Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (33), 2010
ЭКОНОМИКА, УПРАВЛЕНИЕ И УЧЕТ НА ПРЕДПРИЯТИИ
Соловейчик К. А.
Генеральный директор ОАО «Ленполиграфмаш»,
кандидат экономических наук


Мотивация как инструмент менеджмента интеграции промышленных предприятий
Статья посвящена систематизации процессов мотивации при управлении интеграцией промышленных предприятий. В теорию этого процесса автором внесен ряд недостающих элементов, которые целесообразно учитывать в практической деятельности
Ключевые слова: интеграция, мотивация, синергия, корпорация, эффективность

Интеграция является одной из основных тенденций современной экономики. Анализ интеграционных процессов должен начинаться с выявления и оценки, лежащих в их основе мотиваций, то есть причин, побуждающих менеджмент реализовать интеграцию. В теории и практике сформирован ряд подходов к выявлению основ процессов мотивации интеграции, причем в качестве основного принимается теория, ставящая во главу угла синергетический эффект как результат реализации интеграции и последующей деятельности интегративной структуры [1].
Соответственно, основной теории является синергия, создаваемая интеграцией в виде дополнительной стоимости интегрированного участника, что происходит за счет использования широкого круга преимуществ, возникающих в результате интеграции [2].
Следует отметить, что одновременно с положительным синергетическим эффектом существует эффект обратного синергизма, возникающий в ходе протекании процессов выделения и разделения [3].Суть этого явления заключается в возможности более эффективной деятельности каждого из участников в результате проведения процессов выделения или разделения неэффективного подразделения и, как следствие, рост стоимости участника
Российские авторы используют тот же принцип синергии для обоснования мотивов интеграции, параллельно исследуя теории агентских издержек и гордыни [4]. Предполагается, что отдельно могут выделяться: личные мотивы менеджеров; получение налоговых льгот; повышение качества управления; диверсификация; превышение ликвидационной стоимости или затрат на создание компании над ее рыночной стоимостью и др. [5]. Это, по сути, является российской интерпретацией предложенных теорий (синергетическая и агентская).
Иной подход, но уже для всех организационно-экономических преобразований, при которых меняется состав юридических лиц в нем участвующих (в т.ч. создание, ликвидация, объединение), основан на следующих критериях классификации мотивов:
1. По направлению действия:
— организационные;
— экономические;
— технологические;
— социальные.
2. По отношению к участникам:
— внешние (государственное регулирование, воздействие рынка, конкурентов, технологий и др.);
— внутренние (эволюционные и революционные).
Синергетическая теория предполагает выделение таких мотивов как операционные и финансовые синергии [4]. Аналогичную точку зрения имеют и другие авторы [6]. Другая ее интерпретация предполагает, что мотивами являются, с одной стороны, рост стоимости участников процесса за счет более эффективного управления и избавления от дублирования функций (как следствие снижение расходов), а, с другой, укрупнение участников, получающих экономию на издержках, привлекающее дополнительные инвестиционные ресурсы и повышающее капитализацию [7]. Принципиальных отличий в предложенных классификациях крайне мало, при этом смешиваются мотивы интеграции и механизмы ее осуществления.
Основной мотивацией интеграционных процессов на сложившемся рынке является реализация интересов собственников и уровни их благосостояния. Сущность же интеграционных процессов — обеспечение благосостояния участников в лице их собственников (обеспечение благосостояния при этом трактуется не только как повышение его уровня, но все действия, направленные на положительное воздействие). При этом можно говорить и об уменьшении благосостояния, если существуют только альтернативы, ведущие к снижению благосостояния.
В рамках синергетической теории можно провести группировку частных интеграционных мотивов по направлениям текущей деятельности и перспективного развития (табл. 1).
Таблица 1
Интеграционные мотивы в рамках синергетической теории
Операционные мотивы учитываются в рамках текущей деятельности предприятия (производство и реализация), финансовые — в рамках формирования финансовых ресурсов компании, источников финансирования, расчетов по обязательствам. Мотивы, связанные со всеми видами инвестиционной деятельности, включаются в инвестиционный блок, в рамках же стратегического учитывается рост эффективности управления и др.
К группе операционных мотивов, в первую очередь, относится экономия за счет увеличения масштабов деятельности [8]. В структуре участников интеграционных процессов, как правило, присутствует ряд схожих функциональных подразделений: бухгалтерия, финансы, маркетинг, рекламные, исследовательские, сбытовые и другие подразделения. Соответственно, создание единых центров управления оптимального размера приведет к значительному снижению затрат на их содержание и их удельного веса в общей себестоимости.
Экономия за счет выбора направления интеграции возникает при формировании горизонтальной и вертикальной интеграции. В первом случае происходит снижение производственных затрат за счет объединения производств, устранения дублирующих функций. Второе же направление характеризуется повышением эффективности единого технологического процесса и снижением транзакционных издержек. Возникает возможность наращивания ресурсов и роста занимаемой доли, снижения конкуренции [4, 6, 8]. Участники интеграции стремятся увеличить долю отраслевого объема продаж на конкретном рынке и усилить свою сбытовую сеть за счет эффективного дополнения сильных сторон каждого из участников. В тоже время на поле, где участники интеграции в прошлом конкурировали между собой в рамках ценовой конкуренции, возникает возможность реализации эффективной ценовой политики.
К операционным мотивам можно также отнести комбинирование взаимодополняющих ресурсов участников процесса интеграции [5, 8], что открывает новые возможности. Экономия формируется за счет сокращения времени и стоимости получения ресурсов.
Одним из финансовых мотивов является мобилизация финансовых ресурсов, весьма эффективная в условиях дефицита мобильных активов (денежных средств, запасов сырья, материалов и др.) и низкого уровня ликвидности участников. К финансовым же мотивам можно отнести возможность эффективного использования избыточных денежных ресурсов участников интеграционного процесса.
Одновременно, интеграция позволяет участникам более эффективно использовать инструменты налогового планирования в части налоговых льгот и снижения налоговой базы. В первом случае используются льготы участников, не способных самостоятельно реализовать их в полном объеме (освобожденные от уплаты налога на имущество предприятия по производству, переработке, хранению и реализации сельскохозяйственной продукции, перешедшие на уплату единого сельскохозяйственного налога в соответствии с положениями гл.26.1 Налогового Кодекса РФ; предприятия, использующие упрощенную систему налогообложения в виде уплаты единого налога в соответствии с положениями гл.26.2 Налогового Кодекса РФ и др.).
Снижение налоговой базы предполагает использование больших амортизационных отчислений или значительных убытков прошлых лет, поскольку в соответствии со ст.283 Налогового Кодекса РФ, налогоплательщик вправе перенести всю сумму убытка на будущее в течение 10 лет.
Инвестиционная группа мотивов включает в себя такую цель как приобретение активов (движимого и недвижимого имущества, нематериальных активов, прав/инструментов контроля над иным участником, участия в коммерческом проекте и др.). При приобретении контроля над компанией, ради имеющихся у нее прав контроля над интересующим предприятием, возможна двойная интеграция.
К данной группе относится также так называемое промежуточное приобретение участника как подход к последующему обмену прав контроля над ним на права контроля над иным участником, что и было реализовано, например, в ходе реорганизации российской электроэнергетики.
При интеграции также возможно высвобождение дублирующих активов и их реализация, равно как и непрофильного имущества. В результате интеграция реализуется ради последующей распродажи активов, при этом экономия возможна по налогу на имущество или земельному налогу при реализации соответственно здания или земли.
Одним из инвестиционных мотивов является желание разместить временно свободные ресурсы в отсутствие иных (внутренних) проектов [5]. Участник способен генерировать значительные потоки денежных средств, но не располагает возможностью их реинвестировать в собственные, внутренние проекты, в результате интеграция рассматривается как инвестиционный проект, который используется для размещения в нем избытка денежных средств. Дополнительным стимулом размещения средств служит вероятность враждебной, недружественной интеграции с участником, который заинтересован в этих свободных средствах.
Эффектом осуществления любого инвестиционного проекта является возможность получать дивиденды на вложенные в уставный капитал средства [4]. Однако в силу сложившейся в России практики, при которой делать значительные выплаты собственникам или показывать реальный финансовый результат могут или хотят немногие, этот стимул не следует рассматривать в качестве основного.
Мотивы, связанные с инвестиционной привлекательностью заключаются, в том числе и в неадекватной рыночной цене [4, 5], выражающейся в преобладании стоимости замещения и ликвидационной стоимости. Если у собственника возникает потребность расширения бизнеса и экономически более выгодна по сравнению с созданием интеграция, то можно говорить о преобладании стоимости замещения (стоимость существующего бизнеса меньше стоимости замещения его необходимыми активами). Объясняется это не влиянием балансовой стоимости активов [7, 8], а одновременной зависимостью стоимости компании от генерируемых доходов, стоимости компаний-аналогов и величины чистых активов.
Если стоимость чистых активов выше цены, сложившейся на рынке, можно говорить о преобладании ликвидационной стоимости. Неэффективность управления, дефицит финансовых средств, лежащие в основе ситуации, могут быть устранены участниками. В результате, участник-инициатор может получить, с одной стороны, эффективно действующее предприятие, а, с другой, активы более высокой стоимости.
Нередко интеграция проводится в целях последующего дезинтеграционного процесса (продажа по частям). Спекулятивный мотив возможен при преобладании ликвидационной стоимости, несоблюдении норм законодательства (нарушение интересов кредиторов, вывод активов).
Возможны случаи осуществления интеграционных процессов, не приносящих стоимостной выгоды, но ведущих к росту показателя прибыль на акцию [8]. В результате показатель, характеризующий деятельность компании, дает инвесторам неверную с экономической точки зрения картину, что может повлиять на неподтвержденный объективными условиями рост рыночных цен на акции компании. Эффект носит краткосрочный характер.
Основным стратегическим мотивом можно выделить стремление собственников к улучшению координации бизнес-процессов и повышению эффективности управления [5]. Опыт показывает существование участников, имеющих потенциал снижения затрат и повышения финансового результата за счет реструктуризации. Интеграция полезна как агентам, стремящимся повысить эффективность, так и агентам ее осуществляющим. Обе стороны получают/разделяют эффект синергии роста.
Стратегические проблемы могут решаться, в том числе и за счет приобретения менеджмента, что базируется на стремлении получить услуги менеджера или целой команды, уже доказавших свою компетентность в определенных ситуациях. Рынок имеет в своей истории примеры приобретения целой компании, в которой эта команда работает.
Существует подгруппа мотивов стратегического характера, связанных с клиентской базой, поскольку клиенты могут рассматриваться как нематериальный актив компании, который можно, правда с высокой долей субъективизма, оценить. При этом рассматривается возможность расширения клиентской базы компаний за счет интеграционных процессов особенно в ситуациях снижения темпов развития или угрозы потери определенного сегмента рынка.
Возможна территориальная интеграция в регион, где клиент имеет свои интересы (например, приобретение регионального филиала на основе интеграции с местным банком).
Относительно новой трактовкой стратегических мотивов является экономия на научно-исследовательских разработках и размещение временно свободных ресурсов, суть которой заключается в том, что интеграция является одной из форм венчурного инвестирования.
К группе стратегических мотивов относится стремление и необходимость соответствия законодательным нормам. В частности, одним из требований законодательства является наличие лицензии/сертификата для реализации того или иного вида деятельности, иногда интеграция является более экономичным вариантом ее получения. Далее, это соответствие состава учредителей, поскольку законодательство накладывает определенные ограничения на состав и долю учредителей. Так, страховые компании, более 49% уставного капитала которых сосредоточено в руках иностранных инвесторов, существенно ограничены в видах деятельности на территории РФ. То же касается доли юридических лиц в организации, применяющей упрощенную систему налогообложения (не более 25%).
В своей большей части мотивы, рассмотренные в рамках четырех блоков, являются внутренними, но, например, соблюдение законодательных норм и изменения в налоговых правилах носит внешний характер.
Описание мотивов должно быть дополнено описанием возможных издержек. Как было отмечено выше, существуют теории, рассматриваемые в рамках синергетической теории процессов интеграции в качестве ограничений:
теория агентских издержек;
теория самоуверенности.
Теория агентских издержек, как известно, описывает конфликт интересов собственников и наемного менеджмента при реализации, в том числе, и интеграционных процессов, в части предпосылок единства акционерного и бизнес-контроля. Соответственно возникает вопрос в экономической обоснованности мотивов и необходимости учета возможных издержек при принятии решения об интеграции. Данная концепция утверждает, что управленческий персонал стремится максимизировать не благосостояние собственников компании, которое выражается ее стоимостью, а денежные потоки, которыми он может свободно распоряжаться. Это связано с тем, что менеджмент обладает собственными интересами, которые могут, как совпадать, так и не совпадать с интересами собственников [4].
Причина расхождения заключается в общем стремлении к максимуму доходности при минимуме рисков, однако при этом доходность и риски оцениваются собственниками и наемным менеджментом по разному (табл.2).
Таблица 2
Оценка доходности и рисков
В данной ситуации решением конфликта интересов, по мнению С. Дженсена [9], может стать выкуп корпорации через долговое финансирование, по сути являющееся гарантией собственникам со стороны менеджмента выплаты будущих потоков денежных средств. При этом у собственников возникает право обанкротить компанию в случае, если она не выполнит свои обязательства по выплате процентных и номинальных платежей по эмитированным долговым обязательствам. Таким образом, долговая нагрузка существенно сокращает агентские издержки.
Другой подход реализует следование интеграционных процессов динамике рынка. Неэффективность менеджмента формирует мотив проведения интеграции в целях повышения эффективности управления [10]. Тем не менее, обосновано, что подобные процессы в большинстве своем являются слишком дорогостоящим методом [11].
Соответственно возникает необходимость анализа теории самоуверенности (hubris theory) [12], рассматриваемой только как объясняющей поведение менеджеров [4], однако поскольку инициатором интеграции — лицом, принимающим окончательное решение, является собственник, целесообразно включать этот подход в синергетическую теорию процессов интеграции как фактор риска.
Несмотря на наличие различных мнений и толкований в отношении форм и видов интеграционных процессов, а также их классификации необходимо при рассмотрении основных вопросов рынка корпоративного контроля выделить два направления интеграционных процессов: слияние и поглощение/приобретение. В отдельную же группу могут быть выделены дезинтеграционные процессы, являющиеся обратными по отношению к процессам интеграции и потому стоящие обособленно.
Систематизация рассмотренных вопросов позволяет внести недостающие, по нашему мнению элементы в процесс управления интеграцией предприятий: целесообразно учесть степень приобретаемого контроля; необходимо уточнить возможность принятия решений об интеграции менеджментом; закрепить возможность участия в сделке более 2-х участников.


Литература
1. Мескон М. Альберт, Ф. Хедоури. Основы менеджмента: пер. с англ. — М.: Дело,1992.
2. Bradley M., Desai A., Kim E. Synergetic gains from corporate acquisitions and their division between the stockholders of target and acquiring firms // Journal of Financial Economics, 1988, 21, pp. 3–40
3. Ван Хорн Д. К. Основы управления финансами: Пер. с англ. — М.: Финансы и статистика, 1996.
4. Рудык Н.Б., Семенкова Е.В. Рынок корпоративного контроля: слияния, жесткие поглощения и выкупы долговым финансированием. — М.: Финансы и статистика, 2000.
5. Владимирова И.Г. Слияния и поглощения // Менеджмент в России и за рубежом. — 1999. — № 1. — С.33–36.
6. Иванов Ю.В. Слияния, поглощения и разделение компаний: стратегия и тактика трансформации бизнеса. — М.: Альпина Паблишер, 2001.
7. Зусманович К.А.. Покупка, поглощение и слияние компаний: основы // http://www.gaap.ru/
8. Брейли Р., Майерс С. Принципы корпоративных финансов. — М.: Олимп-Бизнес, 1997.
9. Jensen S, Michael C. & Meckling, William H. Theory of the firm: Managerial behavior, agency costs and ownership structure
10. Малахов В.И. Пособие для независимого акционера // http://www.gaap.ru/
11. Manne H. Mergers and the Market for Corporate Control JPE, 1965, vol. 73, No 2, p. 110–120.
12. Roll R. The Hibrus Hypothesis of Corporate Takeovers // Journal of Business, 1986, vol. 59, No 2, p. 197–216.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия