Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 2 (34), 2010
ФИЛОСОФИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ
Алексеевский В. С.
заместитель директора по научной работе Калужского филиала Московского гуманитарно-экономического института,
доктор экономических наук, профессор

Шавырин Н. В.
аспирант Московского гуманитарно-экономического института

К вопросу о смысловых изменениях управленческого мышления
Статья посвящена проблеме неэффективности существующих методологических решений по управлению устойчивым развитием объектов экономики и социума применительно к условиям повышенной неопределенности и риска, создаваемых кризисной ситуацией. Авторы предлагают углубить понимание истоков проблемы и найти новые смыслы развития за счет раскрытия философских основ социального управления, чтобы использовать более адекватные по сложности социокультурные (синергетические) подходы и модели управления развитием с учетом возрастающей неопределенности и неустойчивости среды
Ключевые слова: устойчивое развитие, управление, социальная организация, экономическая организация, философия, метод, кризис

О философских основах социального управления
Первый заместитель председателя Правительства И.И. Шувалов, анализируя проблемы развития России, в числе главной назвал проблему изменения управленческого мышления, ориентирующего экономику на догоняющее развитие [1]. Известно, что невозможно перейти к новому мышлению, находясь в плену старого. Восприятие и использование экономического детерминизма в качестве единственного и преобладающего по силе механизма общественного развития уже показало свою несостоятельность, поскольку привело в ХХ веке к тупику «общества потребления». Выходом может стать переход на более широкие социокультурные основания в управлении, нацеливающие общество на наращивание усилий по обеспечению условий для всестороннего развития способностей каждого социально ориентированного человека. Чтобы понять необходимость и истоки такого кардинального перехода к новой парадигме, следует рассмотреть глубинные — философские и социокультурные основы управленческой деятельности. Приведенные в данной статье поиски оснований для развития общей теории управления призваны помочь управленцам перейти от социоцентристских к человекоцентристским принципам организации экономики и социума, особенно — в условиях их кризисного состояния.
В основе социоцентристской системы находится управляемая бюрократическим государством макросистема потребления, которой подчинены все другие подсистемы: экономики, образования и культуры, поддержания научно-технического прогресса, развития народонаселения и др. События последних десятилетий показывают, что в данной системе все более явно обнаруживается тупик, ибо «ресурсы конечны, а потребности бесконечны». Но, как известно,- не одним хлебом жив человек.
В статье представлена принципиально иная модель — человекоцентристская, которая приводит содержание управленческих отношений к новым принципам и ориентирам. Эта модель отображается на рис. 1. В центре помещена личность, составляющая основу объекта, в нашем случае — Большого российского общества, входящего в фазу постиндустриального сообщества вместе с большинством развитых стран. По периферии располагаются институты, отвечающие за социализацию такой личности и за ее воспроизводство как первой производительной силы общества. Ближе к центру находятся субъекты, обеспечивающие данные институты необходимыми условиями, и создающие соответствующие механизмы (силы, факторы, производственные, социальные и другие отношения, технологии), а также социокультурную и техноэкономическую среду существования и развития каждой личности. По мере развития сумма самореализующихся личностей и сформирует новое гражданское общество и обслуживающее его государство, которые образуют новую социальную целостность.
Рис. 1. Человекоцентристская модель как духовная составляющая нового смысла развития общества
В индустриальную эпоху возникло учение о менеджменте рыночных организаций, практическое применение которого во второй половине ХХ в. обеспечило быстрый рост национальной экономики во многих странах. В нашей стране, уже в процессе рыночных реформ стал формироваться интерес к теории и практике разрешения управленческих проблем в новых рыночных структурах и организациях. В становящемся постиндустриальном обществе открывается еще больше возможностей для использования интегративных, социокультурных методов разрешения управленческих проблем, которые и составляют особенность современного менеджмента. Поэтому так важно руководителям организаций и персоналу освоить основные принципы современной парадигмы рыночного управления, известного в Европе как менеджмент знаний. В России формируется его собственная версия — социокультурная концепция менеджмента [3]. Это объясняется тем, что менеджмент — это, прежде всего новая философия и новая культура управления, связанная с национальной ментальностью. Например, японский стиль управления ничего нового технически не представляет. Его загадка в культурном коде, новом типе поведения, в отношениях.[4] Происходящие в России кардинальные изменения в экономической и социокультурной жизни еще не вполне осознаны и не усвоены производительным населением как ценности нового века настолько, чтобы стать основой культуры мышления и поведения. Следовательно, социально — экономическая реальность изменяется быстрее, чем меняются наши представления о ней. В результате наши российские руководители предприятий и их коллеги на западе общаются на разных концептуальных языках, у них разная культура делового поведения, разные ценностные ориентиры и цели бизнеса. Более того, наши предприниматели не находят лигитимного взаимопонимания с российскими чиновниками именно из-за разных ценностных оснований. Эти различия порождают многие проблемы.
Вопросы теории современного управления, в т.ч. теории менеджмента развития, невозможно решать без освоения его философских основ. Сегодня человек стремится использовать закономерности познаваемой реальной и виртуальной форм действительности, каждая из которых существует по своим законам и требует применения соответствующих методов управления.
Так, философский подход к изучению управления реальными объектами действительности позволяет понять его происхождение, развитие, а также закономерности проявления управления в различных обстоятельствах изменяющегося мира, в способах регулирования, правилах поведения, в деятельности непрерывно изменяющегося человека и общества, т.е. в социокультурной. Философия управления в социуме — это определенный способ осмысления действительности, направленный на поиск сущностных отношений управленческой деятельности, новых путей ее усовершенствования, «окультуривания» или приспособления для нужд самореализующихся групп и личностей. Руководители и лидеры подобных групп не всегда осознают социальную ответственность за принимаемые решения. При реализации управленческих решений осуществляется, как правило, определенная технология адаптации объекта к условиям окружающей среды. Итак, философия управления как одно из направлений социальной философии призвана поддерживать жизнедеятельность и обосновывать способы адаптации и направления развития всех социальных объектов на основе сознательного использования познаваемых законов коэволюции человека, социума, природы и цивилизации. В последние десятилетия обоснование управленческих решений все чаще строится в виртуальном виде: прогнозов, моделей, схем выбора возможного поведения объекта при достижении целей.
Философский подход к изучению виртуальной (возможной в принципе, но существующей в воображении или в компьютере) действительности еще только складывается. Основу его осмысления, исследования создают учения: о ноосфере (П.Т. де Шарден, Э. Леруа); о сфере разума, руководимой духовностью развивающегося человечества (Н. Федоров, Н. Умов, П. Флоренский, Н. Бердяев); о новой высшей стадии развития биосферы, связанной с возникновением и развитием человечества (В. Вернадский) и как о сфере жизнедеятельности человека, превращенной им в новый структурный элемент космоса (К. Циолковский), а также об обществе, как о виртуальной реальности [5], как о сфере синергетического взаимодействия природы, цивилизации и культуры [6]. Некоторое продвижение в понимании и освоении управления в виртуальной сфере осуществляется в кибернетике, в экономической теории и в экономико-математическом моделировании, прогнозировании, в системах автоматического управления, где человек представлен идеями, мыслями, образами моделей проблемных ситуаций и сценариями их разрешения. Однако в подобных моделях интересы людей либо не выражены в их социокультурной полноте, либо представлены сугубо прагматическими, точнее экономическими интересами, что беднее даже таких схематических образов как «человек экономический» Адама Смита. И, тем не менее, виртуальная форма существования действительности обогащает и расширяет возможности воссоздания любых, в том числе ее синергетических и коэволюционных проявлений. Но такие возможности вошли в культуру социальных исследований недавно, что значительно их ограничивало. Так, до сих пор развитие социума рассматривалось обществоведами как бы локально: на отдельных континентах, в отдельных группах стран и местностей в определенные периоды, которые редко изучались во взаимосвязи. Средние века в Европе нам более известны, чем этот же период в Латинской Америке, Японии или в Австралии. Однако социум, если его понимать как целостное саморазвивающееся общество, имеет собственные и еще далеко не познанные закономерности развития, о которых писали Л.Н. Гумилев, Э. Ласло, Л.В. Лесков и сейчас пишет С.П.Капица, и которые напрямую связаны с формированием социокультурной сферы жизнедеятельности. Она формируется и осваивается различными частями социума путем обмена и распространения информации, знаний, ценностей и объективных ограничений — запретов. И потому становится все более понятной идея ноосферы, как материализующейся сферы разума, которая окружает землю и одновременно становится основой виртуальной формы его существования и развития. Человечество по мере «уплотнения и насыщения информацией» ноосферы начинает ее активно использовать непосредственно и становится, как об этом пишет ряд ученых, — информационным обществом. Движущей силой воспроизводства данного феномена выступает процесс самодвижения в ноосфере как движение создаваемых, осваиваемых и передаваемых новых знаний, верований, ценностей, обычаев, способов эффективного общения при формировании личной и национальной культуры жизнедеятельности [7].
Однако понимание формируемого социума как информационного общества не совсем верное. В данном определении наблюдается преувеличенное значение использования информационных технологий в общении и передаче информации на основе современных средств и способов связи, которые при этом не изменяют «на цифровую» — социокультурную сущность содержания передаваемой информации. [2] Данная формулировка демонстрирует опасное увлечение технократической стороной социальной действительности. Однажды уже общество увлеклось экономическим детерминизмом и уверовало, что пролетарские революции представляют кардинальный и единственный способ обновления действительности. В последней четверти ХХ в. общество увлеклось идеей автоматизма сугубо рыночного экономического регулирования социума и уверовало в либеральные свободы и в ничем не ограничиваемые «права человека» наращивать потребление благ и услуг, что и привело человечество в тупик безудержного и опасного потребительства. Ныне возникла необходимость рассмотрения иной — не экономической субстанции управления социумом. Образ современного человеческого сообщества следует точнее связывать с понятием социокультурной целостности. Человечество уже способно осознавать социум как новую системную связь, как продуктивную культуру жизнедеятельности. Оно пытается использовать эту связь в регулировании своего целостного, глобального поведения и, следовательно, в управлении собственным развитием. [6] Так, уже используется современное понимание законов распространения информации в качестве обратной связи в культуре коэволюции систем, о которой писал Н.Н. Моисеев. В другом случае предлагается постижение законов устойчивого развития организаций, раскрываемых на основаниях культуры менеджмента и социальной синергетики; либо как познание законов взаимосвязи и взаимодействия природных, производственных и социальных объектов и их социокультурной среды. [8]
В круг философских вопросов входят задачи понимания и описания происхождения и развития изучаемого объекта, взаимодействия общего, целостного его проявления и его частей. Философия рассматривает их исторически и логически как соотношение реального процесса развития объекта и его отражения в мышлении.
В ХХ веке из общей философии выделилась философия науки, которая изучает проблемы развития науки: структуру научной теории, ее функции в обществе, способы подтверждения научных законов и гипотез, методы научных исследований предмета и объекта конкретных наук [6].
В перспективе наука будет изучать возможные ресурсы человека, его сущностные силы по самореализации в искусственно созданном мире гуманизированной реальности [10]. Философия науки управления развитием современного общества использует ее прежние важнейшие достижения, в частности, в диалектической логике — субстанциональный подход к отношениям управления в социуме [9]. Этот подход, как нам представляется, позволяет освоить более глубокие — сущностные истоки социального управления, что необходимо для его обновления.

О недостаточности экономического обоснования социального управления
Изучение уровней проявления социокультурной сущности управления позволяет отметить тенденцию нарастания сложности содержания управленческого импульса при переходе от уровня всеобщего к особенному и частному. Трансформация происходит за счет его наполнения все более сложным интеллектуальным продуктом в виде социально-ответственного и гуманистического содержания управленческого решения. Например, рассмотрим нарастание сложности при переходе от абстрактных ко все более конкретным уровням передачи (импульса) решения по поводу реагирования объекта на изменения внешней среды, а также изменение условий для выполнения этого решения.
На уровне всеобщего: содержание импульса формируется как реакция объекта на изменения природной (психобиоэнергоинформационной) среды: тепло, другие излучения, влажность и т.п. ощущения и потребности устранения дискомфорта; бессознательное, интуитивное решение — адаптация и диссипация (самореконструкция) живого объекта как условия роста всего живого. На уровне общего к предыдущим элементам содержания управления добавляются: рациональный отбор ресурсов, оптимизация экономического поведения и экономического мышления, сформированного институтами (т. е. виртуальной структурой норм и требований общества), а также выбор других элементов, выступающих условиями роста какой-либо экономической системы, либо всего целеориентированного рыночного общества. На уровне особенного ко всем предыдущим элементам управленческого импульса (решения) добавляются отношения эгоизма и альтруизма, решаемые в ключе социального отбора, а также креативные проявления интеллекта, т.е. результаты творчества в деятельности людей как условия развития социума. На уровне частного решения к содержанию управленческого импульса добавляются потребности в интеграции, обеспечении целостности объекта, формирования условий для его коэволюции и синергизма в социокультурной среде. В перспективе оценивается как возможное формирование философии человекоцентризма в новых координатах развития человека-гражданина постиндустриального общества. Именно такое видение нарастания социокультурной сложности управленческого решения должна содержать общая теория управления развитием социальных и экономических объектов, чтобы строить модели для организации эффективного управления на уровне конкретного предприятия или учреждения. Очевидно, что создание условия для самодвижения личности в современной организации потребует создания самой сложной социокультурной системы управления, поскольку мир людей настолько изменен цивилизацией, что «электронная система стала продолжением центральной нервной системы» [12].
Таким образом, дальнейшая разработка основ научного управления позволяет понять недостаточность только экономических или эгоистических (политических) обоснований для принятия оптимальных управленческих решений о развитии социальных объектов, поскольку при этом не рассматриваются более глубокие пласты — социокультурные основы деятельности людей, групп, организаций.
В российских научных традициях сложилось целостное восприятие национального хозяйства и управление им, идущее еще от И.Т. Посошкова, а затем и от российской и советской политэкономии. В этой связи уместно продемонстрировать роль и место экономической сферы исследования управленческого пространства в системе уже освоенных направлений менеджмента (рис. 2). Очевидна недостаточность только экономической информации для обоснования все более сложных проблем управления в развивающемся социуме. Одновременно возникает потребность в интегративных и ответственных решениях, которые с необходимостью приходится строить на основе чрезвычайно неопределенной управленческой информации, получаемой не только из экономической, но и из социокультурной сферы жизнедеятельности организаций, учреждений и объединений населения.
Рис. 2. Единое энергоинформационное и социокультурное пространство как сфера исследований новой политэкономии и социокультурной концепции менеджмента
Исследование управленческих взаимодействий на всех уровнях позволяет построить более основательную теорию управления развитием целостного социума, не разделенного «административно» на сферы государственного, муниципального и рыночного регулирования. Это необходимо делать как в реальной, так и виртуальной формах действительности становящегося информационного, а точнее — социокультурного постиндустриального общества. Философия научного управления позволяет понять, что в триаде «цель — средство — результат (ценность)» наука поглощена опосредованием или средством. Начало и конец не подвластны науке [10]. Попытки достигнуть научно сформулированных общественных идеальных форм не оправдывались никогда. В практике управления доказывается, что нет прямого пути от научной истины (идеала) к результату (цели), поскольку он опосредован формируемой системой отношений управления, которые в самом общем виде могут быть представлены управленческой деятельностью, раскрывающей косвенный, опосредованный характер достижения цели.
Модель целостного, неразделенного социального управления (рис. 3) показывает, что между сферой науки (истиной) и результатом (целью) образуются виртуальная и социокультурная области целеполагания. Сначала формируется идеальный образ (идея, мечта, проект) деятельности, который может привести к результату, предсказываемому наукой, если управление будет соответствовать жизненным требованиям. В качестве обретших актуальность требований философия научного управления выдвигает следующие: «власть, управление должны ориентироваться на соблюдение, поддержание жизненной гармонии, бережное, осмотрительное, сбалансированное отношение к перспективам обеспечения судьбы, выживания всех единиц социальности, начиная с индивида, популяции, этноса и кончая народом, нацией, цивилизацией в целом» [10].
Рис. 3. Схема социокультурного управления достижением целей организации
В теории современного менеджмента в качестве идеала, организующего деятельность, выступает миссия организации, группы, человека, т.е. выраженное ими общественное предназначение объекта. Миссия выступает объединяющим началом для всех участников бизнеса или другой деятельности, т.к. выражает потребность реализации их общих интересов. Для того и создается организация, чтобы обеспечить всем ее членам возможность достижения их целей. Однако помимо формирования требований к качественным характеристикам участников (единство целей, профессиональная готовность и пр.), миссия обладает способностью выдвигать ценностные требования к отношениям управления. В результате формируется единое требование ко всей системе целей, ценностей, правил, стилей и норм поведения, которые, собственно, и составляют содержание трансакций между субъектом (руководителем) и объектом (персоналом).
Представленная на рис. 3 схема, следовательно, выступает как социокультурная модель достижения результата структурой (ячейкой общества) за счет приведения содержания управленческих отношений к требованиям науки (система принципов) и к требованиям культуры (система ценностей) одновременно. В данной модели в качестве перспективной возможности в полной мере проявилась также современная тенденция замены научных принципов на идеалы и ценности в качестве ведущих ориентиров и принципов социального управления [10]. Поэтому представленная выше схема раскрывает парадоксальную взаимосвязь науки и искусства в управлении и коммерческими, и социальными объектами.
С одной стороны, цель организации может быть научно определена, рассчитана в качестве определенных результатов причинных действий персонала и руководства. Для этого используются известные технологии стратегического и инновационного менеджмента, которые позволяют на основании анализа ситуации, тенденций и других переменных рассчитать или прогнозировать достижение конкретных экономических и социальных результатов, ожидаемых в стратегической перспективе. Стратегический «взгляд из будущего» позволяет сформулировать требования к организации всей системы управленческой деятельности: планированию портфельных, деловых и функциональных стратегий, которые должны привести к формированию стратегического потенциала конкурентоспособности и, следовательно, к обретению лидерских позиций в прогнозируемой реальности. С другой стороны, непредсказуемость глобализующегося рынка, которая многократно усиливается непредсказуемостью социокультурной сферы (поведение политиков, идеологических спекулянтов, ангажированных СМИ, несведущего населения, т.е. человеческого фактора), нередко сводит на нет глубокие научные расчеты и обоснования в управлении. Поэтому в новых условиях должны осваиваться управленче­ские технологии информационного века и ценности культуры управления возникающего постиндустриального общества. Так, в дополнение к учету влияния техногенных циклов, развивающихся согласно принципам экономического детерминизма, необходимо учитывать социокультурные циклы с их глобальной неопределенностью (например, в демографии, миграции рабочей силы, росте образованности населения развивающихся стран) при стратегическом анализе ситуации и ее прогнозировании.
Рис. 4. Фракталь воспроизводства социальных объектов
О синергетических основах управления развитием социальных объектов.
Но это уже область социальной синергетики, вторгшейся в теории управления развитием социума и экономики [3]. Поэтому для ситуаций кризисных, близких к хаосу, в качестве виртуальной модели предусмотрено использовать преимущества синергетического подхода к управлению, для которого гораздо важнее ответить на вопрос: чего не нужно делать? Именно эти ответы необходимо закладывать в основу стратегии развития отраслей, регионов, организаций и учреждений, находящихся в кризисной ситуации. Формирование достаточных условий развития для государства и регионального сообщества как для открытой социальной системы следует рассматривать именно с позиций поведения диссипативных (самореконструируемых) структур. С этой целью используются методы теории самоорганизующихся систем (синергетики). Подобный подход помогают осуществлять социокультурная концепция менеджмента и социальная синергетика, контуры которой к настоящему времени сложились достаточно понятно для формирования теории управления развитием. Но проблема состоит в использовании данных концепций к решению практических задач общественного развития в применении присущих данной теории понятий «самоорганизация» и «диссипация». Необходимо усилить внимание к социокультурному, политическому, экологическому и экономическому окружению, что требует рассмотрения расширенного воспроизводства всей социокультурной среды (а не только экономической) как необходимого условия жизнедеятельности любого социального объекта (рис. 4). Содержание каждого этапа развития определено самим объектом: его формой, содержанием, иерархическим уровнем в социальной системе.
Использование виртуальной модели развития как синергетической фрактали раскрывает своеобразие содержания каждого из этапов воспроизводства. Во-первых, с позиций социальной синергетики:
1) эволюция, в рамках техногенного цикла;
2) ценностно-определяющий этап — самоопределение;
3) флуктуация как самоактуализация;
4) творческое самоопределение, диссипация как саморазрушение и поиск элементов новой формы — бифуркация;
5) конструктивно-обновляющий аттрактор — самореализация нового качества с новыми ценностями и ресурсами.
Во-вторых, каждый этап имеет управленческое содержание, свои технологии и конечные результаты в достижении целей этапа:
1) организация эволюционного жизненного цикла развития в рамках сложившихся условий экономики и социума;
2) формирование в рамках стратегической деятельности инновационного потенциала, создающего иные ценностные ориентиры развития в ожидаемых, прогнозируемых условиях;
3) организация условий для выхода творческой энергии накопленного инновационного потенциала организации с минимизацией разрушающего влияния диссипации;
4) поиск предпочтительных вариантов, формирование групп влияния в процессах самоопределения – самоактуализации – самореализации;
5) создание организационных условий, действия по реструктуризации или принципиальному обновлению объекта.
В-третьих, на каждом этапе в зависимости от иерархиче­ского уровня социального воспроизводства рассматриваются соответствующие объекты (регион, отрасль, предприятие, учреждение, группа, семья), уровни менеджмента, его элементы, технологии и стратегии.
В-четвертых, между этапами «3», «4» и «5» возникает «поле неопределенностей», когда даже слабая флуктуация может привести объект к реорганизациям с непредсказуемым результатом, когда на изменение влияют факторы социального отбора, которые и играют роль побудительной силы, ответственной за самоорганизацию. Это делает понятным как спонтанный, так и стохастический характер социальной самоорганизации [2], способной развиваться и в непредвиденной ситуации.
Поэтому мы рекомендуем применение синергетической фрактали в качестве единообразной модели для анализа и регулирования поведения объекта развития в кризисной ситуации, что более продуктивно для быстро меняющихся условий среды, нежели использование традиционных моделей, основанных на эволюционном жизненном цикле, протекающем в неизменной среде.
Таким образом, рассмотренные в статье общенаучные подходы и принципы исследования, реальная, виртуальная или энергоинформационная и социокультурная сферы исследования, уровни исследования управления, механизмы как импульсы реализации отношений управления составляют в целом достаточные методологические основания для более глубокого изучения и более эффективной организации процессов современного управления устойчивым развитием объектов экономики и социума.


Литература
1. Шувалов И.И. Главные проблемы развития России: Материалы выступления на XII Петербургском Международном экономическом форуме 8 июня 2008 г. // Экономика и управление. — 2008. — № 4. — С. 2–5.
2. Алексеевский В.С. Управление устойчивым развитием фирмы: учебное пособие. — Калуга КФ МГЭИ, 2006.
3. Алексеевский В.С. Менеджмент и синергетика устойчивого развития социальных объектов. — М: Изд-во МГТУ им. Н.Э.Баумана, 2003.
4. Кравченко А.И. История менеджмента: Учеб. пособие. — М.: Академический проект, 2004.
5. Иванов Д.В. Виртуализация общества. — СПб.: Петербургское востоковедение, 2000.
6. Лесков Л.В. Синергизм: философская парадигма XXI века. — М.: ЗАО «Изд-во «Экономика», 2006.
7. Алексеев П.В. Социальная философия: Учеб. пособие. — М: «ООО ТК Велби», 2003.
8. Алексеевский В.С. История теории менеджмента: Учеб. пособие. — Калуга: КФ МГЭИ, 2005.
9. Кезин А.В. Методологическая культура менеджмента: Учебное пособие. — М.: Гардарика, 2001
10. Ильин В.В. Философия и история науки: Учебник. — М.: Изд-во МГУ, 2005.
11. Нуреев Р.М. Экономика развития: Учеб. пособие — М: Инфра-М, 2001.
12. Маклюэн М. Средство само есть содержание // Информационное общество: Сб. — М.:ООО «Изд-во И74АСТ», 2004.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия