Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (32), 2009
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ
Юйчжо Л.
аспирант экономического факультета Санкт-Петербургского государственного университета

Исследование системы налогообложения КНР с точки зрения справедливого распределения поступлений
В статье проанализирована система налогообложения КНР с точки зрения справедливого распределения поступлений. Показано, что структуру налогообложения КНР отличает слабость функций распределения поступлений и стимулирования социальной справедливости при усиливающейся тенденции к неравномерности доходов
Ключевые слова: налоговая система, налогообложение, Китай

В настоящее время в Китае насчитывается 25 видов налогов, которые в зависимости от их природы и выполняемых функций, могут быть объединены в 3 группы: налоги с оборота, эта группа включает 3 вида налогов: НДС, налог на потребление (налог с продаж), налог на предпринимательскую деятельность; налоги на прибыль, в данную группу входят налог на прибыль предприятий, подходный налог с физических лиц и прочие налоги. Соотношение между группами налогов отражено на рис. 1.
Рис. 1
Источник: Статистический ежегодник Китая 2008. — M.: Изд-во китайского банка, 2008.
Несмотря на то, что доля поступлений от налогов с оборота в течение многих лет имеет непрерывную тенденцию к снижению, в системе налогообложения КНР данный налог занимает важнейшее место. В 2007 г. налоги с оборота заняли в общем потоке поступлений по-прежнему 56,83%, что демонстрирует огромную зависимость министерства финансов КНР от данного налога. Из-за сохраняющихся различий в уровнях, а также структурах расходов семей переложение налогов с оборота неизбежно приведет к различиям в налоговом бремени, и, безусловно, повлияет на конечную структуру распределения доходов. По закону предельной склонности к потреблению доля налога с оборота, занимаемая в доходах физических лиц, снижается по мере увеличения доходов, поэтому налог с оборота обладает регрессивной особенностью. Учeные Лю И и Не Хайфэн на основе материалов, посвященных исследованию городских жителей провинции Гуандун в 2002 г., изучили налоговую нагрузку, приходящуюся на различные группы населения с разным уровнем доходов. Предположив, что если все налоги с оборота несут потребители, то эффективная ставка данного вида налога для семей с самым низким уровнем дохода составит 24,6%, с самым высоким — 14,7%. Разница между этими ставками — около 10%. До взимания налога с оборота коэффициент Джини (отклонение фактического распределения доходов от абсолютно равного их распределения) составляет 0,334, не принимая во внимание влияние других факторов. После взимания налога (коэффициент Джинни равняется 0,356, [1]) регрессивное свойство налога с оборота, очевидно, в определенной степени ухудшит распределение доходов между населением. Одновременно со снижением доли налогов с оборота, доля подоходного налога, занимаемая в общих налоговых поступлениях, увеличилась с 14,48% в 1994 г. до 27,36% в 2007 г., приобретая все большую значимость.
В отношении главного источника подоходного налогообложения — индивидуального подоходного налога — правительства всех стран применяют прогрессивную налоговую ставку — с увеличением доходов, подлежащих налогообложению, возрастает предельная налоговая ставка. Поэтому в сравнении с налоговой структурой, при которой главным является косвенный налог, налоговая система с основным индивидуальным подоходным налогом должна быть эффективнее в стимулировании социальной справедливости. По подсчетам ученых, на современном этапе при увеличении доли подоходного налога в ВВП на 1%, коэффициент Джини снижается на 0,0243; и, наоборот, при снижении доли на 1% — коэффициент Джини возрастает на 0,0243. [2] Очевидно, что современная налоговая система КНР, в которой косвенные налоги занимают главное место, вместе с выполнением функции финансирования, гарантированным увеличением налоговых поступлений, безусловно, снижает функцию распределения налоговых поступлений, что приводит к ситуации, когда правительство, желая сократить разрыв между богатыми и бедными, не имеет для этого возможности.
1. Анализ внутренней структуры налогов с оборота
Так как ко всему движимому имуществу применяется НДС по единой налоговой ставке, перенесение налоговой нагрузки завершится посредством изменения цены и объема продаж, что непосредственно связано с эластичностью спроса и предложения. Обычно при относительно небольшой эластичности спроса на предметы первой необходимости и относительно большой эластичности спроса на предметы роскоши, покупатели предметов первой необходимости несут большую часть налогового бремени. Так как коэффициент Энгеля относительно высок у слоев населения с низким уровнем доходов, то велика доля расходов на предметы первой необходимости в общем объеме доходов, а если коэффициент Энгеля у зажиточных слоев низкий, то доля таких расходов небольшая. Результатом взимания НДС на практике станет еще большее увеличение нагрузки на бедные слои населения и ее снижение на богатую часть населения. Согласно исследованию, проведенному Лю И и Не Хайфэном, эффективная ставка НДС для населения с самыми низкими доходами составляет 15,1%, наиболее близка к ней утвержденная ставка в 17%. При этом налоговая ставка НДС для самых обеспеченных слоев населения должна быть ниже ставки для самых бедных на 7%, то есть составлять только 8%. [1] В общем объеме налогов с оборота в КНР доля НДС, безусловно, занимает абсолютное преимущество. Несмотря на стремительное уменьшение этой доли в 2007 г., она по-прежнему составила 60,2%. Слишком пристальное внимание к структуре НДС неизбежно приведет к проявлению регрессивных свойств налогов с оборота.
В настоящее время утверждение ставок и объектов налога на потребление направлено, в первую очередь, на получение финансовых доходов, а не на эффективное регулирование сферы потребления и распределения доходов, поэтому утверждение ставки налога на потребление в основном зависит от прибыли, а не от потребительских возможностей покупателей. Например, с ростом уровня доходов наблюдается явная тенденция к снижению прибыли от реализации табачной и алкогольной продукции. Согласно проведенному исследованию, среди населения с самым низким уровнем доходов затраты на табачные изделия составили 2,3% от доходов, на алкогольную продукцию — 1,28%, в то время как среди самого обеспеченного населения соответственно — в 2,53 и 2,46 раз меньше. [3] Налог на прибыль на табачную и алкогольную продукцию, безусловно, увеличил налоговую нагрузку на малообеспеченные слои населения. Результаты исследования, проведенного институтом по изучению налоговой и экономической политики, показали, что с точки зрения регрессивного свойства, налог на табачные изделия в два раза выше налога на бензин. При этом налог на прибыль от сигарет в общей сумме поступлений от налога на прибыль занял большую часть и в 2005, 2006, 2007 гг. составил соответственно 60,77%, 60,13%, 60,49%.[4] Считается, что для налога на предметы роскоши характерно прогрессивное свойство, что в определенной степени активизирует равномерное распределение налогов на товары. В апреле 2006 г. в КНР был пересмотрен перечень объектов, относящихся к налогу на прибыль, в него были добавлены яхты, гольф, элитные часы. Однако на практике очень сложно дать определение предметам роскоши, хотя в обществе сохраняется смутное представление о роскошных тратах, но сделать их основанием для налогообложения довольно проблематично. Стоимость товаров или объекты потребления обеспеченных слоев населения, выступающие в качестве оснований для налогообложения, — это обычная практика, но, строго говоря, это неразумный критерий для налогообложения.
В условиях, когда общество стремится к многообразию и привлекательности вещей, между товарами одной категории сохраняется огромный ценовой разброс, поэтому для простого утверждения стоимости в качестве основы для налогообложения, очевидно, недостаточно критериев, которые могли бы получать повсеместное одобрение. Что касается налогообложения товаров, обычно приобретаемых обеспеченной частью населения, то из-за сложностей в получении полной информации в действительности это сложно осуществить. Если будет невозможно обложить налогом все предметы роскоши (а это на самом деле так), то из-за высокой взаимозаменяемости роскошных товаров разумный потребитель откажется от товаров, подлежащих налогообложению, и будет покупать предметы, освобожденные от уплаты налогов, что приведет к ослаблению регулирующей функции потребительского налогообложения. [5] Налогообложение предпринимательской деятельности сталкивается с той же проблемой, что и потребительское налогообложение. Учитывая роскошь трат некоторых потребителей, относительно высокие ставки налога на предпринимательскую деятельность в отношении заведений, предлагающих такого рода услуги, теоретически также можно отнести к прогрессивным ставкам данного вида налога. Обычно считается, что «индустрия развлечений» в основном подразумевает заведения, для которых характерны высокие затраты, однако, очевидно, что невозможно учесть все объекты потребления, относящиеся к роскоши, к тому же возможно ошибочное включе-ние таких объектов, которые на самом деле не связаны с роскошью. Если интернет-кафе отнести к сфере информационного обслуживания, то налог на предпринимательскую дея-тельность составит 5%. В 2002 г. правительство усилило контроль над управлением в этой сфере, отнеся ее к сфере развлечений и обложив 20% налогом на предпринимательскую деятельность. Несмотря на то, что в феврале 2006 г. вышло «Положение об управлении развлекательными заведениями» и министерство культуры КНР уже перестало относить интернет-кафе к данной сфере, 20% налоговая ставка применяется до сих пор. Очевидно, что проект перечня объектов «сферы развлечений» комплексно учитывает многочислен-ные факторы, но не совсем опирается на потребительские возможности покупателей, по-этому существуют сложности в реальном проявлении функции сокращения разрыва меж-ду бедными и богатыми.
2. Анализ внутренней структуры подоходного налога
В системе подоходного налогообложения КНР налог на прибыль с предприятий всегда занимает достаточно большой процент, в 1994 г. он превысил 90%. Обычно счита-ется, что подоходный налог — это прямой налог, а налоговое бремя несет капитал пред-приятия, и, как правило, переложение налогов не имеет места. Китайский ученый Чжан Ян посредством модели CGE (General Equilibrium Model Fullerton. Metcalf 2002) провел исследование цепной реакции и влияния в каждом городе на продукцию и важнейшие факторы взимания подоходного налога с предприятий. Результаты исследования показали, что подоходное налогообложение с предприятий в КНР приходится на капитал не полно-стью, а только в размере 83%, а еще 17% переносятся на трудовой фактор. К тому же из-за текучести фактора 83%, которые приходятся на капитал, частично, а не полностью отно-сятся к капиталу налогоплательщика, часть приходится на капитал всего общества. [6] Так как фактор капитала по большей части имеет отношение к обеспеченной части населения, а трудовой фактор — к малообеспеченной категории общества, то перенесение 17% нало-гов с дохода от капитала на трудовой фактор четко отражает несправедливое распределе-ние доходов при подоходном налогообложении предприятий в КНР.
Кроме того, очевидны структурные противоречия в системе подоходного налого-обложения физических лиц. Невозможность перенесения подоходного налога и прогрес-сивная шкала, обычно применяемая при подоходном налогообложении физических лиц, должны играть ведущую роль в достижении цели справедливого распределения доходов. Поступления от подоходного налогообложения физических лиц в КНР, введенного в 1994 г., стремительно увеличиваются: сначала их доля в общих поступлениях составляла 9,56%, а к 2007 г. выросла до 24,77%. Можно сказать, что скорость увеличения поступлений от данного вида налога является самой быстрой. Но из-за небольшой базисной величины до-ля подоходного налога в общих налоговых поступлениях совсем небольшая, и в 2007 г. составила только 6,78%, т. е. намного меньше, чем в развитых странах (30-50%), а также меньше, чем в развивающихся государствах, например, в Индии и Индонезии данный по-казатель колеблется между 8%-10%. Небольшая доля поступлений от подоходного налога с физических лиц в настоящее время в большой степени ограничивает регулирующую роль в распределении поступлений, соблюдении принципов социальной справедливости и налогообложения с учетом возможностей.
С 1992 г. вслед за экономическим ростом и реформой рыночной системы источни-ки доходов городского и сельского населения претерпели значительные изменения, поя-вились разнообразные формы получения доходов, такие как трудовой доход, доход с ка-питала, социальные гарантии и др. Согласно данным ежегодной статистики КНР, доля за-работной платы в средних доходах городского и сельского населения с 79,2% в 1995 г. снизилась до 68,6% в 2007 г., уменьшаясь каждый год в среднем на 1%. [7] Вместе с тем, доля заработной платы в ВВП в целом также имеет тенденцию к снижению (рис.1), что сравнимо с государствами с развитой рыночной экономикой (доля заработной платы в ВВП в этих странах обычно занимает примерно 50%, например в 2000 г. в США — 58%, в Германии — 53%, Великобритании — 55%). [8] Данная пропорция явно направлена в сто-рону снижения. На самом деле имеет место ежегодное снижение доли заработной платы в структуре источников доходов и распределении национальных поступлений, в настоящее время снижается степень зависимости благополучия от трудовой деятельности, то есть снижается способность трудовой деятельности влиять на распределение поступлений. Статистические данные говорят о том, что в 2007 г. общая сумма поступлений от подо-ходного налогообложения физических лиц равнялась 3 трлн. 185 млрд. юаней, из них по-доходный налог с заработной платы составил 55%; подоходный налог с дивидендов — 16%, подоходный налог на коммерческую деятельность индивидуальных торгово-промышленных предприятий — 12%. [9] В связи с тем, что сумма подоходного налога на аренду и уступку имущества не достигает 1% подоходного налога с физических лиц, сум-ма подоходного налога на подрядную деятельность предприятий и коммерческую аренду составляет меньше 2% подоходного налога с физических лиц. [10] Высокая доля налогов на заработную плату говорит о том, что налоги и сборы, выплачиваемые той частью об-щества, которая получает заработную плату, несопоставимы с их общим доходом. Сте-пень налоговой нагрузки на трудовые доходы возрастает, при этом данное налогообложе-ние не играет никакой роли в распределении поступлений. Это привело к тому, что 65% подоходных налогов с физических лиц в КНР приходится на семьи со средним и низким достатком. [11] При этом в США лица с высокими доходами составляют абсолютное большинство плательщиков подоходного налога; богатые люди, составляющие 5% от числа всех налогоплательщиков, вносят 57,1% всех подоходных налогов в стране. [12]
С развитием фондовых рынков и увеличением масштабов финансовой состоятель-ности государства имущественные доходы, приносимые нематериальным богатством, бу-дут иметь все большее значение. По подсчетам ученых, в 2006 г. масштабы фиктивного капитала в КНР предположительно составят 60 трлн. юаней, [13] в 2005, 2006, 2007 гг. средний имущественный доход городских и сельских жителей вырос по сравнению с пре-дыдущими годами на 19,7%, 26,5%, 42,8% соответственно. [7] Стремительный рост иму-щественных доходов сопровождался нарастающими структурными противоречиями. Большинство людей еще не готовы увеличивать доходы за счет имущества, в то время как часть населения, наоборот, используя количественное преимущество имущества и много-численные способы получения доходов с него, занимается взаимным переливанием иму-щества и доходов, постепенно увеличивая разрыв между доходами и богатством.
В 2006 г. в КНР в 10% самых обеспеченных семей в среднем на человека пришлось 1279,28 юаней имущественных доходов, в 10% самых малообеспеченных семей — только 35,29 юаней; имущественный доход 10% самых обеспеченных семей 2006 г. в 3 раза больше, чем в 2002 г. Что касается 10% самых малообеспеченных семей, то имуществен-ный доход по сравнению с 2002 г. вырос только в 1,36 раза. [14] На современном этапе, когда развивается финансовый рынок КНР и непрерывно повышается значение фондов в экономике, теоретически, основной источник имущественных доходов населения должен представлять собой тантьемы и прирост капитала. Однако из-за неблагополучного разви-тия компаний, вступающих на рынок, а также из-за политики распределения дивидендов компании, уровень участия новых компаний в распределении прибыли чрезвычайно низок. По данным исследования, проведенного Журналом Xinkuaibao, с момента основания ак-ционерных рынков в КНР общая сумма распределенной прибыли составила только 826 млрд. 600 млн. юаней, не достигнув 35% от общей суммы капиталов. Вплоть до середины 2008 г. только 33 компании, чьи акции котируются на бирже, распределяли прибыль по безналичному расчету, 110 компаний, чьи акции котируются на бирже больше 10 лет, и 386 компаний, чьи акции появились на бирже больше 5 лет назад, не распределяли при-быль наличными. [15] В КНР при сравнении дивидендов от распределения коммерческой прибыли компании, получаемых наличными, и процентов с капитала, получаемых при продаже акций, очевидна незначительность первых. Заниженный уровень тантьемы неиз-бежно приведет к тому, что интересы большого числа инвесторов переключатся с налич-ных дивидендов на акции. Торговля ценными бумагами и полученный процент с капитала, бесспорно, занимают все более важное положение в общих доходах физических лиц. Хотя закон о налогообложении физических лиц КНР содержит положение о налоге на прибыль при переуступке прав на имущество, Министерство финансов и Главное управление по налогам и сборам КНР в июне 1994 г., декабре 1996 г. и марте 1998 г. опубликовали соот-ветственно: «Извещение о временной приостановке налогообложения доходов физиче-ских лиц, полученных в результате переуступки акционерных прав» (присвоенный номер — [1994] №040), «Извещение о временной приостановке в 1996 г. налогообложения дохо-дов физических лиц, полученных в результате переуступки акционерных прав» (присво-енный номер — [1996] №12) и «Извещение о продолжении временной отмены налогооб-ложения доходов физических лиц, полученных в результате переуступки акционерных прав» (присвоенный номер — [1998] №61), которые до сих пор отменяют налогообложе-ние доходов физических лиц, полученных от уступки акционерных прав. Теоретически, фондовая биржа является органическим компонентом рыночной системы, для нее харак-терна зависимость увеличения прибыли, приносимой торговлей, от возможностей инве-сторов, существенных отличий от других видов доходов нет. Поэтому, с точки зрения справедливости, при определении ответственности за выплату налогов должна быть учте-на прибыль от фондовой торговли. Льготный подход к фондовой бирже может привести к переходу от тантьемы к процентам от капитала, и тем самым к уменьшению подоходных налогов с физических лиц, что, без сомнений, усилит обратный эффект подоходного нало-гообложения физических лиц на регулирование.
Основываясь на вышеприведенном анализе, рассматривая структуру современного налогообложения КНР, с точки зрения справедливого социального распределения поступ-лений, можно сделать следующие основные выводы: структура налогообложения, в кото-рой основной частью являются косвенные налоги, показывает, что налоговые поступления правительства, в основном, реализуются через массовые социальные затраты на предметы потребления, которые включают относительно высокие косвенные налоги. Что касается механизма распределения данного вида налога, то из-за того, что предельная склонность к потреблению высокодоходной части населения ниже, чем у малообепеченной части, по-лучается, что налоговая нагрузка на малообеспеченное население выше, чем на обеспе-ченное, а регрессивный характер неблагоприятно сказывается на осуществлении цели со-циальной справедливости. НДС является основной частью налога с оборота, в отношении почти всех товаров обычно применяется 17% — налоговая ставка, в результате, роль ре-гулирования прибыли носит регрессивный характер, поэтому налогу с оборота в целом сложно играть роль регулятора разрыва между бедными и богатыми. Низкие доходы в по-доходной системе налогообложения физических лиц приводят к тому, что применение в КНР данного вида налогообложения для регулирования распределения прибыли не имеет реальной основы. Касательно источников поступлений от подоходного налогообложения, чрезмерное внимание к зарплатам и отсутствие регулирования имущественных доходов вносят пробелы в будущую реформу налоговой системы. В настоящее время система ре-гулирования налогообложения КНР в основном опирается на подоходный налог с физиче-ских лиц, а имущество в основном не облагается налогами. Недостаток соответствующего регулирования факторов, сохраняющих разрыв между богатством и бедностью, приводит к тому, что у правительства явно не хватает возможности смягчать социальный разрыв между слоями населения. Подводя итог вышесказанному, отметим, что структуру налого-обложения КНР отличает слабость функций распределения поступлений и стимулирова-ния социальной справедливости, кроме того, усиливается тенденция неравномерности до-ходов. В настоящее время и в будущем, для равного удовлетворения интересов всех слоев населения, необходимо провести регулирование и совершенствование структуры налого-обложения.


Литература
1. Liu YI, Nie Haifeng // Влияние налога с оборота на распределение доходов в обществе // Исследование экономики. — 2004. — №5. — C.22–30.
2. К вопросу прямого и косвенного налогообложения в Китае // Lu Fengquan http://www.jsgs.gov.cn/Page/NewsDetail.aspx?NewsID=111850
3. Влияние налога с оборота на распределение доходов населения в Китае // Wang Jianfeng // ФИНАНС. — 2004. — № 7. — С.14–25.
4. Ji Feng. Будут ли изменены акцизы на табак? // Китайские налоги. — 2005–06. — №7.
5. Wen Yuan. Исследование налог на роскошь КНР // Современные Финансы. — 2007. — С. 28–30.
6. Zhang Yang. A Static Computable General Equilibrium Analysis of Tax // Математический анализ в экономике. — 2008. — №4. — С.131–141.
7. Статистический ежегодник Китая 2008. — M.: Изд-во китайского банка, 2008. — С. 4–17.
8. Gao ming. Анализ заработной платы на предприятии // Газета DO SHI. — 2007.3.24. — № 4.
9. В 2007 году в Китае поступления подходного налога выросли на 29,8% — http://cn.chinagate.com.cn/data/2008-03/04/content_11513209.htm 2008.3.4
10. Xu Shousong, Zhao Donghui. Институциональное регулирование налоговых отношений в современной китайской экономике // Ежемесячный журнал Liaowang. — 2007.12.24.
11. Li Chang an. Как повысить зарплату бедных? // Экономика в XXI веке. — 2005.09.12
12. Dong Dengxin. Расслоение общества на бедных и богатых КНР // http://blog.ce.cn/html/07/107307-27340.html
13. Yang Zheyu. Какое имущество облагается налогом? // http://finance.sina.com.cn/roll/20080110/19341922673.shtml 2008.1.10
14. Cheng Gujun. Социальная защита населения при проведении рыночных преобразований // Ежемесячный журнал Liaowang. — 2008.4.1.
15. Gao Fei. Компании, чьи акции появились на бирже больше 5 лет назад, не распределяли прибыль наличностью // http://epaper.xkb.com.cn/view.php?id=333526

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия