Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (32), 2009
ЭКОНОМИКА АГРОПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА
Горбачев Н. Н.
аспирант кафедры мирового сельского хозяйства и внешнеэкономических связей Российского государственного аграрного университета (МСХА) им. К.А. Тимирязева (г. Москва)

Стратегическая значимость развития российского зернового экспорта
В статье рассмотрены вопросы перспектив развития зернового хозяйства России и роль зернового экспорта в этих процессах. Основное внимание уделено совершенствованию структуры спроса на отечественное зерно, увязанному с возможностями инновационного развития зерновой отрасли
Ключевые слова: зерно, зерновое хозяйство, зерновой рынок, мощность рынка, экспорт зерна

Широко известно, что зерновая отрасль и зерновой рынок являются одной из важнейших составных частей агропромышленного комплекса Российской Федерации, а зерно и продукты его переработки имеют для страны стратегическое значение. Между тем, зерновой рынок нашей страны представляет собой совокупность двух рынков — внутреннего и внешнего, и такая структура не только характеризует рынок зерна, но и накладывает отпечаток на весь его механизм регулирования. Внешний рынок зерна играет очень важную роль в агропродовольственном развитии России. Причем важнейшим фактором регулирования этого рынка является экспорт зерна. Этот вывод присутствует в работах многих специалистов, которые, так или иначе, изучают разные аспекты повышения эффективности зернового хозяйства.
Целью проведенного исследования явилось рассмотрение такого актуального и обсуждаемого на сегодняшний момент вопроса, как значимость развития Российского зернового экспорта для зернового сектора страны. Обратимся в связи с этим к теории экономики зернового хозяйства.
Как известно, базовым информационным источником о состоянии зерновой отрасли любого государства за заданный промежуток времени является зерновой баланс. Чаще всего зерновой баланс рассчитывается за год и представляет собой баланс зерновых ресурсов и их использования. Стержнем баланса является соотношение между производством и внутренним потреблением.
Одним из главных параметров, отражающих взаимосвязи рынка и производства, является мощность зернового рынка, которая представляет собой величину спроса на зерно в расчете на гектар убранной площади под зерновыми и выражается в ц/га или т/га. Существует несколько различных модификаций этого показателя. Одним из важнейших является параметр мощности рынка, ориентированной на собственных товаропроизводителей. Его расчет базируется на том, что страны импортируют зерно в основном для внутреннего потребления. В результате, разница между внутренним потреблением и импортом показывает спрос внутренних потребителей на отечественное зерно. Отношение этой разницы к убранной площади дает мощность внутреннего рынка, ориентированную на собственных товаропроизводителей. С другой стороны, отношение экспорта зерна к убранной площади покажет спрос мирового зернового рынка, ориентированный на внутренних производителей страны. Суммируя эти два показателя, получаем совокупную мощность (спрос всех покупателей) рынка страны, ориентированную на внутреннего производителя зерна.
Этот показатель (в дальнейшем для краткости просто совокупная мощность рынка) имеет большое значение. Он дает понять — сколько тонн с каждого гектара посевных площадей будет востребовано рынком. А еще точнее — сколько готов заплатить рынок на каждый гектар пашни своему сельхозтоваропроизводителю. Именно он во многом определяет выручку с каждого гектара.
Не следует путать совокупную мощность рынка с урожайностью. Хотя эти показатели обычно близки друг к другу и в динамике развиваются одинаково, в каждый конкретный год могут наблюдаться значимые различия. Дело в том, что зерно является стратегически важным товаром потребления, что вынуждает любую страну с более-менее стабильной экономикой содержать значительные так называемые переходящие запасы зерна. Считается, что для обеспечения продовольственной безопасности переходящие запасы зерна в государстве должны составлять не менее 15–20% от уровня среднегодового потребления. Именно наличие запасов зерна обусловливает возможность превышения совокупной мощности рынка над урожайностью — в этом случае часть спроса будет удовлетворяться за счет уменьшения запасов. С другой стороны, возможно и превышение урожайности над совокупной мощностью (ведь произвести еще не значит продать), что приводит к росту переходящих запасов. В странах, ориентированных на собственное зерновое производство, то есть имеющих незначительную долю импорта во внутреннем потреблении, показатель совокупной мощности рынка и его взаимодействие с урожайностью в динамике является ключевым фактором, определяющим развитие зерновой отрасли и конъюнктуру зернового рынка страны. При наличии соответствующих ресурсов стимулом для повышения эффективности зернового производства (без сокращения существующих площадей под зерновыми) может быть только наличие потенциальной возможности расширения совокупного спроса. В противном случае зерно просто будет некуда девать. Более того, если параметр совокупной мощности в стране существенно ниже потенциально достижимой в ней урожайности передовых технологий, это практически гарантированно ведет к значительному выбытию площадей сева.
Рис. 1. Параметры совокупной мощности зернового рынка мировых лидеров зерновой индустрии в среднем за 2006–2008 гг.
Источник: Расчет автора на основе данных USDA (Минсельхоз США)
На рис. 1 представлены параметры совокупной мощности зернового рынка стран — мировых лидеров по размерам зерновой отрасли (с площадью посевов под зерновыми 10 и более млн га.), имеющих долю импорта в потреблении не более 8%. Для сглаживания конъюнктурных колебаний данные рассчитаны в среднем за последние 3 года.
Наглядно просматривается тот факт, что в странах, ведущих достаточно крупное и самообеспечивающее зерновое хозяйство, уровень развития последнего коррелирует с параметром совокупной мощности рынка. Более высокое значение параметра соответствует более высокому уровню ведения зернового сектора АПК в стране. Совокупная мощность мирового зернового рынка в последние годы составляет 30 ц/га. Следовательно, это средний показатель для АПК всех государств. Страны, у которых показатель мощности выше этого значения, являются лидерами зернового производства. Страны, у которых мощность ниже, значительно отстают, ведь она определяет в конечном итоге выручку на гектар пашни. Окончательно оценить ситуацию позволяет сравнение мощности с потенциальной урожайностью высокотехнологичного производства, которая на сегодняшний момент составляет около 30–40 ц/га, с естественными различиями по регионам с разным климатом (среднестатистическая урожайность зерновых в странах-лидерах зерновой индустрии за последние 5 лет, выборка по климатическим поясам) [5]. Страны, имеющие мощность ниже данного уровня, имеют риск выбытия посевных площадей, причем тем больший, чем ниже мощность.
Для России спрос внутренних потребителей и экспортеров, ориентированный на внутреннего производителя, на данный момент составляет 20 ц/га при сопоставимой урожайности. При этом для достижения в среднестатистическом хозяйстве урожайности зерновых в 30 ц/га не требуется значительных инвестиций, достаточно в полной мере соблюдать имеющуюся технологию производства. При хороших инвестициях в технологии и оборудование возможно достижение планки минимум в 40 ц/га, а зачастую и выше. Что из этого следует?
Дело в том, что один и тот же спрос на отечественное зерно может удовлетворяться по двум сценариям: значительные посевные площади и низкая урожайность; меньшие площади и высокая урожайность. До недавнего времени зерновой сектор России строился по первому сценарию. В современной же России на землях, которые обладают хорошим потенциалом урожайности, становится не выгодно иметь посредственные технологии, так как в условиях роста затрат на средства производства выручка от продажи зерна просто их не покроет. Производитель заинтересован в том, чтобы получать тот же объем урожая при снижении на половину затрат на посевные площади и технику. Следовательно, эти земли бизнес будет постепенно перераспределять в эффективные производства. При существующем в России совокупном спросе на отечественное зерно объемом 94 млн тонн (2008 г.), без попыток его расширения, производство в условиях усиливающейся конкуренции сконцентрируется всего на 31 млн га пашни (31,3 млн га * 3 т/га = 94 млн т), которые, скорее всего, будут принадлежать крупным агрохолдингам. Это средний сценарий. При более же высоких темпах совершенствования культуры землепользования и производства соответствующее значение составит 23 млн га. (23,5 млн га * 4 т/га = 94 млн т). Сегодня площадь сева под зерновыми в России около 45 млн га. То есть «лишними» могут оказаться от 14 до 22 млн га или 30–50% всех площадей. Это плохой сценарий, т.к. необходимо признать — в этом случае половина сельских поселений исчезнет с лица земли. Здесь интересы аграрного бизнеса и государственных задач по развитию сельских территорий расходятся. И только одна общая цель может вернуть эти интересы в одно русло — расширение рынка сбыта зерна до требуемой мощности минимум 30 ц/га, а в перспективе до 40 ц/га. Такая политика даст «зеленый свет» для притока инвестиций на все посевные площади.
Таким образом, перед нашей страной стоит стратегическая задача обеспечения роста мощности отечественного рынка в целях повышения объема финансового потока на каждый гектар пашни и предотвращения массового выбытия посевов. С учетом указанных ориентирных значений мощности и имеющихся возделываемых площадей емкость рынка должна составлять порядка 135–180 млн т (45 млн га * 3 т/га = 135 млн т) при нынешнем значении в 94 млн тонн. То есть нужно создавать дополнительный паритетный рынок сбыта как минимум для 40 млн тонн отечественного зерна.
В решении данного вопроса представляет интерес опыт мировых лидеров зернового сектора (рис.1). Это США, Евросоюз, Китай, Аргентина и Канада. Как видно, первые три из рассматриваемых стран набирают необходимый объем мощности исключительно за счет внутреннего потребления, причем в США и ЕС вдобавок к этому высок и экспортный спрос. В Канаде и, особенно в Аргентине, используется другая стратегия — высокая мощность достигается главным образом за счет экспорта. Ясность в картину вносит параметр плотности населения. Именно высоким значением плотности населения объясняется уровень развития внутреннего спроса в ЕС и Китае, основные направления использования зерна в этих странах — продовольствие и фураж. Таким образом, наибольший интерес применительно к России представляют США, Аргентина и Канада, в которых плотность населения коррелируется с нашим значением. На рис. 2 представлен детальный анализ направлений спроса рынка в этих странах и в России.
По данным рис. 2 можно сделать несколько ключевых выводов. Первый — сопоставимые размеры спроса со стороны продовольственного сектора (мука и крупа) во всех рассмотренных государствах, что объясняется традиционной «привязкой» данного направления к плотности населения. Потребление продовольственного зерна на душу населения в этих странах одинаково — около 100 кг/чел, несколько выше оно в Аргентине (129 кг/чел) за счет высокого развития экспорта муки, однако в целом картина сохраняется. В этих условиях основным стержнем внутреннего спроса является фуражное потребление, т.е. развитие животноводства, именно оно задает уровень спроса. Второй важнейшей составляющей совокупного спроса является экспорт, причем, чем менее развито животноводство в стране, тем более развита экспортная составляющая.
Рис. 2. Структура совокупной мощности зернового рынка в некоторых странах-лидерах зерновой индустрии и в России в среднем за 2006–2008 гг. Сценарный прогноз развития внутренней мощности зернового рынка в России к 2013–2015 гг.
Источник: Расчет автора на основе данных USDА, ИКАР, РЗС и аналитического агентства АПК-информ
Другими словами, в условиях ограничения возможностей роста внутреннего потребления лидеры зернового сектора набирают эффективный уровень мощности рынка за счет наращивания экспорта. Исключением из этого правила является Российская Федерация. При сопоставимом с Канадой и практически равном с Аргентиной уровне мощности внутреннего рынка в России мы имеем в несколько раз более низкий показатель экспортного спроса, чем и объясняется наша низкая конечная планка совокупного спроса, не дотягивающая даже до 20 ц/га (19,6 ц/га). Однако было бы не совсем обоснованным делать заключение о необходимости развития российского экспорта зерна без оценки перспектив расширения внутреннего спроса, чему может служить наглядный пример США, хотя и экспортная составляющая в этой стране является более чем внушительной.
Колоссальное развитие внутренней мощности в США обусловлено тремя основными факторами. Первый — высокое развитие животноводческого сектора, благодаря чему страна не только полностью обеспечивает внутренние потребности, но и является крупнейшим мировым нетто-экспортером мяса (свинина и птица). Второй — стремительно развивающееся в стране производство биоэтанола из кукурузы. Третий — значительный промышленный спрос, главным образом со стороны крахмалопаточной и пивоваренной индустрии, причем экспортная составляющая конечного продукта так же велика. О масштабах внутреннего спроса в США свидетельствует, например, следующий факт. Одно лишь промышленное направление (включая биоэтанол) обеспечивает практически такую же мощность, как весь совокупный спрос в России.
Для оценки того, в какой мере Россия может использовать опыт США по расширению совокупной мощности за счет внутреннего спроса и может ли вообще, кратко рассмотрим текущее состояние основных направлений внутреннего использования зерна в России и перспективы их развития (табл. 1).
Таблица 1
Сценарный прогноз расширения внутреннего спроса на отечественное зерно в России на период до 2013–2015 гг.
Источник: Расчет автора на основе данных USDА, ИКАР, РЗС и аналитического агентства АПК-информ
Перспективы расширения спроса были определены путем построения двух сценариев развития внутреннего использования с временным горизонтом в 7 лет. Первый, умеренно-оптимистический, предполагает среднюю степень участия государства в институциональной структуре экономики и АПК в частности и средние темпы частных инвестиций. Второй, «идеальный», соответствует широкомасштабной государственной поддержке национального хозяйства по всем разумным направлениям с существенным учетом аграрных приоритетов, а также высоким уровнем частной инвестиционной активности. Второй сценарий, к сожалению, имеет низкую вероятность и составлен исключительно в информативных целях. Прогнозы построены с использованием экспертных оценок ведущих аналитических структур зернового сектора России (ИКАР, РЗС, АПК-информ), а также формализованных методов прогнозирования (прогнозная экстраполяция).
В итоге можно видеть, что значимых перспектив расширения внутреннего спроса на отечественное зерно Россия не имеет. Даже в рамках «идеального» сценария увеличение внутреннего использования зерна на 28%, обеспечивающее в абсолютном выражении прирост в 18,8 млн тонн, недостаточно и покрывает только половину минимально требуемого уровня расширения в 40 млн тонн. Наиболее же реалистичный сценарий развития событий еще ниже. Согласно ему к 2013–2015 гг. внутреннее потребление отечественного зерна в России возрастет ориентировочно на 9,8 млн тонн, более высокие темпы роста имеют низкое вероятностное значение.
Для наглядной интерпретации полученных результатов были рассчитаны параметры совокупной мощности зернового рынка России с учетом указанных перспектив расширения внутреннего спроса (см. рис. 2). Посевные площади под зерновыми и уровень экспорта в информативных целях приняты без изменения.
Интерпретировать данные рис. 2 можно следующим образом. В России имеются две принципиальные возможности дальнейшего развития зернового сектора по интенсивному пути — с развитием экспорта зерна и без такового. Без развития экспортной составляющей, в условиях ограниченности роста внутреннего спроса, рынок сам будет поднимать параметр совокупной мощности до требуемого уровня эффективности путем масштабного выбытия из оборота посевных площадей. Чем значительнее будет рост эффективности производства, тем больше площадей мы будем терять.
Предотвратить такой сценарий, сохраняя рост эффективности отрасли, можно только путем наращивания экспортного спроса. Без существенного увеличения экспорта зерна при больших площадях под зерновыми в России нам не достичь даже средней урожайности в 30 ц/га, не потеряв значительной их части. Расчеты показывают, что в среднесрочном периоде, с учетом возможностей внутреннего использования, экспортную мощность необходимо поднять с фактической 3.6 ц/га — как минимум до уровня 12 ц/га, или до 50 млн тонн зерна в абсолютном выражении при фактическом значении 2006–2008 гг. 15 млн тонн. Только такая стратегия даст возможность развития интенсивных технологий на всем возделываемом сейчас зерновом клине.
Также следует отметить, что никаких принципиальных «сопернических» отношений между экспортом и внутренним потреблением в России нет, так как необходимо расширение всех возможных источников спроса на зерно. Приоритеты естественно нужно отдавать внутренним потребностям, однако одновременное наращивание экспортной составляющей является обязательным условием. Как было показано, внутренний спрос имеет низкий потолок своего развития, даже при направленной политике его расширения. Экспортные же перспективы в Российской Федерации весьма значительны (рис. 3).
В последнее десятилетие Россия стабильно наращивает объемы экспорта зерна и свое присутствие на мировом зерновом рынке. По основной производимой и экспортируемой культуре в России — пшенице, наша страна в последние годы имеет долю мирового рынка порядка 10%, входя при этом в пятерку крупнейших экспортеров. Аналогичная ситуация и по ячменю.
Рис. 3. Динамика экспорта зерна из России в 2000–2008 г.
Источник: Расчет автора на основе данных Росстата и USDА
Возможности потенциального расширения зернового экспортного спроса в России обусловлены двумя ключевыми факторами:
1. Практически вся наработка существующих объемов экспорта зерна в нашей стране шла с минимальным участием государства. Отечественное зерно конкурентоспособно на мировом рынке за счет сравнительно низкой цены при хорошем качестве, при этом у нас полностью отсутствуют субсидии для экспортеров или какая-либо их поддержка. В то же время среди крупных мировых экспортеров зерна мы не найдем ни одну страну, которая придерживалась бы подобной политики. Всяческое стимулирование зернового экспорта является существенным национальным приоритетом во всех названных государствах. То есть, с учетом возможностей господдержки, Россия имеет колоссальный задел в конкурентоспособности отечественного зерна на мировой площадке.
2. В мире достаточно четко прослеживается тенденция роста спроса на зерно, при этом лишь немногие регионы оказываются в состоянии его удовлетворить. Так, на данный момент более 120 стран мира импортируют значимые для их внутреннего потребления объемы зерна, и лишь порядка 10 имеют достаточные экспортные излишки и удовлетворяют этот импортный спрос. В условиях стабильного роста численности населения мира и существенного ограничения пророста продуктивных земель данные диспропорции будут только нарастать.
Кроме того, экспорт является эффективнейшим инструментом регулирования внутреннего рынка страны и необходимым условием его стабильности. В связи с этим стратегически необходимым в масштабах страны условием является нацеленность на превышение производства над внутренним спросом. Если сократить производство зерна до уровня внутренних потребностей, то любой неурожай будет угрозой не только экономической, но и социально-политической стабильности. С другой стороны, в высокоурожайном сезоне при возникновении значительных излишков зерна экспорт санирует рынок, предотвращая насыщение и обвал цен. При этом экспорт оставляет широкие возможности для роста внутреннего использования, так как при хорошем внутреннем спросе и грамотной государственной политике любой зерновой оператор откажется принимать на себя рыночный риск, связанный с экспортом, и будет работать на внутреннем рынке.
Таким образом, задача по развитию российского зернового экспорта в современных условиях приобретает особую значимость и специфику. Необходимость расширения экспортной зерновой составляющей является не мерой лоббирования интересов экспортеров и даже не вопросом престижа страны на мировой арене. Это стратегическая государственная задача, напрямую связанная с возможностью дальнейшего развития зернового хозяйства. Без поддержки государства задачу нарастающего присутствия на мировом рынке не решить (требуется, как минимум, трехкратное увеличение объемов экспорта). В противном случае неизбежно либо существенное блокирование инновационного роста зерновой отрасли, либо инновационный рост с масштабным выбытием площадей и, следовательно, с деградацией сельских территорий. У бизнеса другой горизонт планирования, нет геополитического подхода к постановке целей. Соответственно, участие государства в зерновом секторе России сейчас крайне необходимо. От меры данного участия и степени выполнения задачи по расширению экспортного спроса на зерно будет во многом зависеть будущее зернового хозяйства России, а, следовательно, и всего АПК.


Литература
1. Алтухов А.И. Развитие зернового хозяйства в России. — М., 2006. — 847 с.
2. Алтухов А.И. Проблемы Российской внешней торговли зерном. — М.: ФГУП «ВО Минсельхоза России», 2002. — 102 с.
3. Демьянов Н.С. Рост животноводства или экспорт зерна? И то, и другое // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. — 2005. — №6. — С.45–47.
4. Проведение стратегических исследований конъюнктуры рынков зерновых и масличных культур и продуктов их переработки: отчет о научно-исследовательской работе / ИКАР. — М., 2006. — 127 с.
5. Интернет-ресурсы информационных и аналитических агентств АПК (ИКАР, ИАМ, АПК-информ, WJ InterAgro, Российский Зерновой Союз).
6. Сайт Росстата РФ http://www.gks.ru
7. Сайт МСХ США (USDA) http://www.usda.gov

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия