Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (32), 2009
ТЕКУЩАЯ БИБЛИОГРАФИЯ
Ведин Н. В.
профессор кафедры экономической теории
Казанского национального исследовательского технического университета - КАИ им. А.Н.Туполева,
доктор экономических наук

Мазитова Р. К.
доктор экономических наук,
профессор, заведующий кафедрой экономической теории ИППК
КГТУ им.А.Н.Туполева, заслуженный деятель науки РТ;

Посталюк М. П.
заведующий кафедрой экономической теории Академии управления «ТИСБИ» (г. Казань),
профессор, доктор экономических наук


Рецензия на книгу Мисбаха И.А. Живой и мертвый фонд в СССР. Казань, 2003

Обращают на себя внимание две тенденции, набирающие силу в экономической науке последних лет. Первая напрямую связана с мировым финансовым кризисом, потрясшим современную капиталистическую систему, и выражается в растущем разочаровании либеральной экономической теорией и всплеске интереса к марксизму у значительной части экономистов и в студенческой среде на Западе.
Вторая тенденция характеризует аналогичные, но обладающие специфическими чертами процессы, происходящие в России. Кризисная составляющая здесь также присутствует, но сама тенденция имеет более глубокие корни. Возрождение интереса к марксизму в России значительно сложнее и глубже простой реакции на мировой финансовый катаклизм. Оно тесно связано с потребностью в переосмыслении достижений и упущенных возможностей реального социализма. Последние обозначились более рельефно на фоне рыночных реформ. Опыт такого исследования представлен в рецензируемой книге.
Распад СССР и рыночный «блицкриг» в одночасье обесценили (не без помощи рыночных реформаторов) разработки целого научного сообщества в области политической экономии. Разумеется, далеко не все достижения советских политэкономов следует считать таковыми. Но наука никогда не развивается с «чистого листа». Нерешенные вопросы и прерванные дискуссии, теоретические и методологические наработки могут исчезнуть из учебников, но не из памяти научного сообщества.
Естественно, остались вопросы, связанные с причинами распада социалистической системы. Остались и ученые, которых не устраивают простые ответы вроде ложности социалистического идеала, принципиальной несостоятельности плановой экономики, искусственном прерывании в октябре 1917 г. восходящей эволюции российского капитализма и т.д. К такого рода ученым можно отнести и автора рецензируемой работы.
И.А. Мисбах относится к той категории самостоятельных, критически мыслящих, а потому «неудобных», исследователей, научная позиция которых не укладывается в требования «генеральной линии», даже если последняя разворачивается на 180 . Сам автор увязывает эту особенность с классовым характером политэкономии: «Беспристрастное исследование в области политической экономии задевает материальные интересы господствующих слоев общества...» (с. 3). И далее: «Советской бюрократии и ее ученым апологетам было неприемлемо обоснованное в работе признание рабочей силы товаром при социализме. Для ученых — защитников нынешнего строя в России неприемлемым будет теоретическое обоснование преимуществ подлинно социалистического воспроизводства по сравнению с капиталистическим воспроизводством» (с. 3). Действительно, положения о фундаментальных преимуществах социализма перед капитализмом в сочетании с бюрократическими искажениями подлинно социалистических начал в экономике, о принципиальной совместимости плана и рынка, о товарной природе рабочей силы при социализме и т.д. — даже этого достаточно, чтобы работа встретила официальное «непонимание» до и после рыночных реформ.
Отличительной особенностью монографии И.А. Мисбаха является ее логическая и концептуальная целостность. В основании исследования лежит анализ марксовых воспроизводственных схем, опирающийся на требования идеальной модели социализма. К таковым автор относит «всеобщность труда» и вытекающее отсюда отсутствие «паразитического потребления» класса капиталистов. Он стремится доказать, что марксистская схема простого воспроизводства в корне изменяет свой вид и превращается в схему социалистического воспроизводства, осуществляемого на новой общественно-экономической основе.
Анализ простого воспроизводства приводит автора к выводу, что «социализм способен обеспечить расширенное воспроизводство там, где капитализм неспособен обеспечить даже простое воспроизводство» (с.24). Эта линия исследования позволила И.А. Мисбаху обосновать ключевое преимущество социализма в темпах экономического роста, возможности планомерного и пропорционального развития, которое при условии сбалансированного плана обеспечивает полное соответствие закону стоимости и совпадение государственных плановых цен с рыночными.
Таким образом, автор осуществляет анализ, исходя из основополагающих предпосылок:
— всеобщность труда;
— всеобщий характер товарного производства при социализме:
— закон стоимости как регулятор общественного производства и в условиях социализма;
— товарный характер рабочей силы при социализме.
Отметим очевидные выводы из вновь полученной цифровой схемы простого социалистического воспроизводства:
1) целью общественного производства становится создание необходимого продукта в соответствии с разумными потребностями и сокращение рабочего времени для расширенного воспроизводства свободного времени трудящихся;
2) всеобщность труда означает повышение производительной силы общественного труда по сравнению с предшествующей общественно-экономической системой;
3) капитал, обращенный на пользу всего народа, превращается в общественный фонд, а прибавочная стоимость — в чистый доход общества, служащий накоплением;
4) воспроизводственные пропорции общественного фонда существенно отличаются от воспроизводственных пропорций совокупного капитала;
5) удлинение рабочего времени за пределы необходимого создает предпосылки для расширенного воспроизводства (см. с.23).
Во второй главе автор логически получает сразу 2 теоремы, из которых одна предваряет вторую, т.е. является леммой. Тем самым доказывается теоретическая возможность перехода от схемы простого к схеме расширенного воспроизводства. И снова автором перечисляются выводы из вновь полученной схемы:
1) новые воспроизводственные пропорции, в корне отличаются от капиталистических (с. 32);
2) норма накопления общественного фонда выше и, следовательно, он способен давать недостижимые для совокупного капитала темпы экономического роста. Фактические и статистические данные полностью подтверждают эти выводы. (с. 33–38)
В третьей главе автор оспаривает правомерность понятия «экстенсивный тип развития» социалистической экономики. При этом авторская аргументация следующая. В условиях всеобщности труда и неизменной его производительности, масса труда есть величина данная, способная превратить в продукт лишь прежнее количество средств производства, а добавочные средства производства останутся лежать без движения т.е. превратятся в «мертвый фонд». Выход из этой ситуации автор видит в повышении производительной силы труда. И снова это доказывается на цифровых схемах по методу доказательства теорем.
Отметим, что убедительно выглядит теорема и ее доказательство в конце IV главы монографии (с. 82–90), показывающая возможность адаптации метода математических неравенств к изучению макроэкономических процессов. Далее в монографии обосновываются воспроизводственные пропорции народно-хозяйственных планов, которые не должны нарушать сбалансированное развитие экономики. Только при этом условии плановая экономика может реализовать свои преимущества по сравнению со стихийно функционирующей капиталистической экономикой. В противном случае возникают воспроизводственные диспропорции, ведущие к производству «мертвого фонда» и его накоплению, приведшего к тупику советскую экономику.
Далее автор приглашает читателя сделать вместе с ним расчеты на основе данных официальной советской статистики, результаты которых поражают. Оказывается в 1940 г. и первой половине 1941 г. 58% национального дохода составляли «мертвый фонд» и продукция оборонного назначения. В 1987 г. почти 67% национального дохода составляли «мертвый фонд» и оборонная продукция. По расчетам автора, оборонные расходы составляли 20,9% (официальная цифра 18%, М.С. Горбачев называл 18–20%). То есть «мертвый фонд» составлял почти половину национального дохода — 49%. Это означает, что половина совокупного годового труда и средств производства «планомерно» растрачивалась впустую. Лишь 1/3 произведенного национального дохода была пригодна для потребления и накопления.
Глядя на эти цифры с позиций 2009 г., мы осознаем, что советская экономика не могла не рухнуть. Но возникает еще один справедливый вопрос: почему она не рухнула намного лет раньше? При таких-то размерах «мертвого фонда»! Ответ на этот вопрос содержится в еще одной авторской выкладке. Речь идет о величине нормы прибавочного продукта (m1). В 1985г. она составляла 265%, а в 1989г. и того больше. В свете этих цифр представляется ошибочным распространенное мнение о том, что будто советскую экономику погубили непомерно высокие военные расходы. На самом деле ее погубил «мертвый фонд», который был в два с лишним раза больше, чем военные расходы.
Приходится признать, что несмотря на возникающие по ходу чтения монографии многочисленные вопросы, в том числе и возражения, и замечания, автору удалось доказать главное — неоспоримые потенциальные преимущества социализма по сравнению с капитализмом. Но они не были использованы на благо советского народа, они были растрачены на производство «мертвого фонда», т.е. впустую.
На заре советской власти В.И. Ленин предупреждал, что советскую власть (читай: социализм) ничто не может погубить, «кроме наших собственных ошибок». Ненаучное, волюнтаристское планирование и, как следствие, накопление «мертвого фонда» (производство ради производства) привело к краху социалистическую систему хозяйствования, не сумевшую реализовать свои преимущества по сравнению с предшествовавшей ей капиталистической.
Полагаем, что книга А.И. Мисбаха представляет интерес не только для исследователей — теоретиков, студентов и аспирантов. Целый ряд положений, расчетов и теоретических моделей может быть использован при разработке антикризисной политики государства и формировании государственной стратегии развития российской экономики на долгосрочную перспективу.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия