Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (33), 2010
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ
Чернова Е. Г.
проректор Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук


Особенности интеграции хозяйственных образований в первичном секторе экономики
В статье проанализированы интеграционные процессы в первичном секторе экономики по материалам мировой динамики сделок слияния и поглощения в этом секторе мировой экономики, выявлены закономерности интеграции и особенности интеграционных сделок в сырьевых отраслях
Ключевые слова: интеграция, слияние, поглощение, хозяйственные образования, первичный сектор экономики

Главной проблемой российской экономики является переход от ресурсно-сырьевой модели к инновационной модели развития. Доля нефти, нефтепродуктов, газа и металлов в российском экспорте, по данным Росстата, в 1970–2008 гг. выросла с 35 до 83%; доля же машин, оборудования и транспортных средств в 2008 г. сократилась до 4,9% по сравнению с 16–22% — в 1960–1980-х гг.
Доля предприятий, осуществляющих технические нововведения, как отметил на заседании Правительства в июне 2009 г. В. В. Путин, составляет всего 9,4% по сравнению с 41% в Чехии, 47% в Эстонии и 73% в ФРГ. В результате производительность труда в промышленности России в 4–5 раз ниже, чем в наиболее развитых странах, а материало- и энергоемкость производства в несколько раз выше.
Обновление материально-технической базы производства требует длительного времени и громадных инвестиций. Однако, по данным исследования Мак Кинзи (2009 г.), более чем наполовину уменьшить отставание производительности труда от зарубежных аналогов можно за счет совершенствования организации бизнес-процессов, в том числе за счет структуры предприятий и форм их интеграции, что не требует больших капиталовложений и создает оптимальную внешнюю среду для инноваций. Эти проблемы рассмотрены во многих публикациях, но глобальный финансово-экономический кризис заставляет по-новому подойти к теоретическому обоснованию механизма интеграции хозяйственных образований с учетом особенностей различных товарных рынков и институциональной структуры современной российской экономики.
В рамках данной статьи рассмотрены особенности интеграции хозяйственных образований в первичном секторе экономики. К первичному сектору традиционно относят нефтегазовую, горнодобывающую промышленность, агрокомплекс. В России к первичному сектору можно отнести также химико-металлургический комплекс, поскольку он выпускает в основном продукцию первичного передела (слитки, слябы, удобрения, аммиак, серную кислоту и т. д.), импортируя сложный высококачественный прокат, лист и фасонные изделия, дорогостоящие химикаты. С точки зрения особенностей интеграции, к этому сектору близки цементная промышленность, производство напитков и т. д.
К числу этих особенностей относятся:
— массовость и однородность производства, стабильность ассортимента. Это делает эффективным использование все более мощной техники (добывающих комплексов, экскаваторов, прокатных станов, химических аппаратов, цементных печей и т. д.) и способствует увеличению эффекта масштаба при интеграции;
— разнообразие условий и издержек добычи сырья, выращивания посевов, переработки (в связи с высокой энергоемкостью), что укрепляет позиции ТНК, разрабатывающих ресурсы в различных странах и регионах;
— особая роль экологического эффекта выбросов в окружающую среду, что повышает капиталоемкость производства, роль инфраструктуры и отношений с властью и общественностью;
— ограниченность и невоспроизводимость ресурсов, требующая государственного контроля над ресурсосбережением (коэффициент извлечения сырья из недр, комплексность его переработки, использование затухающих месторождений, рациональное использование и сохранение плодородия земли и т. д.);
— различия в капитало- и наукоемкости последующих переделов, что требует специального стимулирования глубокой переработки, позволяющей резко увеличить добавленную стоимость в расчете на единицу используемых природных ресурсов (добытого сырья, земельной площади и т. д.);
— географические сдвиги в потреблении сырья и энергоресурсов.
В США и ЕС потребление данного типа сокращается в связи с увеличением доли высокотехнологичных отраслей, развитием ресурсосберегающих технологий и альтернативной энергетики, а в Китае и других странах Азии быстро растет. Эти страны, особенно Китай, стремятся использовать кризисное снижение цены активов для скупки горнодобывающих и нефтяных компаний, а также земельных площадей в других регионах, в том числе в России.
По данным «Thomson Datastream», Китай занял первое место в мире по объему потребления меди (27%) и железной руды (52% мирового импорта), стал вторым в мире (после США) импортером нефти и т.д. В то время как Южная Корея, Япония, Тайвань и Индия вместе взятые потребляют 17% меди, Россия — 4%. Вместе с Японией, Южной Кореей и Тайванем Китай потребляет 76% железной руды. При этом импорт быстро растет (рис.1).
Рис.1. Рост импорта железной руды в Китай (млн т. в месяц) в 2005–2009 гг.
Концентрируется не только потребление, но и производство сырья. Так, основную часть железной руды в мире экспортируют Австралия (39%), Бразилия (34%), Индия (11%) и ЮАР (4%), доля всех остальных стран — 12% (данные Barclays capital Reuters). Это создает новую ситуацию на товарных рынках. Крупнейший в мире экспортер — англо-австралийская Rio Tinto — заключила долгосрочные контракты со сталелитейными компаниями Японии, Южной Кореи (Posco) и Тайваня (China Steel и Dragon Steel), в которых фиксируются цены.
Китай предпочитает интегрировать зарубежных производителей, одновременно кредитуя будущие поставки нефти (в 2009 г. на эти цели было выделено 48 млрд долл.) и создавая резервы нефти, железной руды, черных и цветных металлов. Китайские CNPC и Cnook предложили 17 млрд долл. за аргентинскую нефтяную компанию YPF, Chinalco — 14,3 млрд за долю в Rio Tinto, Sinopec за 8,9 млрд приобрела канадскую нефтеразведочную фирму Addax, Yanxhou Coal за 3,3 млрд долл. — австралийскую угольную компанию Felix. K CNPC за 4,2 млрд долл. присоединена казахстанская «Мангистаумунайгаз», к Cinopec за 3,7 млрд долл. — российская «Удмуртнефть». Ряд приобретений сделан в богатых нефтью Западной Африке, Курдистане, Венесуэле, Бразилии. По соглашению с «Роснефтью» и «Транснефтью» Китай предоставил кредит 25 в 1 млрд долл. под гарантии поставок 300 млн т. нефти в течение 20 лет.
ТЭК — один из самых консолидированных секторов мировой экономики. По оценке МЭА, 10 ТНК добывают более 2/3 нефти и газа, 90% угля, производят 55% атомной и 68% гидроэнергии. Для нефтегазового комплекса характерна вертикальная интеграция, хотя в последние годы многие ТНК осваивают альтернативную энергетику, и в то же время выводят на аутсорсинг обслуживание скважин, нефтепереработку и реализацию нефтепродуктов на АЗС *. 5 крупнейших ТНК лидируют по запасам и добыче нефти и газа (табл.1).
Таблица 1
Сравнительные данные по запасам и добыче нефти и газа 5 крупнейших ТНК
Вышеуказанные запасы рассредоточены по всему миру. Так, у ВР они находятся в США (5,5 млрд бар.), России (3,6), Америке вне США (3,4), Африке (1,4), Европе вне России (1,3), в Азии и АТР (1,3) и других регионах (1,6). ТНК экономят на геологоразведке, приобретая уже разведанные запасы у конкурентов. Наибольший объем слияний и поглощений в отрасли отмечался в 2005–2006 гг. (рис. 2).
Рис.2. Слияния и поглощения в мировой нефтегазовой промышленности в 1999–2008 гг. (млрд долл.)
Для нефтегазового комплекса России дальнейшая интеграция внутри страны неактуальна. «Газпром», монополизировавший транспортировку и экспорт газа, в 2002–2008 гг. увеличил издержки на добычу 2 куб. м. в 2,9 раза. По оценке ФАС, он нередко ограничивает доступ независимых производителей к инфраструктуре. Несмотря на рост в 2003–2008 гг. экспортной цены газа в 2,5 раза, а также внутренних цен, налог на добычу газа в расчете на 2 т нефтяного эквивалента в 23 раз меньше, чем для нефти (260 и 2200 руб.). Его себестоимость при освоении более глубоких залежей вырастет в 2,8–2 раза.
Как отметил В. Иноземцев *, вызывает сомнения экономическая целесообразность строительства газопровода «Южный поток» (24 млрд долл.; 2 км обойдется в 3,7 раза дороже, чем в «Набукко») и «Голубой поток-2». При инвестициях 40 млрд долл. экспортная мощность вырастет на 73% (235 млрд куб. м.). На разработку же новых месторождений в 2003–2007 гг. «Газпром» смог потратить лишь 28,5 млрд долл. Откладывается разработка Бованенковского и Харасавэйского месторождений на Ямале (инвестиции 22–24 млрд долл., доказанные запасы — 20,4 трлн куб. м.) и Штокманского месторождения (более 20 млрд долл., 3,7 трлн куб. м). Добыча газа в 2000–2008 гг. выросла лишь на 24% (с 584 до 665 млрд куб.м.), а в 2008–2009 гг. сократилась. В указанном варианте газ обойдется намного дороже, чем поставки из стран, соседних с трассой проектируемого газопровода.
В нефтяной промышленности доминируют 7 компаний, из которых 3 являются государственными («Роснефть», «Газпромнефть», «Татнефть»), а 2 частных продали ТНК паритетный (ТНК-ВР) или близкий к блокирующему пакет (20% акций «Лукойла» у Conoco Phillips — США). «Башнефть» с 2009 г. управляется АФК «Система», а «Сургутнефтегаз» принадлежит анонимным российским владельцам. Против этих компаний ФАС возбудила ряд исков по поводу доминирования на региональных рынках и образования ценовых картелей.
Доля малого бизнеса в этой отрасли за последние 15 лет сократилась с 13 до 4%, в то время как в США и Канаде она доходит до 50%. Это привело к консервации многих малых и истощенных месторождений.
Интересен опыт «Татнефти», кооперирующейся с малыми предприятиями, которые с помощью специфических активов и наукоемких технологий разрабатывают ресурсы, непривлекательные для большой компании.
Весьма эффективна интеграция «Газпрома» и «Роснефти» с Royal Dutch Shell — ТНК с годовой добычей нефти и газа 300 тыс. бар. и сжиженного природного газа (СПГ) 1,5 млн т. в Мексиканском заливе, на Среднем Востоке, Канаде, Норвегии и т. д. Передовые технологии Shell позволили построить по проекту Сахалин-2 (запасы 4 млн бар. нефт. эквивалента) 2 морские платформы, 2 перерабатывающих завода, завод СПГ и отгрузочный терминал, создать 25 тыс. рабочих мест. Затраты составили 5 долл. на 1 бар. Более 90% СПГ продается по долгосрочным контрактам. Создан спотовый рынок на газовой бирже. Неконтрольный пакет в проектах Сахалин-3 и 4 и на Ямале открывает путь к кооперации и за рубежом. Французская «Total» получила пакет акций газового проекта «Штокман» в Баренцевом море и нефтяного «Харьяга» в Северной Сибири. «Лукойл» приобрел НПЗ в Румынии, Болгарии, Голландии (2010 г.), на Сицилии, АЗС в ряде стран Европы, чтобы увеличить сбыт продукции с высокой добавленной стоимостью на европейском рынке. К 2016 г. мощность нефтепереработки увеличится на 70%, в том числе за счет реконструкции НПЗ в Перми, Волгограде и Н. Новгороде. «Сургутнефтегаз» купил акции венгерской MOL и т. д. Сооружение новых НПЗ в России невыгодно из-за высоких цен и пошлин на импортное оборудование.
Рис. 3. Рост стоимости (млрд долл.) и числа слияний в добывающей промышленности мира в 2005–2009 гг. (данные Dialogic)
Разведанные запасы нефти в России в 2008–2009 гг. сократились с 80,4 до 79 млрд бар. Это делает особенно важным приобретение зарубежных добывающих активов. В 2010 г. должно быть создано ООО «Национальный нефтяной консорциум» («Роснефть» — 40%, по 15% у «Лукойла», ТНК-ВР, «Газпромнефти», «Сургутнефтегаза») для совместной с компанией Венесуэлы разработки нефтегазовых проектов. Российские компании имеют дочерние фирмы и СП в ряде стран Азии и Африки.
Нигерия имеет большие доказанные запасы легкой, с низким содержанием серы нефти (25–25 млрд т — 7 место в мире). СП с нигерийской NNPC займется разработкой двух газовых кластеров (2–3 трлн куб. м. — половина ресурсов Штокмана), что в перспективе позволяет проектировать транссахарский газопровод с участием «Газпрома». 25 млрд долл. может быть вложено в нефтяные проекты совместно с Shell. Однако в этом регионе Африки высоки политические риски. Те же проблемы стоят перед всей российской горнодобывающей промышленностью.
Показательно, что себестоимость добычи урана в Намибии в несколько раз ниже, чем в России. Здесь перспективно создание СП и дочерних фирм не только по добыче ряда видов сырья, но и строительству АЭС, газотурбинной электростанции на базе газовых запасов на шельфе. В Анголе действует СП с «Алроса» по добыче и обработке алмазов. Перспективны ресурсы нефти и газа, железной и медной руд, фосфоритов, кварцев, золота и серебра, редкоземельных металлов, цементного сырья. Как и в других районах Африки, российским компаниям приходится конкурировать с госкомпаниями Китая и ТНК.
В горнодобывающем секторе мировой экономики усиливается консолидация (рис. 3). Здесь доминируют ТНК BMP Billiton (рыночная капитализация в 2009 г. — 163 млрд долл.), RioTinto (87,6 млрд), бразильская Vale, Anglo-American (40,6) и Xstrata (37,1 млрд долл., данные Thomson Reuters). Дивиденды на 1 акцию первой из этих ТНК в 2006–2009 гг. выросли более чем вдвое (с 38 до 82 ц.), объем продаж в 2006–2008 гг. с 33 до 52 млрд долл., прибыль до уплаты налогов — с 15 до 22 млрд долл.
По оценке Dialogic, в 2009–2010 гг. в этом секторе объем слияний и поглощений удвоится. Объединение Xstrata и Anglo American (суммарная капитализация 67 млн долл.) сэкономит 1 млрд долл. за счет интеграции геологоразведки, сокращения накладных расходов и расширения выбора пунктов и номенклатуры поставок.
В общем мировом потреблении металлов 94,2% составляет сталь, 2,9% — алюминий, 1,3% — медь, 0,8% — цинк и т.д. *, при этом 55% цинка и 70% никеля используется для стальных покрытий, гальванизации и т.д. В цветной металлургии также началась активная консолидация. На никелевом рынке в 2009–2010 гг. объединяются компании Австралии (Western Areas) и Канады, на золотом — Африки, Австралии, Канады (Gold Fields и Glencar Mining, Randgold Resources, AngloGold Ashanti и Moto Goldmines, Dwyka Resources — Австралия и Minerva Resources — Эфиопия и т. д.). При этом Rio Tinto отказалась от предложения китайской Aluminum Corp. купить ее за 19,5 млрд долл.
Интегрируются компании в черной металлургии. Крупнейшая из них — Arcelor Mittal — с заводами во Франции, Бельгии, Бразилии, Украине, Люксембурге стремится создать СП с Posco в Южной Корее, OutoKumpu в Финляндии и т. д.
Консолидация изменяет принципы ценообразования. ВHP Billiton к 2010 г. устанавливала цены на железную руду для 1/3 своих покупателей не по традиционным разовым контрактам, а по ценам спотового рынка. Соответствующие товарные биржи организовали Morgan Stanley и Barclays Capital с участием Singapore Exchange, бирж, трейдеров и брокеров, добывающих и транспортных компаний, хеджевых фондов. Это позволило хеджировать риски ценовых колебаний. Поскольку спотовые цены оказались выше контрактных (во многом из-за прихода на товарные рынки торговцев деривативами), крупные компании стали делать скидки постоянным покупателям.
С учетом этих мировых тенденций необходима интеграция российских металлургических комбинатов, которые неоправданно конкурируют друг с другом на внешнем рынке и скупают непрофильные активы. Так, фонд, связанный с холдингом «Металлоинвест» (А. Усманов) в кризисный 2009 г. приобрел блокирующий пакет акций английской футбольной команды «Арсенал», покрывая ее долги, вложил 200 млн долл. в американскую социальную сеть Facebook и т.д. Объединение «Металлоинвеста», «Русала» и «Норникеля» (после выхода из кризиса) позволило бы создать ТНК, сопоставимую с BHP Billiton и Rio Tinto. Обсуждается вопрос о включении в ТНК Evraz Group, Мечела и других металлургических активов. При этом в акции могут быть конвертированы кредиты, выданные указанным компаниям госбанками.
«Норникель» — крупнейший в мире производитель никеля, платины и палладия (объем продаж в 2008 г. — около 14 млрд долл. по МСФО, капитализация — более 20 млрд долл., чистый убыток — 550 млн долл.) принадлежит «Интеррос», «Русал» (по 25%), ВЭБ (3,68%), владельцам «Металлоинвест» (около 4%), имеет СП с BHP Billiton и Rio Tinto. Убытки вызваны снижением цен на металл, отсутствием централизованного контроля над зарубежными активами (убытки получены в Австралии, Африке и США), низкой эффективностью инвестиций. Компания вернулась к рентабельности, продав непрофильные активы (мелкие пакеты акций в ТГК-14, ТГК-1 и т. д.), сократив головной офис (на 20%), затраты на рекламу, профессиональный спорт (вдвое) и т. д.
Процесс интеграции в металлургии России проходил в острой конкурентной борьбе с широким использованием рейдерства *. Интегрирующие структуры выкупали долги заводов, лоббировали повышение для них энерготарифов, отмену налоговых льгот для внутреннего толлинга, блокировали поставки сырья, проводили допэмиссии акций, размывавшие капитал неугодных совладельцев. Многократная скупка и перепродажа акций оспаривалась и до сих пор оспаривается в судах. В переделе собственности активно участвовала организованная преступность.
В 2001 г. МАП одобрило передачу в уставный капитал «Русала» 6,13% акций КрАЗа, 98,35% БрАЗа, 66% акций НкАЗа, 100% объединенной компании «Сибирский алюминий», 78,51% Дмитровского опытного завода алюминиевой консервной ленты, 100% «Ростара», 54% АГК, 75% акций Белокалитвинского МПО, 100% акций «Алюминиевых строительных конструкций», 75,1% «Бытовых алюминиевых товаров». Под управление «Русала» передавались Николаевский глиноземный завод (Украина), «Арменал» (Армения) и глиноземный завод Oradia (Румыния).
В 2007 г. была создана интегрированная компания, куда вошли «Русал», «Суал» (проект «Коми-алюминий» с собственным глиноземом) и крупнейший в мире трейдер. швейцарская Glencore. Она способна конкурировать с ведущей на этом рынке ТНК «Alcoa». «Суал» передал в общую компанию UC Rusal все алюминиевые активы, кроме двух перерабатывающих заводов; Glencore внесла акции 5 зарубежных предприятий, выпускающих глинозем и алюминий; «Русал» передал все активы. В результате 66% акций мегакомпании досталось «Базовому элементу» (О. Дерипаске), 22% — акционерам «Суала» и еще 12% — Glencore. Перераспределение долей между инвестиционными фондами продолжается. Выручка холдинга в 2007 г. составила 14,3 млрд долл. (US GAAP), производство — около 4,5 млн т алюминия и более 11 млн т глинозема, в том числе на заводах Украины, Латинской Америки и Африки.
Существенные изменения структуры собственности, интеграции и конкуренции происходят в электроэнергетике *. На них оказывает влияние снижение цен на газ, уголь и электроэнергию (в США в 2008–2009 гг. с 60 до 30 долл. за мегаватт), развитие альтернативной энергетики при поддержке государства. Крупная компания Dynergy (США) продает в 2009–2011 гг. 8 действующих и 8 строящихся угольных станций. Крупный владелец АЭС Exelon, напротив, намерен приобрести NRG Energy, сооружающую ветровые и солнечные станции (суммарная мощность компаний — 47 тыс. мегаватт). Крупнейшая энергокомпания EC E.ON (ФРГ) продает свою компанию, обслуживающую 100 муниципий, специализированному консорциуму по энергоснабжению за 4,3 млрд долл. с целью специализации на профильном бизнесе. Крупнейшая в Китае China Huaneng Group намерена приобрести Duke Energy (США), чтобы получить экологичную технологию сжигания угля. Таким образом, тенденции интеграции в энергетике определяются институциональными особенностями данной страны.
В России реформа энергетики привела к созданию ряда СП. Несмотря на снижение спроса на электроэнергию из-за кризиса, инвесторы не уходят. Инвестиционный фонд Templeton увеличивает в 2009–2011 гг. вложения в развивающиеся рынки с 24 до 50 млрд долл., 20% из них — в Россию. Фонд намерен увеличить свою долю в РусГидро с 0,5 до 10% — лимита, разрешенного уставом фонда.
Проблема заключается в том, что 40% электростанций России старше 40 лет (в США — 28%, Китае — 3%). По оценке Mc Kinsey, сооружение угольной ТЭЦ в России обходится в 2500 долл. на 1 кВт установленной мощности, а в ЕС — 1800, несмотря на более дорогой труд и материалы, в Китае — 720 долл. (в 3,5 раза дешевле). Это вызвано устаревшими стандартами строительства (11%), организации закупок (12%), лицензирования (4%), откатами на всех стадиях согласования документации (14%), которая занимает более 300 дней (в США — 40).
Доля свободного рынка электроэнергии в 2006–2010 гг. увеличивается с 5 до 60%, а в 2011 г. составит 100% (население до 2014 г. будет получать энергию по регулируемым тарифам). Однако из-за отсутствия долгосрочного рынка мощностей и конкуренции на региональных рынках, повышения цен на газ и введения в 2009 г. платы за каждый киловатт установленной мощности, т. е. не за реально оказанные услуги, а за поддержание станций в рабочем состоянии, цена мегаваттчаса приближается к среднеевропейской. В 2009 г. она превысила 418 руб. (без Дальнего Востока), а на свободном рынке — 600 руб.
Взаимодействие конкурентных условий государственного регулирования и интеграции хозяйственных образований наглядно видно на примере цементной промышленности. К 2007 г. более 40% российского рынка было захвачено «Евроцементом», скупившим ряд заводов. При средней себестоимости 1500–1700 руб. за 1 т (без налогов и транспорта) цена в условиях строительного бума превысила 5000 руб., что означало высокую монопольную прибыль. Государство отменило импортные пошлины (вопреки протестам лоббистов), ФАС ввел антимонопольные санкции. В 2010–2011 гг. ожидается ввод в действие с бюджетным содействием 8 новых заводов мощностью 15 млн т., два из них строит «Евроцемент», а остальные — его конкуренты Базэлцемент, Мордовцемент, Сибцемент, «Интеко», РАТМ, группа ЛСР.
Падение спроса на цемент в условиях кризиса привело к снижению цен на 60%. «Евроцемент» снизил загрузку своих заводов на 1/3, и его доля на рынке сократилась до 20%. Рентабельность в новых условиях снизилась до 20–30% (Эксперт. 2009. — № 25). Однако этого оказалось достаточно для увеличения производства на заводах Сибцемента, Новоросцемента, Мордовцемента, Сухоложцемента. Доля импорта уменьшилась, снизилась (с 200–250 до 100 долл. за 1 т мощности) цена заводов, что вызвало интерес зарубежных инвесторов. Mitsubishi Heavy Industries намерена купить блокпакет Сибцемента, а China National Machinery — РАТН цемента.
Интеграция в послекризисных условиях имеет целью компенсировать удорожание себестоимости из-за роста фондовооруженности труда и цен на газ (в 2009 г. — на 30%, в 2010 г. — на 15%). Компенсация возможна за счет: технической реконструкции (замена электрофильтров на Белгородском, Катавском, Ульяновском, Кавказских заводах и т. д.); улучшения логистики поставок быстроизнашиваемых запчастей (по графику без складирования); гибкого графика работ (максимальный спрос на цемент летом); ввода линий для мелкой расфасовки и т.д. Ввод новых заводов позволит вывести из эксплуатации устаревшие печи, заместить импорт и экспортировать цемент в ряд стран СНГ и Восточной Европы.
В интеграции остро нуждаются предприятия лесного комплекса. Россия заготавливает 20% мирового объема древесины, преимущественно на экспорт, но занимает лишь 5% рынка по стоимости, импортируя высококачественную бумагу, мебель и т.д. В лесной отрасли преобладают мелкие леспромхозы с отсталой технологией. Велик ущерб от лесных пожаров и контрабанды. «Базовый элемент» и другие конгломераты активно занимались рейдерством с использованием компромата и т. п., что заставило ряд ЦБП перерегистрироваться за рубежом или войти в состав International Paper и других ТНК.
Как показывают расчеты экспертов, объединение крупных ЦБК — «Волга», Кондопожского, Соликамского, Сокольского — позволит модернизировать производство, используя существующую инфраструктуру (энергоснабжение, очистные сооружения и т.д.) и заместить импорт, не сооружая в этом регионе дорогостоящие новые ЦБК.
ЦБК «Волга» является вторым комбинатом после Кондопожского по выпуску газетной бумаги». В 2008 г. он произвел 28,6% газетной бумаги в России; 60% продукции экспортируется в Германию, Францию, Италию, Турцию, Иран и другие страны. Несмотря на рост цены электроэнергии в 2008–2009 гг. на 34% (она составляет 1/3 себестоимости), он удержал свое место на рынке за счет следующих факторов: Вывода на аутсорсинг всех непрофильных активов; модернизации бумагоделательных машин; ввода новой энергоустановки на отходах; снижения кредитных рисков и т. д.
Мировой рынок напитков, стандартных пищевых продуктов и табачных изделий в последние годы был разделен между крупнейшими ТНК. Coca Cola (рыночная капитализация в 2009 г. около 120 млрд долл.) приобрела фирмы в Австралии, Африке и Южной Америке, PepsiCo (85 млрд долл.) — в России, Африке, на Среднем Востоке. Крупнейшим в мире производителем пива стала объединенная Anheuser-Busch-Inbev, доминирующая в ряде стран Европы, включая Россию и Бразилию (60 млрд долл.). Они пытаются поглотить SAB Miller (35 млрд долл.). ТНК практически заняли российский рынок пива и сигарет. На рынке кондитерских изделий Индии доминируют 4 ТНК (рис. 4) (продажи Cadbury в 2004–2008 гг. выросли с 10 до 240 млн долл., 66%); на растущем рынке коньяка в Китае — Remy, LYMH и Pernod (84%).
Рис.4. Структура рынка кондитерских изделий Индии (2008 г., %) WSJ, 08.06.2009, p.В4
ТНК приобретают локальные бренды — Unilever приобрел марку мороженого Inmarko; международной стала марка конфет «Коркунов». Индийская United Spirits приобрела шотландскую марку виски Whyte and Mackay и ведет переговоры с английской Diageo.
ТНК «Krafts Foods» (объем продаж 2008 г. более 42 млрд, капитализация — 39 млрд долл.) сосредоточилась на развитии 5 товарных патентов и 10 основных брендов на 10 ключевых рынках, включая Россию. При этом дочерние фирмы проводят локальный маркетинг. Так, печенье в Китае выпускается меньших размеров и с меньшим содержанием сахара, чем в США.
Лишь в немногих странах на рынке доминируют местные компании. Так, в Бразилии «Sadia» и «Perdigao» занимают 79,4% рынка мороженого и 59,4% — парного мяса; 66,2% — маргарина *.
Россия не сумела сохранить некоторые всемирно известные бренды (водки и др.), однако при условии разумной концентрации производства и капитала, а также государственного регулирования сырьевого рынка, она в состоянии развить их в мясомолочной, мукомольно-крупяной, кондитерской и других отраслях пищевой промышленности.
Серьезные проблемы возникли в производстве молока. В ЕС его ведущими производителями являются Германия и Франция (рис. 5). Резко растет потребление молока в Китае (Рис. 6, данные FAO).
В России средняя закупочная цена в 2008–2009 гг. снизилась с 9,9 до 8,4 руб. за литр. Это произошло из-за отсутствия системы закупок сухого молока и должной господдержки (выделенные 3,5 млрд руб. не дошли до производителей) и сделало производство нерентабельным, привело к сокращению поголовья коров на 200 тыс. (из 8 млн).
Интеграция в агросекторе имеет существенные особенности. Рост спроса и цен на продовольствие, нехватка пресной воды привели к массовой скупке земель за рубежом для выращивания зерна и других культур. В 2006–2009 гг. Китай скупил 2,8 млн га, Южная Корея — 800 тыс., ОАЭ — 750 тыс., Саудовская Аравия и Катар — по 500 тыс. (в Судане, Эфиопии и т.д.). В этом участвуют инвестиционные фонды. Английский фонд Sun Biofuels скупает земли в Эфиопии и Мозамбике, Goldman Sachs — в странах Азии, Бахрейн — в Турции, Кувейт — в Камбодже. Наибольшие площади (около 600 тыс. га) через посредство подставных фирм скуплены в России для выращивания экспортного зерна *.
Глобальные сети, включающие производство, маркетинг, переработку, оптовую и розничную торговлю, коренным образом трансформируют агрокомплекс, что приводит к драматическим изменениям фермерского хозяйства не только в Азии, Африке и Латинской Америке, но и в Европе *. Исследованию перспектив средних и малых ферм в условиях глобальной интеграции посвящены специальные исследования *.
В России этим проблемам не уделяется должного внимания. ТНК и агрохолдинги, используя современные технологии и, в основном, импортную технику, вернули в оборот пустовавшие земли в Центральном Черноземье, увеличили урожайность, валовой сбор (в 2008 г. — более 100 млн т) и экспорт зерна (в 2009 г. — в 7 раз, по данным Росстата). Однако из-за неупорядоченности земельных отношений большие массивы земли были скуплены или отобраны у крестьян в спекулятивных целях. Успехи, благодаря концентрации производства, достигнуты в птицеводстве, отчасти в свиноводстве, производстве масличных культур. В то же время кризис в производстве говядины, молока, овощей и фруктов из-за раздробленности и дезинтеграции прежних хозяйственных комплексов не разрешен. Импортное продовольствие в крупных городах достигает 70% продаж. Потребление фруктов и овощей намного ниже рациональных норм. Социальные проблемы села и малых городов можно решить только на основе рациональной интеграции хозяйственных образований, сотрудничества крупного, среднего и малого бизнеса.
Подводя итоги, подчеркнем, что интеграция хозяйственных образований в первичном секторе экономики идет по линии доминирования ТНК на этих отраслевых рынках. При этом у России еще сохраняются шансы создать ТНК в ряде отраслей первичного сектора для занятия лидирующих позиций на мировых рынках электроэнергии, целлюлозно-бумажной промышленности и ряде отраслей пищевой промышленности (мукомольно-крупяная, мясо-молочная). Очевидно, что интеграционные процессы в первичном секторе экономики должны стимулироваться государством и находиться под его контролем.
Рис. 5. Рост производства молока в 2008 г. (млн т.) Данные Евростата
Рис. 6. Рост потребления молока в Китае в 1980–2009 гг. (млн т.)

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия