Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (33), 2010
НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ
Оздемир А. В.
аспирант Новосибирского государственного университета

Выбор внешнеэкономической модели развития как базиса обеспечения экономического роста страны
Статья затрагивает проблемы государственного управления в области выбора внешнеэкономических моделей развития. Приведен обзор основных концепций «открытой экономики». Рассматриваются основные принципы проведения реструктуризации экономики для целей внешней торговли и проблемы выбора государственной стратегии развития экспортно-ориентированных производств. Обозначено определяющее значение выбора государственной стратегии планирования на базе расчетной внешнеэкономической модели
Ключевые слова: государственное управление, экспортно-ориентированное предпринимательство, экономическая модель, внешняя торговля

Влияние государственной политики в области внешней торговли на экономическую систему страны и развитие экспортно-ориентированного предпринимательства рассматривалось многими учеными. Первоисточником данной проблемы были озабочены еще меркантилисты, рассматривавшие экспорт как единственный механизм получения богатства страны, где основной целью было обогащение одной страны за счет другой. Страны, осуществлявшие протекционистскую политику, используя внутренние экономические рычаги (запрещений экспорта, импорта; регулирование ввозных и вывозных пошлин) получали наибольшую добавленную стоимость от внешнеторгового оборота.
Позднее основатели классической политэкономии А. Смит и Д. Рикардо заложили основы принципа свободной торговли и открытой экономики. Д. Рикардо доказал, что специализация в производстве выгодна даже стране, у которой нет абсолютных преимуществ, при условии, что у нее имеются сравнительные преимущества при производстве какого-либо товара. При этом Д. Рикардо не принимает в расчет транспортные и таможенные издержки. В результате делается вывод, что свободная торговля ведет к специализации в производстве каждой страны, развитию производства сравнительно преимущественных товаров, увеличению выпуска продукции во всем мире, а также к росту потребления.
В процессе последующего технического прогресса изменяется структура внешнеторговых продуктов, наблюдается снижение в экспортировании сырьевых товаров и вырастает доля готовых продуктов. Данная ситуация складывается, прежде всего, из-за увеличения доли обрабатывающей промышленности в ведущих экономиках мира, таких как Англия и Германия. В противовес теории Рикардо национальные различия уходят на второй план, страны сами обеспечивают основные потребности, что приводит к сокращению внешнеторговых потоков и появлению новой теории международной торговли, разработанной шведскими экономистами Э. Хекшером и Б. Олиным. Согласно этой теории каждая страна стремиться к специализации в производстве и экспорте тех товаров, создание которых требует привлечения факторов производства, находящихся в изобилии.
Кризис 30-х гг. заставил задуматься многих экономистов над проблемой открытости национальной экономики. В это период появляется новое течение — концепция национальной самообеспеченности — автаркии. Основной принцип концепции заключается в изоляции национальной экономики от нестабильности мирового рынка и агрессивной интервенческой политики других государств на национальных рынках [2]. Активное обсуждение ведущими экономистами мира данной доктрины приводит к возникновению нового направления в политэкономии, анализирующего воздействие внешнеэкономических связей и колебаний мирового рынка на национальные экономики.
Экономическая оттепель после второй мировой войны приводит к интернационализации процессов воспроизводства и крепким внешнеэкономическим связям бизнес элиты ведущих мировых экономик. Этот процесс становится толчком к возврату идеи открытости национальных экономик — стран, уже сформировавших сильную промышленную базу, основывавших свою политику на теории равновесия одновременно с применением протекционистских мер. Посткейнсианец Д. Хикс по праву считается, первопроходцем теории равновесия товарного и денежного рынка, где равновесие во внешнеэкономической сфере соответствует равновесию платежного баланса, а платежный баланс, у стран с открытой экономикой, равновесен, если торговый баланс (разница между экспортом и импортом) и баланс движения капиталов равны.
Однако основной платформой развития, на которой базируется государственное регулирование европейских индустриальных стран по-прежнему остается кейнсианская модель регулирования хозяйственной системы. Р. Харрод и Ч. Киндлбергер в своих работах утверждают, что при условии интернационализации самопроизвольное «рыночное» уравновешивание внутренней экономической системы невозможно и требует государственного вмешательства и регулирования основных бизнес-процессов.
Данный подход просуществовал до 70-х гг., вплоть до нефтяного кризиса 1973 г. и применялся большинством развитых индустриальных стран [2]. Однако социально-ориентированный государственный подход спровоцировал кризисы перепроизводства и перенакопления, что впоследствии привело к структурным сдвигам — росту инфляции, высоким показателям дефицита торгового баланса и в итоге — к валютно-финансовому кризису, основным фактором которого явилось резкое колебание курса мировых валют.
В этот момент, на первый план выходят неоклассицисты, концепция которых, в противовес кейнсианской доказывала, что мировая денежно-кредитная система уже содержит механизм рыночного равновесия, способный нивелировать все колебания денежно-кредитного сектора открытой национальной экономики. Данная концепция основывается, прежде всего, на механизме денежных потоков, определяющем движение и развитие производства, а не на изменении динамики внешней торговли от изменений внутреннего спроса страны. В это же время, приоритетным направлением национальной стратегии США становится использование выгод интеграционных процессов для ускорения перехода к новому технологическому способу производства и США начинает проводить активную политику по передаче трудоемких и малорентабельных производств развивающимся странам.
90-е гг. характеризуются увеличением скорости циркуляции финансовых активов и увеличению объема сделок с финансовыми инструментами. Все это в целом приводит к развитию спекулятивных колебаний мировых валют и выводит валютный рынок в системе мирового рынка на первый план, что порождает концепцию ожидания и прогнозов П. Аллена и Я. Френкель [4]. Данная концепция, абстрагируясь от непосредственно влияния на социально-экономические факторы, обращается непосредственно к механизму валютного рынка — как базиса экономики. Рождается теория, что валютный курс в долгосрочном аспекте должен способствовать условиям равновесия на рынке товаров, а его динамика зависит от спекулятивных ожиданий, в конечном счете, формирующих спрос на товарном рынке. Создатели данной теории уверены, что любая попытка воздействия на ход процесса воспроизводства со стороны государства закончится потрясением валютно-финансового рынка, так как вызовет всплеск негативных спекулятивных ожиданий. В то же время занижение валютного курса позволит стране развить собственные производства и накопить золотовалютные резервы.
В настоящее время большинство макроэкономистов склонны принять идеи П. Аллена, ставя процессы экономического роста и конкурентоспособность страны в прямую зависимость от стадии интеграции в глобальный рынок и основываясь на том, что 67% [2] мирового покупательского потенциала лежит в сфере международной торговли. Однако, посмотрев ретроспективу развитых экономик, становится ясно, что наиболее значительных результатов добились страны, вначале следовавшие кейнсианской модели развития, до момента формирования сильной базы выпуска наукоемкой продукции. Затем странами принималась стратегия интернационализации, когда трудоемкие и малорентабельные производства переводились в новые индустриальные страны. Таким образом экспортно-ориентированная политика в развитых странах, сочеталась с эффективным импортозамещением, обеспечивая стойкие показатели экономического роста.
Стоит отметить, что опыт Азии в этой связи более интересен — период создания наукоемких производств занял у Китая и Южной Кореи около 25 лет, в то время как США и Япония создавали аналогичные производства в течение 50. С одной стороны это связано с ускоренным развитием и получением основных научно-технических достижений во 2-ой половине ХХ в., с другой — с использованием более эффективной модели экспорто-ориентированной экономики. Данная модель являлась смешанной и включала в себя элементы импортозамещающей политики в разрезе определенного периода, в целом базируясь на политике экспортной ориентированности, и сбалансированно сочеталась с перестройкой традиционных секторов народного хозяйства. Стратегия импортозамещения применялась только в отношении продуктов, производство которых было основано не на принципе сравнительных преимуществ и была строго ограничена по периоду проведения протекционистских мер, что позволило сохранить только высокорентабельные производства, не создавая «теплиц для сорняков». Данные меры также были направлены против экспансионной политики транснациональных корпораций и привели к тому, что корпорации для вхождения на перспективные рынки Азии, соглашались на импорт капитала для создания производств вместо экспорта товаров, принося с собой новые технологии. Последующие меры по поддержке наукоемких производств были направлены, прежде всего, на создание «know how» и получению наибольшей нормы прибыли в наукоемких отраслях электроники, судостроения и биотехнологий.
Политика крупнейшей страны Латинской Америки — Бразилии была изначально ориентирована на создание закрытой кейнсианской модели. Применялся автократический режим экономики в чистом виде, с применением жестких методов протекционизма и ориентацией на внутренний рынок. Применение данного режима позволило создать диверсифицированную национальную экономику с мощным экономическим потенциалом, однако невысокий рост экспорта, последующее перепроизводство, как и в 70-е гг. в США, способствовало дефициту платежного баланса и созданию неудовлетворенной потребности в инвестициях. Позже, Бразилия сменила экономический курс и проводила либеральную внешнеторговую политику, снизив импортные пошлины, что в свою очередь, позволило США проводить активную экспансионистскую политику, затормозившую создание наукоемких национальных производств.
Последующие исследования моделей экспортно-ориентированных развитых и развивающихся стран и мотивации национальных производителей развили несколько теорий, позволяющих утверждать, что анализ динамики национального экспорта и «открытость модели» внешнеэкономической государственной поддержки позволяет спрогнозировать темпы роста экономики. Так в 2003 г. Мелитц и Оттавиано доказали, что размеры открытости должны также зависеть от размеров страны и ее внешнеторгового оборота, и при правильном соотношении достижение хороших темпов экономического роста становится реальностью. С. Гирма, Р. Кнеллер [5] в своем исследовании в 2003 г. возвращаются к теории Рикардо и продуктивности добавляя, что экспортирующие компании добиваются большей продуктивности производства нежели производящие только на внутренний рынок и соответственно увеличение экспортеров приводит в конечном счете к росту ВВП страны. В то же время важность структуры экспорта обозначили Д. Родрик и Ф. Родригес [6], проведя исследования экспорта разных стран. Анализ базируется на расчете индекса сложности экспорта, показывающего разницу между реальным ВВП на душу населения исследуемой страны в сравнении с расчетным. Основой для исследования расчетного индекса служит доход на душу населения в гипотетической стране, базирующейся на данном виде экспорта и демонстрирующей определенные показатели экономического роста. Соответственно: чем выше показатели роста ВВП в привязке к экспортному продукту, тем вероятнее экономический рост страны, львиная доля экспорта которой также базируется на данном продукте. Таким образом, чем больше оказывается поддержка государственными структурами продукции сложного экспорта, тем быстрее растет экономика страны. При этом поддержка оказывается на всех этапах производства и продвижения товара. Учитывая, что товары сложного экспорта, в основе своей, обеспечиваются малыми и средними фирмами — роль государства как системы, отвечающей за стратегическое развитие «двигателя национальной экономики» — внешней торговли, должна быть основополагающей в выборе экспортных производств, поддержка которых принесет наибольший экономический эффект. Соответственно, первостепенным становится наличие эффективной стратегии государства в области создания модели национальной экономики.
Внешнеэкономическая стратегия Российской Федерации до 2020 г., определяет ключевые приоритеты и параметры внешнеэкономической политики страны в увязке с долгосрочными целями и задачами ее внутренней политики с указанием основных целевых индикаторов. Отсутствие четкого описания механизма реализации ключевых задач на базисе выбранной модели внешнеэкономического развития с анализом вклада всех элементов стратегии в выходные параметры результирующих индикаторов ставят под сомнение возможность ее эффективной реализации.
Экономическая политика России, как внешняя, так и внутренняя, реализуемая сегодня, также не обеспечивает достижения цели создания в стране сильной внешнеэкономической модели c научным подходом. Ключевые показатели в России: уровень конкурентоспособности, объем экспорта регионов, наличие сложной структуры экспорта и включенность субъектов во внешнеэкономическую деятельность свидетельствуют как о наличии структурных проблем в экономике, так и об амбивалентности государственной поддержки экспортно-ориентированных наукоемких производств [1]. Основными чертами, характеризующими внешнеэкономическую государственную политику в этой области стали: противоречивые таможенные пошлины; внешнеэкономическая поддержка доступная в основном крупным корпоративным структурам с государственным капиталом, скрытые субсидии энергоемким производствам. Уверенность при первичном и последующем экспортировании испытывают только крупные национальные производители, реализующие свою продукцию с участием системы собственных представительств за рубежом. Положительная динамика российского экспорта обеспечивается ростом стоимостных показателей сырьевых товаров, а не количественных, относящихся к товарам сложного экспорта. Протекционистская политика на базе принятого стратегического планирования, на сегодняшний момент, лишь создает тепличные условия для части продукции, которая уже сейчас отстает от иностранных аналогов по качественным параметрам и уровню добавленной стоимости на продукт. Не ограничивая данные меры по времени, это будет способствовать только углублению структурных кризисов. Формирование экспортно-ориентированной инфраструктуры для инновационных малых и средних фирм находится на первоначальном этапе: не создан механизм сбыта российской продукции с высокой добавленной стоимостью; не наблюдается расширение кооперационных связей с производственными структурами, господствующими на внешних рынках; не отлажен механизм проникновения отечественных компаний на рынки с высокой конкуренцией. Стратегическое управление внутри страны не осуществляется с помощью организационной системы коммуникаций в рамках созданных объединений «бизнес-государство», преобладает отсутствие необходимой согласованности между базовыми элементами программ поддержки предпринимательства и надлежащая количественная оценка эффективности намечаемых мероприятий и программ в целом; не создана среда для обеспечения устойчивости и перманентности первичного экспортирования. Реализация внешнеэкономической стратегии России требует наличия уже сейчас эффективного механизма взаимодействия государства и частных компаний, включающего отбор проектов, оценку эффективности вложений, контроль над использованием финансовых средств профессиональными участниками внешнего рынка. Все это снижает действенность выбранной внешнеэкономической стратегии и уровень государственной поддержки предпринимательства и как следствие — потенциал присутствия товаров, наукоемких экспортно-ориентированных производств в общем объеме экспорта.
Модель открытой экономики, сама по себе, с элементами протекционизма не создаст мультипликативный эффект. Учитывая последние исследования Д. Родрика, С. Гирма и других ученых, становится понятно, что государственная политика по сокращению импорта, поддержке экспорта, игра на валютном курсе и пошлинах, должна быть основана на создании многофакторных макроэконометрических моделей, с определением степени влияния указанных факторов на внутренний рынок (в том числе рост экспортно-ориентированного предпринимательства) и ВВП страны.
В этой связи, первостепенными шагами должны быть: создание динамичной организационной системы микроуровня, как институционального фактора роста, с выделением основных элементов и анализом вклада элементов в выходные параметры результирующих индикаторов; последующее проведение серьезных экономических исследований измерения степени влияния процессов государственного управления, в том числе с региональной дифференциацией и внешнеэкономической компонентой; создание на этой основе модели внешнеэкономического развития. Основным критерием построения модели должна стать оценка вкладов основных бизнес-процессов в формирование параметров экономического роста страны. Конечным результатом данной работы будет создание долгосрочной стратегии, как в области внешнеэкономической политики, так и поддержки экспортно-ориентированного предпринимательства на региональной и объектной основе. Стратегии, когда каждый вложенный рубль от нефтевыручки в конкурентные производства, в НИОКР и сложный экспорт будет способствовать экстернальному развитию страны в последующие десятилетия, а выбранный режим торговли с конкретными странами обеспечивать максимально льготные условия отечественным производителям при первичном экспортировании и последующей торговле.


Литература
1. Портер М., Кетелс К. Конкурентоспособность на распутье: направления развития российской экономики. — М., 2006.
2. Филаточев И.В. Концепции «открытой экономики»: интернационализация и макроэкономическая политика государства. — М.: Наука,1991.
3. Bernard S.Black, Love Inessa, Rachinsky Andrey Corporate governance and firms’ market values: time series evidence from Russia /TheWorld Bank Police research papers, 2005.
4. Frankel J. Tests of monetary and portfolio balanced models of exchange rate determination. — University of Chicago press, 1984.
5. Girma S.,Greenaway D.,Kneller R. Does exporting lead to better performance.-Leverhulme Center, Working paper under grant F114/BF, 2005 .
6. Rikardo Hausmann,Dani Rodrik, Jason Hwang What your export matters. //CID Harvard University, Working paper № 123, December 2005.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия