Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (33), 2010
ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
Хан И. Р.
заместитель генерального директора по экономике
ОАО «Литий-элемент» (г. Саратов)


Внелегальные издержки в строительном бизнесе: теоретические и практические аспекты
В статье на примере строительной отрасли исследуются внелегальные издержки, которые в отечественной экономической мысли ошибочно причисляются к трансакционным. Доказывается, что их существование не может быть объяснено «болезнью роста» при переходе национальной экономики к рынку. Они изначально были заложены в хозяйственные конструкции в ходе приватизации и соответствующего законотворчества
Ключевые слова: институциональная экономика, трансакционные издержки, внелегальные издержки, легализованная коррупция, нелегальное строительство

В отечественной экономической литературе издержки, которые не поддаются строгому учету и стоимостной оценке, но которые несет предприниматель, принято называть трансакционными издержками. [1] По нашему мнению, указанная интерпретация всех издержек, которые несет предприниматель, легализует в том числе такие действия, которые в странах с развитой рыночной экономикой являются уголовно наказуемыми. Обратимся к первоисточнику, благодаря которому термин «трансакционные издержки» приобрел не только легальную, но и научную форму. Дуглас Норт назвал трансакционными издержками те, которые хозяйствующий субъект не нес бы, если бы продавал произведенную продукцию сам себе. [2]
Казалось бы, в рамки данного определения попадают все национальные экономики, где трансакционные издержки формируются в соответствии с теми обычаями делового оборота, которые сложились исторически или в результате юридических новаций — сознательно-волевых действий по реформированию ранее существовавших юридических норм и обычаев. При этом обычно выделяют пять видов издержек или групп трансакций. 1) Издержки поиска информации связаны с поиском информации о продавцах, покупателях и сложившихся ценах, а также с потерями, обусловленными неполнотой и несовершенством найденной информации. 2) Издержки ведения переговоров и заключения контрактов. Это требует определенных затрат времени и ресурсов. Расходы, связанные с переговорами об условиях продажи, юридическим оформлением сделки, нередко значительно увеличивают цену товара. Кроме того, сюда относятся потери из-за неудачно заключенных, плохо оформленных и ненадежно защищенных соглашений. 3) К издержкам измерения относятся затраты на измерение качества товара и услуг: затраты на измерительную технику, на проведение самого процесса измерения, на осуществление мер защиты от ошибок измерения и, наконец, потери от этих ошибок. Уменьшает эти издержки стандартизация продукции, гарантии фирм, торговые марки и другие меры. 4) В категорию издержек спецификации и защиты прав собственности входят расходы на содержание судебных и государственных органов, находящихся на страже правопорядка, затраты времени и ресурсов на восстановление нарушенных прав, а также потери от плохой спецификации и ненадежной защиты прав собственности. Некоторые авторы добавляют сюда же затраты на поддержание в обществе консенсусной идеологии, ибо соблюдение членами общества исторически сложившихся неписанных правил и этических норм является гораздо более экономичным способом защиты прав собственности, чем увеличение пенитенциарной системы для субъектов, не играющих по новым правилам. 5) Издержки оппортунистического поведения. Термин «оппортунистическое поведение» введен О. Уильямсоном и означает недобросовестное поведение индивида, нарушающее условия сделки и нацеленное на получение односторонних выгод в ущерб партнеру. Издержки этого типа возникают из-за недостатка информации и связаны с трудностями точной оценки постконтрактного поведения другого участника сделки: одна из сторон может выполнять условия договора по минимуму или даже уклоняться от их выполнения. Такой риск всегда существует. Эти издержки также характерны для совместной работы в команде, когда потенциальные возможности каждого полностью не известны. Распространены три основные формы постконтрактного оппортунизма — отлынивание, вымогательство и мошенничество. Поэтому издержки оппортунистического поведения складываются из связанных с ними потерь эффективности, а также затрат, необходимых для ограничения такого поведения.
Трансакционные издержки могут выступать в явной и неявной формах. Во втором случае они могут быть настолько велики, что блокируют возможность трансакции и их невозможно зарегистрировать.
Явные, или эксплицитные, трансакционные издержки — это те издержки, которые в принципе могут быть отражены на бухгалтерских счетах предприятий. Хозяйствующий субъект сам дал им оценку, произведя соответствующие платежи в адрес поставщиков ресурсов (поскольку речь идет о трансакционных издержках, то это ресурсы, необходимые для ведения переговоров, поиска информации, заключения сделок, измерения атрибутов благ и т.п.). Неявные, или имплицитные издержки не принимают форму денежных платежей, поэтому они могут быть измерены лишь косвенным образом. Наибольшая путаница возможна при сопоставлении категорий «неявные» и «эффективные» трансакционные издержки. Последнюю категорию можно определить следующим образом: это трансакционные издержки, которые сопряжены с наиболее эффективной сетью сделок при осуществлении данного вида деятельности при данной системе общественных институтов. Эффективные трансакционные издержки также как и реальные состоят из двух компонентов — явных и неявных издержек. Другими словами, нулевые неявные трансакционные издержки обязательно являются эффективными.
Попытаемся пойти путем Д.Норта и Дж.Уоллиса, которые, как известно, систематизировали трансакционные издержки, обратившись к практике, существовавшей в США на протяжении 1870-1970 гг. Но, поскольку историческая динамика России из-за реформ, революций, частой смены институтов, законодательства и форм собственности, лишь запутает само понятие трансакционных издержек, представим «сиюминутный срез» нашей современной истории на примере строительной отрасли (см. табл.1 и 2).
Значительную долю в трансакционных издержках занимают трансакционные издержки заключения контрактов, спецификации и защиты прав собственности, а также издержки оппортунистического поведения. Э. де Сото объединил эту часть издержек в одну группу и включил их в число издержек, которые назвал «ценой подчинения закону». [3] Они включают в себя все издержки доступа к закону и издержки продолжения деятельности в рамках закона.
Высокая цена подчинения закону, а она выражается не только в денежной форме, часто временные и психологические издержки оказываются просто запретительными, толкает экономических субъектов в сторону выбора внелегальных, т.е. альтернативных закону издержек.
Практически, все издержки, перечисленные выше, имеют внелегальные альтернативы, которые в ряде случаев в денежном выражении стоят гораздо дороже, однако, существенно экономят время и нервы.
Таблица 1
Трансакционные издержки поиска информации и издержки измерении в строительной фирме
Существует достаточно известный пример, который демонстрирует альтернативность издержек переговоров и издержек психологических. Если две стороны пытаются договориться, тратят время и ресурс, то, в конце концов, одна сторона платит другой, покупая свою эффективность, и все зависит от «цены вопроса». Другая сторона, оценив свой порог, принимает нужное, «правильное» решение. Коррупция здесь выступает как покупка эффективности.
Престиж чиновничьей службы в России растет более высокими темпами, чем растет официальная зарплата чиновников. Помимо зарплаты чиновники получают, если можно так выразиться, «административную валюту», которую всегда можно обменять на рубли или доллары. Вместо долгих согласований с различными органами, с конкретным чиновником всегда можно «договориться». На сегодняшний день принцип «не подмажешь — не поедешь» работает на всех стадиях инвестиционно-строительной деятельности. Без взятки невозможно приобрести земельные участки под строительство, выиграть тендер, согласовать строительство в различных органах. К тем, кто не хочет платить «дань» приходит СЭС, пожарные и УБЭП с проверками. И тогда экономический субъект, выбравший легальность, получает, в отличие от «нелегала», вполне легальные штрафные санкции.
Нельзя недооценивать огромный мультипликационный эффект от коррупции: взятки в большинстве случаев даются в наличной денежной форме. Оборот наличных денежных средств ограничен, поэтому, для того, чтобы сформировать «фонд помощи чиновникам, необходимо «безнал» преобразовать в «черный нал», обналичить. Операции по обналичиванию тоже не бесплатны, ни для фирмы, ни для государства и общества. Операция на черном рынке финансовых услуг стоит от 7–10% от обналичиваемой суммы. Государство при этом теряет престиж, который не должен быть «товаром», налоги, прежде всего налог на прибыль — 24% от «черных» сделок.
В соответствии с предложенной классификацией структура «цены подчинения закону» строительной фирмы будет выглядеть следующим образом:
Таблица 2
Цена подчинения закону строительной фирмы
Издержки, связанные с юристами, судами и милицией заменяются «крышей», причем не бандитской, как прежде, а «крышей» одного из силовых ведомств, или «крышей» депутатских «лобби» в законодательных собраниях субъектов федерации (вплоть до парламента страны).
Государство в лице закона и преступность в лице коррупционеров неким образом конкурируют в экономической среде с точки зрения экономических агентов в обеспечении условий нормальной экономической работы.
В цене внелегальности цитируемый нами выше Э.де Сото [4] выделяет несколько элементов:
Издержки, связанные с трансфертом доходов. Даже уклоняющиеся от уплаты налогов экономические субъекты делятся полезным эффектом от своей деятельности с чиновничеством, ничего не получая взамен. Все без исключения субъекты платят косвенные налоги и инфляционный налог, особенно учитывая предпочтение наличных денег при заключении внелегальных сделок. Субъекты, отдающие предпочтение внелегальным формам хозяйствования, ограничивают себя в выборе кредитных инструментов, поскольку не могут подтвердить свою кредитоспособность. Большинство расчетов в строительстве происходит после выполнения работ, поэтому потеря «кредитного костыля» является высокой ценой для строительных организаций.
Издержки, связанные с уклонением от налогов и начислений на заработную плату. Уклонение от выплаты подоходного налога (13%), Единого социального налога (26%) позволяет существенно экономить на оплате труда. Дешевый труд развращает предприятие. «Два солдата из стройбата» или один гастарбайтер не только «заменяют экскаватор», но и ведут строительную отрасль к технологической отсталости. Дешевый труд снижает стимулы к повышению производительности труда и техническому и технологическому перевооружению.
Издержки, связанные с отсутствием легально зафиксированных прав собственности. Очень часто, «рациональное поведение» экономических субъектов, которые сталкиваются с бюрократическими барьерами, ограничены в деньгах для использования альтернативных вариантов, приводит к выбору решения вообще не согласовывать строительство. Результатом такого выбора оказываются самовольные постройки, их невозможно продать, заложить в качестве обеспечения кредита, передать по наследству. Количество правомочий собственности в отношении такого строения сильно ограничивается.
Издержки, связанные с невозможностью использования контрактной системы. Заключая нелегальные соглашения, например, с подрядчиками, заказчик не может рассчитывать на то, что работы будут выполнены качественно и в срок, на компенсацию ущерба, который может быть причинен подрядчиком. В случае причинения ущерба подрядчиком третьим лицам, заказчик будет вынужден за свой счет компенсировать этот ущерб. Он при этом лишен возможности обратиться в судебные органы.
Издержки, связанные с исключительно двухсторонним характером внелегальной сделки. Внелегальная сделка, как правило, отвечает интересам только двух сторон и не затрагивает, а часто нарушает интересы третьих лиц. Например, решение вопроса согласования строительства путем дачи взятки не учитывает интересы жителей близлежащих кварталов, самовольная постройка может испортить архитектурный вид города, нанести вред экологии и т.д.
Естественно, самая большая цена за внелегальность, которую может заплатить предприниматель — это потеря бизнеса, свободы или даже жизни. Внелегальность можно победить только одним способом — сделать ее максимально невыгодной. Эта проблема не имеет универсального решения, поскольку каждая из стран мира воспроизводит ее по-своему. Где-то она имеет характер «пережитков», т.е. является исторической проблемой, вступившей в противоречие с современностью.
Проведенный в Великобритании Королевским Институтом Строительства (Chartered Institute of Building) опрос показал, что 51% специалистов строительной отрасли согласны с тем, что коррупция в строительстве — дело обычное. 1400 строителей-профессионалов ответили с каким типом коррупции они сталкиваются чаще всего, насколько «продажной» им представляется та или иная деятельность, а также, какая область их деятельности подвержена коррупции больше всего. Среди опрошенных: 82% — занимали должность директора или управляющего; 57% работали в крупных компаниях; 20% — в средних и 23% — в небольших фирмах. 76% респондентов ответили, что в Великобритании широко распространен нелегальный наем. Именно он является базой коррупции. В то же время, как заявил один из руководителей Института, многие из опрошенных даже не классифицировали такие действия как составление мошеннического счета-фактуры или дачу взятки с целью получения контракта, как противозаконные. Так что поле деятельности по воспитанию правильных этических норм у английского строительного бизнеса представляется довольно широким.
Всемирный банк (World Bank) оценивал стоимость коррупции в мировой экономике в 1,5 трлн долл. в год. Стоимость коррупции в строительной индустрии Великобритании была оценена приблизительно в 3 млрд фунтов стерлингов в год. Примечательно, что вышеназванные респонденты оценили ее в 35 млн в год. [5]
Не менее распространена коррупция в строительном бизнесе Испании и Италии. Там за последние полтора года выявлено более 13 тыс. нарушений, связанных с незаконной выдачей муниципалитетами лицензий на строительство.
Международные организации, такие как Всемирный Банк, Международный Валютный Фонд, Transparency International следят за коррупцией в мире, собирают статистические сведения, анализируют, публикуют данные, отчеты. МВФ подсчитывает индексы коррупции, Transparency International ежегодно публикует рейтинги стран в срезе коррупции, подготавливает Глобальный отчет о коррупции (The Global Corruption Report). Каждый год акцент делается на каком-то определенном виде коррупции, будь то коррупция в политических партиях или в медицине.
В 2008 г. был опубликован отчет с акцентом на коррупцию в строительстве. Отчет констатирует, что «культура незаконности и бандитизма, угроз все еще существует в строительной индустрии» во всем мире. Итогом отчета явился целый ряд рекомендаций для заказчиков строительства и для строительных компаний, международных финансовых учреждений, банков, экспертных кредитно-информационных бюро, профессиональных ассоциаций, контролирующих органов, акционеров компаний и правительств всех стран. [6]
Строительная деятельность в РФ, также как и во все мире, регулируется значительным количеством нормативных актов, технических регламентов и другими «правилами игры». Это 1) нормативные акты Госстроя России и его предшественников (Госстроя СССР, Минстроя СССР и России), а также их подразделений (Главценообразования, Главгосэкспертизы, Госгражданстроя) и др.; 2) общие вопросы организации строительной и архитектурной деятельности (лицензирование, инвестирование, финансирование и кредитование строительства. условия и порядок заключения договоров подряда на капитальное строительство, проведение подрядных торгов и др.) представлены кодексами и законами Российской Федерации, актами Президента и Правительства России; 3) отдельные аспекты строительства тех или иных объектов отражены в документах соответствующих ведомств и их подразделений — Минсвязи России, Госатомнадзора России, Минтопэнерго России, Минтранса России, ГУ ГАИ МВД России и др.
В Санкт-Петербурге инвестиционно-строительная деятельность регулируется следующими структурами Администрации Санкт-Петербурга: Комитетом по строительству (КС), Комитетом по управлению городским имуществом (КУГИ), Комитетом по градостроительству и архитектуре (КГА), Комитетом по земельным ресурсам и землеустройству (КЗРиЗУ), Комитетом по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП), Комитетом экономического развития, промышленной политики и торговли (КЭРППиТ), Комитетом финансов (КФ), другими комитетами и городскими управлениями. Организационная работа по подготовке инвестиционного предложения для рассмотрения его на заседании Инвестиционно-тендерной комиссии (ИТК) в соответствии с распоряжением губернатора Санкт-Петербурга № 678-р от 08.07.97 г. (с последующими изменениями и дополнениями) возложена на Комитет по строительству, в частности, на Управление инвестициями (КС УИ).
Основными правоустанавливающими документами инвестиционной строительной деятельности на территории Санкт-Петербурга являются: распоряжение мэра от 03.06.94 г. № 585-р (с изменениями); регламент Инвестиционно-тендерной комиссии (ИТК); положение о секретариате ИТК; типовой договор об инвестиционной деятельности; положение о подрядных торгах в Санкт-Петербурге.
Функции КС УИ и ИТК определены «Регламентом подготовки и согласования инвестиционно-тендерной документации для предоставления объектов недвижимости и имущественных прав на них на инвестиционных условиях» (см. табл. 3).
Таблица 3
Регламент подготовки и согласования инвестиционно-тендерной документации для предоставления объектов недвижимости и имущественных прав на них на инвестиционных условиях
Перечисление функций инвестиционно-строительной деятельности, заложенных в структуре Администрации Санкт-Петербурга, займет шесть таких таблиц. Именно поэтому строительно-подрядные организации зачастую приступают к строительству не имея даже десятой доли положенных по закону согласований и разрешений. Часть из них оформляется параллельно со строительством, а часть по его окончании, т.е. вся «разрешительная система» ставится перед фактом построенного, но не принятого в эксплуатацию объекта. Эмпирическим путем строители установили, что издержки на согласования и разрешения составляют до 40% от стоимости объекта. Можно ли их полностью отнести к «трансакционным издержкам»?
По нашему мнению, более двух третей от указанной суммы составляют внелегальные издержки. В данной связи весьма любопытным представляется совмещение теории с практикой относительно идеи прохождения документов путем «одного окна» и «электронного правительства». Даже если не ставить под сомнение утопичность реализации идеи — исключить таким образом саму возможность личного общения просителя и чиновника (т.е. лишить просителя возможности «дать», а чиновника — «взять»), возникает сомнение в сокращении при этом «цены подчинения закону».
Цена подчинения закону растет в современной России вовсе не потому, что проситель обращается к чиновнику пешим или по почте, а потому, что само законотворчество напоминает «гонку вооружений»: на каждое новое наступательное средство появляется адекватное оборонительное. Причем, оборонительное является более дорогостоящим, чем наступательное. Попытка «по-новому» прописать в законах то, что ранее делалось «по-старому», приводит к тому, что в новых законах ищутся лазейки, каким образом его обойти, чего, естественно, не делалось, когда люди руководствовались повседневным обычаем, а не умозрительным законом.
Если обратиться к истории дореволюционной России, то первая половина Свода законов Российской империи была составлена за 220 лет, а вторая — за 50, за 1864–1914 гг., т. е за время так называемых «великих реформ». Сама идея «революционного права», отменяющего все действовавшие ранее законы, возникла потому, что «отреформированным» законодательством стало невозможно пользоваться. В нем тонули даже гениальные юристы. Цена подчинения закону стала непосильной в первую очередь для так называемой «буржуазии», т.е. людей «дела». Временное правительство пошло по пути революционного улучшения права и лишь повысило уровень продажности и коррумпированности в обществе. За 50 лет реформ Россия сама себя загнала в умозрительно-законодательный тупик...
Возвращаясь к теме строительства, следует отметить, что до сих пор не разработан технический регламент, который, естественно, не будет состоять из одного закона «О техническом регулировании». Подробный свод нормативно-технической документации для строительства крайне необходим, поскольку от него зависит, будут ли стоять или рушиться только что построенные «аквапарки», «Диснейленды» и прочие строительные новинки. Однако, сложно себе представить, чтобы контрольно-надзорные органы «надзирали» вновь построенные объекты через «одно окно» или на мониторе ПК. Ведь и сейчас в действительности, а не в теории, «надзор» и «согласование» происходят одновременно. При разделении «окон» и «надзоров» размер дани и, естественно, коррупции, значительно вырастет.


Литература
1. Попов А.Н., Ксенофонтов Н.В. Теория и практика управления трансакционными издержками организации. Препринт. — Челябинск: Урал ГУФК, 2006. — С.15.
2. Норт Д.С. Институты и экономический рост: историческое введение // THESIS. — 1993. — Т.1. — Вып.2. — С.69.
3. Сото Э. де. Иной путь. Невидимая революция в третьем мире. — М., 1995. — С.42.
4. Там же. — С.189–215.
5. http://www.theglazine.com/newsarchive/news071106.htlm#CorruptUKConstruction
6. Transparency International. The Global Corruption Report // http://www.transparency.org/publications/gcr/download_gcr/downlosd_gcr_2008#dowload

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия