Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (33), 2010
ЭКОНОМИКА И ЭКОЛОГИЯ
Медяник Н. В.
докторант Пятигорского государственного лингвистического университета,
кандидат экономических наук


Стимулирование инновационно ориентированного развития природопользования
В работе доказывается, что инновационно ориентированный режим развития России возможен в условиях эффективной организации сферы природопользования как инновационной и ресурсной базы национальной экономики, позволяющей в максимальной степени реализовать национальные конкурентные преимущества и потенциал естественных производительных сил
Ключевые слова: природопользование, инновации, национальная экономика

В условиях постиндустриальной трансформации мировой хозяйственной системы, усиления процессов глобализации и геополитического соперничества, в том числе за дефицитные сырьевые, энергетические, водные и продовольственные ресурсы, ключевыми факторами развития национального природопользования становятся качественные приращения, расширяющие возможности его обновления на инновационной основе *.
Природопользование как системная многоотраслевая сфера в наибольшей степени соответствует осмыслению необходимости и возможности реализации стратегических инновационных ориентиров развития российской экономики, что объясняется рядом обстоятельств. Во-первых, непосредственной вовлеченностью ресурсных секторов и отраслей первичной переработки природных ресурсов в конкуренцию на мировых рынках, позволяющей в максимальной степени реализовать национальные конкурентные преимущества и определяющей ныне специализацию России в международном разделении труда. Во-вторых, ведущей ролью природных секторов в национальном хозяйстве и значительным вкладом в основные макроэкономические показатели, что предопределено богатым природно-ресурсным потенциалом страны и экстенсивным его вовлечением в хозяйственный оборот. Наконец, высокой природоемкостью национальной экономики, с одной стороны, а также ресурсными и экологическими ограничениями — с другой, обусловливающими необходимость технологических изменений и, вероятно, технологического «скачка» на базе наукоемких, ресурсосберегающих, средозащитных и природовоспроизводящих технологий.
Так, удельные показатели природоемкости конечной продукции в РФ превышают аналогичные параметры в развитых странах мира по энергоемкости в 3 и более раз *, затратам лесных ресурсов в 4–6 раз, земельных — в 3–4 раза *.
Не случайно в Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ на период до 2020 года отмечено, что «формирование инновационной экономики означает превращение интеллекта, творческого потенциала человека в ведущий фактор экономического роста и национальной конкурентоспособности, наряду со значительным повышением эффективности использования природных ресурсов» (выделено автором, — Н.М.), а «закрепление и расширение глобальных конкурентных преимуществ России в традиционных сферах (энергетика, транспорт, аграрный сектор, переработка природных ресурсов)» определено в числе основных направлений перехода к инновационному социально-ориентированному типу развития страны *.
В этой связи вырисовывается проблематика, которая ранее в экономической литературе практически не затрагивалась *. Это — формирование механизма стимулирования национального природопользования, учитывающего преобразования на инновационной основе. Соответственно в настоящей работе автором доказывается тезис о том, что (устойчивый) инновационно ориентированный режим развития России, среди прочего, возможен в условиях эффективной организации сферы природопользования, позволяющей в максимальной степени реализовать национальные конкурентные преимущества и потенциал естественных производительных сил.
В практическом аспекте ведущее место должно отводиться изучению вопросов стимулирования конкурентоспособности российских предприятий природно-ресурсных секторов с целью поставки на внутренний и мировой рынки дефицитных для многих стран ресурсов (например, пресная вода для аридных регионов мира) и экологических благ (например, услуги российских лесов по депонированию углерода для стран-производителей парников газов), а также товаров с высокой добавленной стоимостью из природного сырья.
Последнее обстоятельство особенно важно, поскольку ныне доля РФ в мировом объеме продукции высокой степени передела, например, из углеводородного сырья (полимеров) составляет 0,7%, производство пластических масс и синтетических смол находится на уровне 25,9 кг/чел., а химических волокон и нитей — 1,1 кг/чел., в то время, как в США — 276,4 кг/чел. и 13,5 кг/чел., соответственно. Глубина переработки нефти на российских НПЗ достигает 72% против 87–95% за рубежом, выход бензинов — 15,6% (в США 43,3%) *.
В равной мере, обладая крупнейшими запасами леса, Россия заготавливает 6% мирового объема древесины, поставляет на глобальный рынок 2,9% лесоматериалов, занимает 11-е место в мировом производстве бумаги и картона *.
Между тем, уже сейчас РФ могла бы производить и предложить востребованные на мировом рынке продуктовые инновации из природного сырья: на основе черных и цветных металлов — коррозионно-стойкие и жаропрочные материалы из сталей, титановых и алюминиевых сплавов и композитов; многослойные интерметаллические материалы, биметаллы, супертонкую фольгу с регулируемыми многофункциональными свойствами; безгистерезисные сплавы памяти формы, аморфные и нанокристаллические магнитомягкие сплавы; на основе углеводородов — полипропилен новых пленочных марок, блоксополимер пропилена с этиленом, вспенивающийся полистирол (EPS), высококачественные формы полистирола специального назначения (жаро-, механо-, химикостойкие); эластомерные материалы с высокими потребительскими свойствами, в т.ч. «зеленые» шины, обеспечивающие экономию топлива, эксплуатационную и экологическую безопасность; лакокрасочную продукцию, красители, пигменты широкой цветовой гаммы, химические волокна и нити с улучшенными гигиеническими свойствами; стеклоткани, стекловолокно, стеклопластики, нетканые материалы новых поколений; на основе нерудного сырья — органоминеральные удобрения пролонгированного действия с микроэлементами; на основе глубокой механической, химической переработки древесины — конкурентоспособные виды бумаги и картона, древесные волокнистые полуфабрикаты, листовые материалы, пр.
Очевидно, что производство принципиально новых продуктов, равно как и решение экологических и ресурсных проблем, требуют наличия соответствующих технологий. Обладание передовыми наукоемкими их образцами является важнейшим фактором развития национальной экономики, обеспечения национальной безопасности и приоритетных позиций на мировых рынках для любой страны. При этом передовой зарубежный опыт подтверждает, что, наряду со стимулированием корпоративных инициатив в технологические инновации,
требуется сосредоточить государственные усилия на поддержке, как правило, в рамках действующих и перспективных федеральных целевых программ, в первую очередь критических технологий, важных для «прорывного» развития страны.
В этой связи следует отметить, что ныне в РФ рациональное природопользование наравне с энергетикой и энергосбережением, в числе прочих, определены государством как приоритетные направления развития науки и техники, на долю которых приходится 12 из 34-х критических технологий федерального уровня, среди них технологии:
— атомной энергетики, ядерного топливного цикла, безопасного обращения с радиоактивными отходами и отработавшим ядерным топливом;
— водородной энергетики;
— мониторинга и прогнозирования состояния атмосферы и гидросферы;
— возобновляемых источников энергии;
— оценки ресурсов и прогнозирования состояния литосферы и биосферы;
— переработки и утилизации техногенных отходов;
— производства топлив и энергии из органического сырья;
— снижения риска и уменьшения последствий природных и техногенных катастроф;
— создания энергосберегающих систем транспортировки, распределения и потребления тепла и электроэнергии;
— создания энергоэффективных двигателей и движителей для транспортных систем;
— экологически безопасного ресурсосберегающего производства и переработки сельскохозяйственного сырья и продовольствия;
— экологически безопасной разработки месторождений и добычи полезных ископаемых *.
Как известно, возрастающие ограничения мирового развития, среди прочего, связаны с экологическими факторами и, прежде всего, с дефицитом пресной воды, а также с изменением климата. Это создает дополнительные возможности для России в капитализации национальных экологических преимуществ за счет инноваций, обусловленных огромными водными, лесными запасами, массивом ненарушенных хозяйственной деятельностью пространств.
На этот счет, существует обоснованное мнение *, что, обладая крупнейшими в мире мало нарушенными экосистемами, занимающими 60–65% площади страны и образующими Евроазиатский центр стабилизации устойчивости биосферы, РФ предоставляет мировому сообществу спектр «экологических услуг», поддерживая качество окружающей природной среды мира, но делает это безвозмездно.
Так, на долю России приходится 22% лесов мира, в том числе 70% бореальных лесов, депонирующих более половины мирового наземного запаса углерода и в этой связи играющих жизненно важную роль в стабилизации состояния окружающей природной среды, а также климатических параметров планеты. Подобные стабилизирующие и климаторегулирующие услуги российских лесов, с одной стороны, следует более активно использовать в реализации национально-государственных интересов в контексте будущих международных договоренностей по стабилизации климата. С другой — в целях их воспроизводства необходимо стимулировать ряд лесоклиматических проектов-инноваций, связанных с устойчивым лесоуправлением, дистанционным зондированием, щадящими лесозаготовительными технологиями, предотвращающими снижение углеродного потенциала лесов, а также с лесовозобновлением и лесовосстановлением, способствующими увеличению поглощения углерода *.
Стимулирование названных инноваций может быть предпринято как в рамках финансовых схем, связанных с углеродными рынками, так и в ходе реализации проектов совместного осуществления (ПСО) в лесном секторе в соответствии с Киотским протоколом. При этом для РФ международная торговля квотами на выбросы парниковых газов, особенно в аспекте целевых экологических инвестиций, может стать инновационным инструментом для мобилизации дополнительного финансирования работ по лесовосстановлению, лесоразведению и устойчивому ведению лесного хозяйства.
В равной мере реализация водного потенциала российской экономики, на долю которого приходится более 20% мировых запасов пресных вод, за счет вовлечения в хозяйственный оборот неосвоенных водных ресурсов Сибири и Дальнего Востока, также следует назвать одним из инновационных направлений в природопользовании, способствующим решению глобальных проблем дефицита пресной воды и повышению конкурентоспособности национального водного сектора.
В этой связи особого внимания заслуживает построение механизма согласования экономических интересов России и сопредельных государств, охватывающих обширный географической регион с населением почти в 2 млрд человек и с богатой «водной» культурой, направленного на разрешение и предотвращение водных конфликтов, в том числе в рамках организации интегрированных систем управления трансграничными водными ресурсами на паритетной основе (например, со странами Центральной Азии и Китаем).
Важным направлением инновационно ориентированного стимулирования сферы природопользования следует считать структурно-технологическую перестройку национальной экономики в рамках экологических реструктуризации и модернизации отраслей за счет внедрения ресурсо-, энерго-, средосберегающих технологий, рециклинга.
Не случайно в Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ на период до 2020 г. отмечено, что «обеспечение экологической эффективности экономики является ... общей характеристикой инновационного развития экономики, тесно связанной с повышением эффективности ресурсопотребления», в результате которой к 2020 г. предполагается снижение уровня «экологического воздействия» национальной экономики в 2–2,5 раза, соответствующего показателям сбережения природы европейских стран *.
По этой причине стимулированию технологических инноваций в природопользовании может служить применяемый за рубежом и внедряемый ныне в РФ подход «наилучшая доступная технология» (best available technology), задающий на уровне мировых научно-технические стандарты для используемого оборудования с целью снижения удельных показателей затрат природных ресурсов и эмиссии загрязнений. Подобный подход также следует рассматривать как инновацию в экологическом нормировании, предусматривающую отказ от ныне существующей системы индивидуальных нормативов допустимого воздействия на окружающую среду и установление унифицированных для всех предприятий отрасли удельных лимитов загрязнения и потребления природных ресурсов, соответствующих наилучшим экологически безопасным мировым технологиям.
В рыночных условиях, предполагающих сбалансированное предложение товаров (услуг) и платежеспособного спроса, экологическую модернизацию производства целесообразно стимулировать посредством потребительского спроса, влияя на количество, виды потребляемых производством природных ресурсов, источники и характер его воздействия на экосистемы, путем предпочтения товаров с учетом качества, цены, экологичности. Например, в странах ЕС, в рамках проекта «Зеленая книга IPP», с учетом потребительских предпочтений и требований экологической безопасности, разрабатывается интеграционная продукционная стратегия, ориентированная на производство и сбыт продукции, отвечающей экологическим требованиям *.
Среди прочего, содержание инновационной трансформации природопользования состоит в опережающих темпах развития на современной технологической базе всех производств в природно-продуктовой цепочке, связанных с преобразованием природных ресурсов и получением на их основе конечного продукта с высокой добавленной стоимостью, по сравнению с природоэксплуатирующими сырьевыми отраслями.
Положительные примеры природно-продуктовой интеграции демонстрирует лесная отрасль, где наблюдается объединение активов заготовительных и обрабатывающих предприятий в рамках вертикально интегрированных структур, подобных Северо-Западной Лесопромышленной Компании, ОАО «Группа «ИЛИМ», ЗАО «Инвестлеспром». Например, в состав последнего входят такие предприятия, как «Кама», Сегежский и Сокольский ЦБК, ряд лесозаготовительных, плитных, лесопильных производств, фанерных комбинатов. Подобные формы организации лесного сектора стимулируют осуществление инвестиционных программ развития, устойчивое обеспечение древесным сырьем со стороны собственных лесозаготовительных организаций, рост производства продукции глубокой переработки древесины.
Перспективным является стимулирование развития нефте- и газохимических кластеров в сфере производства принципиально новых видов топлива, продукции тонкой химии, как в рамках мегапроектов на территории нефтегазовых провинций Поволжья, Западной, Восточной Сибири, так и на базе вертикально интегрированных корпораций, таких как «Оренбурггазпром», «ТНК-ВР», «СИБУР Холдинг», «Лукойл-Нефтехим», пр.
Одним из подобных проектов, который планируется реализовать в ближайшие годы группой «ЛУКОЙЛ», является строительство Каспийского газохимического комплекса по углубленной переработке газового сырья в полиэтилен, полипропилен и другие продукты органического синтеза *.
В Концепции долгосрочного развития РФ на период до 2020 г. инновационное развитие регионов страны также связывается с эффективным использованием природных ресурсов. Например, Дальний Восток и в частности Владивостокская городская агломерация, Дальневосточная островная зона, включая остров Сахалин, полуостров Камчатка и Курильские острова, система тихоокеанских портов рассматриваются как опорные для формирования биоресурсного кластера, связанного с добычей и переработкой водных биоресурсов, а также марикультурой *.
Стимулированию территориальных инноваций в природопользовании могут служить экспериментальные зоны с особыми режимами хозяйствования. Например, для стимулирования инновационных разработок в лесном хозяйстве в Нижегородской области по инициативе администрации региона создается технопарк, предусматривающий апробацию пилотных технологий щадящей рубки леса, сборки деревянных домов, выработки газа из неликвидной древесины. Аналогичный промышленный парк «Новая площадка» по глубокой переработке древесины существует в Архангельской области *.
К подобным формам стимулирования инноваций в национальном природопользовании относятся особые экономические зоны технико-внедренческого типа. Так, в число первых резидентов ОЭЗ, созданной в 2006 г. в г. Томске, вошла научно-исследовательская организация «СИБУР-Томск-нефтехим» (НИОСТ), осуществляющая разработку и реализацию новых прогрессивных технических решений, а также технологий в нефтехимии *.
Высокие капиталоемкость и риски в реализации инновационных проектов, в том числе в природопользовании, обусловливают стимулирующий потенциал частно-государственного партнерства. В его рамках инвестиционная активность и гарантии государства обеспечиваются т.н. «институтами развития»: Инвестиционным фондом РФ, Государственной корпорацией «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)», Российской венчурной компанией, Российской корпорацией нанотехнологий, а также программно-целевым механизмом, который ныне в условиях среднесрочного бюджетного планирования и целевого (адресного) расходования бюджетных средств находит все большее распространение. В рассматриваемом аспекте наиболее значимыми федеральными целевыми программами (ФЦП) являются: ФЦП «Национальная технологическая база на 2007–2011 годы» и ФЦП «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007–2012 годы» *.
Как известно, эффективным государственным инструментом стимулирования инновационно-инвестиционной активности бизнеса являются, среди прочего, меры налоговой политики, в рамках которых при внедрении экологически чистых и энергосберегающих технологий предоставляются льготы по налогам на прибыль, на землю, на имущество, а также на доходы физических лиц. Последняя стимулирующая мера с целью использованию энерго-, ресурсосберегающих технологий гражданами предусмотрена в Концепции долгосрочного развития РФ *.
В дополнение к этому, целесообразно освобождение от НДС любых видов НИОКР, относящихся к созданию новых или усовершенствованию существующих экологически безопасных технологий, а также установление к основной норме амортизации повышающего коэффициента (например, в размере 3) в отношении основных средств, соответствующих наилучшим экологически безопасным мировым технологиям (best available technology).
Для стимулирования экспорта и производства продукции глубокой переработки природных ресурсов следует использовать механизм таможенно-тарифного регулирования. Ныне этим целям, например, в лесном секторе служит трехэтапное повышение уровня вывозных таможенных пошлин на отдельные виды необработанных лесоматериалов: на уровне 10 евро/м3 с 1 июля 2007 г., 15 евро/м3 с 1 января 2009 г. *
Результатом подобных мер, например, явилось снижение экспорта круглого леса в течение 2007 г. на 1,7 млн м3, а за первое полугодие 2008 г. на 23,8% *.
Между тем стимулирование инновационно ориентированного развития природопользования, равно как и других сфер, невозможно без формирования конкурентоспособной в глобальном масштабе национальной инновационной системы. В указанном аспекте государству следует стимулировать спрос на инновации со стороны, прежде всего, ресурсных отраслей, эффективность сектора генерации знаний, а также формирование инновационной инфраструктуры на протяжении всей цепочки генерации, коммерциализации и внедрения экологических инноваций.
Полагаем, что этому будет способствовать рыночная трансформация природопользования, связанная с развитием экологического предпринимательства и экологического рынка, которые также служат пространством инновационно ориентированного стимулирования природных секторов.
Например, экологический бизнес, постепенно образующий важный сектор экономики, может включить в себя области специализированного (экологического) машиностроения, бизнес-девелопмента, экологического консалтинга, развития рынка квот на загрязнения, индустрии по утилизации, рециклингу отходов, использования альтернативных источников энергии, пр.
В заключении хотелось бы высказать следующее положение. Обсуждая вопрос инновационно ориентированного стимулирования сферы природопользования, следует осознавать, что, несмотря на необходимость экологической реструктуризации национальной экономики в пользу обрабатывающих секторов и услуговых сфер, ее сырьевая составляющая будет, по-прежнему, определять развитие большинства российских территорий богатых природными ресурсами. Следовательно, непродуктивно исходить из требований сокращения, как темпов роста, так и присутствия в национальном хозяйстве природных секторов, но в меньшей степени сырьевых, равно как и опрометчиво отказывать России в использовании очевидных конкурентных преимуществ, связанных с уникальным, крупномасштабным и для многих стран дефицитным природно-ресурсным потенциалом. В этой связи есть все основания для вывода о том, что сфера природопользования и впредь будет занимать одно из ведущих мест в национальной экономике, в том числе определяя положение страны в системе мирохозяйственных связей.
С учетом названных обстоятельств следует полагать, что инновационно ориентированная парадигма стимулирования сферы природопользования позволит выстроить экономически, социально, экологически эффективный, производительный способ присвоения природных ресурсов и экологических благ, отличный от ныне существующей формы примитивного распределения экспроприированных природных богатств, придав новый импульс ее развитию и трансформировав данную сферу из рентоориентированной (полезной немногим) в общественно-ориентированную (полезную всем членам общества), из сугубо сырьевой в секторы экологических услуг и производства продукции из природного сырья с высокой добавленной стоимостью.


Литература
1. Бобылев С.Н. Россия на пути антиустойчивого развития // Вопр. экономики. — 2004. — № 2. — С. 43–53.
2. Бобылев С.Н. Экология и экономика: взгляд в будущее // Экологическое право. — 2001. — № 2. — С.15–21.
3. Глазырина И.П. Экологические инновации и государственное регулирование: обзор зарубежных подходов и некоторые выводы для России // Экономика природопользова-ния. — 2008. — № 1. — С. 52–64.
4. Каспийский газохимический комплекс [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.lukoil.ru/static_6_5id_260_.html (дата обращения 23.04.2009 года).
5. Материалы международной научно-практической конференции «Роль леса в стабилизации климата: исследования — инновации — инвестиции — кадровый потенциал» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.rosleshoz.gov.ru/docs/other/56 (дата обращения 23.09.2009 года).
6. Мартин Фюр Постановка проблемы экологически ориентированной продукционной политики // Экологическое право. — 2002. — № 1. — С. 41–45.
7. О мерах по развитию мощностей по глубокой переработке древесины [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://main.minpromrf.ru/appearence/report/43 (дата обращения 16.10.2009 года).
8. О проекте Стратегии развития лесного комплекса РФ до 2020 года [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.minprom.gov.ru/appearance/show/AppearanceIssue? url=appearance/report/78 (дата обращения 11.09.2009 года).
9. Перечень критических технологий РФ: Утв. Президентом РФ от 21.05.2006 года Пр-842.
10. Поршнев А.Г., Вишняков Я.Д. Бизнес и окружающая среда: маркетинг жизнеобеспечения // Экология и промышленность России. — 1999. — № 2. — С. 41–43.
11. Постановление Правительства РФ от 24.01.2008 года № 982 «О ставках вывозных таможенных пошлин в отношении отдельных видов лесоматериалов, вывозимых с территории РФ за пределы государств-участников соглашений о Таможенном союзе».
12. Постановление Правительства РФ от 29.01.2007 года № 54 «О ФЦП «Национальная технологическая база на 2007–2011 гг.».
13. Постановление Правительства РФ от 05.02.2007 года № 75 «О поэтапном повышении ставок вывозных таможенных пошлин на круглые лесоматериалы».
14. Постановление Правительства РФ от 17.10.2006 года № 613 «О ФЦП «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007–2012 гг.».
15. Предмет соглашения о ведении технико-внедренческой деятельности на территории технико-внедренческой особой экономической зоны в г. Томске [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.niost.ru/tvz/ (дата обращения 19.10.2009 года).
16. Приказ Минпромэнерго РФ от 14 марта 2008 года № 119 «О Стратегии развития химической и нефтехимической промышленности Российской Федерации на период до 2015 года».
17. Приоритетные направления развития науки, технологий и техники. Утв. Президентом РФ от 21.05.2006 года Пр-843.
18. Промышленный парк «Новая площадка» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.innovbusiness.ru/content/document_r_86ECCE30-E031-4D3D-BD4E8BBF263407D6. html (дата обращения 04.03.2009 года).
19. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 17.11.2008 года № 1662-р «О Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года» (в ред. от 08.08.2009 г. № 1121-р).
20. Тишков А.А. Биосферные функции природных систем России. — М.: Наука, 2005. — 309 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия