Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (33), 2010
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Романенко И. В.
заведующий кафедрой маркетинговых исследований Северо-Западного филиала Международного университета (г. Москва),
кандидат экономических наук, доцент


Экономический механизм инновационного развития региона
В статье рассматривается система принципов управления инновационным развитием региона на основе которых предлагается алгоритм построения эконометрической модели инновационного развития, а также организационно-экономический механизм управления региональной структурой бизнеса
Ключевые слова: инновационное развитие региона, эконометрическая модель, управление структурой бизнеса

1. Система принципов управления инновационным развитием региона
Для обеспечения желаемых направлений и темпов инновационного развития субъекта Российской Федерации необходимо опираться на систему принципов функционирования экономического механизма управления нововведениями. Этот механизм пронизывает все сферы общественной жизни (материальную, социальную, политическую, духовную).Он также обеспечивает и развивает все уровни управления (макруровень, региональный уровень, микроуровень), с их исторически определенными субъект-объектными отношениями, а, следовательно, и инструментами управленческих воздействий [7, 10, 12].
Система принципов управления инновационным развитием региона, базирующаяся на экономических методах, включает подсистемы:
1) базовых — наиболее общих, присущих всем видам управленческой деятельности, принципов: централизации, развития, экологической безопасности, экономической обоснованности, открытости, подконтрольности, предсказуемости, конкуренции, социально-экономической эффективности;
2) частных, присущих исключительно инновационному виду деятельности принципов: системного описания инноваций, гармонизации интересов участников инновационной деятельности, рациональных структурных соотношений.
Принцип централизации — единая для всех субъектов инновационной деятельности методологическая основа, скоординированное формирование, централизованное согласование и утверждение направлений инновационной политики, с определением, как приоритетных направлений инновационной политики, так и областей отказа, то есть тех направлений, в которых инновационная деятельность в пределах рассматриваемого горизонта прогнозирования не даст желаемых результатов.
Принцип развития — обеспечивает экономическую устойчивость предприятий — производителей инновационной продукции, работ, услуг, создание условий для развития и модернизации производства, обновления основных производственных фондов.
Принцип экологической безопасности — позволяет оценивать последствия влияния инновационного развития на состояние окружающей природной среды, разрабатывать и внедрять такие и только такие устройства (технику) и способы (технологии), которые ни при каких отказах не приведут к ухудшению экологической обстановки в регионе.
Принцип экономической обоснованности — снижает суммарную нагрузку на конечного потребителя, с учетом его реальной платежеспособности, а также снижает нагрузки на федеральный и региональный бюджеты — за счет снижения уровня текущих затрат на производство и реализацию инновационной продукции (работ, услуг).
Принцип открытости — создает необходимые условия для обеспечения полной организационной и финансовой прозрачности субъектов инновационной деятельности, обеспечения полного информационного сопровождения инновационной деятельности.
Принцип подконтрольности — позволяет осуществлять контроль за целевым использованием бюджетных средств, за реализацией программ и проектов в соответствии с утвержденными графиками их проведения.
Принцип предсказуемости — обеспечивает предсказуемость условий инновационной деятельности и инновационной политики на территории субъекта РФ.
Принцип конкуренции — создает условия развития конкурентной среды, как на рынке инновационной продукции (работ, услуг), так и на всех стадиях инновационной деятельности, прежде всего, на начальном этапе жизненного цикла вновь создаваемых инновационных предприятий.
Принцип социально-экономической эффективности — дает позитивные изменения во всех сферах общественной жизни субъекта РФ (материальной, социальной, политической, духовной) как результат всестороннего, управляемого процесса инновационных изменений.
Принцип системного описания нововведений предполагает использование методологии системного описания нововведения как объекта управления по следующим классификационным признакам:
— область применения;
— этап, результатом которого является нововведение (фундаментальные исследования, прикладные исследования и т.д.);
— степень интенсивности («бум», равномерная, слабая, массовая);
— темпы осуществления инноваций (быстрые, замедленные, затухающие, нарастающие, равномерные, скачкообразные);
— масштабы инноваций (региональные, транснациональные, крупные, средние, мелкие);
— результативность (высокая, низкая, стабильная);
— эффективность (экономическая, социальная, экологическая, интегральная).
Принцип гармонизации интересов участников инновационной деятельности предполагает оптимальное сочетание интересов (прежде всего, экономических) личности и общества, на всех стадиях инновационного цикла.
Принцип рациональных структурных соотношений предполагает учет при формировании прогнозируемой региональной структуры бизнеса, а также структуры валового регионального продукта (ВРП), приоритетов инновационного развития. При этом:
— исходное состояние структуры ВРП подтверждается данными государственной статистики;
— желаемое — определяется по результатам SWOT-анализа, а также с учетом сложившегося в странах с развитыми рыночными системами различных структурных соотношений (между видами деятельности; между стадиями НИОКР; между затратами на НИОКР и величиной ВВП и т.д.);
— регулирование структуры бизнеса (соотношения между количеством крупных, средних и малых предприятий) должно быть направлено на минимизацию себестоимости выпускаемой продукции.

2. Эконометрическая модель инновационного развития региона
Алгоритм построения эконометрической модели инновационного развития региона, базирующийся на вышеперечисленных принципах, включает показанные ниже блоки процедур.
1. Установление, на основе теории матричного моделирования экономически эффективного развития субъектов инновационной деятельности [11], соподчиненности между основными показателями, обеспечивающей:
— превышение темпов роста основного капитала над темпами роста численности работников в инновационной сфере;
— превышение темпов роста себестоимости инновационной продукции над темпами роста основного капитала;
— превышение темпов роста объема выпуска инновационной продукции (ИП) над темпами роста себестоимости инновационной продукции;
— превышение темпов роста прибыли от производства инновационной продукции над темпами роста объема выпуска инновационной продукции (оказания инновационных услуг);
— превышение темпов роста рыночной капитализации инновационно-активных предприятий (ИАП) над темпами роста прибыли от производства инновационной продукции.
Иначе говоря, при любой стратегической альтернативе должно выполняться неравенство:
I1 < I2 < I3 < I4 < I5 < I6, (1)
где I1, I2, I3, I4, I5, I6 — индексы изменения численности работников в инновационной сфере, основного капитала, себестоимости инновационной продукции, объема выпуска инновационной продукции, прибыли от производства инновационной продукции, рыночной капитализации инновационно-активных предприятий.
2. Расчет, на основе данных статистики, ретроспективных и прогнозируемых значений основных удельных показателей:
— среднемесячной заработной платы одного работника;
— фондовооруженности (капиталовооруженности) труда;
— производительности труда (ВРП/на душу населения).
3. Расчет, на основе прогнозов об изменении численности и удельных показателей, приростов:
— расходов на оплату труда;
— используемых основных производственных фондов.
4. Расчет, на основе известного прироста расходов на оплату (п. 3), прироста доходов консолидированного бюджета за счет:
— отчислений на социальные нужды,
— налога на доходы физических лиц.
5. Расчет, на основе известного прироста основных производственных фондов (п. 3), приростов:
— инвестиций;
— амортизационных отчислений;
— поступлений в бюджет налога на имущество предприятий1.
6. Расчет, на основе известных приростов расходов на оплату труда (п. 3), отчислений на социальные нужды (п. 4) и амортизации (п. 5), прироста себестоимости инновационной продукции2.
7. Установление динамики изменения рентабельности производства инновационной продукции, на основе анализа статистических данных «старт-апов»: от 0 до 5 % — для первого года до 15–25 % — для второго и последующих лет.
8. Расчет, на основе известной себестоимости (п. 6) и норматива рентабельности продукции (п. 7) прироста прибыли.
9. Расчет, на основе полной себестоимости инновационной продукции (п. 6) и прибыли от производства инновационной продукции (п. 8), прироста объема производства инновационной продукции.
10. Расчет, на основе известной прибыли (п.8), налога на прибыль.
11. Расчет доходов консолидированного бюджета, включающих:
— отчисления на социальные нужды3;
— налог на доходы физических лиц (13 % от расходов на оплату труда),
— налог на имущество4;
— налог на добавленную стоимость5.
12. Принятие решений по максимально возможным бюджетным ассигнованиям, на основе известных доходов бюджета (п. 11), с учетом дисконтирования, — в пределах доходов бюджета в течение установленного субъектом инновационной деятельности срока окупаемости.
13. Определение структуры инвестиций, на основе известных потребностей в финансировании (п. 5), а также объема бюджетных ассигнований (п. 12).
14. Расчет показателей коммерческой и бюджетной эффективности [2].
15. Итеративные корректировки показателей эконометрической модели, с целью обеспечения:
— коммерческой и бюджетной эффективности;
— достаточности бюджетных ассигнований для реализации принятых программ.
Описанные блоки процедур на региональном уровне впервые были реализованы нами при разработке Комплексной программы мероприятий по реализации инновационной политики в Санкт-Петербурге на 2008–2011 гг. [4], разработанной в соответствии с Концепцией социально-экономического развития Санкт-Петербурга до 2025 г. [3]. При этом в качестве инструмента, позволяющего контролировать выполнение условия (1), использовалась матрица Романенко-Румянцева [12], исходные и производные индексы которой, в случае соблюдения всех условий интенсивного типа развития, должны увеличиваться (на каждом шаге реализации программы):
— по каждой строке матрицы — при движении слева направо;
— по каждому столбцу матрицы — при движении снизу вверх.
В табл. 2 представлен один из возможных вариантов инновационного развития Санкт-Петербурга на 2008–2011 гг. [4]. При его разработке были использованы данные таблицы 1, рассчитанные на основе показателей государственной статистики за 2005 г., а также прогнозных показателей, предусмотренных постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 20 июля 2007 г. № 884 «О Концепции социально-экономического развития Санкт-Петербурга до 2025 года» [3].
Как следует из табл. 1, все исходные индексы изменения основных показателей матрицы удовлетворяют условию (1)6; следовательно, и все производные удельные показатели (табл. 2) также удовлетворяют условиям интенсивного типа развития.
Действительно, все 500 показателей7 прогнозной эконометрической модели инновационного развития Санкт-Петербурга на 2008-2017 гг. имеют положительную динамику изменения.
Так, например, в течение 10 лет:
— рост8 капиталовооруженности труда (показатель 2.1) составит (1,013 — 1) 100 = 1,3 %, т.е. увеличится с 1,030 млн руб. в 2008 г. до 1,043 млн руб. в 2017 г.;
— производительность труда (показатель 4,1) увеличится ориентировочно в 3,6 раза — с 0,536 млн руб. в 2008 г. до 1,927 млн руб. в 2017 г.;
— рентабельность основного капитала (показатель 5.2) возрастет в 14 раз — с 2,5 % в 2008 г. до 34,7 % в 2017 г.;
— рентабельность продукции (показатель 5.3) увеличится в 4,6 раза — с 5 % в 2008 г. до 23,1 % в 2017 г.;
— затраты на 1 руб. произведенной инновационной продукции (показатель 3.4) будут снижены с 95,2 коп. до 81,2 коп. или на (0,853 — 1) 100 = — 14,7 %, и т.д.
Указанные в табл. 1 показатели характеризуют приростную составляющую инновационного развития Санкт-Петербурга. Итоговые значения каждого из рассматриваемых абсолютных показателей рассчитываются суммированием базисного и приростного значений. Так, например, в постановлении Правительства Санкт-Петербурга от 23 января 2008 г. № 42 «О Комплексной программе мероприятий по реализации инновационной политики в Санкт-Петербурге на 2008–2011 годы» [4] приведены абсолютные значения показателей на 2011 г., рассчитанные с учетом ожидаемого выполнения за 2007 г. и дополнительного прироста за 2008–2011 гг., согласно данным таблицы 1:
— валовой региональный продукт на душу населения — 453,2 тыс. руб.,
— объем отгруженной инновационной продукции — 87 380,0 млн руб.,
— доля инновационной продукции в общем объеме отгруженной продукции — 10,3 %,
— затраты на технологические инновации — 22 717,6 млн руб.,
— число созданных передовых производственных технологий (в течение года) — 97,
— число выданных в течение года патентов — 2 585,
— численность работников, выполнявших исследования и разработки, — 111,0 тыс. человек.
Алгоритм построения модели предполагает сопоставление дисконтированных затрат и результатов, в силу чего реализуется с использованием широко известного методического инструментария [2].
Таблица 1
Исходные данные для разработки эконометрической модели инновационного развития Санкт-Петербурга на 2008–2017 гг.
Таблица 2
Эконометрическая модель инновационного развития Санкт-Петербурга в 2008–2017 гг.
Таблица 2. Окончание
3. Организационно-экономический механизм управления региональной структурой бизнеса
Более высокая эффективность крупного бизнеса по сравнению со средним и малым очевидна, прежде всего, в силу значительно большего положительного эффекта масштаба.
Так, например, сравнение производительности труда в 500 крупнейших компаниях мира в 1991 г. (200 тыс. долл. США [1]) с аналогичным показателем промышленности РФ за 2004 г. (34,66 тыс. долл. США [5]), свидетельствует о том, что даже при ежегодном темпе прироста производительности труда в размере 10 %, отечественная промышленность только в 2023 году выйдет по данному показателю на уровень, пройденный 500 крупнейшими компаниям мира еще в 1991 году.
Приведенные сравнительные данные — веский аргумент против дальнейшего дробления крупного и среднего бизнеса; победные реляции по поводу создания все новых и новых малых предприятий, в большей части «фонарных» (т.е. создаваемых с заведомо криминальными целями), сегодня следует расценивать, как неспособность регионов поддерживать оптимальную структуру бизнеса. Смысл ее заключается в следующем: с одной стороны, стимулировать создание исключительно инновационно-активных малых предприятий, а, с другой, — проводить политику «выбраковки» неэффективных малых предприятий (по сути отвлекающих ресурсы из сферы более эффективного приложения капитала), а также поддерживать процессы слияний и поглощений в сфере малого, среднего и крупного бизнеса.
В 2002 г., на основе теории длинных волн Кондратьева Н.Д., нами был сделан вывод о том, что в 2009 г. произойдет смена социально-экономической парадигмы управления Россией, что 2009 г. станет годом перехода к модели инновационного развития [10], охватывающей все сферы общественной жизни: материальную, социальную, политическую, духовную.
Рис. 1. Предлагаемая организационная структура управления
кластерными образованиями Санкт-Петербурга
Сегодня, спустя 7 лет, очевидно, что ключевыми направлениями этого перехода становятся: 1) укрупнение бизнеса, осуществляемое в форме создания кластерных инновационных образований, 2) формирование адекватной предполагаемым изменениям вертикали управления экономикой региона — от районной администрации до руководителя исполнительной власти региона.
3.1 Кластерные образования как форма инновационного развития
Динамика инновационного развития региона во многом определяется структурой бизнеса. Под не следует понимать соотношение объемов продукции, реализуемой крупными, средними и малыми предприятиями, в рамках выделенных субъектом управления продуктовых групп. К ним относятся группы — от стратегических бизнес-единиц (СБЕ) на уровне компании до территориальных, национальных и международных кластерных образований (отраслевых и межотраслевых групп).
В процессе выполнения исследования [8] нами было выявлено 403 потенциальных продуктовых кластера Санкт-Петербурга. Они охватывают около 30 тыс. предприятий — как входящих, так и не входящих в различные общественные организации (ассоциации, союзы, саморегулируемые общественные организации и т.п.), рассматриваемые нами в качестве платформ будущих кластеров.
При этом, как показали выполненные расчеты, только за счет экономии на транзакционных издержках вхождение одного малого предприятия в кластерную структуру будет способствовать увеличению доходов государственного бюджета не менее чем на 1/3 млн руб. в год [6, том 2].
В разработанной нами организационной структуре управления кластерными образованиями, дирижистской по методам управления и либеральной по технологиям принимаемых решений, субъектами управления являются (рис. 1):
— губернатор Санкт-Петербурга;
— вице-губернаторы, курирующие профильные комитеты (в том числе вице-губернатор, курирующий экономику);
— профильные комитеты (в том числе — комитет экономического развития, промышленной политики и торговли (КЭРППиТ);
— администрации 18 районов города;
— общественный совет по малому бизнесу при Губернаторе Санкт-Петербурга;
— управляющие структуры кластерных образований (как действующих, так и потенциальных);
— общественные организации (ОО).
Что касается кластера как объекта управления, то в его структуре нами предложено выделять:
— стратегические предприятия и акционерные общества, перечень которых определен Указом Президента РФ от 4 августа 2004 г. № 1009 «Об утверждении перечня стратегических предприятий и стратегических акционерных обществ» ( так, например, в Санкт-Петербурге к стратегическим предприятиям и акционерным обществам относятся: 17 научно-исследовательских институтов, 2 научных центра, 2 научно-производственных предприятия, 1 научно-производственная фирма, 2 научно-производственных объединения, 4 завода, 1 научное конструкторско-технологическое бюро, 1 конструкторское бюро, 1 опытно-конструкторское бюро, 1 специальное конструкторское бюро, другие предприятия);
— малые и средние предприятия:
а) обеспечивающие деятельность стратегических предприятий, включенных в «Перечень...»;
б) осуществляющие производство критически важных компонентов, узлов, механизмов и машин, используемых промышленными предприятиями военно-промышленного комплекса, а также в объектах жизнеобеспечения Санкт-Петербурга и Ленинградской области;
в) формирующие платформы кластерных образований, например: Лазерная ассоциация (27 предприятий), Ассоциация строителей Санкт-Петербурга (103 предприятия), Ассоциация негосударственных образовательных организаций регионов России в Санкт-Петербурге (34 предприятия), Ассамблея ювелиров Санкт-Петербурга и Союз ювелиров Северо-Западного федерального округа (242 предприятия) и др.
3.2 Исполнительные органы государственной власти в системе инновационного развития региона
В системе инновационного развития региона центральным является районный уровень управления, так как именно на уровне районной администрации принимается в отношении малых инновационных фирм большая часть жизненно важных организационно-экономических решений.
Из этого следует, что целевые социально-экономические ориентиры развития субъекта Российской Федерации должны находить отражение в положениях о структурных подразделениях районных администраций, в установлении взаимно однозначной связи между степенью достижения поставленных целей, с одной стороны, и штатной численностью и (или) премиальным фондом государственных служащих, с другой.
Модель, реализующая данный концептуальный подход, была разработана нами в процессе выполнения исследования [9], при этом была создана универсальная методика определения штатной численности сотрудников структурных подразделений администраций районов Санкт-Петербурга (по всем 18 районам города), занятых в сфере экономического развития, потребительского рынка, государственного заказа и малого предпринимательства.
Согласно методике:
— базовые показатели численности рассчитываются на основе осуществляемых функций (полномочий), их трудоемкости и периодичности выполнения;
— последующая корректировка численности осуществляется после осуществления мероприятий технического и организационного развития, в том числе передачи части работ на аутсорсинг;
— размер премиального фонда государственных служащих ставится в зависимость от степени достижения субъектом РФ принятых им целевых показателей экономического и инновационного развития, для чего по каждому отделу районной администрации разрабатывается многокритериальная модель расчета приростной части премиального фонда.


Литература
1. Вестник Санкт-Петербургского университета (Сер. 5 Экономика). — Вып. 3. 1992. — С. 149.
2. Методические рекомендации по оценке эффективности инвестиционных проектов. Утверждены Минэкономики РФ, Минфином России, Госстроем РФ от 21.06.1999 г. № ВК-477.
3. Постановление Правительства Санкт-Петербурга от 20 июля 2007 г. № 884 «О Концепции социально-экономического развития Санкт-Петербурга до 2025 года».
4. Постановление Правительства Санкт-Петербурга от 23 января 2008 г. № 42 «О Комплексной программе мероприятий по реализации инновационной политики в Санкт-Петербурге на 2008–2011 годы».
5. Промышленность России. 2005: Стат. сб.- М.: Росстат, 2006. — С.133.
6. Романенко И.В. и др. Исследование зарубежного опыта развития инновационной деятельности в странах: США, Европейского Союза, Азии и разработка рекомендаций о приоритетных и перспективных задачах инновационной политики Санкт-Петербурга: Отчет о НИР // Номер гос. регистрации 01.2.007 09675. — 178 с.
7. Романенко И.В. Концепция причинно-следственных связей, формирующих экономический механизм управления нововведениями // Экономический вестник Ростовского государственного университета. — 2007. — Т. 5. — № 1. — Ч. 3. — С. 264–269.
8. Романенко И.В. и др. Проведение исследований по выявлению отраслевых и межотраслевых групп, взаимодополняющих малых предприятий, осуществляющих деятельность в приоритетных для экономики Санкт-Петербурга секторах экономики, а также имеющих экспортный потенциал, либо потенциал импортозамещения (в рамках развития кластерной политики). НИОКР // Номер гос. регистрации 01.2.00 900654 — Т.1 — 403с.; Т.2 — 73 с.
9. Романенко И.В. и др. Разработка методик расчета (нормативов) предельной штатной численности структурных подразделений администраций районов Санкт-Петербурга. Отчет о НИР //Номер государственной регистрации 0 120.0 710961 — 200 с.
10. Романенко И.В. Социально-экономическая инноватика в России: от прошлого к будущему //Гуманитарные науки. — 2002. — № 1–2. — С. 21–33.
11. Романенко И.В. Теория матричного моделирования экономического развития бизнес-субъектов народнохозяйственного комплекса. Деп. в ВИНИТИ 25.07.2007 г. № 775-В2007. — Библиографический указатель ВИНИТИ «Депонированные научные работы». — 2007 г. — № 9. — б/о 12. — 0,7 п.л.
12. Романенко И.В. Экономический механизм управления нововведениями: структура, классификация, эффективность // Проблемы современной экономики. — 2007. — № 2. — С. 85–90.
13. Романенко И.В. Экономический механизм управления расходами на оплату труда маркетингово-ориентированной компании // Управление персоналом. — 2007. — № 11 (165). — С. 60–62.
14. Романенко И.В. Экономический механизм управления региональной структурой бизнеса // Экономико-управленческие, юридические и образовательные аспекты современного бизнеса. — СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2002. — С. 80–82.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия