Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (33), 2010
РАЗВИТИЕ МЕЖГОСУДАРСТВЕННОЙ ИНТЕГРАЦИИ В СНГ И ЕврАзЭС
Точибоев А. Х.
заместитель директора Института менеджмента и компьютерных технологий
Худжандского государственного университета им. Б. Гафурова (Республика Таджикистан),
соискатель кафедры международных экономических отношений Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов


Место и роль Республики Таджикистан в региональных интеграционных объединениях
В работе исследуется проблема региональной экономической интеграции на постсоветском пространстве. Анализируются преимущества, позитивные и негативные эффекты региональных интеграционных объединений, в том числе в Республике Таджикистан
Ключевые слова: экономическая глобализация, региональная экономическая интеграция, содружество независимых государств, Евразийское экономическое сообщество, Центрально-Азиатское Экономическое Сообщество, Шанхайская организация Сотрудничества

Динамичный процесс создания и становления региональных экономических образований в современном мире, включающий многие страны, отражая прогрессивные тенденции и обеспечивая участникам большие экономические выгоды, вместе с тем усложняет процесс определения места и роли каждого из них в мировом сообществе. Перед Республикой Таджикистан (РТ) и другими странами, которые приобрели государственный суверенитет после распада СССР, стояли немалые трудности, которые были связаны с резким падением производства и снижением их влияния на мировые процессы, обусловленные переходным периодом, крахом прежней системы международных отношений. Вместе с тем появление новых возможностей участия в международном разделении труда также требовало дополнительных усилий по их реализации.
Более чем шестнадцатилетний период существования СНГ показал, что Содружество является формой экономического сотрудничества государств на постсоветском пространстве и выполняет важную историческую миссию содействия развитию суверенных, независимых государств, вставших на путь рыночных трансформаций. Одновременно формирование СНГ находится в русле общемировых тенденций регионализации мировой экономики. В мире насчитывается более ста региональных интеграционных образований государств, возникших вследствие международной конкуренции в условиях глобализации производства. Представляется справедливым в свете теории М. Портера о международной конкуренции [1] уточнить, что в экономике XXI века конкурируют не отдельные страны, фирмы, а их интеграционные объединения. Основой интеграционного процесса является совпадение интересов и выгоды многостороннего сотрудничества государств-участников.
Можно предположить, что межгосударственная экономическая интеграция становится эффективнее тогда, когда выше уровень социально-экономического развития государств и ближе этническо-религиозные и социокультурные элементы менталитета народов объединяющихся стран. Однако подобный тезис пока не получил однозначного эмпирического подтверждения. Вместе с тем, теория международной экономики, отраженная в работах российских и зарубежных экономистов А.П. Киреева, П. Кругмана, Дж. Сальваторе и др., основывается на ряде предпосылок, благоприятствующих интеграции. Во-первых, чем выше торговые барьеры стран-членов до создания союза, тем больше вероятность того, что объединение приведет к развитию торговли между его членами, а не переориентирует ее на третьи страны. Во-вторых, более низкие торговые барьеры союза в торговле с остальным миром уменьшают вероятность дорогостоящей переориентации торговли. В-третьих, повышение числа объединившихся стран повышает вероятность того, что производители с низкими ценами прекратят свое существование внутри союза. В-четвертых, экономики стран-членов должны быть конкурирующими, а не сходными друг с другом. В-пятых, географическая близость, развитость транспортной инфраструктуры относятся к благоприятным факторам. Наконец, значительный объем товарооборота до создания союза и экономическая взаимосвязь между потенциальными его членами ведет к росту возможностей значительного прироста благосостояния в результате объединения. Представляется, что проблемы интеграции РТ в структуры, формирующиеся на постсоветском пространстве, обусловлены, в том числе недостаточной зрелостью подобных представлений.
Экономическая интеграция, складывающаяся на протяжении многих лет, является исторически сложившейся общностью интегрирующих стран. Она представляет собой широкое межгосударственное объединение, которое обладает своей организационной структурой. Между ее участниками осуществляется глубокое разделение труда, ведется обмен услугами, капиталами, товарами, рабочей силой. Вполне «работоспособной» можно считать формулировку авторов работы «Международные экономические отношения» под редакцией профессора В.Е. Рыбалкина: «международная экономическая интеграция — это объективный, осознанный и направляемый процесс сближения, взаимоприспособления и сращивания национальных хозяйственных систем, обладающих потенциалом саморегулирования и саморазвития» [2].
К настоящему времени в теории международной экономической интеграции сформировались основные направления (школы): ранний неолиберализм — 50–60-е годы ХХ в (В. Репке, М. Аллэ), поздний неолиберализм (Б. Баласса и др.), корпорационализм — середина 60-х годов (С. Рольф, У. Ростоу), структурализм (Г. Мюрдаль, П. Стритен, Ф. Перру и др.), неокейнсианство — 70-e годы (Р. Купер и др.), дирижизм (Я. Тинберген, Р. Санвальд, И. Штолер) и др.
Западные ученые рассматривают экономическую интеграцию как процесс и как состояние. Рассматриваемая как процесс, экономическая интеграция включает в себя меры, разрабатываемые для устранения дискриминации между экономическими единицами, принадлежащими различным национальным государствам. Если считать интеграцию состоянием, то она может быть представлена как отсутствие различных форм дискриминации между национальными экономиками. Иначе говоря, во-первых, интеграция — это есть состояние связанности отдельных дифференцированных частей и функций системы, организма в целое, во-вторых, интеграция — это процесс, ведущий к такому состоянию. С данным пониманием природы интеграции с точки зрения ее универсального общенаучного содержания нельзя не согласиться. Между тем оно не вскрывает, на наш взгляд, глубинной сущности и движущих сил экономической интеграции, ее реальных и потенциальных стимулов и результатов, упрощает и обедняет экономическую природу этого процесса. Наибольшее распространение получило определение, где экономическая интеграция рассматривается как объективный регулируемый процесс взаимного приспособления национальных хозяйств двух и более государств с однородной социально-экономической системой, внедрения их экономических структур в соответствующие международные хозяйственные комплексы, приводящие, в конечном счете, к экономии времени, повышению общественной производительности труда. Так, экономическую интеграцию следует расценивать как сравнительно высокую степень интернационализации хозяйственной жизни, когда достигается определенная степень зрелости этого процесса. Региональное объединение следует расценивать как совокупность институциональной, юридической, политической и экономической систем, сложное целое, находящееся в процессе эволюции. Экономическая интеграция, по мнению таджикского экономиста профессора С. Д. Комилова, означает сближение национальных хозяйств на основе взаимной торговли, культурного обмена, совместного и более эффективного использования экономических ресурсов, специализации и кооперирования, создания целевого движения товаров, капиталов, рабочей силы и других объектов экономических взаимоотношений между странами [3]. С такими утверждениями трудно не согласиться, ведь на каждом этапе развития производительных сил происходят определенные изменения, в том числе во внешнеэкономических отношениях между странами, которые ведут их к экономической интеграции. Представляется существенным подчеркнуть синергический эффект подобного объединения.
Необходимо отметить, что экономическая интеграция Таджикистана в рамках СНГ имеет объективные предпосылки стать эффективной, но это потребует огромной политической воли руководства страны и значительных усилий по выработке конструктивной программы интеграционных действий, а также по созданию адекватной институциональной инфраструктуры широкомасштабного сотрудничества. В Республике Таджикистан системный социально-политический и экономический кризис, обусловленный неэффективной командно-распределительной системой управления и монополизированной структурой производства, продолжался вплоть до 2001 г. Вместе с тем, после распада народнохозяйственного комплекса СССР, не только экономика Таджикистана сделала несколько шагов назад также как и в других странах СНГ.
Взаимные экономические интересы Таджикистана и стран СНГ во многом определялись и, возможно, будут определяться сложившейся в предшествующие десятилетия глубокой взаимозависимостью национальных экономик. Так, союзные и республиканские производственные предприятия Таджикистана были составными компонентами единого народнохозяйственного комплекса СССР, каждый из которых не мог работать в условиях автаркии. Производственно-технологическая взаимосвязь также обусловила многополюсную конфигурацию рыночных реформ. Поэтому Таджикистан и другие государства СНГ стали развиваться по разноуровневым траекториям экономических реформ и формирования рыночных хозяйств. Это обстоятельство стало решающим фактором экономической дезинтеграции стран СНГ.
С 1997 г. наметилось сближение основных направлений рыночных преобразований, экономической, социальной и реформаторской политики. Как следствие появились возможности для согласования и синхронизации реформ, формирования схожих национальных хозяйственных механизмов. Интеграционная база в Содружестве развивалась не просто очень медленно, она регрессировала. О чем и свидетельствует создание и преобразование организаций, одной из которых является ЦАЭС — Центрально-Азиатское экономическое сообщество — (ОЦАС * — Узбекистан, Казахстан, Киргизия, Таджикистан), которое в настоящее время подписало документы об объединении с ЕврАзЭС, ОДКБ (Организация Договора коллективной безопасности).
О месте и роли РТ в последней можно судить на основании данных в табл. 1.
Таблица 1
Внешнеторговый оборот стран ЦАЭС в 2008 г. (млн долл. США)
Составлено автором по: сайту Межгосударственного статистического комитета СНГ. 2009. (cisstat.com/rus/)
Данные таблицы показывают, что доля участия Республики Таджикистан в общем объеме внешнеторгового оборота стран ЦАЭС составляет почти 9%, в том числе в экспорте 6,3% и в импорте почти 11%.
Следует отметить, что в 2000–2002 гг. появились определенные перспективы на усиление сближающих факторов, а в последующие годы они еще больше укрепились. Предприняты попытки определить основные тенденции развития и создать условия для сближения однотипных национальных хозяйств, межгосударственного движения товаров и услуг, капиталов и рабочей силы. Однако незрелость для интегрирования на рыночной основе экономик большинства стран СНГ, в том числе Таджикистана, затормозила ее реализацию. К числу нерешенных проблем в развитии экономики Таджикистана в интеграционных процессах стран СНГ можно отнести:
● несовершенство метода принятия решений на основе консенсуса. Существует возможность для любого государства не участвовать по своему одностороннему усмотрению в любом вопросе, рассматриваемом в органах СНГ. В результате половина участников СНГ присоединилась лишь к 40–70% подписанных многосторонних соглашений — преимущественно по экономической проблематике;
● слабость механизма исполнения принятых решений и отсутствие системы ответственности за выполнение принятых обязательств на межгосударственной основе;
● настороженное отношение государств СНГ к приданию органам Содружества наднациональных функций;
● неэффективность существующей платежной системы (система опирается на использование американских долларов, российских рублей и, в определенных масштабах, национальных валют стран СНГ);
● утрата государствами своих позиций на рынках стран СНГ из-за отсутствия координации в регулировании импорта продукции из третьих стран, протекционистских тенденций отгораживания внутренних рынков и ведения, по сути, деструктивной политики в области интеграции, что негативно сказывается на развитии их экономик. Не выработаны ограничения на ввоз из третьих стран тех видов продукции, объемы производства которых в рамках СНГ позволяют удовлетворить в них собственную потребность;
● несогласованная политика присоединения стран СНГ к Всемирной Торговой Организации (ВТО). Существуют различия в сроках и принципах вступления независимых государств в ВТО. Грузия, Молдавия, Киргизия и Армения уже имеют членство в организации; Таджикистан и другие страны СНГ ведут переговоры о присоединении. Несогласованное открытие рынков товаров, услуг и капитала для стран-членов ВТО может нанести существенный ущерб экономике остальных участников СНГ;
● проблема незаконной миграции и различий в уровне жизни. Несовершенство нормативной правовой основы в области регулирования миграционной политики приводит к росту нелегальной миграции в страны с более высоким уровнем благосостояния населения, что вступает в противоречие с интересами национальной безопасности государств.
Следует отметить, что начиная с 2000 г. интеграционное сближение привело к некоторым позитивным результатам. Так, в 2005 г., по сравнению с 2000 г., основные макроэкономические показатели в Таджикистане, улучшились: отношение дефицита госбюджета к ВВП составило около 7%; отношение внешнего долга к ВВП — 80%; уровень годовой инфляции — 13%, а ставка рефинансирования снизилась с 18% до 10%. По уровню экспортной квоты, которая составила 30,8% в 2008 г. [6] Республика Таджикистан и практически все страны СНГ могут быть отнесены к странам с открытой экономикой, а некоторые из них по этому показателю даже сверхоткрыты. Таджикистан участвует в межотраслевом разделении труда и экспортирует главным образом сырье (алюминий, минералы, хлопковое волокно, текстильные изделия) и такие товары, как продовольствие, овощи и фрукты, табачный лист. В таких условиях государства Содружества, в т.ч. Таджикистан, становятся сырьевым сегментом мирового рынка. Поэтому для них очень важно преодолеть сырьевую направленность во внешней торговле.
Характерным для экономики стран, в которых существует открытый торговый режим для товаров и капиталов, является то, что они развивались в среднем в два раза быстрее, чем страны с закрытым торговым режимом. Но такая общая для всех выгода от интеграции в мировую экономику имеет и обратную сторону, связанную с ощутимыми убытками. Для Таджикистана это значит, что рост экспорта сырьевых и топливно-энергетических ресурсов будет обеспечивать валютные поступления странам-поставщикам этих ресурсов и, следовательно, создавать возможности для приобретения высокотехнологичной продукции за рубежом. С другой стороны, может формироваться относительное, а впоследствии и абсолютное падение доходов населения, что неизбежно сузит потребительское пространство СНГ, а значит, уменьшит возможности формирования нормальных рыночных отношений и экономического развития. Могут уменьшиться и стимулы к интеграции, в том числе к созданию зоны свободной торговли и таможенного союза. Между тем опираясь на возможности зоны свободной торговли, Таджикистану можно было бы решить вопрос наращивания объема промышленной продукции и полного обновления своего производственно-технического аппарата.
Использование относительных преимуществ национальной экономики во внешнеторговых связях обусловлено институциональными барьерами условий ведения бизнеса в стране, что отражается в низком рейтинге РТ по данным Всемирного банка (проект Doing business). Чтобы смягчить положение, Правительство Таджикистана при помощи международных организаций решительно проводит реформы в сфере внешнеэкономических связей и за последние годы значительно снизило возможные барьеры на пути развития внешней торговли. Как отмечается в докладе «Ведение бизнеса-2009», публикуемом Международной финансовой корпорацией и Всемирным банком, в настоящее время Республика Таджикистан занимает 163 место из 175 стран мира, опережая Республику Узбекистан (169), Казахстан (172) и Киргизскую республику (173), уступая России (143). Если проанализировать каждый структурный элемент, среди всех определяющих в целом рейтинг страны, то здесь можно увидеть улучшение. Так, количество документов, необходимых для оформления сделки по импорту по Таджикистану составляет 10, а по Казахстану и Киргизии — 14, длительность операции по импорту — 44 дня и по экспорту товаров — 72 дня, а по Киргизии они составляют — 87 и 93 дня соответственно. Однако не все барьеры могут быть устранены институциональными реформами, совершенствованием нормативно-правовой базы международной торгово-предпринимательской деятельности. Так, из-за ограниченности контейнерного парка страны, таджикские экспортеры за один контейнер платят 4300 долларов США, тогда как в Узбекистане — 2550 и в Казахстане — 2780 долларов США. [4].
Институциональные преобразования в Таджикистане и в других странах Содружества, как представляется, во многом ограничиваются интересами удержания политического влияния и укрепления существующих политических режимов, а рыночные реформы проводятся под влиянием угрозы дестабилизационных процессов, существенно затрагивающих интересы определенных социальных групп.
Необходимо отметить доминирующую роль в СНГ одного государства — России. Это не случайно, ведь на Россию приходится более 75% совокупного валового продукта государств СНГ. Россия принимает на себя половину всех расходов, связанных с деятельностью органов СНГ. Вместе с тем такое положение обусловливает настороженность некоторых участников и их обостренное внимание к деталям взаимных отношений. Безусловно, российский рынок для Таджикистана и других стран-членов СНГ является привлекательным, но и во многом безальтернативным в отношении экспорта некоторых видов сельскохозяйственной продукции, импорта энергоносителей, сырья. В 2001 году объем экспорта товаров по странам СНГ составил 211,4 млн долларов США, из которых доля России составляла 49,5% от общего объема или 104,7 млн долларов США. Импорт товаров по странам СНГ составлял 537,8 млн долларов, их которых на Россию приходилось 129,4 млн долларов США, что представляет 24% от общего объема. В 2007 г. экспорт по странам СНГ резко уменьшился и составил 228,9 млн долларов США. В нем на долю России приходится всего 97,3 млн долларов США, что по сравнению 2001 г. составляет уменьшение на 7,1 %. Основной причиной повлиявшей на снижение объема экспорта товаров РТ в страны СНГ является участие иностранных фьючерских компаний в сельскохозяйственном (хлопководство) секторе республики *.
В импорте Республики Таджикистан в 2007 г., доля России среди стран СНГ составила 50,5%. Рост в этой области по сравнению с 2001 г. составил 6,3 раза.[5]. Характерные позитивные сдвиги также продолжаются в 2008 г. Это отмечалось на очередном заседании Делового совета при Чрезвычайном и Полномочном после РФ в Республике Таджикистан 28 мая 2009 г. в г. Душанбе. Было отмечено, что товарооборот между Россией и Таджикистаном в 2008 г. достиг рекордной отметки в 1,2 млрд долларов США *. Темпы роста, по сообщениям информационного агентства «АЗИЯ-ПЛЮС», составили 29% [7].
Проблемы интеграционного процесса на постсоветском пространстве, как представляется, вызвали необходимость создания принципиально нового интеграционного объединения, каким является ЕврАзЭС.
Для создания ЕврАзЭС имелись все необходимые условия, а именно:
● сохранившаяся экономическая зависимость экономик бывших союзных республик, исторически сложившееся региональное разделение труда, интенсивные производственные связи, разветвленная система кооперации;
● высокая степень хозяйственной взаимозависимости, базирующаяся не столько на межреспубликанском, сколько на отраслевом разделении труда, региональных взаимосвязях, кооперации на уровне предприятий и научно-технических учреждений;
● накопленный совокупный научно-технический потенциал, основные фонды, специалисты и высококвалифицированные кадры во всех сферах экономики, созданные и подготовленные по единым нормам и стандартам и т.д.;
● географическая близость, наличие совместной инфраструктуры транспорта и связи (нарушение единства системы функционирования в этой сфере исключает для каждого из государств ЕврАзЭС возможность эффективной ее эксплуатации);
● большой экономический потенциал, который складывается из расположенных на территории стран ЕврАзЭС взаимодополняемых природных ресурсов, составляющих около 13–17% от мировых запасов;
● формирующиеся пока двух- и многосторонние варианты зоны свободной торговли, значительно сокращающиеся ограничения в торговом режиме;
● стабилизация почти во всех странах ЕврАзЭС динамики изменения курсов национальных валют в отношении свободно конвертируемых валют;
● заметное сокращение объемов межгосударственных поставок продукции и более устойчивое развитие рыночных торговых отношений непосредственно между хозяйствующими субъектами;
● воздействие государства на внешнеторговую сферу осуществляется с преобладанием косвенного регулирования и экономических методов.
В рамках этого интеграционного объединения внешнеторговый оборот РТ в период до мирового экономического кризиса рос быстрее, чем в СНГ в целом (табл. 2). Кроме того, создание ЕврАзЭС и участие в нем РТ способствовали повышению уровня жизни населения республики. Начиная с 2001 года, по расчетам автора, ВВП на душу населения в процентах вырос со 104,5% до 135,1% к 2007 г., а в 2008 г. по отношению к 2000 г. вырос на 258,6%.
Таблица 2
Рост внешнеторгового оборота РТ и структурные изменения за период 2001–2008 гг.
Рассчитано автором на основе: сайта — www.cissat.com/rus/
Место и роль РТ в региональных интеграционных объединениях, таких как Евразийское Экономическое Сообщество, Центрально-Азиатское экономическое сообщество, Шанхайская Организация Сотрудничества (ШОС) разнообразны. Так, имеет значение участие государств-членов в решении экономических проблем Таджикистана, поскольку он призван сыграть самостоятельную политическую и экономическую роль. С политической точки зрения приобретает интернациональную значимость опыт налаживания диалога между противоборствующими сторонами, восстановления разрушенной войной экономики, стабилизации общественно-политической обстановки, содействия становлению государственных институтов власти в республике, принятия совместных мер по противодействию наркотической и террористической угрозам. Экономические аспекты проблемы касаются использования водно-энергетических ресурсов в интересах региона Центральной Азии, восстановления ранее действовавших на территории Таджикистана предприятий общесоюзного значения, развития горного туризма, альпинизма. Особую роль может играть РТ в обеспечении существенного вклада в развитие экономического потенциала Афганистана, в осуществлении инфраструктурных и гидроэнергетических проектов на его территории, что могло бы обеспечить объективные предпосылки для вытеснения из афганского сельского хозяйства производства наркотических культур. Для решения подобных задач необходимо взаимопонимание и сотрудничество всех участников интеграционных объединений — ЕврАзЭС, ЦАЭС, ШОС.


Литература
1. Портер М. Международная конкуренция. — М., 1993.
2. Международные экономические отношения: Учебник для вузов / В.Е. Рыбалкин, Ю.А. Щербанин, Л.В. Балдин и др.; Под ред. проф. В.Е. Рыбалкина. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2006.
3. Комилов С.Д. Предпринимательство: Вопросы развития и государственное регулирование. — Душанбе: Центр стратегических исследований, 2004. — С. 19.
4. Бизнес в 2008. Как проводить реформы. — М.: Изд-во Весь мир, 2008.
5. Статистический ежегодник Республики Таджикистан. — Душанбе, 2008. — С. 57–59.
6. Сайт Межгосударственного статистического комитета СНГ (http://www.cisstat.com/rus/)
7. Сайт www.asiaplus.tj

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия