Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3/4 (7/8), 2003
К ОЦЕНКЕ ЭКОНОМИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ РЕФОРМ В СТРАНАХ СНГ
Бляхман Л. С.
главный научный сотрудник Санкт-Петербургского государственного университета.
доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ


СТРУКТУРНЫЕ РЕФОРМЫ В РОССИИ:
РЕАЛЬНОСТЬ И МИФЫ
"Для того, кто не знает куда идти,
никакой ветер не станет попутным..."

В последние годы в России достигнута определенная политическая и экономическая стабильность. Однако условия для устойчивого развития российской экономики еще не созданы.
Необходимы структурные реформы, изменяющие не только темпы, но и качество экономического роста, его источники, механизм и социальные последствия. Удвоение ВВП, намеченное на ближайшие десять лет, важная и реальная задача, но это удвоение без коренного изменения источников увеличения и структуры национального богатства, способов и пропорций его распределения между различными социальными группами, народнохозяйственными комплексами и регионами не решит существующих весьма острых проблем.
Экономическая система как объект структурных реформ
Современная экономическая система включает четыре основных подсистемы: предприятия (отношения между ними изучает микроэкономика); национальные, транснациональные и международные имущественные объединения, сети, альянсы и ассоциации (предмет мезоэкономики и мегаэкономики); домашние хозяйства, государственные, муниципальные, а также межгосударственные органы власти (их взаимоотношения с другими звеньями экономической системы изучает макроэкономика). Кроме того в системе экономических знаний выделяется интраэкономика, изучающая поведение физических лиц, формальных и неформальных групп, которые образуются внутри указанных подсистем, прежде всего в мезоэкономических и государственных структурах.
Отраслевая принадлежность предприятий теряет свое значение, поскольку многие из них одновременно производят материальные продукты и услуги, относящиеся к разным отраслям. Становятся важными не отраслевое происхождение, а назначение товара, обслуживаемый сегмент рынка, качественные различия между малыми, средними и крупными предприятиями.
В малых предприятиях соединяются собственность и управление, что и определяет их главные преимущества (оперативное принятие решений, быстрое приспособление к изменяющимся запросам рынка, низкие агентские издержки и другие накладные расходы) и недостатки (ограниченный доступ на рынок капиталов). На средних предприятиях управление отделено от собственности, но его объектом является один имущественный комплекс. Крупные предприятия, как правило, включают несколько заводов, фабрик и т.д., расположенных в разных местах. Это усложняет управление, обостряет агентские отношения, но повышает финансовую устойчивость, позволяет привлечь внешний капитал в обмен на право участия в управлении.
Имущественные объединения - холдинговые компании, включающие финансовый центр, управляющую компанию, дочерние, внучатые и аффилированные фирмы, и другие интегрированные структуры, финансово-промышленные группы и т.д. выступают как собственники предприятий. В отличие от них сети объединяют предприятия на базе долгосрочных контрактов и единой логистики без общего имущественного и управленческого центра. Все большее распространение получают альянсы и консорциумы - временные объединения предприятий для реализации конкретных стратегических задач и инвестиционных проектов, а также ассоциации - некоммерческие объединения хозяйственных субъектов. Все эти мезоструктуры оказывают предприятиям и другим экономическим субъектам управленческие, консультационные, информационные, образовательные и другие услуги, как правило, не вмешиваясь в текущее производство.
Домашнее хозяйство производит продукты и услуги как для собственного потребления и воспроизводства рабочей силы (семейное и личное подсобное хозяйство), так и на рынок (предприниматели без образования юридического лица, отвечающие личным имуществом за результаты своей деятельности).
Органы власти и создаваемые ими учреждения представляют публичный сектор экономики, производящий преимущественно общественные блага. Их потребление оказывает существенное влияние не только на прямого получателя, но и на экономический, прежде всего человеческий, потенциал общества в целом (здравоохранение, образование, культура, стратегическая информация и целеполагание).
К публичному сектору относятся также общественные организации (их число в России превысило двести тысяч), которые собирают и анализируют информацию о потребностях и интересах граждан и других субъектов экономики, оценивают их социальную ответственность, контролируют деятельность органов власти.
Все эти звенья экономической системы и взаимосвязи между ними нуждаются в реформировании, в частности и потому, что в российских мезоструктурах широко используется коррумпированная власть - для передела собственности (с помощью заказных банкротств, необоснованных судебных исков, использования инсайдерской информации). Сейчас захват чужого имущества в России выгоднее, чем инвестиции для обновления производства. В частности и потому, что не выполняют своих функций по воспроизводству рабочей силы домашние хозяйства. Рождаемость в большинстве регионов не обеспечивает даже простого воспроизводства населения, 30% детей рождаются вне брака, по числу абортов Россия держит мировое первенство, по данным диспансеризации 2003 года лишь 30% детей абсолютно здоровы, а два миллиона детей находятся вне попечения родителей. Сорок миллионов семей тратят свое время не на развитие личности, а на выращивание с помощью допотопных орудий труда средств пропитания. Государство, которое содержится на деньги предприятий и домашних хозяйств, должно оказывать им услуги, однако традиционно считает себя не слугой, а господином, нередко действуя в интересах тех или иных кланов.
Постиндустриальное общество как конечная цель структурных реформ
Структурная реформа требует ясных целей. Успешны лишь те реформы, цель которых ясна. Пока же, по данным опроса РОМИР-Мониторинг (2003 г.), 73% россиян считают, что государство плохо или очень плохо объясняет стратегию своих действий.
Современная экономика не похожа на строй, который исследовал К.Маркс в "Капитале". Основные средства производства находятся не в частной собственности физических лиц, а в корпоративной собственности институциональных инвесторов. Основная часть продукции, в т.ч. малого и среднего бизнеса, производится не в расчете на стихию рынка, а по долгосрочным контрактам, заключенным до начала производства, то есть по плану. Все большую часть персонала составляют не узко специализированные рабочие, выступающие как придаток машины, а техники-универсалы, организующие производство. Всестороннее развитие личности становится стратегической целью как на народнохозяйственном уровне, так и для политики предприятий. Наука и культура стали всеобщими производительными силами, определяющими национальное богатство. Концентрация и обобществление производства - всеми признанная закономерность.
Г.В.Плеханов в своем политическом завещании, в 1918 г. (см. Независимая газета, 30.11.1999) отметил, что анализ, сделанный в "Коммунистическом манифесте", абсолютно верен для эпохи паровой индустрии, но утрачивает свое значение по мере внедрения новой высокопроизводительной техники. Численность пролетариата, "которому нечего терять", сокращается, он становится другим по образованию, культуре и мировоззрению, на первое место выходит интеллигенция. Капитализм, реагируя на социальную борьбу (после смерти Плеханова ориентиром этой борьбы стали социальные завоевания в СССР), видоизменяется, гуманизируется и адаптирует отдельные идеи социализма. Плеханов предвидел конвергенцию двух систем, отмечая необходимость многоукладности во всех сферах производства, демократии на основе свободного, сознательного, заинтересованного труда, конкуренции, без которой не может быть высокого качества и технического прогресса. Удивительно современны его предложения об акционировании предприятий (акции рабочих не подлежат перепродаже и дают право на дивиденд, но не на совладение имуществом), о налогах (доходы, направленные на расширение производства, строительство дорог и другие общественные цели, налогом не облагаются), о государственном контроле за экспортом и импортом.
Первая особенность постиндустриального общества - новый технологический уклад, переход от механической технологии воздействия на внешнюю форму предмета труда к физико-химическому и биологическому воздействию на его молекулярно-атомную и генно-клеточную структуру с помощью нанотехнологии и новых источников энергии.Этот уклад определяют 50 - 55 критически важных технологий, из которых 45 - 46 монополизированы странами "Большой семерки", контролирующими более 90% мирового рынка высоких технологий. Объем последнего в начале ХХ1 века превысил 2,3 трлн. долл. Доля США на этом рынке 39%, Японии - 30%, Германии - 16%, России - 0,5%. Однако Россия сохранила конкурентоспособность по 10 - 12 базовым технологиям в области авиации и космонавтики, новых материалов, топливных элементов, атомной энергетики, плазменных, лазерных, информационных и биотехнологий. Но эти технологии дают лишь несколько процентов ВВП. Для обновления оборудования в масштабах, необходимых для того, чтобы начать переход к новому технологическому укладу, требуется не менее 100 млрд. долл.
Глобализация как процесс формирования единого мирового рынка товаров и услуг, капитала, информации и технологий, рабочей силы, выбросов в окружающую среду требует совместных разработок, производства и реализации товаров и услуг по общему плану предприятиями, расположенными в разных странах. Основным субъектом глобальной экономики, организующим коллективное производство и международный обмен деятельностью, выступают транснациональные корпорации. Глобальные производительные силы - Интернет, трансконтинентальные исследовательские, информационные, энергетические и транспортные сети не могут принадлежать ни частным собственникам, ни национальным государствам, их продукт часто является нетоварным по своей природе. Уже проектируются международные энергосистемы, имеющие системного оператора, регулирующего на нетоварной основе трансграничные перетоки и создание необходимых резервов.
Особенностью постиндустриальной экономики является также превращение информационных ресурсов в основную форму национального богатства и определяющий фактор экономического роста. Информация выражает новый способ деятельности, представляет собой систему экономических отношений, материальное содержание которой не сводится к стоимости.(2) Ее основная экономическая роль состоит в снижении неопределенности и развитии планомерности. Информационный обмен, в отличие от товарного, ведет к сотрудничеству, а не к конкуренции. Зарубежные экономисты отмечают, что "в обществе, насыщенном знаниями и информацией, граница между "моим" и "твоим" становится все менее четкой" (3), рынки превращаются в коммуникационные сети, а общество - в совокупность сетевых структур. В результате изменяется само качество экономического роста: его темпы, устойчивость определяют не природные ресурсы, численность рабочей силы и другие экстенсивные факторы, а эффективность управления и информационного обмена.
За последние годы взгляды российских экономистов и на этот аспект реформ существенно сблизились: все поддерживают многоукладную рыночную экономику и адаптацию к новым условиям хозяйствования.
Однако успех реформ, в конечном счете, зависит от выбора между тремя концепциями - либерально-монетарной, государственнической и институциональной. Первая из них базируется на идеях индивидуализма, принятых в классической и неоклассической политэкономии. Человек воспринимает и обрабатывает рыночную информацию, принимает рациональные решения, ориентируясь на личную выгоду, но содействуя тем самым общему благу. Государству остается лишь разрабатывать законы, контролировать их выполнение и регулировать денежно-кредитную сферу. Главная цель реформ в этом случае - развитие экономической свободы и сокращение доли государственных расходов в ВВП.
Сокращение административных функций и расходов государства, а также повышение уровня монетизации экономики действительно необходимы. За последние годы этот уровень вырос в РФ до 22%. Но в ряде развивающихся стран он составляет 40 - 60%, а в развитых - 80 - 100%. Здесь есть чему поучиться у Казахстана, который провел банковскую и социальную реформу, снизил инфляцию и опередил Россию по темпам экономического роста.
Однако эта концепция вызывает и серьезные возражения. Человек не может получить полную и надежную информацию о состоянии глобального рынка, тем более, что ее намеренно скрывают производители, особенно высшие менеджеры корпораций. Не подтверждается прямая причинная связь между индексом экономической свободы (по М.Фридману, он учитывает уровень бюджетных расходов, долю государственного сектора экономики, степень открытости экономики и т.д.) и национальным благосостоянием (ВВП на душу населения). Связь здесь скорее обратная - высокая конкурентоспособность экономики, достигнутая с помощью государства, позволяет расширить экономические свободы.
США в 30-е, а страны ЕС - в 50-60 гг. наращивали государственные расходы, стимулируя спрос. То же делает администрация Буша сегодня. Доля бюджетных расходов в Финляндии, Норвегии и Швеции, которые занимают первые места в мировом рейтинге конкурентоспособности, не ниже, чем в России. Сингапур имеет в этом отношении преимущество перед Россией потому, что не должен содержать сильную армию, Китай - потому, что 70% населения (селяне) не получают ни пенсий, ни пособий, европейские страны - потому, что не должны субсидировать ЖКХ, что среднечасовая зарплата в Германии составляет 24, а в России - лишь 1,7 долл.
Поэтому оказывается основательной и вторая концепция. "Государственники", основываясь на идеях К.Маркса и Дж.Кейнса, ориентируют реформы на усиление регулирующей и перераспределительной роли государства, его прямые инвестиции в приоритетные сферы, расширение государственного спроса на товары и услуги, активную поддержку отечественного производителя с помощью тарифной политики. Заслуживают всемерной поддержки предложения сторонников этой концепции по развитию высоких технологий, замене ряда налогов рентными платежами, государственной поддержке науки, образования, здравоохранения, семьи и молодежи.
Однако государственным чиновникам, в частности, российским, нельзя поручать установление отраслевых приоритетов и распределение инвестиций. Равные и благоприятные условия для конкуренции должны получить все информационно открытые предприятия. Протекционизм, отгораживание от зарубежных конкурентов лишь усугубят наше отставание.
У либералов и государственников, несмотря на их политические расхождения,есть одна общая черта - стремление найти "золотой ключик", открывающий дверь в волшебный сад. Первые уповают на сокращение государственных расходов, вторые - на изъятие прибыли добывающих отраслей. Однако резкое увеличение налогов сделает невозможным освоение новых районов на Севере и Востоке РФ, уменьшит инвестиционный спрос, спрос на отечественную продукцию, а в случае снижения цен на сырье на мировом рынке - обрушит бюджетообразующие отрасли.
В наибольшей степени соответствует условиям России институциональная концепция структурных реформ. Социальные институты - это совокупность правил, механизмов их реализации, норм поведения, которые превращают множество предприятий и других организаций в социально-экономическую систему, обеспечивают их эффективное взаимодействие. При этом, как отмечал еще Ф.Хайек, жизнеспособны лишь правила, выработанные хозяйственным опытом, а не насажденные сверху. Институциональная концепция рассматривает экономику только как подсистему общества, а рыночные реформы и увеличение ВВП - как средство разрешения противоречий общественного развития, а не самоцель. Современная социоэкологоэкономическая наука изучает поведение хозяйственных субъектов, которое определяется не только экономическими законами.
Ключевые проблемы структурных реформ(5,6) связаны не с экономикой в узком смысле этого слова, а с отсутствием доверия между предприятиями, гражданами и властью, незащищенностью личности и собственности. Главная задача российских структурных реформ поэтому- преобразование институциональной среды, которая определяет нашу способность вовлекать национальное богатство в рыночный оборот, обеспечивать коммерционализацию интеллектуальной собственности, повышать низкую деловую активность массы населения и качество управления.
Но нужно учитывать, что социальные институты во многом обусловлены историческими традициями и менталитетом населения. Не случайно не дали результатов попытки механически использовать в российских условиях некоторый опыт, оправдавший себя на Западе. Закон о банкротстве, успешно действующий в Германии и скопированный в России без учета особенностей ее административно-судебной системы, фактически привел к криминальному переделу собственности. То же относится к попыткам использовать методы реструктуризации предприятий, оправдавшие себя в Москве и С.Петербурге, в ряде южных и восточных регионов России. Хозяйственное законодательство в России должно соответственно ориентироваться не на абстрактные идеалы, а на реально достижимое развитие социальных институтов.
России и другим странам СНГ на ближайшую перспективу нужны особые антикризисные методы управления, не совпадающие с канонами западной демократии, рассчитанными на иные социальные институты.
Основные направления структурных реформ
Основные направления структурных реформ должны определяться с учетом остроты нынешних проблем, оцениваемой с позиций большинства населения, а не финансовой или политической элиты. В 1992 - 2000 гг. доля России в мировом населении сократилась с 2,73 до 2,43%, а в мировом ВВП (по паритету покупательной способности) с 2,79 до 1,64%. Это значит, что раньше Россия превосходила по экономическому развитию остальной мир, а теперь уступает ему, хотя обладает уникальными природными богатствами (в т.ч. 25% мировых ресурсов леса и пресной воды) и относительно высоким, хотя и уменьшившимся в последние годы человеческим капиталом.
Все дело в нерациональном использовании национального богатства. До 60-х гг. ХХ века отставание по производительности труда от наиболее развитых стран у нас сокращалось, затем стало увеличиваться и сейчас в ряде отраслей стало десятикратным. По данным социологических опросов, россияне относят к числу наиболее острых проблем недопустимые различия в распределении национального богатства (они в 2 -3 раза больше, чем в США, не говоря уже о европейских странах), бедность основной массы населения (не только многодетных, больных и престарелых, но и работающих в бюджетных организациях), кризис системы бесплатного здравоохранения и образования, сокращение численности населения в ряде регионов, связанное с отсутствием дешевого жилья для молодых семей, неправильным образом жизни, упадком семейных ценностей, алкоголизмом (по данным санитарной службы, каждый россиянин выпивает в среднем 14 л спирта в год). Нельзя также забывать, что в ХХ веке Россия потеряла более 100 млн. самых дееспособных граждан из-за двух мировых войн и гражданской войны, вооруженных конфликтов, массовых репрессий и эмиграции.
Особую проблему представляют межрегиональные различия. Душевое производство ВВП, по данным статсборника "Регионы России", в 2002 г. по регионам РФ различалось в 30 раз, инвестиции в основной капитал в расчете на душу населения - в 180 раз, регистрируемой безработице - в 20, отношению среднедушевого дохода к прожиточному минимуму - в 15 раз. Это нередко превышает различия между США и странами Африки, не говоря уже о различиях между странами в ЕС. Особенно отстают регионы с высокой рождаемостью и высокой долей безработной молодежи.
Реструктуризация нашего народного хозяйства предполагает развитие правовой экономики, малого и среднего бизнеса и изменение промышленной политики.
Правовая экономика, в свою очередь, предполагает, во-первых, кодифицированную систему хозяйственных законов (в развитых странах их число превышает 10 тыс., в России - их 2 тыс.), во-вторых, стабильность и прямое действие законов (без многочисленных и постоянно изменяющихся ведомственных инструкций) и, в-третьих, подконтрольный гражданскому обществу механизм применения законов. Без этого обесценивается роль предприимчивости и профессионализма, невозможно развитие местной инициативы без бюрократического контроля центра. По данным Госкомстата, в 2003 г. 22,5% ВВП производила ненаблюдаемая экономика (по оценкам ОЭСР, эта доля составляет в странах СНГ до 48%, в Центральной и Восточной Европе - 22%, на Западе - 5%). По оценке Совета безопасности России, доходы теневой экономики сопоставимы с доходами федерального бюджета, причем 9 млн. человек в той или иной форме связаны с криминалом.
Главная проблема малого и среднего бизнеса - развитие его связей с крупными корпорациями, которые в развитых странах выступают как главные заказчики и инвесторы сети малых и средних фирм. Нельзя рассматривать малый бизнес как изолированный сектор экономики, тем более, что в России он сейчас находится в неравных условиях с корпорациями, тесно связанными с властью. Нельзя сводить проблему к поддержке лишь мелкого бизнеса, занятого преимущественно в сфере торговли и общественного питания. Вряд ли целесообразно намеченное увеличение лимита беспошлинного ввоза товаров "челноками". Это еще более подорвет позиции российской легкой промышленности и приведет к сокращению занятости в депрессивных регионах. В крупных городах магазины и лотки на оптовых рынках уступают место российским и зарубежным торговым сетям. Следует поддерживать не отжившие формы производства, а, прежде всего, инновационный бизнес, средние предприятия, выпускающие конкурентоспособные комплектующие изделия, перерабатывающие вторичное сырье (в России перерабатывается 10%, а за рубежом - до 70% макулатуры). В Сан-Франциско (США) малый бизнес дает 50% рабочих мест и поступлений в городской бюджет ( 16 млрд. долл.), в Москве - 25% , в городах Сибири - менее 5%.
Что касается изменений в сфере промышленной политики, то нужно принимать во внимание, что в США, например, функции министерств выполняют транснациональные корпорации, многие из которых ("Дженерал Электрик", "Майкрософт" и др.) по рыночной капитализации превосходят все российские компании, вместе взятые. Курс их акций зависит от того, насколько реализуются представленные на сайтах квартальные планы. Эти планы воплощаются в заказах тысячам поставщиков и субподрядчиков по всему миру. И Россия переходит не от плановой к рыночной экономике, а от административного к обоснованному экономическому планированию. Промышленная политика означает не субсидирование предприятий, а оценку и планирование (совместно с организациями предпринимателей и профсоюзами) перспектив развития каждого сегмента рынка, его инновационной системы и инфраструктуры, в том числе с помощью бюджетных кредитов, финансовых гарантий, страхования некоммерческих рисков, создания с участием государства венчурных, лизинговых, научно-образовательных центров, государственных заказов (на конкурентной основе). В России в настоящее время многие предприятия принадлежат оффшорным фирмам, которые получают продукцию по минимальным, а продают по рыночным ценам, оставляя бюджет без налогов. Даже "Газпром" до недавнего времени получал за добычу газа в Заполярье и его транспортировку до германской границы лишь треть конечной цены. Только государство может ввести нулевые пошлины на импорт новых технологий и комплектующих изделий, низкие - на экспорт продукции с высокой добавленной стоимостью, высокие - на экспорт сырья и импорт конкурирующей готовой продукции.
В этой связи коренным пороком проводимой налоговой реформы является отказ от дифференциации налогов в зависимости от источников и направления использования доходов. Одинаковый налог взимается при покупке зарубежной футбольной команды и финансировании модернизации производства. Одинаково высокий налог платят компании, снимающие "сливки" с нефтяных фонтанов и разрабатывающие истощенные пласты. Принцип "всем сестрам по серьгам" противоречит основам экономической политики.
В данных условиях структурные реформы в РФ предполагают, прежде всего, реформу государственного управления, социальную, финансовую реформы и реформу структуры народного хозяйства.
Первая означает:
- административную реформу - уточнение и упорядочение функций государственного управления, распределение их между центром и субъектами федерации, разделение правоустанавливающих и контрольно-надзорных функций, передачу коммерческих и вспомогательных функций негосударственным предприятиям, введение четких процедур, сокращение числа ведомств и их аппарата, повышение ответственности и оплаты труда чиновников;
- судебную реформу, направленную на развитие правовой экономики и изменение методов работы правоохранительных органов;
- муниципальную реформу, предусматривающую типизацию и уточнение полномочий и ответственности двадцати семи тысяч муниципальных образований, закрепление за ними соответствующей собственности, налоговых и других источников финансирования;
- военную реформу, перевод армии на контрактную основу, резкое повышение ее технической оснащенности в соответствии с новой военной доктриной;
- инвентаризацию государственного имущества, в т.ч. зарубежного, преобразование государственных предприятий на рыночной основе, развитие холдингов, интегрирующих разработку, производство и обслуживание военной и гражданской техники на основе использования государственной интеллектуальной собственности.

Реформа социальной сферы должна предусматривать:
- увеличение доли оплаты труда в ВВП, согласование минимальной оплаты с прожиточным минимумом, пересмотр оплаты труда занятых в бюджетных организациях, отмену необеспеченных социальных обязательств, развитие депрессивных регионов, разработку и реализацию общей программы борьбы с бедностью;
- отмену массовых льгот (их получают в России 103 млн. граждан), в т.ч. дотаций ЖКХ, которые получают, прежде всего, семьи с большими квартирами и высокими доходами, резкое увеличение на этой основе помощи нетрудоспособным гражданам, переход от дотаций на содержание социальных учреждений к оплате реально оказываемых ими услуг с учетом их качества;
- реформу здравоохранения - на основе сочетания гарантированной медицинской помощи за счет страховых фондов с платностью ряда услуг, повышение роли семейных врачей, рациональное распределение функций между больницами и поликлиниками в целях снижения заболеваемости (более 600 тыс. чел., из них 80% мужчин, ежегодно умирают в трудоспособном возрасте, в основном по предотвратимым причинам);
- изменение образа жизни на основе развития массовой физкультуры и спорта, борьбы с алкоголизмом и наркоманией, развитие ипотеки и рынка дешевого жилья с современными коммунальными удобствами, детских учреждений и т.д.;
-жилищно-коммунальную реформу на основе создания реальной конкуренции производителей и потребителей (товариществ собственников и аредаторов жилья), освоения современных технологий с помощью негосударственных инвесторов, установления прозрачных и контролируемых тарифов, обеспечивающих финансовое оздоровление конкурентоспособных предприятий с учетом количества и качества предоставляемых услуг;
- реформу образования - на основе приоритетного развития профессиональных училищ, изменения структуры и содержания подготовки специалистов в соответствии с перспективными запросами рынка, расширения возможности обучения членов малообеспеченных семей, развития непрерывного и дистанционного обучения, интеграции в европейскую систему образования;
- пенсионную реформу, заинтересовывающую работников в увеличении трудового стажа, а предприятия - в сотрудничестве с пенсионными фондами, в т.ч. негосударственными и созданными самими предприятиями.

Реформа финансово-экономического механизма - это:
- реформа естественных монополий на основе разделения монопольного и конкурентного секторов с его последующей приватизацией на конкурсной основе, усиления государственного контроля за обоснованностью тарифов;
- банковская реформа, в т.ч. консолидация банков, раскрытие информации об их деятельности и структуре собственности на основе использования международных принципов отчетности, расширение ассортимента финансовых услуг и инструментов, связанных с кредитованием и инвестициями, а не с уклонением от налогов, отмыванием и вывозом капитала, вывод на рынок новых типов активов (производные ценные бумаги, страховые полисы, свидетельства о праве собственности и аренды земельных, лесных и водных угодий);
- налоговая реформа, направленная на снижение налогов на доходы и увеличение их на используемые природные ресурсы с учетом кадастровой оценки, дифференциацию налогов в зависимости от источников их образования и направления использования. Нужны нестандартные подходы. Введение плоской шкалы подоходного налога (13%) в европейских странах, где средние (70% населения) и высшие классы платят 30 - 45% налога, обрушило бы бюджет, а в России, где 40% зарплаты выплачивается нелегально, его доходы увеличились. Весьма спорна целесообразность отмены налога на продажи, который обеспечивал устойчивые доходы местных бюджетов, при сохранении НДС, который все в большей степени возвращается лжеэкспортерам;
- реформа рынка труда, привлечение в учебные заведения и на предприятия перспективных работников из-за рубежа, способных интегрироваться в российское общество;
- развитие хозяйственного права, ориентированного на повышение информационной открытости компании, улучшение агентских отношений, привлечение инвестиций с фондового рынка, установление устойчивых взаимовыгодных связей крупного, среднего и малого бизнеса;
- создание современной инновационной системы с механизмом регистрации и защиты интеллектуальной собственности и коммерциализацией достижений фундаментальной науки.

Реформа структуры народного хозяйства требует:
- поддержки ускоренного развития перерабатывающей промышленности, в первую очередь машиностроения и информатики, сферы услуг, расширения внутреннего спроса на их продукцию;
- развития экспорта продукции с высокой добавленной стоимостью (техника в Китае составляет 47% экспорта, а в России - лишь 15%). По оценке американских экспертов, в ближайшие 15 лет из США будет переведено за рубеж 3,3 млн. рабочих мест, в основном в сфере информатики и сервисных услуг. Многие из них могла бы получить Россия. Нельзя согласиться с предложениями об ориентации России на экспорт сырья в Китай. Главное - отказ от противопоставления добывающей и перерабатывающей промышленности, превращение добычи сырья в отрасль высоких технологий;
- сокращения нерыночного сектора, в котором 31% работников создает всего 12% ВВП (по расчетам Е.Ясина);
- реструктуризацию предприятий на основе ликвидации или консолидации бесперспективных (почти половины их общего числа), поддержки успешно работающих (около 20%) и оздоровления потенциально конкурентоспособных (30%).


Литература
1. Новожилов В.В. Проблемы измерения затрат и результатов при оптимальном планировании. М., 1972.
2. Ведин Н.В. К вопросу о генезисе информационной экономики. //Проблемы современной экономики. - 2003. - N1.
3. Ходждсон Дж. Социально-экономические последствия прогресса знаний и нарастания сложности //Вопросы экономики. - 2001. - N8. - С. 38.
4. Шаститко А. Предметно-методолологические особенности новой институциональной экономической теории //Вопросы экономики. - 2003. - N1.
5. Ляско К. Доверие и трансакционные издержки //Вопросы экономики. - 2003. - N1.
6. Иноземцев В.Л. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы. М., 2000; Попов Г.Х. Будет ли у России второе тысячелетие? М.,2002: Делягин М. Мировой кризис. Общая теория глобализации. М., 2003.
7. Дежина Н., Леонов И. Экономико-правовое обеспечение коммерционализации интеллектуальной собственности //Вопросы экономики. - 2003. - N10.
8. Илларионов А., Пивоварова И. Размеры государства и экономический рост //Вопросы экономики. - 2002. - N9.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия