата контроля за имиджем субъекта инновационных отношений, активные действия конкурентных факторов. В данном случае необходимо предусмотреть такие методы компенсации инновационного риска как организация целенаправленного маркетинга, в том числе всестороннего информирования потенциальных потребителей и инвесторов о наиболее благоприятных сторонах продукции предприятия и о предприятии в целом. Для акционерных обществ инновационный маркетинг фирмы должен предусматривать программу индивидуальной работы с акционерами, в особенности внешними, в целях поддержания их благоприятного отношения к предприятию. Известно, что 1 рубль, вложенный в инновационный маркетинг, дает наибольший прирост прибыли. Если потребность и платежеспособный спрос на продукцию предприятия являются достаточно устойчивыми, то инновационное действие может быть сопряжено инвестиционными мероприятиями.
В третьей группе системных рисков неадекватности выделяются:
1. Риски информационной неадекватности, которые вызываются воздействием сферы медиа на протекание инновационных процессов. Информация в современных экономических системах играет ведущую роль в принятии правильных инновационных решений, анализе конкурентных поведений рынка, его стоимостных измерителей, оценке адекватности поведений потребителей. Достоверность информационного ресурса и его неадекватное восприятие, а также дисбаланс в соотношении традиций и инноваций может привести к возникновению инновационного риска потери инвестиционных ресурсов.
2. Риски технологической неадекватности, которые вызываются принципиальными различиями между технологией как продуктом интеллектуальной деятельности и технологией как объектом инвестирования. Технология становится инвестиционно привлекательной не тогда, когда она есть, и даже не тогда, когда она может быть воплощена промышленно, а в том случае, когда она будет востребована рынком. Уникальная технология может не иметь аналогов, но быть не востребована рынком. Всестороннее сопоставление предлагаемой технологии с мировым научно-техническим уровнем в этой области позволяет определить не только степень оригинальности и эффективности предлагаемого решения, но и вероятность ее технологической реализации. Знание разработчиком аналогов инновационного действия является стимулом для инвестора, что разработчик четко понимает место своей технологии на рынке. Именно это дает инвестору реальное представление о перспективности технологии. Рынок может оказаться неготовым к восприятию технологии не только в прагматическом технологическом смысле, но и в психологическом. Хорошо известно, что все основные изобретения в электричестве были сделаны на десятилетия раньше, чем в окнах домов зажглись электрические лампочки. Для потребителей это действительно не принципиально. Для разработчиков же это означает, что придумывают и изобретают одни люди, а зарабатывают на этих изобретениях впоследствии, когда эти изобретения оказываются востребованными обществом, иные экономические субъекты.
3. Риски юридической неадекватности, вызванные рассогласованием правовой защищенности интеллектуальной собственности с неопределенностью прав на разработки, которые зачастую приводит к случаям, когда авторы технологии или отказываются раскрыть какие-то особенности своего продукта, тем самым, препятствуя возможности инвестирования в него, или не соблюдают своих обязательств, особенно в части эксклюзивности и конфиденциальности.
Рис.3. Кривая инновационных системных рисков
4. Риски финансовой неадекватности, обусловленные несоответствием содержания инвестиционного проекта и источников инвестиций, необходимых для его реализации. Основные причины возникновения финансовой неадекватности состоят в следующем. Первая состоит в том, что авторы инновационных экономических отношений могут, переоценивая собственный вклад, недооценить другие расходы. В себестоимости готового изделия на рынке технологическая часть составляет незначительную часть. Кроме того, разработчики часто переоценивают желание инвестора вложить средства именно в их технологию. В этой связи возникают противоречия в действиях субъектов инновационных экономических отношений. По этой причине соотношение традиций, инноваций и инвестиций в случае рисков финансовой неадекватности проявляется наиболее ярко. Традиция здесь не будет играть ведущей роли в реализации инновационных отношений, но именно традиция, ее состояние, самосохранение, желание к самоуничтожению или развитию определяет уровень риска финансовой неадекватности. Инновация же, как активный стимулирующий инструмент реализации инновационных экономических отношений, будет определять уровень и объемы рисков. Инвестиция здесь будет играть ведущую роль, способствующую реализации целей инновационного развития. У инвесторов существуют альтернативные предложения по вложению средств. Поэтому инвесторы всегда определяют для себя требования по уровню рисков и доходности.
Другая группа системных рисков состоит в умышленной тактике формирования «инновационных ловушек» для инвестора, которая предполагает сознательное занижение или исключение ряда статей расходов в расчете на то, что проект станет более привлекательным, и инвестор начнет вкладывать деньги. После того, как инвестор втянулся в проект, ему постепенно показывают истинные размеры инновационных действий, предполагая, что отступать некуда. В данном случае «инновационные ловушки» вступают в противоречия с инвестицией и искажают смысловое направление ее движения
5. Риски неуправляемости инновациями, которые вызываются разбалансированностью между оригинальностью и проработанностью инновационного проекта и квалификацией и сплоченностью команды, которая будет реализовывать данный проект. Сбалансированное же сочетание специалистов разной квалификации в одной команде и качества инновационного проекта встречается достаточно редко. Научный лидер, который вел свою команду к разработке уникальной технологии, вполне может оказаться несостоятельным как лидер в бизнесе, где от него потребуется способность решать совершенно другие проблемы. Достаточно часто заниматься техническими (тем более — финансовыми) вопросами научному лидеру несвойственно, он по-прежнему основное внимание будет уделять научным исследованиям. Очень важным является также личная мотивация разработчиков в реализации инноваций. Коммерческий успех на рынке, создание высокорентабельной инновации во многом коррелируют с целями инвестора. А стремление любой ценой увидеть свою идею реализованной в деле, доказать собственную уникальность могут при определенных условиях вступить в противоречие с интересами инвестора.
Таблица 1
Риски в период жизненного цикла инновации
6. Риски неуправляемости бизнесом, вызываются несовпадением конечных целей инвестора и субъекта, реализующего инновационное продукта потребителем действие. Инвестор, решая задачи, поставленные содержанием инвестиции, ориентируется на максимальный эффект в ускоренном режиме времени. Субъект, реализующий инновационное действие, преследует получение социально-экономического эффекта и принципиального признания инновационного. Такое положение может привести к противоречиям в управлении инновационными мероприятиями, и, в конечном счете, к возникновению риска неуправляемости инновационным бизнесом.
Влияние рисков на жизненный цикл инновации показано в таблице 1.
Воздействие инновационных системных рисков приводит к возникновению социально-экономического системного ущерба. Под таким ущербом для любого экономического субъекта понимается ухудшение (снижение) его социально-экономического потенциала. Говоря о системном ущербе, мы имеем в виду снижение одной или нескольких компонентов социально-экономического потенциала хозяйствующих субъектов.
Проведенный в работе анализ показывает, что приемлемость системных инновационных рисков должна находиться в адекватном соотношении с экономическими системными эффектами и эффективностью.


Литература
1. Абчук В.А. Теория риска. — Л.: Судостроение, 1983. — 231 с.
2. Аммосов Ю.П. Венчурный капитализм: от истоков до современности. — СПб.: Феникс, 2005.
3. Бляхман Л.С. Инновационная система как социальный институт постиндустриальной информационной экономики // Проблемы современной экономики. — 2005. — № 3/4. — С.96–108.
4. Голиченко О.Г. Российская инновационная система: проблемы развития // Вопросы экономики. — 2004. — № 12. — С.16–35.
5. Инновационный тип развития экономики России. — М.: РАГС, 2005.
6. Каржаув А.Т., Фоломьев А.Н. Национальная система венчурного инвестирования. — М.: Экономика, 2006.
7. Найт Ф.Х. Риск, неопределенность и прибыль / Пер. с англ. М.Я. Каждана. — М.: Дело, 2003.
8. Посталюк М.П. Инновационные отношения в экономической системе: теория, методология и практика. — Казань: Изд-во Казанского ун-та, 2006.
9. Шапкин А.С., Шапкин В.А. Теория риска и моделирование рисковых ситуаций; 2-е изд. — М.: Дашков и Ко, 2007.
10. Shavinina L. The International Handbook on Innovation. — Canada: Elsevier, 2003.
11. Tobin J. Liquidity Preference as Behavior Towards Risk // Review of Economic Studies, 25, Februari, 1958.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия